AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Бордель (Legacy)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

В самых запутанных переулках в центре Техбургера, расположился бордель загадочной мадам Синдбрины. Публичный дом славиться своим набором проституток и проститутов, поэтому клиенты тут любого пола. Так же есть представители различных рас. Говорят, что этот бордель прикрывают сами власти города.
http://media.realitatea.ro/multimedia/image/200803/w460/poza_001_00075541_1184320753_00.jpg

0

2

Бордель. Он величественен. И столь же отвратителен. Широкий спектр услуг едва ли имеет границы - пока есть деньги дозволено всё. Можешь считать себя важной и уважаемой персоной, даже если ты ей не являешься ею за стенами дома с красной лампой накаливания над дверью.

Мерно выстукивая по каменистой мостовой, Торвальд движется по намеченному пути, ориентируясь по едва заметным признакам: вот небольшая гравировка на стене, изображающая герб с курсивными буквами "S&L", в следующем переулке - свёрнутая лента за стеклом одного из окон какой-то лавки.
Грязное небо ещё и не думает светлеть, как и открывать звёздного неба. Влажный тёплый воздух обеспечивает жёлтые ореолы вокруг металлических фонарей, тусклых маленьких окон и их отблесков в лужах. Неужели в Техе был дождь? Да, похоже на то. Теперь вся мерзость, что засохла на дорогах и домах свободно витает в тухлом воздухе. Ветра нет, ничто не унесёт эту вонь.

Мимо Торвальда с мерным грохотом неторопливо проплывает трамвай, с пятью - шестью пассажирами, задержавшимися на работе. Редкие прохожие игнорируют красноглазого вампира, не останавливаясь, но ускоряя шаг - встретить кровососа на пустой улице страшно.
Улицы Теха образуют лабиринты. Это дети свихнувшегося архитектора, узкими телами обхватившие землю. Нормальному человеку такие повороты и тупики могут присниться только под жёстким дурманом. И то не всегда. Даже если сверяться по карте, каменные и железные аллеи без остатка засосут случайного прохожего. Во избежание потери пути, почти на каждой дороге стоит стайка вульгарно одетых барышень, готовых не только подсказать дорогу до собственного логова, но и обслужить прямо на месте. От них несёт любовной смесью и дорогими духами, а едкие, хищные глаза пожирают прохожих яростнее грабителей и убийц, которых давно вытурили из этих районов.

Наконец-то, небольшое здание, отличающееся от других только красно-малиновой лампой в резном металлическом плафоне. Этой тяжёлой двери каждый день касаются сотни женщин и тысячи мужчин. Деревянная круглая ручка с пресловутыми буквами "S&L" в узорном обрамлении, удобно ложится в руку. Поворот, тихий щелчок. До ушей бармена касается тихая музыка. "Обожаю блюз..."
Внутри всё иначе - здание уходит вниз, закапывается в землю, словно живучий паразит углубляется в тело-носителя.
Нежный, едва различимый аромат редких цветов вперемешку с качественным табаком заполняет просторный холл. Хотя просторным его можно назвать с преувеличением. Ночные бабочки, жрицы любви и просто жадные до похоти личности ожидают на своих фирменных местах - чтоб постоянные клиенты не искали их по всему залу. В приглушённом свете жёлтых ламп на большой люстре, бежевые обои напоминают степное закатное небо. Или грязный восход Теха. Это смотря к чему больше привык. Хотя, многие старательно себя обманывают. С десяток картин повествует о красотах Кипсбурга и редких пейзажах Теха. Тёмный ковролин накрывает весь пол, заглушая шаги каждого, не давая мешать маэстро за дорогим роялем и его товарищей с парой духовых, струнных инструментов и ударными. Длинная сцена пустует - у танцовщиц перерыв.

Ступая всё глубже и глубже, в лоно дома разврата, Торвальд всё отчётливее чует тот самый томный, терпкий, надоедливый и резкий запах женских и мужских тел, замкнутых в грязном танце искушения, или робкой любовной интриге. Смотря за что и сколько заплатил клиент. Оборотню было бы трудно тут находиться.

Окинув зал беглым взглядом, Торваль выявляет цель на данный этап и двигается к ней. Стройная, вечно статная и облачённая в одно из своих любимых синих платьев с декольте во всю спину и чуть ниже, Сера выглядит замечательно. Как и всегда. Изящные вьющиеся золотые волосы распущены, а между грудей висит синий драгоценный камень в серебряном обрамлении. Немного резкие черты лица, острый прямой нос, не накрашенные тонкие губы. Она никогда не говорила, почему, но много раз доказывала, что имеет некие сходства с горючим химическим элементом.

- Кого это к нам занесло? - обрадованно говорит она, подходя к бармену. - Как протекает твоя нежизнь?
- В последнее время мой гроб можно к динамомашине подключать. - отвечает тот, улыбаясь. Однажды Сера со своей подругой и коллегой забрела к Торвальду в бар. С Серой приятно и интересно разговаривать. Именно это и ценит вампир. - Мне бы с Кейт поговорить. Не поможешь?
- А чем я тебе не нравлюсь? - специально наигранно возмущается путана.
- Ты не занимаешься экономикой заведения. - просто отвечает Торвальд, доставая сигаретницу и выбивая две штуки - себе и собеседнице.
- Не хорошо так вот пользоваться старой дружбой. - ухмыляется Сера, но принимает сигарету, со своей стороны доставая зажигалку и применяя по назначению. - Ладно, уболтал, чёрт клыкастый.

Ухмыльнувшись и выпустив дым, вампир устремляется за проводницей в специальную зону, для тех, у кого есть деньги на абонемент жёлтого цвета.
Один из вышибал провожает бармена испытывающим взглядом. Ещё на зарождении сего замечательного заведения ьыл очень неприятный инцидент: девушка обслуживала одного рождённого вампира и тот, в порыве страсти, в прямом смысле осушил бедняжку досуха. Конфликт быстро замяли, но с тех пор к вампирам имеется особое отношение.

Длинная лестница, обитая алым бархатом то и дело прерывается на небольшие квадратные площадки. В цетре такой комнатушки обычно растёт какое-нибудь разлапистое растение, а вдоль стен, под картинами эротического содержания, стоят скамейки. Иногда диваны. В противоположной стене - проход далее, на более глубокие уровни борделя, а в боковых - закольцованные коридоры, по широкому радиусу под землёй обходящие здание борделя, ведущие в тысячи комнат, в каждой из которых каждый час кто-то совокупляется. Однако есть и те, кто специально проплачивает за процесс вне этих комнат.
Проходя через очередную площадку, внимание Торвальда притягивает не очень типичная, даже для этого места, картину: на одной из скамеек располагаются три очаровательные женщины. С первого взгляда, все три - люди, но их поведение выдаёт в двоих брюнетках полудемонов. Они беспристрастно и безжалостно ласкают светловолосую красавицу, то и дело пропуская по её самым нежным и незащищённым местам электрические разряды, заставляя ту стонать и вздрагивать, упиваясь собственными нездоровыми мучениями. Блондинка встречается взглядом с Торвальдом и Серой, ещё сильнее углубляясь в жестокий, мазохистский экстаз.

Наконец, самый заветный для многих, зал. Среди персонала борделя не так много тех, кто остаются непосредственно здесь. Если в верхнем зале жрицы и жрецы любви лишь ожидают своих партнёров на ночь, то тут всё иначе: к стенам прикреплены орудия удовлетворения и ими никто не брезгует пользоваться. Бывает, что сотрудники ублажают друг друга, не выдерживая концентрации гормонов и феромонов в воздухе. Хорошо, что вампиры наименее восприимчивы к подобному обилию любовного наркотика.
Не раз возникали дебаты касательно гигиены, возможных заражений венерических болезней и антисанитарии, но управление борделя решила проблему радикально, как всегда: были наняты целители. И не только алхимики, но и просто маги. Власти Теха пытались протестовать, но ничего дельно придумать так и не смогли. В любом случае, болезни никогда не приходили в дом с красным фонарём, и никогда не выходили из него. Специалисты также занимаются нежелательными беременностями. Но без предохранения - дороже. Удивительно, но труды алхимиков и магов окупаются всегда и с лихвой. Их трудно было найти и уговорить работать в Техе, однако набралась внушительная бригада.

Сера проводит Торвальда в один из коридоров и стучит в одну из деревянных резных дверей с номером "943".
- Занято... - слышится уставший, но спокойный голос Кейт.
- Лентяйка! Работать надо! - задорно кричит Сера, заливаясь звонким смехом. - Тем более, гость к тебе пришёл. Я, видите ли, его не устраиваю.
- Здравствуй, Кейт! Не думай - я по делу. - тоже повысив голос, говорит бармен, не желая спрятать улыбку.
- Ну хоть один нормальный далир!
Из комнаты доносится шуршание, сдавленное кряхтение и щелчки дверного замка. Сера удаляется, забрав ещё одну сигарету и сообщив, что её миссия выполнена.

Дверь открывает обнажённая миловидная особа, примерно двадцати пяти лет. Рыжие, недавно крашенные волосы немного растрёпаны, а от глаз идут дорожки потёкшей туши. Не стесняясь наготы, она бросается на вампира с объятиями. Особо не выдумывая, Торвальд прижимает её стройное тело к себе.
- Трудный денёк?
- И не говори. отвечает Кейт, приглашая бармена в комнату.
Уютное помещение освещается подсвечником, стоящим на тумбе около большого зеркала. Там же лежит небольшой, полупустой чемоданчик, содержащий внутри комплект "инструментов" самых причудливых форм и непредсказуемых назначений. Посередине комнаты - столик с парой кресел, а в дальнем углу - большая двуспальная кровать с решётчатой спинкой, на которой ещё висит пара наручников.
- Не представляешь, кто у меня был этой ночью... - устало говорит Кейт, падая в одно из удобных кресел, обитых тёмной плотной тканью. Не дожидаясь, пока Торвальд займёт место напротив, она продолжает: - Днём пришла недоросль. Там сынок богача проставлялся в честь... какого-то торжества. Кстати, выдохлись они быстро. Ботом был какой-то странный эльф. Ничего интересного, но последним... припёрся орк. Я бы отказалась, но профессиональный долг не позволяет. "Человеческую самку" он захотел. Зато заплатил почти втрое...
- Тебе нужен выходной. - буднично советует бармен.
Путана лишь горько усмехается.
- А ты что пришёл? В бордель, да не по женщинам. - спрашивает она, глядя на то, как Торвальд достаёт винный бокал из нижнего ящика тумбочки. Вся подобная утварь всегда там. - Бери уж два...
Вампир послушно ставит на стол второй, так и не удостоив собеседницу ответом.
- Вино во втором ящике.
- Сегодня я тебя побалую.
В приглушённом свете, всё ещё покрытое капельками пота, кожа проститутки слегка блестит. Линии изящной, но естественной фигуры теперь ещё выразительнее. Ничего лишнего, лишь красота женского тела.
Она, подавшись вперёд, с интересом изучает пузатую бутылку, только что извлечённую из внутреннего кармана куртки.
- Банк, что ли, ограбил?
- Тайник откопал.
Бармен наполняет один из бокалов на половину, второй оставляя пустым.
- Попробуй и скажи, что думаешь.
Кейт, не кривя сердцем, касается губами хрустальной ёмкости.
- Точно тайник? - блаженно спрашивает она.
- Его ещё очень много. А мне требуются деньги. Предлагаю довольно широкий спектр сортов в большом количестве. Вот и решил, что лучше покупателя мне не найти.
- С этого и стоило начинать. - улыбаясь, отвечает путана, допивая остатки почти залпом.
- Это, так сказать, презентация. Подарок. - бармен вновь наполняет её бокал багряно-красной жидкостью. - Вряд ли ваше заведение найдёт что-то такого же качества и выдержки. Плюс - сама устанавливай цену.
Немного поразмыслив, Кейт ставит бокал на стол и, неведомо откуда появившимся ножом, осторожно вскрывает вену на левой руке. Алая струйка устремляется во второй, до сих пор чистый бокал. Когда он заполняется на две трети, проститутка зажимает рану, тут же затирая её серой мазью. Ранка почти сразу перестаёт кровоточить и покрывается коркой. Значит, уже заживает.
- Хорошая сделка. - соглашается она, чокаясь с вампиром. - Сейчас же заполним бумаги и обговорим условия.
В комнате остаётся лишь мягкий звон бокалов с вином и с кровью, но и он вскоре уступает место скучным разговорам о купле и продаже старинного вина.

--> Убежище тохов. Склад --> Улицы --> Каморка Стикса

Отредактировано Торвальд (24 Дек 2014 14:29:52)

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC