AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара » Кипсбургское Королевство » Мы поедем, мы помчимся...или служебное рвение до добра не доводит!


Мы поедем, мы помчимся...или служебное рвение до добра не доводит!

Сообщений 91 страница 101 из 101

91

Когда вампир приблизился, Виви просто отползла назад. Ну, что-то полезное она сделала, пришло время позаботиться о себе. Стиснув зубы с хрустом вправить кость. Оторвать от рубахи длинную полосу, перевязать. «Должно нормально срастись» - подытожила полудемоница, краем глаза поглядывая на процесс спасения.
«А кстати… Странно он себя ведёт» - подумалось Виви, - Он же знает, как зовут Ари…»

- Прекращай сокращать моё имя, - вот что он заявил полудемонице. И саму её, будто в отместку, окрестил по полной. «Вирвенгейл! Слушать противно!» - скривилась женщина. Но ничего не сказала. В голове у неё помутилось от боли, от магии, от запаха крови и щекотавшего интуицию чувства опасности. Даже когда Хардзигана вытащили из-под завала вполне живым, а нимфа неожиданно появилась рядом со всеми, полудемоница не произнесла ни слова.
Её отвлекли мелькнувшие около ног бурые тени крыс. Виви вся напряглась в предчувствии новой напасти. И оно её не обмануло.

- Нам надо уходить, - сказал вампир, закинул полицейского себе на спину и снова выпустил свою магию, -  Кажется, что-то двигается в нашу сторону! И вам не поздоровится, если оно нас настигнет.

Второй раз Виви просить не пришлось. Она шатнулась в сторону, проигнорировав нимфу, встала и пробрела вперёд. Инстинкт самосохранения в ней сейчас был сильнее любых чувств. От жутких кровавых нитей Торвальда полудемоницу бросало в дрожь, но то, что было позади почему-то казалось куда страшнее.

Шли быстро. Сломанная нога хрустела, а обилие воды вокруг вгоняло в панику. Одна искра – и все живые здесь такими быть быстро перестанут. Виви хмурилась, не имея возможности применить свои способности, и думала. Нечто приближалось к ним с большой скоростью. Буквально наступало на пятки. А ведь никто не говорил, что в конце тоннеля их ждёт спасение, а не тупик. Чуткий слух уловил нарастающий гул, приближающийся к спутникам.

- Нас что-то скоро настигнет! – подлил масла в огонь вампир. Будто Виви и без того недостаточно боялась,  - Вирвенгеил! Амирелия! Хардзиган! Вы уже восстановились?

- Будто это имеет значение, - прошипела в ответ полудемоница, вновь поёжившись от упоминания своего имени. «Вирвенгейл! Гадость! Надо ж было связаться с этим….» - закончить мысль Виви не успела.

Голос в её сознании пробудился.«Вирвенгейл» - тихо позвал он. Женщина глубоко вдохнула, чтобы не взвизгнуть лишний раз. Зов повторился. Следом за ним возник образ. Тот самый потерянный кинжал. Обмотанная кожей рукоять, клинок изрезанный знаками веве. Оружие под стать жрице вуду.

- Я вижу там свет! Вдалеке что-то мерцает, - слова вампира прервали видение. Виви резко очнулась. Тоннель вокруг изменился. Прежде была просто дыра в земле, а теперь превратилась в настоящие катакомбы. И да, в темноте тоннеля светилось…. Полудемоница напрягла зрение. Похоже на окошко.
Гул во тьме стал ещё громче.

- Бегите вперёд! Я не жертва. И не герой. Спасите свои жизни сами, - на вид Торвальд был спокоен и холоднокровен. В этот момент Виви прониклась к нему уважением. Он опустил демонолога на пол и встал лицом к надвигающейся опасности. Нимфа закинула тяжёлую, без сомнения, тушу полицейского на плечо.

- Бесстрашные все какие! - зло и завистливо буркнула полудемоница, у которой тряслись поджилки и от ужаса ком встал в горле. Не оглядываясь на Торвальда, она припустила со всех ног к спасительному свету. Не тут то было. Перед ней возникла дверь. А ведь, казалось, такая удача улыбнулась в нужный момент. Виви ударила с обеих рук по дереву – бесполезно. Попыталась потянуть – тот же результат.

- Проклятие, не открывается! – в отчаянье прошипела женщина. Сзади подоспела изрядно измотанная нимфа, тащившая Харви. Там, откуда они пришли, одна мощная волна энергии столкнулась с другой.

Ари опустила демонолога и шагнула к двери. Только Виви и успела, что подхватить полицейского, как нимфа исчезла. В буквальном смысле растворилась. Полудемоница растерянно глядела ей вслед. В следующее мгновение голос подруги раздался с той стороны входа. Она говорила про замок. Затем послышался удар, и ещё один. Лязг, скрип, копошение.

- Да неужто, - изумлённо протянула Виви, удобнее перехватив Харви.

Дверь распахнулась. Ослепительное сияние ударило в глаза. На пороге возникла Амирелия. Подруга никогда ещё не казалась полудемонице такой прекрасной, пусть из-за яркого света её было почти не разглядеть.

- Скорее... Вальд!  Вы там в порядке?! Скорее сюда! – позвала девушка. Собрав последние силы в кулак, Виви втащила демонолога внутрь.

В месте, куда вывел их тоннель, было светло и просторно. И самое главное, никакой воды. Спустив Харви на плиты, полудемоница отошла от него подальше. Если придётся защищаться, лучше иметь свои силы при себе.

«Вирвенгейл» - так не вовремя раздалось в голове. Голос звучал намного громче, чем прежде. Если бы женщина видела себя со стороны, заметила бы, как засветились жёлтым её глаза. Всё иное моментально потеряло значение. И невольные товарищи, и страшная магия по ту сторону двери. Виски болезненно кольнуло. Непреодолимая сила потянула прочь, дальше, к цели. К украденному кинжалу. Остатками разума, расплющенного притяжением, полудемоница вдруг осознала, что подобного оружия у неё никогда не было. Подарок тёмного эльфа давно покоился в трупе бандита, а сама она всё время ходила с простым кухонным ножом. 

- Зачем же я здесь? – вслух спросила Виви
«Мы здесь, чтобы вернуть своё» - ответила ей сила лоа.
- Всё верно, - безвольно согласилась полудемоница, - Он зовёт нас.
Она мельком взглянула на демонолога и шагнула назад, будто точно зная, что за ней есть проход к сокровищу. Ещё шаг и ещё. Виви развернулась и медленно побрела по узкому коридору, уводившему её прочь от подземного тоннеля и от двери с окошком.

Отредактировано Виви (16 Окт 2017 02:30:04)

+1

92

[NIC]ТОРВАЛЬД[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/t/t8qTu.jpg[/AVA]
Кровавый туман... Монолитная структура! Непроницаемая и неприступная! И Торвальд - её центр.
Смех стих и теперь сияющие бесцветные глаза взирают в черноту, вязкой и живой жидкостью растекающейся на границе алой дымки. Мириады крошечных живых существ, столь же жадных до крови, как и вампир пред ними. Они точат завесу. Норовят сожрать каждую отвердевшую каплю.
Торвальд, так же запертый внутри кровавой структуры, раскинув руки висит над каменным холодным полом. И он сопоставляет себя с голодными существами на расстоянии вытянутой руки. Он может быть таким же, как они. Вампирской жажды нет, но стоит вновь вспомнить упоение от кормёжки, как хочется повторить только ради вкуса. Но не это ли ставит его выше враждебных примитивных организмов?
"О, да! - думает Торвальд, самодовольно скалясь. - Не стану блёклой версией себя, но засияю с новой силой! Ярко! Самозабвенно!"
Не понимая его мыслей и бессмысленного безумного триумфа, плотоядные существа вьются сильнее, лишь для того, чтобы вновь потерпеть неудачу в штурме кровавой блокады.
Позади доносится голос Амирелии - цветочку, цепному псу и демону удалось открыть дверь.
Медленно, наслаждаясь каждым мигом, Торвальд начинает втягивать в себя туман, восполняя растраченные резервы своего организма. В какой-то момент остаётся тонкая мембрана, за которой плещется живая чернота.

Проход сияет ярко! Гораздо ярче, чем светилось окошко в, закрытой прежде, двери. Торвальд идёт к неё быстро, гулко стуча каблуками дорогих ботинок. В восприятии вампира, даже этот миг превращается в грандиозное событие. Самоощущение взлетает выше небес. Торвальду нравится быть Торвальдом!
Но простого быстрого шага не достаточно ибо земля под ногами начинает трястись!
Когда до двери остаётся треть пути, плита, по которой проходит Торвальд смещается в сторону. В последний миг вампир успевает сместиться вперёд, однако из-под камня вылетает целая туча крошечных существ, и, подобно огромной цепкой клешне, цепляет Торвальд за куртку!
- Проклятье! - выкликает Торвальд, тем не менее, смеясь.
Его тело тут же развоплощается в десяток кровавых лент и сгустков, выскальзывающих из схваченной и разрываемой куртки. Мгновение же спустя, потоки вновь собираются воедино, и из совокупности, коленями вперёд, вылетает вампир. Остатки алых брызг устремляются к стенам и меж пятнами образуется плотная паутина, что тут же сокращается и с грохотом обрушивает коридор во второй раз. Это задерживает плотоядных тварей на доли секунды, которых, впрочем, достаточно.
Выпрямившись и левитируя над полом, Торвальд неестественно ровно скользит к двери. Он щурится от света. Чистую рубаху треплет прелый воздух, короткие волосы за головой развиваются. Раздробленная левая рука свисает и пачкает рубашку новой кровью. Кажется, она держится на куске мышц и коже. Если бы не рукав, она болталась на уровне колен.
Едва достигнув двери, Торвальд тут же заходит и захлопывает её. Она железная, герметичная. Но засов и замок сбиты!
Сделав пару метров от неё и повернувшись к ней боком, вампир с разворотом делает шаг вперёд и, вынося правую ногу вперёд, вбивает дверь в раму, дабы лучше держалась. Метал прогибается, как если бы он был бумагой.
Левая рука болит и мешает.
- Да принеси же пользу! - рычит Торвальд.
Кровавые струны обвивают плечо. Беззвучное движение здоровой правой, и гибкое лезвие срезает левую. Та тихо соскальзывает вниз. Только в глазах вампира можно прочесть, какая это всепоглощающая боль! Она же у любого будет ассоциироваться с тем фонтаном, что синхронно с пульсом выстреливает из открытой раны. Можно разглядеть мышцы и кости. Кровь падает на грязный пол и с головы до пят обрызгивает одного из далиров, что первыми сюда проникли.
Бесформенная отсечённая рука не успевает долететь до пола, как Торвальд жестоким пинком отбивает её на дверь! В полёте она неестественным образом изгибается и врезается в искривлённый металл, разметав повсюду брызги. Кровь, что ещё содержится в сосудах и окружает руку, формируется в жёсткие нити, жилы и мембраны! Они заполняют неровности материала, заползают во швы между дверью и проёмом. Они сцепляются с куском руки и застывают. Вся дверь опутана недвижимыми герметичными наростами, до жути напоминающими живую плоть.
Фонтан крови из плеча прекращается, как отступает и непреодолимое ощущение опасности.
- Мы в безопасности. - гордо заявляет Торвальд, глядя на несчастного спутника, заляпанного его кровью.

Должно быть, ему следует сказать Виви, чтобы не ходила одна, но это не его дело. Ясная желтоглазая тень за её спиной справится со всем сама. Торвальд уверен в этом.
Ступая за ней следом, Торвальд осматривается.
Это место могло бы называться помойкой, или неухоженным складом. Но слишком специфично его наполнение!
Под каменным потолком, что покрыт блестящей белой плиткой, висят безвкусные бесцветные лампы. Именно их неестественный дрожащий свет. На замызганных стенах не осталось полок - все они обвалились. Вокруг - целые залежи хлама: старое оружие, мебель, битое стекло, картины, измятые бумаги. Тоннель тянется вперёд и превращается в целую паутину расходящихся проходов. Пахнет едкой химией.
- Похоже мы-таки достигли той лаборатории. - протягивает Торвальд, шагая вперёд. Мертвый свет блестит на обрубленных мышцах левого плеча.
- Амирелия, это ты открыла дверь? - спрашивает Торвальд у нимфы. - Ты хорошо постаралась.
Беседа с Харви почему-то не клеится. Видимо, Харви слишком сосредоточен на чём-то стороннем.
- Не переживай за моё тело! - громко фыркает вампир. - Я всего навсего лишился руки!
Должно быть, Торвальд от этого чувствует странную эйфорию. Не от боли, но от осознания потери. Подобные ситуации жутки потому что возникают ассоциации и страхи необротимости. Диссонанс сознания. Нужно быть больным, чтобы получать от этого удовольствие.
- Вирвенгейл, ты идёшь вперёд с такой уверенностью... Неужели ты что-то почувствовала? - спрашивает Торвальд полудемона. Под конец фразы становится трудно понять в какую сторону склоняется тон вампира - в спокойное уважение, или хорошо поставленные издевательства. - И почему твоя чёрная тень внезапно пробудилась?
То ли это невозможность поправить волосы левой рукой, то ли атмосфера подземной лаборатории, но Торвальду очень хочется курить. Но сигареты остались в куртке!!!

+1

93

- Зачем я здесь... Треск. Он зовёт нас. Завывание ветра.
Оборотень в шляпе мотает головой.
- Принеси еже пользу! Мы в безопасности! Голова почему-то гудит. Слабость, но она постепенно проходит, а это значит, что офицер регенерирует. Откуда? Где источник?
Беспомощно перебирая руками по мокрым плитам, - если это вообще были плиты, - демонолог, мокрый и испачканный в смеси из собственной крови и песка, пытается встать. Ему удалось, но далеко не с первого раза, ведь нога всё ещё болела, гул в голове утихал как-то слишком медленно, а поясница и затылок предательски покалывали при каждом удобном случае, вынуждая Хардзигана удержаться от резких движений.
Пока группа его соратников, уставшая и измученная, грязная и помятая, озлобленная и обеспокоенная, тащила дряхлое тело мужчины по тёмным тоннелям, он то и дело терял сознание, а когда снова приходил в себя, боль и усталость заставляли его только и делать, что мычать и переставлять ноги в тщетных попытках сбавить для спасителей вес.
Он чувствовал мокрую спину и звонкий тон Вальда, который тащил его. Также он вспомнил более нежные, но не менее сильные и цепкие руки Виви, её плечо, её запах, гармонирующий с каплями пота и крови. Её волосы то и дело щекотали ему нос, вынуждая просыпаться. В те моменты он не осознавал, где находится, так как обычно в похожем состоянии он был в тавернах, кабаках или борделях, потому и пытался ухватить Виви за пикантные места. Харви догадывался, что мог таки добраться до цели, но не помнил, чтобы девушка реагировала. Оставалось только догадываться, была ли она не против, отвлечена чем-то другим, или же всё это лишь бурная фантазия офицера.
Тяжёлое тело капризно повинуется движениям, волчар поворачивается и видит Ами. Она в порядке, пусть и относительно. Далир помнил приятный аромат волос нимфы в непосредственной близости от себя, но не верил, что эта кроха могла протащить его хоть немного, хотя в некоторых местах он, вроде как, мог идти самостоятельно.
-" Чёрт... В мыслях, будто после попойки..."
Ему снова привиделся старший брат. Он снова смотрел на Харви суровым взглядом и за что-то отчитывал. Кажется, Харв потерял его лошадь. Мысль о Долорес больно уколола сознание, но атмосфера вокруг заставила переключиться на реальность.
Он смотрел вслед удаляющейся демонэссы, но не окликнул её. Было непонятно, почему нимфа не следует за ней.
Почему они вообще тащили его с собой? Почему не бросили? Чем они так ему обязаны? Выходит, что теперь Харви обязан им всем, а быть обязанным кому-то он ненавидел. Это порождало гнев в его душе лишь от осознания того, что этим далирам он теперь должен, даже если те начнут отнекиваться и припоминать, когда он успел им помочь. На секунду ему захотелось убить их всех, но, бросив взгляд на нимфу, а затем и на вампира, демонолог осознал, что только окажет им услугу. Не верится, но ему стало искренне жаль, что всё это время он находился в таком состоянии, что повлекло за собой необратимые последствия.
- Что здесь произошло? - нарушает тишину полисмен, - Что с тобой, чтоб тебя?! - он указывает на свободно болтающийся окровавленный рукав далира, тон голоса неконтролируемо завышается, слова, до этого произносимые с паузами, вяло и нечётко, теперь разносятся эхом по помещению, уходя в просвет с диким желанием догнать Вирвенгейл.
Ответ вампира не поражает, но заставляет задуматься. Хардзиган морщится, скалится. До него постепенно доходит, что за туман помог ему восстановить силы, что это за мерзкое органическое вещество в темноте закрывает проход, почему Вальд так на него смотрит и так с ним разговаривает.
- Да, - хмыкает он, исподлобья смотря на парня и мыском сапога нащупывая лежащий на земле меч, - Убить тебя не так-то просто.
Двусмысленность выражения порождает тишину, которая нужна, чтобы восстановить дыхание и сосредоточиться. Просвет роняет  лучи на одежды нимфы, но не открывают лица, однако офицер видит её взгляд, ровно как и скрытого полумраком вампира, но даже не он сейчас беспокоит шестое чувство оборотня.
Безмолвно указав на неприметную дверь в правом углу, которую изначально можно принять за обычный выступ в стене или же несмешную шутку архитектора, Харви резким движением здоровой ноги подбрасывает меч. Ошибкой было то, что он решил переместить вес на сломанную ногу, ещё не успевшую зажить окончательно. Резкий всплеск боли заставляет пошатнуться, а схватить рукоять меча получается слишком нелепо и неумело, она едва не выпадает из массивной волосатой руки, но всё же получается бесшумно.
Подойдя ближе к "выступу", офицер прислушивается. За массивной деревянной дверью, сделанной на совесть, определённо что-то шуршит. На крысу не похоже, они шуршат иначе. Полазайте по катакомбам, где дальше носа ничего не видите, научитесь различать. В тишине, помимо шороха, Хардзиган различал довольно тихий и знакомо странный бубнёж.
- Тихо, они услышат! Тебя услышат-меня услышат-нас услышат. Ты тут один, но я всегда со мной... Идиот, заткнись... Успокойся, это не он... Холодно...было бы холодно, если бы я был жив, да... Что такое? Где все, почему так темно? Ты сам вырубил лампы. Чёрт, они замолчали. Почему все молчат, почему так тихо? Что происходит? Надо посмотреть? Надо посмотреть?! Надо посмотреть! Наш выход-их выход-твой выход! Вдо-о-ох! БАДУМС!
Хардзиган резко прыгает вправо, успевая предупредить остальных лишь резким выкриком и быстрым махом руки в сторону. Дверь с грохотом вылетает из петель и летит в противоположную стену, создавая за собой прохладную пелену. Харви видит торчащие из двери острые куски льда, он узнаёт доносящийся из открывшегося прохода хруст, видит пару светящихся синих сапфиров-глаз и не верит в происходящее.
- Да чтоб я сдох, скажите мне, что вы тоже его видите. Что ты здесь...а, в пекло... теперь ты не уйдёшь от меня!
У-тю-тю какой сердитый волчок! Я тоже тебя узнал, и поэтому, господин Хардзиган, извольте...заткни свою поганую пасть сейчас же и помоги мне вылезти! Где уважение к старшим...к младшим...к таким как я?! А?
Помещение, в котором сидел незнакомец, оказывается очень тесным. Его можно было использовать разве что как кладовку или шкаф.
Раздаётся странный хруст костей, скрываемый мраком далир несколько раз чертыхнулся, пара глаз, горящая ярко-ярко, потухла.
- Погоди, кровавый, не стреляй... Я свой, но чужой, который идёт с вами, но не один из вас, а пока ты слушал этот бред, я уже и вылез, во какой я умный!
Голос звонкий, молодой, но всё время меняющий тон с низкого на высокий, как сломанная пластинка. Волосы взъерошены, будто после разряда током, старый серый плащ с высоким воротом изорван и потрёпан, как и длинный шарф. Когда-то он был ярко-зелёным, а сейчас напоминает собой умершего удава. От брюк осталась только одна штанина, левая нога оголена почти до начала паховой области, но парня это не смущает. Касаемо обуви, следует сказать, что она отсутствует.
- О, нимфа! Нимфа столь прекрасна, сколь и уродлива... Странное сравнение, но не бери в голову, комплимент всё равно не удался, а знаешь, почему? - тараторит он, - Потому что вкусы у меня специфичны, да. Я ведь даже воздухом не...
- Задрал молоть свою чепуху... что с тобой? Ты изменился... - по обортню видно, что он явно напряжён. Он похож на медведя, готового прыгнуть на охотника. Отвечай, где он? Где тело?
Взлохмаченный и потрёпанный, в изорванной одежде, он держится прямо и никак не реагирует на то, что стоит босиком на ледяном полу. Бледные, почти синие, губы расплываются в сумасшедшей улыбке, но тут же прячут её за суровой маской, а затем снова выставляют её на показ. Он так и остался стоять, разведя руки, но потом резко нагнулся, встал на руки и, балансируя на одной, указал на Харви. В этот момент стало понятно, что не так. Человек или любой другой далир не смог бы выпрямить руку так неестественно. Он был повёрнут к ним спиной, но рука указывала на демонолога под слишком неестественным углом. Джае гимнасты не смогли бы выгнуть её под сорок пять градусов в том направлении. Даже если не брать во внимание всё это, был слышен отчётливый хруст.
- Все меняются. Вон, посмотри на своих спутников. Один меняется прямо сейчас, второй меняется не по своей воле,
а у третьего вообще изменения происходят всегда и везде, потому что чистый лист под дождём становится каки-и-им?
Грязным и мокрым же! А ты вот будто не изменился...хотя нет, не изменился, но не изменился ты в худшую сторону. Замолчи! Много болтаешь... но так скучно, так скучно, когда знаешь так много, а никому нельзя рассказать, а если можно, то потом убивать, а убивать не хочется, а если сделать так...

- Ублюдок, отвечай, где он!
Хардзиган замахивается мечом и в один прыжок оказывается рядом с существом, но тот будто только этого и ждал. Быстрым рывком он ставит себя на ноги, правая рука выброшена вперёд без какой-либо защиты, он просто ловит лезвие ладонью. Меч врезается в плоть, прорезая ладонь почти насквозь и застревая в ней, но далир никак не реагирует. Он тут же заносит другую руку, не сгибая её бьёт кулаком, даже не удосужившись поставить его под правильный угол, по виску оборотня. Просто пальцами, внутренней стороной ладони, а не тыльной. Всё бы ничего, только вот одновременно с этим ударом с другой стороны прилетает удар в висок, но ногой, точно так же выпрямленной. При этом рука с воткнутым в неё мечом просто толкает оглушённого офицера в сторону.
- Спокойно! Ложись! Встать-сесть и не шевелиться, никакой паники, всё очень даже хо-ро-шо! Я не причиню вреда, я не умею, я не такой ка-а-ак все-е-е-е! - уже нараспев тараторит существо, вытаскивая меч с противным звуком и отшвыривая его подальше. Увернувшись от летящих в него кровавых сгустков, псих делает колесо и оказывается возле нокаутированного демонолога, присев рядом с ним на корточки и выставив обе руки перед собой открытыми ладонями, чтоб все могли лицезреть глубокую рваную рану на одной из них.
- Все знают, я знаю, да и ты тоже знаешь, но ничего ты не знаешь на самом-то деле, а если знаешь, то боишься признать... - голос на последних словах меняется и становится надрывистым, переходит в какофонию нескольких голосов, разных, не свойственных этой внешности.
- Ты боишься признать, Хардзиган! - улыбается парень, смотря на приходящего в себя Харви. Он водит глазами по оборванцу, мотает головой, но пока не встаёт. Сущетсво делает резкое сальто назад и скрывается во мраке.
- Не надо читать свои молитвы, ты же знаешь, они...ЗНАЕШЬ ВЕДЬ, меня щекочат, а щекотки я не чувствую, так почему щекотно МНЕ?! И НЕ подходи ко мне, хотя я сам к тебе подошёл, но я забыл то, что никогда не забываю, и только свет сказал мне, что мы с тобой обниматься при встрече не должны.
И действительно, при приближении оборотня к лохматому типу между ними словно протекает два луча разных цветов, света и тьмы, а при соприкосновении, как мог заметить Вальд, если смотрел внимательно, словно вспыхивал дым, опять же неясно, светлый или тёмный.
- Он слышит... слышит ведь?! Передавал тебе привет сам Аркадиус, но не лично, а прислал седьмого, ну или как там они зовутся, виднее только тебе, а я вижу дальше,чем ты, но не вижу ничего сейчас, темнота окутывает и пробуждает в нас... - голос из темноты замер, а затем раздался уже из другого места, и голос был один, совершенно обычный и спокойный, будто это обычный далир, а не то, что предстало перед уставшими путниками, - Это я его искал. И будь он чуть сильнее, я бы валялся перед вами и молил его перестать, но сейчас он слаб... Не надо резких движений...
Альт, верно? Плохо слышно за этой дверью... Нимфа...
- голос снова меняется, становится высоким и скрипучим.
- Хочешь меня? Я бы себя не хотел...зомби, да все хотят зомби, только не признают, а потом будет, что вспомнить и рассказать детям, если не умереть от трупного яда и вообще потом родить, фу, как мерзко... вы ничего не понимаете...Я ТОЖЕ, но вы никогда не поймёте, а я уже понял, вот оно и того этого растуды-ы-ы-ыть... И да, я слышал всё, что ты сказал, но не обращал внимания... А с мёртвыми не трахайтесь, сожрут ещё...
Голос снова становится обычным, спокойным и тихим, но выдаёт лишь: Прошу простить за сумбур.
Слышны удаляющиеся шаги, но он не пошёл в просвет, в который убежала Виви.
- Нельзя дать...ему...уйти... Нельзя. - Харви держится за голову, встаёт и, покачиваясь, следует в темноту, откуда был слышен голос, но тут же упирается в стену. Откуда-то сверху доносится знакомый маниакальный смех и хруст, но звучит он будто из-под воды.

Отредактировано Харви Хардзиган (1 Ноя 2017 14:00:21)

+1

94

[NIC]ТОРВАЛЬД[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/t/t8qTu.jpg[/AVA]
Потери крови - такая мелочь. Но именно она туманом застилает взор Торвальда, что пялится вслед Виви.
- Не ходи одна. - громко говорит он, безрезультатно пытаясь пошевелить отрезанной рукой.
"Хотя я вижу, что ты не одна, Вирвенгейл!"
Но со стороны внезапно разносится суровый грубый и долгожданный голос:
- Что здесь произошло?
- Харви Хардзиган! - тут же реагирует Торвальд, скашивая взгляд туманных, но сияющих глаз на полицейского. - Ты наконец пришёл в себя! Не многое ты пропустил.
Упомянутый указывает на блестящий обрубок на месте плеча вампира и вопрошает:
- Что с тобой, чтоб тебя?!
Вампир истинно изумляется словам офицера, что холодным эхом разносятся по, неестественно освещённому коридору.
- Я всего лишь отсёк себе остатки руки.
- Да. Убить тебя не так-то просто.
- Говоришь так, будто ты в этом почти... преуспел...
А сейчас время задуматься.
Что последним Торвальд помнит? И почему все подряд столь похабным образом сокращали его имя?
"Сколько времени прошло с моего разговора с Альвадором?"
Туманный, от обескровливания, разум бармена резко яснеет. От холодного ужаса. От ужаса сойти с ума! Сойти с ума и растратить весь накопленный опыт!
Слабость в ногах ощущается сильнее.
"Я - Торвальд! Торвальд и никто другой!"
От мыслей отвлекает офицер, что внезапно оборачивается к одному конкретному объекту на стене и двигается в его сторону. Это не может быть к добру.
- Амирелия, стой подальше. - говорит Торвальд, выпрямляется во весь рост и идёт следом за Харви.
Прислушиваясь, Торвальд тоже улавливает странный неразборчивый бубнёж, что едва различимым шумом доносится из-за скрытой двери.
В какой-то момент эту дверь вырывает с места шквал ледяного потока! Пока Харви смещается в сторону, из правого плеча Торвальда вырывается кровавый отросток, повторяющий очертания и положение вытянутой имеющейся руки, но вместо ладони, её венчает продолговатый шип. Кровавая баллиста!
Продолжая сбивчиво тараторить, далир выходит из комнаты.
Словно элементаль ледяного сумасшествия! Растрёпанный, в светлой уничтоженной одежде. Каждое движение сопровождается отвратительным хрустом переламывающихся костей.
И они с Харви знают друг друга!
- Погоди, кровавый, не стреляй... Я свой, но чужой, который идёт с вами, но не один из вас, а пока ты слушал этот бред, я уже и вылез, во какой я умный!
- Язык у тебя подвешен. - фыркает Торвальд скалясь. В неестественном свете ламп, блестит кровавый изломанный отросток, скреплённый с рукой жёсткими и кривыми алыми арматурами. Сформированное чёрное дуло плотоядно чернеет. Вампир смакует каждое слово: - Разум твой тоже подвешен, незнакомец! Ты у меня на прицеле!..
Вокруг из пола высятся острые шипы ледяных сталагмитов, но босому существу всё равно.
Существо, похожее на человека продолжает что-то говорить, но малокровие даёт знать. Если Торвальд в случае чего выстрелит и промажет - это будет фиаско.
И Торвальд не успевает среагировать, когда Харви бросается в атаку. В последний момент вампир выстреливает на опережение. Как только Харви нанесёт свой удар, незнакомца поразит пурпурное копьё.
Но нет, слишком поздно!
Выстрел получается слишком сильным и недостаточно метким!
Неизвестный босой далир успевает отбросить Харви и уклониться от острого гарпуна крови Торвальда.
"Я... не рассчитал силы...": проносится в сознании вампира. Он успевает впитать пушку в свой организм. И только это сохраняет его сознание бодрствующим. Отдача нарушила баланс и Торвальд из последних сил балансирует на ватных ногах.
Весь бред, сказанный существом, звучит со всех сторон. Проникает в сознание, поражает мозг. Столько бреда! Столько невероятной путаницы и ахинеи!
Торвальд едва выдерживает это напряжение, заливаясь нечеловеческим гоготом! Откинувшись назад и запрокинув голову он смеётся. Истерически!
- Ты безумен! - кричит он, утирая кровавые слёзы. - Твой разум поражён! В этом нет смысла!
Звук удаляющихся шагов Торвальд уже не слышит. Только его смех разносится по влажным холодным коридорам. И вампир получает от этого удовольствие.
Ведь в сей истерике его шаткое сознание проясняется!
Альвадор действительно превратил его в человека. Но он сам нарушил границу и выпустил ад своей души наружу. Так вернулась память Торвальда и остатки вампиризма. Вальд... Он сам с запечатанной памятью и без сил. Наивный и чистый, как дитя. Всё это время никакой нестабильности не было. Но было контрастное мироощущение, которое теперь надо так сильно ценить.
- Это всё сплошной бред! - кричит Торвальд искренне веселясь и радуясь. Вряд ли по его лицу можно понять его настоящие мысли.
- Нельзя дать...ему...уйти... Нельзя. - говорит Хардзиган, поднимающийся с пола.
- Милый Харви Хардзиган! - сладко протягивает Торвальд, ступая к офицеру, пока тот осматривается вокруг.
Глаза вампира почти закрыты, сонливость почти взяла своё. Плечо саднит, голова раскалывается, тело бьёт озноб. Боль повсюду, но её как будто нет. Так похоже на смерть! - Харви...
Слабые ноги подводят и, споткнувшись о какой-то мусор, Торвальд валится вперёд. Прямо на полисмена.
Вампир обхватывает его за шею и плечо правой рукой, повисая на его спине.
- Харви... - вновь шепчет он, едва шевеля белыми губами. - Кто это был?
Слушая ответ, Торвальд не спешит отпускать мужчину. Будто боясь упасть. Возможно он оказывается к офицеру слишком близко.
- Отважный полицейский... - протягивает вампир, поднимая лицо к полицейскому. Он чувствует его запах. - Я... слышал, что между убийцей и убитым формируется какая-то связь. - хватка его единственной руки становится мёртвой. - Ты убил меня Хардзиган. Но я не в обиде! Честно. - Торвальд улыбается... Скалится в лицо демонолога. - Кем бы тот безумец ни был, я возьму его себя. Но ещё я возьму самого тебя, Харви Хардзиган, убийца мой!
Это его последний рывок. Стальная рука сгибается и неумолимо, беспощадно притягивает лицо Торвальда к шее офицера. Без колебаний. Медленно и ужасно. Ужасно Красиво! Туманный взор горит жестокой страстью по крови! Рот раскрывается и клыки, между которыми тянутся ниточки слюны, врезаются в шею демонолога. Прямо через одежду.
Ткань рвётся! Кожа рвётся! Мышцы рвутся!
Кровь неуверенным фонтаном выплёскивается из организма, пропитывает одежду и напитывает Торвальда.
Уже нет былой кровавой эйфории, что делает вампира вампиром. Но металлический вкус всё такой же.
Желудок наполняется чужой кровью. Магические каналы заблокированы антимагией, это жидкой жизни и так достаточно, чтобы запустить огрызки былой вампирской регенерации. Сознание яснеет, взор становится чище, острее!
Теперь у Торвальда есть ресурсы. Скоро он начнёт восстанавливать собственную кровь.
Но пока его челюсти разжимаются, а зубы-иглы выходят из шеи офицера. Хватка ослабляется и Торвальд восстаёт, поднимается над телом Харви и хладным взглядом озирает Амирелию.
- Если постараешься, то сможешь его спасти.
"Я не смог его убить! Проклятие! - разъярённо думает Торвальд, медленно шагая от тела Харви. - Восстанавливаясь, я излучаю магию. И её достаточно, чтобы сам Харви регенерировал! Пёс живучий! Я не стану ломать тебе шею или сокрушать череп. Считай это благодарностью...
На месте открытого отсечения в плече открываются десятки сосудов и кровь формирует кровавую клешню, принимающую образ руки. Временная подделка!
Шаг вампира ускоряется и он обращается в чёрный силуэт, удаляющийся в электрический свет.
- Морозный дух! Я, ТОРВАЛЬД, иду тебя жрать заживо!

+1

95

В голове Хардзигана звонила сотня колоколов, он даже не понял, как оказался на земле, где его меч, и когда эта тварь успела стать такой быстрой. Уроборус всегда был опасен в силу своего опыта, но такая магическая сила и сосредоточенность не была ему присуща во время их последней встречи. Валяясь на земле и слушая постоянно меняющийся голос психа под несмолкающий звон, демонолог пытался уловить суть среди всего этого бреда. Только последние слова были произнесены тем, кого он привык видеть в этом существе, самим Уро, которого он знал. Что сделало его таким? Он так долго скрывался от офицера, который, в свою очередь, успел подключить немало далиров и разбить немало рук, ног и носов, чтобы выведать, где прячется цель. Только этот ранее мудрец, а нынче клоун с бомбой в руках знал, что произошло с его племянником после кровавой бани на балу у Анхен Фейл. Треклятые заговоры, а ведь Харви думал, что Рафаэль будет в большей безопасности под крылом у десницы.
- "Вставай!" - подначивал он себя, - "Вставай, сукин ты сын! Ты не можешь упустить его снова! Не теперь, не сейчас! На его поиски ушло столько сил, а вот он, прямо перед тобой! Он... он что-то говорил про Аркадиуса... Аркадиус?
При чём он... ТОЧНО ЖЕ!"

- Стой, падла! - неровное дыхание мешает говорить, но теперь Харви понял, почему лохматый так силён. Из той комнаты и просвета так и лились потоки магии, нужно всего лишь сделать шаг и восстановить силы, один единственный шаг...
Тело грузно валится на его спину, но оборотень, даже будучи уставшим, вымотанным, сам еле держащийся на ногах, почти не пошатнулся.
- Да, я тоже рад тебя видеть, но давай оставим эти нежности... - сварливо цедит сквозь зубы офицер, еле сдерживаясь, чтобы не истратить последние силы на то, чтобы впечатать вампира в стену, - Мне нужно как можно ско...
- Кто это был? - бледное лицо вампира показывается в свете, что заставляет Харви опешить. Далир выглядит так, будто не спал несколько недель. Мысль о причастности к вампирам не успевает поступить в мозг, Торвальд опережает его вопросом, который нужно задать, чтобы отвлечь Харви.
- Уроборус. Опасный, мощный. Он питается собравшейся здесь магией, но его можно поймать... Его нужно поймать, он знает, что...
"Объятия" вампира становятся до неприличия крепкими. Хардзиган начинает понимать, что происходит. Он уставший и был поглощён мыслью о ледяном, чтобы пропустить мимо себя очевидные признаки жажды упыря. Снова, как мальчишка, поддавшись эмоциям.
- Вальд...Торвальд, послу...
- Я... слышал, что между убийцей и убитым формируется какая-то связь. - вампир пропускает слова мимо ушей. Харви пытается оттолкнуть его от себя, но тщетно, офицер слишком слаб, а жажда слишком сильна.
- Ты не понимаешь, ты ведь не сможешь исп... - всё громче и громче слова слетают с губ волчара, в попытке перекричать и утихомирить Торвальда он старается успеть, отговорить, дать понять, но слишком поздно. Он не справится без него, но ему всё равно, потому что это тот же Торвальд, которого не получилось убить.
Резкий рывок. Харви не успевает подставить руку, но знает, что не успеет. По лаборатории проносится отчаянный рык офицера, он пытается вырваться, бьёт руками по спине.
- БЕЗУМЕЦ!
Достаёт обрез и несколько раз стреляет по привычке, забыв об отсутствии пуль, бьёт прикладом по голове.
- ОТПУСТИ, СУКА! ПРЕДАТЕЛЬ! А-А-А-А!
И с каждым движением, с каждой секундой, с каждым глотком кровосос становится сильнее и сжимающие Харви тиски всё больше сдавливают шею. Он уже почти не чувствует боли.
- ТОРВАЛЬД...
Ноги подкашиваются, он слабеет.В просвете виден силуэт, Ивирус стоит, скрестив руки на груди. Он недоволен, отрицательно мотает головой, отводит взгляд, плюётся и... обращается Уроборусом. Синие глаза и волосы дыбом гармонируют с льющимся из прохода ярким светом, который постепенно меркнет в глазах Хардзигана. Бледный силуэт исчезает, снова появляется чуть ближе, снова дальше, как в страшных байках о призраках, и исчезает совсем.
- Тебе его...тебе...Вальд... Идио..т...
Звук полностью пропадает, даже звон. Не слышно ничего. Харви падает на колено, кашляет, кряхтит. Пытается поднять руку к шее, но сил нет. Он даже не слышит самого себя.
Офицер не падает, просто гравитация и мир вокруг резко меняются. Пол, на котором он стоял, почему-то резко превращается в стену, к которой демонолог резко прижимается щекой, наблюдая за тем, как ноги вампира уверенно шагают в темноту и скрываются в ней. Глаза Хардзигана закрываются в тот же миг, или же это свет гаснет полностью, поглощая все звуки, все мысли и все чувства в себе.

- Морозный дух! Я, ТОРВАЛЬД, иду тебя жрать заживо!
- Морозный дух-кровавый нюх! Поогрызайся мне тут! Ходют тут и ходют, а Зиниэль, стреляй из лука и не гунди,
тебе уже за сто лет, а ты... о чём я?!
- голос слышно из туннеля сверху, откуда идёт холодный туман. Вампир с лёгкостью преодолевает расстояние от нижнего этажа к импровизированному проходу - дыре в стене.
Голос говорит шёпотом и подозрительно шипит, словно змея, притаившаяся в листве.
- Ах, всё же не Альт...обидно, обидно... Торвальд. Знакомое имя... Нет, чушь, я тебя не знаю, ты меня не знаешь, прощай, мы расстаёмся навсегда, наша встреча была... ДА БОЖЕ, ХВАТИТ! - срываясь на крик, полный отчаяния и боли, голос будто спорит сам с собой.
- Я столько сил потратил, чтобы он шёл на своих двоих, а эти мелкие пакостники не обглодали вас до костей, чтобы ты в итоге...а кости-то вкусные... - шёпот остаётся шёпотом, но в самой манере говорить, в разговорном стиле что-то меняется, ощутимо перенастраиваются акценты и стиль, будто шёпот принадлежит другому, но источник всё ещё тот же, - Он сказал "жрать заживо?" Даже ты, мы, я, он не опускался до такой...а нет,  ошибочка, он, судя по всему,
опускался прямо вниз, на самое дно, где так много никому ненужных блестяшек и монстров, помнишь ту здоровую, с колючками и светящимся отростком, ну и плавники...

Странно, но по мере движения к источнику звука он оставался равноудалённым, будто  знал, когда вампир двигается, а когда останавливается.
- ЗАЧЕМ ТЫ С НИМ ТАК? - громким рычанием голоса вопрошают почти над ухом Торвальда, а затем совсем с другой стороны, слышен только предательский хруст костей, уходящий в направлении, но непонятно, откуда, так как эхо мешает сориентироваться.
- Альт нравился больше, был бы лучше тебя, но ты заслуживаешь того, чтобы тебя подали на блюдечке без каёмочки и СОЖРАЛИ С ГОВНОМ!... Как любезный аристократ изволил молвить, заживо.
Свет сапфировых глаз мелькнул  на расстоянии двадцати шагов, но находился на уровне, превышающем рост далира в полтора раза. Затем с режущим уши скрипом отворился люк, но свет из открывшегося пространства шёл слабый, тусклый, будто от костра, которому нечего было делать в лаборатории, но запах гари давал некое предположение о происходящем.
Синие огоньки полетели вниз и перевернулись в полёте, а затем отблеск языков пламени показал Торвальду его цель. Присев при приземлении, Уроборус поднял на оппонента полный безразличия взгляд и встал, поправив некое подобие висящего на нём плаща.
- Какова цель Вашего визита? - тем же насмешливым тоном, что и при встрече, но теперь медленно и растянуто, смакуя слова промурлыкал он,- За встречу со мной многие готовы отдать многое, а за разговор - букет спелых апельсинов или корень...водорослей...
По изменению выражения лица могло показаться, что парень сам удивлён тому, что только что сказал. Резко наклонив туловище влево, он издал странный гортанный звук и, оставшись стоять так, что всё ниже пояса ровно и прямо, а выше - под углом, продолжил.
- И вообще, милейший! - эхо отскакивало от стен и ударялось в Торвальда со всех сторон, - Акустика здесь ого-го, но для концерта слишком тесно, а оркестр тут явно не сыграется и передерётся. - подняв вверх указательный палец и начав резко размахивать кистью, словно кукла пыталась пригрозить игравшему в неё мальцу, возмущённо твердил он.
Затем, замерев с поднятым вверх пальцем руки, лохматый поднёс другую руку к подбородку и выполнять движения, словно чешет бороду. Повторив это раз пять, на шестой он, видимо, попытался нащупать её, но никакой бороды у него не было, поэтому Уроборус поспешил скомкать воздух в руке и выкинуть его, будто какое-то противное насекомое с одежды.
- Он ведь прав, - на удивление спокойным тоном, словно и не тот, что раньше, продолжил синеглазый, устремив на вампира не тот сумасшедший и полный безразличия, а вполне осознанный и ясный взор с нотками иронии, которые также читались и в голосе, - Без него тебе со мной не справиться. Думаешь, я просто так от него бегу? Этот волк не показывал клыки. Они чисты внутри, но снаружи...ох...снаружи они все в крови, все... Какая печаль тебе в сражении со мной? Какой смысл, какую цель ты преследуешь? Тебе же дали право на жизнь, а это лучший дар, лучшее,
что есть в этом мире, которое ты забрал у себя самого. Ты думаешь, ты силён, и хочешь это проверить? Как глупо, как низко...
- мотая головой, Уроборус посмотрел куда-то в сторону, в его голосе отчётливо слышалось разочарование и скука. Затем он снова встал прямо, также резко, как и наклонился, и шлёпнул себя рукой по лбу, закрыв глаза и театрально задрав нос. От спокойного тона, естественно, не осталось и следа.
- Боже-боже! Даже ЧАЮ не с кем выпить! Не чая ради, я вообще не пью, не курю, спортом занимаюсь, а толку? Есть и пить не надо, спать не надо, никуда не надо! Похвально, что у тебя хотя бы есть цель, пускай и такая ничтожная... как ты только жил так долго с такой напыщенностью. Ой, да не смотри на меня так, будто ставил на колени всех на своём пути. Солнышко моё, лучик ясный, зайка-котик, на меня так смотрят каждый день. Стишок бы кто рассказал, а то всё я для чего-то нужен. Ещё эти чёртовы демоны...демоны Кал...кал...КАКАШКИ ОНИ ВСЕ! И те, и те, а власти-то, власти! Ты посмотри на них! Честный народ трудится, а они... - жестикулируя и упирая руки в боки, с появившимся сельским акцентом, но без единой ошибки в слове, декламировал безумец уже не Торвальду, а в пустоту, совсем забыв о том, что говорил с вампиром, будто его тут и не было.
- И до лампочки же!

+1

96

Бедная девочка наверняка обретет кучу фобий и страхов после таких насыщенных двух дней приключений. Эх, зря же всё таки она покинула лес, точнее говоря, зря она полезла в драку тогда, чуть больше чем пол года назад, и познакомилась с Виви и Рейей, которве забрали её из леса и показали красоты внешнего мира. И в последнее время нимфа задумывается об этом всё чаще. особенно сейчас, когда с выпученными от ужаса глазами наблюдает за тем, как нечто страшное голодным роем копошится в коридоре пещеры, вздымая плиты и обрушивая проход. Даже избавление не вызвало облегчение своим мерзким и не менее ужасающим воплощением. Торвальд буквально запечатал дверь частью себя. Мало того что отрезал собственную руку, от чего Ари побледнела и чуть не повалилась с дрожащий ног, так еще и дверь стала явно похожа на мешанину из крови и мяса, от чего стало заметно тошнить.
- Мы в безопасности.
Нуну... Кажется что безопасности просто не существует.
- Амирелия, это ты открыла дверь? Ты хорошо постаралась.
Этот комплимент как-то совсем не произвёл нужного впечатления. После всего Амирелия стала слишком бояться Вальда, даже для того, чтобы просто посмотреть на него, не говоря уж о том, чтобы завести какой-то разговор или поблагодарить за комплимент. Она опустила взгляд и замешкавшись отступила назад, глухо шлёпая босыми ногами по ледяным камням лаборатории. Виви как заворожённая куда-то пошла, и нимфа не стала её останавливать. За последние пару часов их отношения как-то сильно остыли, да и перепуганная девочка просто не додумалась до того, чтобы окликнуть подругу.
Отступив еще шаг назад, Ари запнулась за что-то бесформенное на полу и повалилась назад спиной, больно приложившись пятой точкой и спиной о холодные плиты, при этом намотав на голову и лицо плотную толстую сеть паутины.
Стало мерзко и еще более страшно. Ари тихо попискивая стала снимать нити с лица как вдруг перед ней, прямо перед глазами возникла маленькая тушка хозяина сетей.
"- Что ты натворила?!"
Завопил голос в голове нимфы. Она отмахнулась, испуганно закричала и вскочила на ноги, стряхивая с головы остатки паутины и пятясь назад от разъярённого паучка.
"- Жрать и так нечего, что ты наделала, дура!?" - Простите! Взмолилась нимфа. - Я случайно.
"Убирайтесь отсюда, ироды, иначе всех позжираю!" И сделал устрашающий прыжок вперед, от чего Амирелия снова взвизгнула и отскочила, в сторону болтающей парочки. Вдруг напряжение в воздухе достигло своего апогея. За неприметной дверью послышалось шуршание и тихий монолог, от которого кровь превращалась в лёд. Ари вздрогнула, растерялась и не успела среагировать на предупреждение Харви. Она смотрела как он машет руками, слушала как кричит, но при этом совершенно не понимала что же он хочет этим сказать. Вдруг дверь скрипнула и сгрохотом вылетела от стены, разметав пыль и осколки камней. Дверь тяжёлым тараном пролетела в ооочень опасной близости от нимфы и врезалась в противоположную стену. Ари стояла вытянувшаяся как струнка, даже не дышала. Он начал говорить, какой-то бред. ничего не разобрать. Девочка всё так же не дышала, и судорожно выдохнула после того как увидела, как не естественно выгибаются суставы этой твари, и то, с каким хрустом они это делают. Амирелия буквально впала в стопор. А уж после того как он с ней заговорил в глазах вообще потемнело. Коленки подогнулись и Ари упала на четвереньки, содрогаясь от пустых порывов к тошноте. Благо что в желудке давно ничего не было. Остаток диалога она уже не слышала, она стояла голыми коленями, забыв про морозный холод каменного пола, и обхватила руками голову. И только звук далекого голоса покинувшего комнату зомби смог вернуть её в реальность. Она подняла голову и осмотрелась.
"- Он ушёл?" Раздался трусливый голосок в голове девчонки, на её плече сидел скукоженный паучок размером с ноготь её большого пальца. Ари всхлипнула и пожала плечами.
"- Слушай, а пошли отсюда?" Ох, кто бы мог только знать, как Амирелия мечтает выбраться из этой холодной пещеры на свежий воздух, увидеть солнышко и побегать по травке... По тёплой травке, а не по каменным сырым плитам, от которого уже не чувствует ступней и коленей. А тем временем по середине комнатки разгорелся новым тихий диалог. Но от голоса Вальда Ари снова похолодела аж до самых кончиков ушей.
- Вальд, что вы делаете? С явной паникой в дрожащем голосе проговори девочка.
- БЕЗУМЕЦ! Затрепыхался Харви. - ОТПУСТИ, СУКА! ПРЕДАТЕЛЬ! А-А-А-А! Харви стал быстро слабеть. Ари затаив дыхание смотрела на развернувшуюся картину. Тело полицейского обмякло и повалилось на пол. Тем временем вампир, восстановив подобие руки надменно посмотрел на неё, чем снова чуть не лишил её чувств взглядом своих холодных голубых глаз.
- Если постараешься, то сможешь его спасти.
Это звучало как приказ. Ари, как послушная девочка вскочила на ноги и неуклюже подбежала к волчару и упала со стороны его головы на колени.
- Харви! панически задёргала она его за воротник - Очнитесь! голос сорвался на взрыд. Как же помочь. Идея пришла сразу. Она тут же вспомнила как волчар впитывал магию тогда, на поляне, в битве против демона. Потому не долго думая положила ему ладони на щёки, приблизилась к его лицу своим очень близко, нависнув над ним и спустив рыжие спутанные волосы ему на лицо, стараясь изо всех сил создавать воду каждой клеточкой своего тело. Это естественно не получалось. Вместо ожидаемых резвых потоков воды по щекам и шее полицейского, а так же по всему телу нимфы, образовался только слегка взопревший след по контуру тонких её рук. Она старалась как только могла, отдавая Харви всю свою магию до того момента пока он не очнулся.
- Ура. тихо пискнула она, увидев открывшиеся глаза Харви. - Вот, туда надо. Указала она кивком головы, стараясь подтянуть офицера ближе к дыре в стене. Оттуда веяло морозным холодом, но тонкое чутье говорило об сильной магии, скопившейся там. Холод не беда для Харви если там много магии, которую он может пожрать. И вот так, кряхтя и мучаясь, Ари старалась дотащить туда тяжёлого волчара, в сотый раз пожалев о том, что тогда на реке отказалась от своих штанов, променяв их на короткую юбку полудемоницы. было бы не так плохо, если бы Виви поделилась с ней бельём... Но чего уж сейчас жалеть. Кто же знал о том, что они вот так неожиданно и неудачно провалятся в пещеру?

+1

97

[AVA]https://i.ytimg.com/vi/uEzqv_saft4/maxresdefault.jpg[/AVA]
Идя за темным силуэтом Торвальд заходит в комнату. Странную и необычную, она больше напоминает арену цирки. Тяжелые портьеры, небольшое возвышение по кругу. Пол в странных узорах.
Прииииииветствую Вас дамы и господа, леди и ни леди, дети и их внуки. Позвольте поприветствовать Вас в моей милой каморке. Меня зовут Шут, просто Шут. И на неизвестный период времени я буду вас развлекать, помогать и мешать Шут с двумя игрушечными клинками улыбался и строил гримасы. Со стороны это смотрелось как полнейшее издевательство.
А ты кто? Как звать и называть. Присаживайся и выпей со мной. если не струсишь. Но говорю сразу, на столе будет алкоголь, так что если тебе нет 16 веков. То уж извини, пить нельзя. Матушка запрещает Посередине небольшого помещения появился стол, заваленный напитками и едой. Улыбка шута все растягивалась и растягивалась
Но знай, напитки разные бывают. Выбирай с умом. И сделав кувырок присел на спинку одного из стульев, закинув ноги на столешницу.
Хотя чуть не забыл, столь милым и брутальным господам нужно немного женского тепла. Где-то, где-то тут бродила мила, нежная и очаровательная. Аааа вот где наша потеряшка. Приветствуйте и падайте на колени от счастья лицезреть ее. Вот только что-то пошло не так или так, но артистизма шуту было не занимать. Из занавеси вышла Виви
Ребенок, ты кто. Где моя прелесть. Обходя девушку по кругу и внимательно осматривая, Шут иногда даже потыкивал в особо интересные места.
Худовата конечно, ну да ни чего сойдет. И развернувшись к мужчинам вскинул руки, щелкнул пальцами и на Виви оказался милый костюмчик танцовщиц живота Развлекайтесь господа, а ты развлекай господ

Отредактировано Вартаф (5 Ноя 2017 00:00:19)

+1

98

Как оказалось, духи лоа бывают очень злыми, если их долго игнорировать. Сквозь дымку почти осязаемого голода перед глазами мельтешили иные образы. Заветный кинжал, заснеженный пейзаж и почему-то дверь в родительский дом. Все это смешалось с непрекрещающимся гомоном. Сила ворчала и скалилась. Плохо повинующееся ей тело, шаталось, оступалось и то и дело клацало зубами на пустую стену. Другого оружия кроме них не было.
- Здесь интересно, - сжалилась над хозяйкой Сила. - грань тонка, совсем тонкая. Как паутина. Ее прорвали, извратили, выплели своими заклинаниями в кружево. Когда мы получим свое, уйти будет легко. Всего пара капелек крови. Всего одна жизнь сладкого теплого существа. И мы уйдем со своим. Тебе понравится. Ты же не любишь много жертв. По сравнению с тем, что было раньше это мелочь!
Сонный разум Виви попытался воспротивиться, но импульсу повиновались лишь чуть дрогнувшие веки.
Позади раздавались знакомые голоса. Как же хотелось ответить! Но даже думать сама полудемоница сейчас была не в силах. Ее окликали, спрашивали. Вампир, судя по голосу, остался жив. Виви это не радовало и не огорчало. Лоа владело лишь желание - жажда крови и боль от потери пожитков. То, что принадлежит жрецу вуду, часть его самого. У полудемоницы этот инстинкт дошел до помешательства.
Вдруг появилось новое чувство. Оно свалилось, как снег на голову. Сила заставила тело замереть. То ли страх пронзил ее, то ли дурное предчувствие.
- Там кто-то есть. Снова эти демоны. Почему опять демоны? Не люблю их, - проворчала Сила.
На сей раз Виви дали ответить:
- Это опасно?
Тело кивнуло головой, и обе сущности, обитавшие в нем, это почувствовали. Пришлось ускорить шаг. Мгновение спустя Сила заговорила снова:
- Эти жалкие смертные сейчас передерутся. Досадно. Нам нужен хотя бы один. Но мы не можем вернуться.
Виви ощутила приступ отчаянья.
- Выпусти меня! - вскрикнула она. Тело остановилось. Упоминание о спутниках придало Виви сил. Они столько вместе прошли, и эти далиры спасали ее. И они ей даже нравились!
Завязалась борьба, не видная никому, кроме ее участников. И вот, когда воля полудемоницы почти взяла верх, реальность вокруг будто вздрогнула.
Сила вырвала контроль. Сила двинулась вперед и вышла в большой зал, похожий в воспоминаниях хозяйки на ярморочный шатер изнутри.
Будучи единым целым, лоа и ее хозяйка одновременно ощутили опасность. И куда большую, чем раньше.
- Ребенок, ты кто? Где моя прелесть? - спросило странное наполненное магией существо. Сила тупо уставилась на него, склонив голову вбок. У нее сейчас были те же вопросы и нечто, похожее на удивление застыло в горящих глазах.
Существо, в памати обозначившееся образом придворного шута или скомороха, обошло Виви, потыкало в ее тело. Сила не противилась. Для нее эти безболезненные махинации не значили ничего, когда нормальная смертная давно бы залепила нахалу пощечину.
- Худовата конечно, ну да ни чего сойдет, - подытожил шут.
- Ты собираешься меня сьесть? - с трудом просипела Сила. Он был слишком близко. Не убежать. Драться нечем. Виви с затаенным ужасом наблюдала из уголка сознания за этой сценой.
Шут шелкнул пальцами, и грязная порванная одежда превратилась в откровенный, милый наряд. Он чем-то походил на ритуальные одеяния мамбо.
- Ты даришь мне подарки? - удивленно спроосила Сила, - Ты щедр, да прибудут с тобой духи твоих творцов. Но мне нечего дать взамен. Судьба обокрала меня.
- Развлекайтесь, господа, - обратился благодетель Силы к кому-то. Она проследила за его взглядом. За столом, который так странно смотрелся в этом большом зале, сидел вампир, которого Виви помнила как своего спутника Торвальда, - А ты развлекай господ.
Сила кивнула. Только в этой покорности таился подвох, который заставлял ее хозяйку тихо посмеиваться. На столе были ножи. А Сила не знала иных развлечений, кроме ритуальных танцев жрецов вуду.
И вот тело задергалось, как в конвульсиях. Руки захлопали локтями, изображая куриные крылья, а голос задребезжал, исполняя ритуальную песню. Голова бешено вращалась, а глаза закатились.
И таким образом Виви приблизилась к Торвальду. Потом резко остановилась, за неимением муки, рухнула лицом в тарелку с салатом, хлопнула вампира по голове и снова пошла в пляс. В руке, скрытый полупрозрачным рукавом, тускло поблескивал свежекраденный столовый ножик.
Сила и Виви ждали. Они обе чувствовали, что сейчас лучше подчиниться обстоятельствам, чтобы потом получить свое сокровище.

+2

99

[NIC]ТОРВАЛЬД[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/t/t8qTu.jpg[/AVA]
Торвальд идёт сквозь холодные коридоры вслед за голосом, что раз за разом дразнит его. Искусственные лампы редкими светлыми пятнами плывут мимо, чередуясь с мерзкой влажной темнотой.
Стук шагов оглушителен! Правая рука убрана в карман брюк; левая - полная шипов, багряная масса, расслаблено свисает вниз. Весь воздух вокруг пронизал волнующимися блестящими нитями, будто не имеющих ни начала, ни конца.
Отрастающие ледяные крошечные сталагмиты звонко хрустят под ногами.
Слова Уроборуса редко имеют смысл, а речь то и дело срывается в крики. Из-за всего этого бессмыслица будто обретает какое-то значение, серьёзнее диагноза "шизофрения".
Прямо за спиной Торвальда внезапно слышится вопль Уроборуса:
- ЗАЧЕМ ТЫ С НИМ ТАК?
Если бы Торвальд не был готов, то обернулся. Но его нити, заменяющие зрение, не обманут его. За спиной никого!
Снова костяной хруст.
Торвальд останавливается, занеся левую "руку" за спину, готовясь к замаху. Вокруг него темнота, вспорота ослепительно яркими огнями электрического света. Чернота тени не должна быть настолько абсолютной, но она именно такая!
- Альт нравился больше, был бы лучше тебя, но ты заслуживаешь того, чтобы тебя подали на блюдечке без каёмочки и СОЖРАЛИ С ГОВНОМ!... Как любезный аристократ изволил молвить, заживо.
- О да! - фыркает бессмертный, глядя вверх, на сияющие синие драгоценные камни под потолком. В черноте! - Я - самый изысканный и сложный деликатес! Ведь я, всё-таки, ТОРВАЛЬД!
Сапфировый свет и безумный блеск глаз Уроборуса встречается с совершенно бесцветным, а от того - страшным светом глаз Торвальда.
Из холодной голубой пламенный вспышки Уроборус падает к полу. Из черноты в ясный свет.
- Какова цель Вашего визита? - вопрошает он важным тоном. Будто дворецкий богатого дома.
Не меняя позы, лишь немного наклоняясь вперёд, Торвальд подыгрывает странному собеседнику, сладко улыбаясь:
- Моя цель отличается массой низменных желаний.
И ведь правда. Ценности Торвальда слишком долго были сложными и комплексными. Пройдя перерождение его желания стали примитивнее. Хорошо ли это, Торвальд не знает.
- За встречу со мной многие готовы отдать многое, а за разговор - букет спелых апельсинов или корень...водорослей...
Уроборус меняется в лице.
"Вновь переключился!": думает Торвальд, будто усваивая новое знание.
Новая поза, как и все движения морозного духа, способно загнать сознание наблюдателя в "зловещую долину", на грань между естественным и неестественным.
Глядя на него, Торвальд начинает медленно обходить далира по широкому диаметру, как дикий зверь перед атакой. Алые нити, воздушной паутиной тянущиеся за ним, то и дело оставляют багряные пятнышки на потолке, стенах и полу.
Встреча вместе с разговором пришлась на широкий перекрёсток, заваленный мусором, битым стеклом и поломанной мебелью. Больше похоже на широчайший зал, перевалочный пункт, всеми заброшенный зал.
Уроборус снова переключается к тому моменту, когда Торвальд завершает свой путь по кругу в мокром подземелье, свой обход территории, свою подготовку поля битвы.
- В который раз, ты пришёл в "себя", Уроборус? - скалится вампир, разводя руки в стороны. Его рубашка пропитана красным цветом.
Мужчина отвечает спокойно:
- Он ведь прав. Без него тебе со мной не справиться. Думаешь, я просто так от него бегу? Этот волк не показывал клыки. Они чисты внутри, но снаружи... ох... снаружи они все в крови, все... Какая печаль тебе в сражении со мной?
- Как я говорил ранее, желания мои просты!
- Какой смысл, какую цель ты преследуешь? Тебе же дали право на жизнь, а это лучший дар, лучшее,
что есть в этом мире, которое ты забрал у себя самого. Ты думаешь, ты силён, и хочешь это проверить? Как глупо, как низко...

Все мысли Торвальда тонут в приступе смеха о наивности Уроборуса и наивности самого себя.
- Я - ТОРВАЛЬД! - кричит бессмертный, запрокинув голову. - Я хочу битвы! Я хочу страсти!
Я хочу потешить своё эго победой! Хочу быть поверженным! Победить! Проиграть! Быть убитым! Проснуться совершенно другим человеком и снова порвать оковы сладкого сна! Я - ТОРВАЛЬД! Моя жизнь - аномалия из проклятий и благословений! Не вампир и не человек. Не демон и не смертный. БЕССМЕРТНЫЙ! Если я встречу забвение, я буду упиваться им, как самой чистой кровью! Лишь затем, чтобы вернуться снова и СНОВА жить, побеждать и проигрывать! Моё имя - самое сильное клеймо доказательства моего существования. Я могу позволить себе идти на поводу у желаний, а потом понести ответственность.

Вопрос мотивации давно перестал иметь значение для Торвальда.
- Боже-боже! Даже ЧАЮ не с кем выпить! Не чая ради, я вообще не пью, не курю, спортом занимаюсь, а толку? Есть и пить не надо, спать не надо, никуда не надо! Похвально, что у тебя хотя бы есть цель, пускай и такая ничтожная... как ты только жил так долго с такой напыщенностью.
- А что ты ставишь своей целью, ломающийся мальчишка?
Словно искры сознания проскальзывают в глазах Уроборуса.
- Ой, да не смотри на меня так, будто ставил на колени всех на своём пути. Солнышко моё, лучик ясный, зайка-котик, на меня так смотрят каждый день. Стишок бы кто рассказал, а то всё я для чего-то нужен. Ещё эти чёртовы демоны...демоны Кал...кал...
Брови Торвальда изумлённо поднимаются вверх. Хоть сознание собеседника вновь ломается, он дал не просто ценную информацию. Нет, он дал настоящее оружие против самого себя!

КАЛЛИСФЕНЫ

Уроборус связан с Каллисфенами! Торвальд был с ними знаком. Он был в замке на паучьих лапах. Он говорил со старшим братом семейства демонов. С тем пугающим далиром!
"Чёртовы демоны"... Не так говорят о тек, с кем есть хоть какие-то отношения и знакомства. Значит, он сам не является Каллисфеном. Наверное..."
Торвальд вскидывает руку вперёд, указывая на Уроборуса.
- Кал... Каллис... Похоже, это для тебя что-то важное! Но ты сломан. - он поворачивается к противнику другим боком, убирая чёлку назад. Кровавые нити натягиваются и, блестя, исчезают в темноте. - Раз всё так сложилось - сокруши меня и я расскажу тебе. Ну а пока, я зачитаю для тебя стишок. - рот тянется в оскале! Одежда и волосы раскачиваются из-за возникшего сквозняка. - Считай это доказательством моей осведомлённости.

И прежде чем начать говорить, Торвальд срывается с места, будто силы гравитации и инерции для него не существует! Какие-то несколько метров между мужчинами сокращаются с незаметные мгновения. Извернувшись ногами вперёд, вампир пролетает прямо на том месте, где только что было лицо Уроборуса. Он согнулся назад в пояснице под прямым углом, избежав удара.
Но в момент мнимой неудачи, Торвальд вскидывает руку вверх и с земли срывается блестящая кровавая лента. Острейшее лезвие.
- Похоже ты попал, пацан! - кричит Торвальд, ожидая, как тело его врага будет рассечено на двое. Но в последний миг, в порывах ветра, лезвие из гибкого становится неуклюже жёстким и разлетается на кусочки. На кусочки красного льда!
Торвальд тормозит прямо в воздухе на десятке нитей, что ловят его, подобно паутине. Он кричит в восхищении вторую строку своей обещанной тирады:
- Хоть ни в чём не уверен сам!
Как на пружинах он возвращается назад лишь затем, чтобы увидеть, что обладатель ледяных синих глаз прыгнул и уже летит на него! Вампир, уцепившись за нити руками, раскручивается вперёд, чтобы обрушить на парня нисходящий удар ногой. Уроборус с оглушительным хрустом переламывается пополам прежде, чем его достанет удар. Пост образ ноги проходит в образовавшемся пространстве между неравными частями Уро, и тот, пользуясь шансом, возвращает прежнюю форму и наносит удар. Его рука прибавляет в размере, обращаясь драконьей костяной лапой. На огромной скорости и с чудовищной силой она сокрушает Торвальда движением наотмашь и вампира откидывает в стену.
Уроборус приземляется на кафельный пол на четыре конечности, будто это его лапы. Торвальд же, уцепившись за сплетение струн слева от себя, на центробежной силе резко заворачивает в сторону и, скользя в нескольких дюймах от пола, выстреливает в Уроборуса крошечными, но ужасно прочными кровавыми сгустками из извивающегося отростка у левого плеча. От его движения с пола поднимаются клубы пыли и лёгкого мусора.
Ледяному дракону совершенно всё равно! Пули врезаются в его тело и лицо, но, напоровшись на что-то жёсткое, отскакивают! Одежда порвана, кожа изуродована. И обстрел сопровождается громогласными стихами!
- И богу отдай техас! Разум прояснишь для нас.
Дуговая траектория возвращает Торвальда в центр, к бездействующему Уроборусу. Нет, к ждущему Уроборусу!
Из своей дикой неестественной позиции он выпрыгивает вверх и костяной хвост, сформированный в считанные мгновения, раскрутившись, вылетает в вампира.
Кровавая масса на месте левой руки рассекается на несколько длинных отростков и оплетает этот самый драконий хвост. Благодаря этому Торвальду удаётся переместиться над ним и резким рывком, перекинуть Уроборуса через себя. Но прежде чем заключительным движением отправить его в полёт, его кровавые отростки примерзают к хвосту. Торвальда утягивает следом! Вампиру приходится в противовес холодному расчёту, пожертвовать примёрзшей кровью. На полпути к стене, удаётся расцепиться и Торвальд, потерявший равновесие, падает вниз, в кучу разрушенной мебели, уничтожая эти дряхлые останки. Уроборус же только что сформированными лапами и хвостом цепляется за потолок и, проскользив по нему несколько метров, спрыгивает вниз. Но Торвальд упал раньше а потому Уроборус не допускает ошибки - он был готов к удару, ведь в него в падении врезается старый шкаф. Такой же чёрный, как темнота вокруг.
Уроборус не успевает увернуться, но принимает объект драконьей лапой. Вот только изнутри тут же во всех направлениях выстреливают длинные кровавые колья, всё ещё связанные чем-то в эпицентре взрыва. Ведь в шкафу прятался сам Торвальд! Едва достигая земли, Уроборус второй лапой стремится схлопнуть шкаф вместе с вампиром. Его костяным лапам какие-то колья не навредят.
Удар! Но в кусках мебели никого не было! Ведь Торвальд кровавыми потоками перетекает в в пространство между лапами Уро.
- Элли! Эльф из меди! Он разрушит тебя, Пацан!
Неестественное строение дракона вновь даёт ему преимущество! Нога нормального человека просто не могла выпрямиться вверх, но Уроборус так может. Пинок, что Торвальд пропускает, выбивает его вверх, к потолку. По возвращению его ждёт ужасающий добивающий удар, но Торвальд вновь ускальзывает по дуге. Схватив нити, он срывает себя в сторону и по окончанию вращения, оказывается у пола лишь затем, чтобы получить новый удар от Уроборуса. Вместо разреза ледяными когтями, по нему вновь проходит неестественно вывернутый горизонтальный пинок. Кровавая масса приняла форму пластины и погасила разрушительную энергию, но вампира всё равно отбрасывает на другой конец зала. Он в полёте выпрямляется и приземляется на ноги. Но вместо торможения, он продолжает скользить. Пол заледенел!
- Диспер! Мать кошмаров! Поиграет тобой, пацан!
Торвальд стремится вонзить кровавые отростки в пол, но в него из темноты на чудовищной скорости уже летят ледяные копья!
Тратится больше крови. Колья врезаются в пол и, оставляя три глубоких трещины, замедляют движение вместе с натянутыми кровавыми нитями. Но из лопаток бессмертного вырываются два блестящих кровавых потока. Они тут же искревляются и, обратившись двумя перепончатыми крыльями, закрывают Торвальда от ледяного шквала. Иглы проходят на треть своей длины, но останавливаются.
Ледяной ветер волной накрывает зал! Мириады кровавых струн леденеют и со звоном валятся на пол.
"Как Хардзиган и говорил, он питается магией в воздухе. Жаль, мне больше нечего противопоставить!.."
Как только шквал прекращается, Торвальд поглощает столь ценную сейчас кровь.
Он стоит в ледяном аду! Всё покрыто инеем, а вокруг витают хлопья снега.
Уроборус стоит в центре замёрзшей арены. Прямо, решительно.
- Ренли... - протягивает Торвальд, восстанавливая дыхание. Он рискует совершить серьёзную ошибку. Голос звучит оглушительно. - Старший демон. Вскроет душу твою, пацан.
Снег и лёд хрустит под ногами. Кончики волос слипаются и белеют.
- ВИСМУТ, вестник силы. И тебя подомнёт, пацан.
Это конец стиха.
- В замке живых кошмаров встретишь правду о вас, пацан.
Сейчас оружие не поможет. Из-за спины Торвальда показываются хвост и пара острых кровавых щупалец. Острых, словно бритвы.
Зал светится от рассеянного света.
Именно в такие моменты взаимное уничтожение становится личным, важным делом.
Вампир, сражающийся ради сражения. Дракон, сражающийся по своим причинам.
Ещё пара метров, пара шагов и ближний бой перейдёт на совершенно новый уровень. Вокруг мусор, кровь и лёд!
Сердце вампира трепещет! Такой радости битвы он ещё не испытывал! Тело ноет от ушибов. Несколько костей сломано. Но это - необходимая плата. Мелочь для бессмертного. У его оппонента разорвана одежда и кожа. Вид потрёпанный, но Уроборусу будто плевать.
Шаг.
Шаг.
Шаг.
Шаг.

Но вдруг, свет от снега и крови исчезает. Пространство будто сворачивается, закручивается в бесшабашное и беспорядочное вертиго.
Торжественный, почти парадный зал арены внезапно складывается в чёрный и тоннель.
Торвальд видит впереди силуэт Уроборуса.
- Я не знаю, что произошло, но я не готов дать нам разойтись!!! - кричит он, всё же сворачивая хвост и подобие рук. Отросток у левого плеча втягивается почти полностью. Остаётся лишь небольшой фрагмент, закрывающий мышцы и обрубленную кость.
Комната в которую он выходит, оказывается каким-то подобием цирковой арены. Но ни тёмно красные шторы, закрывающие стены, ни узор на полу не сделают её столь же прекрасной, как красно-белый ад, что мгновения назад был бесчестным образом украден!
Но повернув голову влево, Торвальд осознаёт, что видит Уроборуса! Они шли синхронно?
- Что произошло? - вопрошает бессмертный, стоя полубоком к недавнему любимому врагу. - Это не твои проделки, Уроборус. - сказано уверенно. - И не мои.
Но из-за границы зрения возникает невысокий человек в клетчатом камзоле, в колпаке с бубенцами и неестественно искривляющимся раскрашенным лицом.
- Меня зовут Шут, просто Шут. И на неизвестный период времени я буду вас развлекать, помогать и мешать. - пронзительным резким голосом говорит мужчина.
- Что это за цирк? - Торвальд вопрошает очень жестким и холодным голосом. Продолжать бой с Уроборусом сейчас - какое-то неуместное варварство.
Шут представляет стол с едой и выпивкой.
"Какая дикость!": думает Торвальд, даже не осознавая, что идёт и садится за стол. В глубине сознания он просто подыгрывает незнакомцу, пока мыслями пытается понять, как ему следует поступить, дабы не потерять свою гордую маску.
Впрочем, ноги он тут же закидывает прямо на столешницу. Бестактность граничит с бессмысленным бунтарским протестом.
Но вот шут представляет Виви!
"Нет, не Виви...": думает вампир, растягивая губы в одобряющем оскале. Ведь вместо Виви перед ним стоит чёрный демонический силуэт с оранжевыми, сияющими подобно Солнцам, глазами. Именно этот образ он видел прежде много раз.
Думы Торвальда роятся вокруг мысли о бессмысленности происходящего и абсурде.
Покорно соглашаясь с предложением шута, Виви начинает танцевать колдовской танец. Но Торвальд всё размышляет. Наконец,бессмертный приходит к выводу и именно этот момент совпал с неожиданным хлопком по макушке.
Закатив глаза, Торвальд медленно поднимается со стула.
- Шут. - мертвенным тоном говорит он. - Чего ты добиваешься?
Резким движением, Торвальд поднимает правую ногу и ставит её на крой стола. Ничто не мешает сейчас ничего "не выбирать с умом", а решительно отвергнуть всё. Бессмертный даже не задумывается, что может говорить с существом безмерно могущественным.
- Говори на чистоту, Шут. Праздник не задался с самого начала!

+2

100

Очнувшись, Хардзиган почувствовал на своих плечах всё те же, уже до боли знакомые, нежные маленькие руки нимфы. Стало немного спокойнее. Это спокойствие клонило ко сну, но полицейский знал, что сон может повлечь за собой смерть, и старался держаться. Глаза то и дело закрывались, тело тяжёлым грузом валялось на земле, но волчара держало в этом мире слишком много неоконченных дел. чтобы вот так просто отдать концы здесь, в этой проклятой дыре, в грязи и сырости. Не для того он выбирался из дерьма, чтобы остаться в нём умирать. Сколько уже раз? Много раз, и этот точно не станет последним.
Харви заметил, что спит. Встрепенулся, но не получалось открыть глаза.
- Как ты, старый дурак, до сих пор ещё жив, если убить тебя проще простого?!
- Заткнись, брат... Сейчас не до твоих нравоучений. Прочь из моей головы!
- Да я бы и рад, только вот твоё сознание держит меня здесь. Если я уйду, ты окончательно умрёшь, и эта девочка не успеет спасти тебя, а ты ещё многое должен сделать. Не теряй бдительности, не доверяй тому, кто атакует из-за спины. И не вини его... Ты ведь понимаешь.
Харви нахмурился, показывая своё недовольство, как маленький мальчик, которого заставляют есть кашу, объясняя. что он не сможет залезть на дерево быстрее того соседского парня, если не будет ничего есть. Так что нужно запихнуть в себя эту с любовью приготовленную мамой отвратную жижу, сжать волю в кулак и идти.
Ухмыльнувшись, Ивирус кивнул на прощание и растворился, обратившись гуляющим на ветру чёрным пеплом, но из этого же пепла вновь начало собираться что-то или кто-то.
- Ну что ещё... - рыкнул Харви, но от удивления у него даже перехватило дыхание.
На него смотрели два сапфировых глаза. Широкая улыбка с острыми клыками, по которой так и хотелось хорошенько врезать чем-нибудь потяжелее.
- Последний из Хардзиганов теряет хватку. - промурлыкал Уро и уже привычно наклонил голову вправо, хрустнув позвонками шеи, - Раньше ты бы предусмотрел всё. Раньше тебя бы и пальцем тронуть было нельзя, но тут же магия кругом... Вампир, вампир, кусающий оборотня-демонолога. Теперь ты должен убить всех свидетелей, чтобы у тебя не отобрали значок, иначе...
Силы резко возвращаются, Харви, резко оттолкнувшись от пола руками, прыгает на дракона, но тот обращается пеплом, разлетающимся в стороны, а офицер открывает глаза и резко дёргается.
Перед его глазами улыбающаяся Амирелия, но в ушах эхом раздаётся - Иначе тебе не догнать меня, вампир успеет первым, и ты никогда не узнаешь, где племянник!"
Лицо девочки выдавало усталость. Харв понимал, что она сделала, и был благодарен ей. Он попытался в стать, но даже сейчас ему это не удавалось.
Он не переставал удивляться этой крошке, которая, потратив столько сил и нервов, решается тащить Харви туда. куда надо ему, а не ей самой. Что она здесь делает? Зачем пошла за ним? Может, её тоже на самом деле не существует, и это мозг оборотня родил в голове полуголую милашку, которая помогает ему, а на самом же деле Харви сейчас ползёт сам?
Однако Уроборус не соврал. Из дыры, к которой его тащила Ари, веяло магическими силами, которыми наполнялись жилы Хардзигана.
Уже когда рыжеволосая не справлялась с задачей поднять тело оборотня, чтобы запихнуть в дыру в стене, Харви сам схватился и, подтянувшись на руках, залез туда, жестом указав девушке захватить с собой его меч.
Когда она возвратилась, он ждал её там же, уже с привычным недовольным на весь белый свет выражением лица, свидетельствовавшим о том, что он в порядке.
Он протянул руку, чтобы нимфа могла за него ухватиться. Поднимая её, лёгкую и изящную, задаваясь всё тем же вопросом о её безграничных внутренних силах, Харви буркнул - "Теперь моя очередь.", и, покрепче ухватив меч, устремил взгляд на странный источник света в конце длинного тёмного зала, - Держись рядом.

***

- И ЭТО ты называешь приёмом? Да так были ещё при царе... - врезавшиеся в плоть кровавые лезвия силой опрокидывают голову дракона назад, но он тут же поправляет её рукой.
- Не смей перебивать, когда с тобой разговаривают старшие! Старшие по званию, салага! Три наряда короткой очередью, проходи, ты тут не один, а всех надо накормить!
Бой был коротким, но за эти несколько минут удалось понять стиль и распределение сил вампира. Уро оскалился, когда понял, что Торвальд выкрикивает те же имена, что он слышал тогда, в замке, убегая от преследователей. Или преследователя? Это было давно.
Нежить хотел уничтожить кровососа, но тот оказался крепче, чем его собраться из склепов и тёмных закоулков Техской области. И стих, который он читал. заставлял Уро бить чуть слабее при неизбежных попаданиях по вампиру, ведь это была ценная информация. Да, Уро жалел, что его язык был развязан настолько, что он сам выдал свой секрет, и не понимал, почему Торвальд решил отплатить той же монетой. Неужели он уверен в том, что убьёт Уроборуса здесь и сейчас? До сих пор? Даже теперь? Кто из них безумен?!
Что-то вокруг резко изменилось.
Они с вампиром стоят рядом, он что-то говорит, но Уро читает по губам и тут же забывает это. Слух будто отняли, а потом начали постепенно возвращать.
Это не твои проделки, Уроборус. И не мои.
От разрушительных последствий битвы не осталось и следа, а половину  сил будто резко кто-то схапал в мешочек и унёс подальше, бросив привычное "хорошего понемножку".
- Тащи этот мешок обратно, сукин ты сын! Я весь дом подмёл ради этой вкуснятины! - кричит в никуда Уро,  -
- Всю жизнь мне испортил, хад! ИИИээээх...
И никому, кроме самого Уро, никогда не понять смысл этих слов, а ведь он просто хотел попросить вернуть магию назад, чтобы он мог впитывать её и дальше, но тёмные сгустки в сфере не давали ему сформулировать фразу правильно, заставляя, словно попугая, повторять когда-то услышанные фразы, а за свою "жизнь" он услышал много всего.
Вся эта сцена становится ещё более бредовой с самого появления этого ряженого клоуна. Уро рассержен. Он знает, кто это, но попытка прогнать его в прошлый раз стоила немалого, поэтому костлявый решает выждать момент. Минуту назад убивающие друг друга, сейчас они идут рядом по красному ковру.
Уро на ходу поправляет изорванный в клочья плащ, тянется к шарфу, понимает, что от него осталась одна лишь короткая тряпка, спешно выкидывает его в темноту и быстрыми движениями расчёсывает растрепавшиеся волосы когтистой пятернёй.
Увидев стол, дракон повернулся к Торвальду, шаркнув по кофру мыском ноги, сложил руки в замок, потупил взгляд и, закусив губу, промямлил: Это всё для меня, котёнок?! А я ведь и не одета по случаю, да и после такого бурного...
Подняв взгляд, нежить понимает, что вампир уже давно сидит за столом, закинув на него ноги.
Надув щёки, парень показывает язык и издаёт неприличный звук, затем, выпрямившись, закатив глаза и сделав рукой жест "сломанная лапка", выдаёт сорвавшимся на писк тоном - Нахал. Подлец! Да я таких как он...
В таком положении он шагает к столу, не опуская головы.
Шут тем временем вещает. Дойдя до стола, дракон останавливается, устремляя свой взгляд на особу, убежавшую вдаль перед тем как его обнаружили.
Зубы предательски скрипят, а уже слишком вульгарный прищур выдаёт в драконе странное непреодолимое влечение. Он стоит на месте, но его будто так и тянет сделать шаг в сторону Виви.
- Вы красивые... вы обе. Я даже не знаю, кто из вас лучше, но ведь понравившись одной, другую уговорить... А почему такие красивые цветы вянут здесь, среди уродства?! Что Вы сегодня вечером...
Девушка странно задёргалась. Уро будто смотрел на себя в зеркало во время утренней зарядки. Пение выдало знакомые наречия, но Уроборус уже стоял в другом конце стола, невольно подпевая дрожащему голосу.
- А и не важно. Приятной трапезы, твари, чтобы вам крепче спалось, сладенькие мои! - он смотрит на уставленный яствами, буквально ломящийся от них стол, и, предварительно проведя аристократический ритуал с покрытием себя салфетками, тянется к мясным блюдам.
- Не то... не то... - бурчит он, разрывая пальцами филе и выкидывая куски на пол. Скинув со стола тарелку, зомби пододвигает следующую. На большом подносе красуется свежая тушка индейки, украшенная листьями салата и дольками лимона, но и её Уро принимается разрывать на куски, пока не добирается до костей. Их он с силой вырывает и принимается громко и быстро грызть, буквально по-варварски. От аристократизма не остаётся и унции.
Заметив на себе взгляд Торвальда, дракон ещё некоторое время грызёт кость, сгорбившись и наклонив голову, затем медленно прекращает и также медленно вынимает уже половину ребра изо рта.
- Что?... А! - закатав губу, он обнажает свои клыки и тычет в них покрытые соком и мясом пальцы, - Ф зупах зафтряло, да? Фдесь? Или фдесь?
В этот момент вампира бьют по голове, а Уро, махнув рукой, продолжает грызть кости, пока не замечает выплывающих из темноты фигур демонолога и девушки.
Приветливо махая рукой, не отрываясь от основного дела Уроборус жестом приглашает их сесть за стол напротив него. Стол широкий, ауры почти не соприкоснутся. Ждать ещё совсем немного, ещё пара блюд.

Отредактировано Харви Хардзиган (19 Ноя 2017 14:42:45)

0

101

Задача, как можно догадаться не из лёгких. Ари, хрупкая Нимфа, чисто физически никогда не смогла бы протащить и метра здорового тяжёлого мужика, не говоря уж о том, чтобы поднять его на уровень метра от земли к той самой дыре. Благо Харви, хоть и не осознанно, но сильно помогал ей в этом, барахтаясь и продвигаясь в нужном направлении. Ари больше выступала в роли мотиватора и целеуказателя, хотя и это требовало большого количества сил, коих осталось совсем не много. Чем ближе они продвигались к дыре в стене, тем более осознанными становились движения волчара. И в конечном итоге он довольно вовремя вернул себе ясность ума, чётко дав понять, что справится дальше сам и указал на свой меч, лежавший там, откуда они "начали свой путь". Запыхавшаяся девочка, утёрла вспотевший лоб тыльной стороной ладони, глубоко вздохнула и глухо прошлёпала босыми ногами по каменным холодным плитам пола, схватила меч двумя руками и неся его осторожно, чтобы случайно не задеть им ноги понесла его обратно к его хозяину. Харви уже ждал их. На лице была написана усталость, однако сил в нем читалось гораздо больше чем было несколько секунд назад. Это не могло не радовать. Ари радостно улыбнулась и протянула ему руку. Тот поднял её как пушинку вместе с мечом, а Ари опустила голову вниз, поглядела на свои босые ноги, болтающиеся над землёй, и словила себя на том, что это похоже на полёт. Нафанатзировать и насладиться этим чувством она не успела, потом что велением сильной руки Харви, её ноги вновь коснулись не приятных ледяных плит, которые тут почему-то гораздо холоднее чем в предыдущей комнате, хотя казалось, что холоднее уже некуда. Отдала Меч хозяину и посмотрела под ноги. Голые ступни аж ломило от холода. Постоянно переступая с ноги на ногу, девочка обняла саму себя и пыталась хоть как-то согреться.
- Теперь моя очередь.
Ари мягко кивнула и посмотрела в даль, прямо на тот не понятный источник света.
- Держись рядом.
и двинулся вперед. Ари немного подумав засеменила следом, буркнув в ответ - А куда я уйду... таким тоном, будто и так понятно. Она бы и так ни за что не отойдёт от оборотня, по крайней мере пока не окажется в непосредственной двери в тёплый и более дружелюбный мир, где светит солнышко, поют птички и протекают чистые реки.
   Они шли довольно быстро. Ари едва успевала за демонологом. Её онемевшие от холода ноги уже начинали капризничать и деревенеть. Так, чтобы не отставать, нимфа крепко ухватилась тонкими пальцами за рукам на локте  Харви и даже прижалась к нему плотнее, когда её уха коснулись странные не понятные звуки, доносящиеся из глубины коридора. Какая-то возня, голоса, крики, звук бьющейся посуды. И вот они наконец достигли двери. Ари аккуратно выглянула из-за широкой спины своего защитника и сразу же проследила взглядом за звуками вибрирующего пения. Это Виви!? В сексуальном полупрозрачном костюме, танцевала для трёх новых знакомых.
- Виви!
Вот уж совсем не правильно. Ари тут же оскорбилась в очередной раз. И снова ревность, пусть и совсем не уместная в данной обстановке. На её лице была смесь негативных чувств, основой которой были обида и злость. Неуверенно приняв приглашение Уро, Ари прошла вслед за Харви и села как можно дальше от зомби, всё время поглядывая на неистово трясущуюся бывшую подругу. Улучив момент, когда она проходила рядом и обратила на неё внимания, Ари насупилась и еле вспомнив новое выученное вчера на всеобщем языке сложное слово, сказала:
- Ты не полиция. Жаль только что нимфа до сих пор не поняла, что истинное значение этого слова, расходится с тем, как понимает она его сама. Хотя вина тут лежит не на ней а на Харви.
Она даже не посмотрела на подругу. Просто подогнула под себя оледеневшие ноги взяла в руки вилку, сжав её в кулачке недоверчиво, хоть и жадно, глядя на все соблазнительные вкусности на столе.

0


Вы здесь » AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара » Кипсбургское Королевство » Мы поедем, мы помчимся...или служебное рвение до добра не доводит!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC