AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара » Кипсбургское Королевство » Мы поедем, мы помчимся...или служебное рвение до добра не доводит!


Мы поедем, мы помчимся...или служебное рвение до добра не доводит!

Сообщений 1 страница 30 из 90

1

Место:лес и горы несколько суток пути до храма Салиаса 
Участники:Харви и Амирелия
Описание:Продолжение приключений Харви и Амирелии, ушедших от спутников. К чему приведет расследование о появлении демонологов? Какие еще тайны откроются? Квест идет параллельно "Забытому завещанию"
Дата завершения:

Отредактировано Вартаф (5 Дек 2016 14:33:06)

0

2

А кто говорил, что будет легко? Но Всему должна быть мера, но то что происходило в лесу пол часа назад не шло ни в какие ворота. Бедная нимфа не была готова к такому потрясению. Ей уже не нужны были ни приключения, ни завещание, ни деньги, полученные за ту жалкую бумажку. Хотелось забиться куда-то под кровать в какой-нибудь гостинице, или же прыгнуть в реку и там забыть всё, что пришлось пережить. Девушка шла по тёмному лесу, стараясь найти дорогу, по которой пришла на ту злосчастную поляну, постоянно оглядываясь вокруг себя и содрогаясь и тихо охая от каждого шороха. Было действительно очень страшно. Она осталась одна в не знакомом лесу, в котором недавно происходила какая-то дьявольская чертовщина. Бедная нимфа плотнее куталась в огромный, с её точки зрения, по размеру плащ, будто он способен её защитить от всего. Но куда там. От этого менее страшно не становилось. Последней каплей был упавший на голову орех, который специально обронила пролетающая мимо ворона, надеясь его расколоть и полакомиться. Ойкнув от боли, Ари сильнее укуталась в плащ и со всех ноги бросилась глубже в чащу. На пути попадалось много кустарников и низко растущих веток, который так и норовили хлестнуть по лицу и уцепиться за плащ, будто специально стараясь задержать нимфу. и многим это всё таки удавалось. И вот, вынырнув из-за очередного дерева, Ари очутилась на уже знакомом месте, где миро лежали два влюблённых скелета. А рядом с ними стояла какая-то тёмная фигура. Ари испуганно вскрикнула и попыталась затормозить, но не удалось. Длинный плащ предал в самый не подходящий момента. Он попал под носок сапога и... И Ари уже не могла удержаться на ногах. Она повалилась вперед на полном ходу, зажмурившись и выставив руки вперед. Но руками она промахнулась, въехав в фигуру щекой и грудью, и при этом изогнув спину в обратную сторону съехала по ней на землю. Успокаивало только олдно, в последний момент, Ари узнала в страшной фигуре вполне доброго и дружественного волчару Харви.

+2

3

Воздушные просторы вспарывает тяжёлый объект. Порывы шквального ветра рассекают два багровых крыла. На их гладкой блестящей поверхности луны отражаются кривыми бледными овалами. Сзади тянется такой же багряный хвост, на конце которого трепещут две широкие перепонки.
Лицо от ветра закрывает кожаная маска, круглые глазницы которой пропускают синий свет холодных глаз. Чёрные волосы давно выбились из хвоста и теперь находятся во власти леденящего потока.
Внизу пролетают густые леса, пустынные плато, пыльные дороги и сонные деревни. Луны лениво плетутся по небосводу, даруя, ничего не значащее, сияние.
Лишь звёзды в вышине - недвижимы. Подобно создателям миров, они горделивы и слишком важны, чтобы шевелиться.

Торвальд покинул храм Кровавого Бога пару дней назад. Реставрация развалин монумента проходит идеально: рабочие-нежить - хорошие рабочие. Они исправно выполняют приказы Лармата, не устают и даже не едят.
Мысли же вампира заняты совсем иными построениями. Первый и, на текущий момент, единственный поход в мир Лоа чуть не обернулся сразу несколькими трагедиями. Тогда бармен решил: "Я не в праве допустить подобных неудач!"
Цель предельно ясна: заставить лоа подчиняться ему. Своевольные демоны чувствуют в вампире кровь их вождя, которую тот получил в миг последнего перерождения. Однако ни один из них не желает преклониться перед ним. Даже мир лоа, грань абсурдной чужеродной реальности, стремится всеми никчёмными силами отторгнуть Торвальда, убить его и поглотить.
Сам Лармат не в силах изменить ситуацию. Конфликт стал личным. И его предстоит разрешить самостоятельно.
Никакие "консультации" с племенами троллей не дали желаемого изменённому вампиру. Посещение библиотек - деятельность, заведомо обречённая на оглушительный крах.
Теперь Торвальдом движет мимолётная идея. Что, если изучать лоа, как обычных демонов? Культура иная, но правила мироздания должны сходиться хоть в чём-то.
Именно погоня за знаниями тянет вампира вперёд. Знания, которые не найдёшь ни в одной из библиотек в следствие их секретности. Знания, которыми обладают истинные мастера своего дела.
Вычислить некоторые круги демонопоклонников совсем несложно. Другие же придётся выслеживать долгие месяцы. За два дня пути, Торвальд уже нашёл один. И был чрезвычайно разочарован.
Теперь ему затея видится куда мрачнее, чем в начале. Информация о неком культе, орудующим в районе, куда он направляется, крайне сомнительна, не говоря уж о том, что поверхностна. Где-то там кто-то есть...
Тяжёлый выдох теряется в вое ночных ветров и криках потревоженных птиц, чью стаю вампир мгновение назад разрушил.

Вдруг взгляд Торвальда инстинктивно оборачивается в сторону. Не нужно быть лоа, чтобы почувствовать демоническую мощь. Не нужно быть магом, чтобы ощутить гнетущее превосходство. Не нужно быть вампиром, чтобы понять жажду жестокости и крови.
Там, за лесами и полями, в тенях старого замка, совершается призыв. На горизонте, где горы пытаются откусить кусочек неба.
Не желание, но нужда познаний заставляет синеглазую фигуру сместить центр тяжести. Ветер врезается в растянутые кровавые перепонки и мрачный силуэт, спикировав и набрав скорость, устремляется к истоку хаотического безрассудства.
Замок, что сошёл со страниц детской сказки, становится всё ближе, а его тени - всё мрачнее.
Торвальд не знает, почему, но результат призыва исчезает, как и вся сопутствующая сила. Мысли вампира обращаются к нарастающему разочарованию. Тот, кого он искал, был совсем близко! Но, похоже, теперь он мёртв. Как и его бесценные тайны.
Чувство направления окончательно теряется.
"Не успел...": мысленно ругается Торвальд, бреющим полётом проносясь над деревьями. "Не беда! Он должен оставить следы! И он не мог быть один!"
Воспарив над кронами дубов и затмив крыльями луны, Торвальд втягивает кровавые крылья и хвост в себя.
Миг невесомости. Всего миг, который тут же рушит беспощадная гравитация, срывающая вампира вниз.
Перед самым приземлением в сочную, мокрую от росы, траву, Торвальд тормозит падение левитацией и без усилий сходит на хладную землю.

Предстоят долгие поиски.
Бармен расстёгивает крепления на ремешках маски. Её глазница, погаснув, освобождают синие прожектора, свет которых столь же бесцелен, как пустой лунный лик.
Маска цепляется на крепление коричневой куртки. Внизу, у пояса. Рядом с парой металлических когтистых перчаток.
Подняв голову к бездонным небесам, Торвальд освобождает волосы и вновь стягивает в хвост у затылка. Подготовка завершена. Подготовка к поискам, которые окончатся очередным провалом.
Хмыкнув собственному скептицизму, вампир осторожно шагает вперёд, сквозь кустарники и ветви. На поиски того, о чём сам он не имеет представления.
Но пару минут "поисков", Торвальд замечает пару далиров справа от себя. Шаг замедляется.
"Далиры тут? Живые?": тонкие губы растягиваются в довольной ухмылке. Слишком агрессивной для его мыслей. "Они определённо должны знать, что произошло. Может, даже помогут с поисками!"
Последнему собственному умозаключению вампир точно отказывается верить. Впрочем, это не мешает ему приблизиться к незнакомцам, один из которых его уже видит.

Мужчина. Мужчина смотрит прямиком на приближающегося вампира. На нём одет потрёпанный свитер, чёрные штаны и сапоги. На голове красуется шляпа. Её поля обрамляют серьёзное лицо сочными тенями, сквозь которые всё равно видны сосредоточенные глаза. Или они просто выглядят сосредоточенными...
Перед мужчиной на коленях сидит женщина, укутанная в огромный плащ. Из-за размеров он ей и не идёт. Рыжие волосы при лунном свете выглядят почти бесцветно.
"Неужели я вторгся в чью-то личную жизнь?": без намёка на сожаления размышляет Торвальд.
Напряжённость мужчины в шляпе вызывает у вампира привкус тревоги.
Тем не менее, то, что он может сказать, может оказаться полезным. А может и не оказаться. А может, он не скажет вообще ничего.
- Доброй ночи. - произносит вампир голосом чистым, почти не наигранным.
Женщина сидящая в ногах мужчины вздрагивает.
Торвальд останавливается на расстоянии нескольких метров, удерживая руки в пределах видимости грузного мужчины.
- Я слышал, что тут недавно произошло нечто ужасное. - последние выражение вампир подбирает на ходу, и оно, похоже, подходит ситуации как определение "жидкая" к слову "вода".
Ответ далиров это подтверждает сполна. Молчание, следующее за этим, затягивается чуть сильнее, чем принято. Желая как-то успокоить настороженных собеседников, Торвальд извлекает сигаретницу.
- Будете? - спрашивает он, извлекая, свёрнутый в бумажную трубочку, табак.
Ответ отрицательный, полный недоверия. Лицо женщины удаётся рассмотреть.
Не женщина, а молодая девушка с кукольным измученным лицом. Мужчине она подошла бы в дочери.
- Как угодно. - вампир фыркает, прикуривая от зажжённой спички. Тщательно затушенная деревянная палочка падает во влажную траву, в собирающийся туман разбавляет сизый смог. На, справедливо сердитый, вопрос мужчины, бармен отвечает: - Меня зовут Торвальд. Извините, что не представился прежде. Вы не расскажите, что произошло? И остался ли кто-нибудь в живых?

+2

4

Вы когда-нибудь заглядывали в глаза мертвецу? Нет-нет, не нежити, идущей на Вас лишь с одной единственной целью - разорвать на куски и сожрать останки. Заглядывали ли Вы в глаза трупа, когда-то такого же далира, как и Вы сами, ныне пребывающем вне мира Лоа? В лучшем мире?!
Харви видел сотни...нет, тысячи мёртвых взглядов. Казалось, каждый раз, когда он смотрел на труп, он тоже смотрел на него, как и все остальные, которых он видел до этого. Сначала он один, смотрит, наблюдая за действиями, следит за Вами, заставляет нервничать, не даёт спать. И вот Вы привыкли к нему, мысли словно о старом друге, время лечит. Как бы не так.
Появляется второй, третий, десятый, и вот на Вас уже смотрит целый легион. Взгляды у всех разные. Кто-то смотрит с отчуждением, иные же глядят с пониманием и будто кивают, прощая. Другие же осуждают, ненавидят, негодуют. Эти вопрошают, те молят, а вон те вообще смотрят как-то сквозь, но всех их объединяет одно. Они смотрят, но не видят. Для них любой, встретивший их взгляд, будет смертью или убийцей, лишивший жизни, отнявший надежду.
Сейчас на мужчину снова смотрели пустые глазницы старых, покрытых паутиной, опавшей листвой и пылью черепов. Мужчина и женщина, если офицера не подводит зрение и опыт. Примерно одного роста, мужчина намного шире в плечах, если судить по уже давно вступившим в период разложения костям, но не шире самого Харви.
Держатся за руки, как и подобает влюблённым, только вот женский скелет явно был добавлен в эту экспозицию немного позже. Если мужчина сидел спокойно и размеренно, словно принимая свою участь, то женщина то ли сопротивлялась, то ли была посажена сюда уже будучи трупом. Зачем тогда сплетать им руки? Нельзя было усадить её нормально? Или же скелет просто изменил положение с ходом лет? Нет, исключено. Таких случаев по пальцам можно пересчитать, а в последние несколько столетий резкие изменения ландшафтов и особо сильные ветра в этих местах не наблюдались. Хардзиган не был экспертом в подобных вещах, но
- Ну и дерьмо... Этот лес полон такого дерьма, что я просто не понимаю, как тут вообще что-то растёт...
Харв обращался, скорее, к самому себе, но стоящая рядом Долорес, словно в подтверждение его слов, фыркнула и тут же навалила немалую кучу под одно из деревьев, меланхолично посмотрев на хозяина и отвернув морду куда-то в сторону чащи, навострив уши.
Офицер уже открыл рот и вдохнул воздуха, чтобы смачно так выругаться, но тут его внимание привлекли шорохи, едва уловимые, совсем рядом.
Демонолог, до этого согнувшийся, чтобы получше рассмотреть парочку, выпрямился и склонил голову влево. Кто бы это мог быть? На всякий случай волчар потянулся к старенькому обрезу, но тут же понял, что зря. Запах был знакомый и его нельзя было спутать ни с чем.
Слишком быстро вынырнувшая нимфа, как и тогда в замке, не успела затормозить и въехала прямо в него своей миловидной смазливой мордахой. Полисмен лишь вздохнул и закатил глаза.
- Даже знать не хочу... А эти трое? Тоже сейчас вынырнут? Я же сказал, чтобы вы...
Долорес резко заржала, тут же притихнув, и поспешила доковылять за спину хозяину. Оборотень сначала не придал этому значения, но тут же спохватился и снова потянулся за оружием.
Рука так и осталась на рукояти обреза, но оружие всё ещё было в кобуре.
Слишком быстро для леса, слишком спокойно для данного места в целом, слишком невзначай для данной ситуации.
Нимфа всё ещё сидела у его ног, а за её спиной, где-то в две сотни шагов , едва видимый в отблесках лун, прорывающихся сквозь листву деревьев с раскидистыми ветвями, стоит он. Слишком быстро для обычного далира, слишком тихо для обычного человека, слишком страшно для старушки Долорес.
- "Ужасное... Смотря что ты имеешь ввиду... Этих далиров грохнули чёрт знает когда, а вот мы чуть не сдохли менее часа назад..."
Харв не знал, к ккому типу отнести данного индивидуума. Далиры обычно делились на три. Первые зеваки приходили на шум, но, как только узнавали о нечистой силе и прочих тёмных делишках, сразу взывали к богам различных сортов и расцветок, и спешили удалиться в свои дома. Однако, рядом с замком домов-то почти нет, а в самом замке и рядом с костром Харв такого запаха не чуял. Хотя, такую вонь он обычно чувствовал только в Техе. От незнакомца несло даже побольше того ледяного эльфа на поляне. Слишком подозрительно для этого места. Слишком.
Вторые же, наоборот, вроде как проходили мимо, и их даже почти не интересовало, почему, к примеру, крест, до этого возвышающийся над вершиной заброшенной часовни, теперь торчит откуда-то из дерева за версту от самой часовни, а вокруг неё так много пепла или крови. Обычно, с присущим им сельским жаргоном, они бросали офицерам короткое "чё тухт сталохся?" и, в большинстве случаев не получив никого ответа, шли себе дальше, будто так всё и должно быть. Слишком статный для второго типа. Слишком грамотный для деревенщины. Слишком внезапно для зеваки.
- "Сигарета? Ты наткнулся на двух незнакомцев, причём голова бабы на уровне портков мужика, а рядом ещё и два трупа за ручки держатся, а ты предлагаешь мне, мать твою так и эдак за ногу, СИГАРЕТУ?!"
Левая бровь демонолога сама собой приподнялась, а губы застыли в нескрываемой гримасе презрения.
Этот ботаник определённо относился к третьему виду. Самодовольные болваны, желающие потрясти своими якобы железными яйцами перед красотками, или же показать старым пердунам-предкам, что давно уже может обойтись без сиськи. Мнимые герои и смельчаки, сующие свой нос в самое сердце расследования, а как что, так навали кучу побольше, чем у Долорес, да бегом домой, взывая к сиськам своей матушки.
Однако, как уже было сказано ранее, слишком странно появился здесь этот смельчак, да и не походил он на кого-то из них. Харви мог бы принять его за зеваку лет двадцать назад, когда сам ещё был совсем зелёным, но сейчас...
Медленно вытащив оружие и демонстративно проверив заряд, Харви смерил странного гостя взглядом и сплюнул на землю.
- Кто ты такой, мать твою, и какого хера тут забыл?
- Меня зовут Торвальд. Извините, что не представился прежде. Вы не расскажите, что произошло? И остался ли кто-нибудь в живых?
- А если не расскажу? - Харв как бы невзначай вытащил из кармана полицейский значок с отличительным знаком демонолога, и покрутил тот в руке. О знаке мало кто был в курсе, но вот сам значок говорил за себя. Долорес, не выдержав, навалила ещё одну маленькую кучку прямо за спиной офицера.

Отредактировано Харви Хардзиган (7 Дек 2016 19:22:24)

+2

5

Плащ слетел с плеч девушки, оставив её по пояс нагой, с нацепленной на голое тело почти пустой котомкой. Было больно, не приятно, холодная утренняя трава не приятно холодила едва успевшие согреться нежные грудь и живот, вызывая толпы мурашек по всему телу. Но, знаете, она была безумна рада этой встрече. Теперь не придётся брести самой по тёмному лесу, потом по тёмным дорогам к деревне, где, кстати, тоже совсем не известно как сложится ночёвка. Она очень рада, была... До тех пор, пока Харви по своему обыкновению не стал ругаться. Бедная девочка, искавшая утешение в каждой на пути травинке и успевшая подумать, что нашла его, резко опустила голову попыталась не глядя нащупать плащ позади себя. - Простите. Ну почему вы ругаетесь? Я же не хотела... Всё вокруг казалось страшным и враждебным, и даже тот единственный, от кого ожидалась поддержка, тоже проявил хладное отношение. Ари подняла голову на полицейского, посмотрев на него намокшими глазами, и обомлела от его озадаченного выражения лица и боевой готовности. Ну вот, опять. Что-то происходит. Да когда же уже наконец станет спокойно и можно будет поесть и отдохнуть?
- Доброй ночи. Некто появился из тени леса. Ари посмотрела ему в лицо и почувствовала себя совсем не в своей тарелке. Узкие глаза, надменны взгляд и нездоровая, можно даже сказать, мертвецкая бледность кожи, пугали.
- Я слышал, что тут недавно произошло нечто ужасное. И правда, ужасно. Ами судорожно нащупала на земле ткань плаща, накинула на плечи и укуталась так плотно, будто пытаясь спрятаться в нём от недоброго незнакомца. А мужчины к этому времени всё держали напряжённый разговор и мириться не собирались. И пусть этот бледный как сама смерть незнакомец был вежлив, учтив, и вроде как держался довольно мирно, всё равно что-то в нём очень пугало и отталкивало. От него явно не приходилось ждать ничего хорошего.
- А если не расскажу? Ох, нимфа испугалась такого ответа. Обычно, когда разговоры идут в таком русле - происходит бой. А боя, а тем более снова видеть смерть или, еще хуже, стать одной из её клиентов, Ами боялась панически. Она тихо пискнула - Ой. наконец сообразила встать на ноги, а не сидеть между двумя мужчинами как хрупкая березка, и легко но настойчиво обняв руку Хардзигана, оголив при этом плечо и почти открыв обзор на грудь.
- Не надо грубить, пожалуйста. Испуганно прошептала она, и даже неуверенно попыталась потянуть волка в сторону дороги от замка.

+2

6

Обрубленный ствол проверенного оружия блестит от влаги. Хоть ствол и направлен в землю, чернота внутри таит кровожадные снаряды, что вгрызутся в плоть неприятеля с той же яростью, что вампир в первые секунды своей не-жизни.
А перед ним в темноте горят синие огни очей и тлеющий кончик сигареты. Идеальная мишень!
- А если не расскажу? - вопрошает мужчина, извлекая что-то из кармана.
Вскинув голову, поровняв дымящуюся сигарету с глазами, Торвальд собирается, поддавшись провокации, отпустить колкость, но бледный лунный свет обнажает величественный техбургский полицейский значок, а под ним красиво блестит квалификационный жетон демонолога.
Именно в такие моменты неверующие воскликнут "Смотрящий есть!".
Лошадь, существованию которой Торвальд не придавал значения, обозначает своё присутствие методом, доступным ей на сей отрезок времени.
"Демонолог! Из Техбурга?": проносится фоном в мыслях вампира. Но нездоровый азарт не желает отпускать! В глазах полицейского читается вызов, гнев и ощущение превосходства.
С коллегами мужчины в шляпе Торвальду доводилось встречаться не раз. Будь то далиры отвратительные или просто грубые, они не раз заваливались в бар "Фрагмент". И не раз - в убыток заведению.
Демонолог не связан с личными обидами. Более того, он заслуживает уважения, что не выстрелил до сих пор.
Излишнее спокойствие вампира вряд ли успокоит взвинченного полицейского. Более того, может ещё сильнее вывести из себя.
Гордость. Именно гордость - тот фактор, что не позволяет Торвальду просто отступить, подняв руки и заявляя о собственной безобидности. К счастью, комплекс "высшего существа" сформировался ещё не до конца.
- Цепной пёс... - фыркает Торвальд, выпуская очередное скопление наркотина в тщеславные звёздные просторы. О волчьей природе своего любезного собеседника он не имеет ни малейшего представления. Как и возможных последствий жестокого плевка в сторону служителя закона. - У меня тоже есть зубы!
От стремительно поднимающейся девушки слышится какой-то тоненький возглас. Сбросив с плеча мужское пальто, она обнимает полицейского за руку.
- Не надо грубить, пожалуйста. - вкрадчиво просит она.
Торвальду приходится произвести чудовищные усилия, чтобы не измениться в лице. Картина пред ним заслуживает быть запечатлённой на сувенирную фотокарточку! Полуобнажённая девушка и серьёзный мужчина с оружием на фоне развалин замка!
Сигарета истлевает ровно на половину. Как и гневный вампирский азарт.
Многозначительно хмыкнув и демонстративно сложив руки на груди, Торвальд ровно произносит:
- Давай последуем совету твоей подруги, офицер. - последнее слово звучит громче, чем требуется. - Прими правду. Ты не навредишь мне своей игрушечной хлопушкой. Не сейчас. - "Когда я полон сил, а ты - нет." Синие глаза сужаются, будто примитивная сонливость стягивает веки. Только сейчас вампир замечает скелеты под ногами далиров. Ничего примечательного. - Если я спрошу, что демонолог делает так далеко от дома, ты ведь не ответишь, верно?
Едва заметная красная струна обхватывает сигарету на границе тления и срезает угольки. Они валятся в мокрую траву затухающим светлячком. Остаток же Торвальд убирает в один из карманов.
- Вот, что я тебе скажу, отважный полицейский. Я ищу демонологов-культистов. - промедлив, вампир поясняет, коснувшись пальцами своего подбородка: - Скажем, у меня к ним вопрос личного характера. Но на их жизни мне плевать. - взгляд вновь становится лукавым, будто Торвальд знает нечто важное. Нечто секретное. Сокрытое. На деле же, во власти вампира одни лишь жидкие догадки. - Я вижу, как ты устал. Быть может, тебе и твоей милой спутнице нужен соратник?
Соратник, явившийся из ниоткуда, как плохой сюжетный поворот бульварного романа.
Торвальд обращает взгляд к девушке и улыбается ей. Не очень дружественно. Иначе улыбка станет наигранной маской и окончательно утратит ценность. По крайней мере, так считает бармен.
- А ты что скажешь, юная леди?

+2

7

Незнакомец бил не в бровь, а в глаз. На него не подействовал ни заряженный обрез, ни значок, на котором тот таки задержал свой взгляд. Ноздри офицера вздулись, а зубы были стиснуты так, что скулы стали видны ещё отчётливее.
Этот странник не походил на идиота, но сейчас вёл себя соответствующе. Харв стрелял так себе, но с такого расстояния раз-раз да попасть должен. Уже вскинув ствол и положив палец на курок, волчар почувствовал лёгкое прикосновение.
Глубоко вдохнув, демонолог перевёл взгляд на нимфу, но оружие не опустил. Его глаза ещё секунду были полны ярости.
Он смотрел девушке прямо в глаза. Молча. А настойчивый некто продолжал подначивать. У Харви даже сложилось впечатление,что перед ним грёбаный ясновидящий. Неужели он думает, что оборотень не в форме? Да, спина всё ещё предательски хрустит, но всё же.
Нимфа потянула офицера к дороге, но тот лишь медленно высвободил свою руку из её хватки, хотя это было сложновато. Отпускать девушка его не собиралась то ли из упрямства, то ли от страха. Полисмен осторожным, но резким движением запахнул её плащ, и буквально задвинул себе за спину, чему не обрадовалась уже разместившаяся там Долорес, не заржавшая только из личных соображений.
- "Не наврежу тебе? Да кем ты себя возомнил, зараза?!"
Разумеется, Харви не желал отвечать на вопросы этого сумасшедшего. Так нагло ведут себя только старики, а он был среди них самым старшим.
- Ты...
И тут темноту в голове осветил огонёк от маленькой искорки, которой так не хватало огнива - мысли, того опыта, что с годами не теряется, но прячется всё глубже в закромах памяти.
В подтверждение его догадке Харви показалось, что сигарета потухла как-то неправильно, не так, как устроено в этом мире. Демонолог уже знал, что ему не показалось.
Сильный поры ветра, так размеренно гуляющего по тёмным лесам, снова донёс до него этот едкий запах. Он был настолько сильным, что Хардзиган просто не поверил, так как в Техе сложно было найти кого-то, от кого разило бы так же.
Харви проиграл ещё не начавшуюся схватку. Он чувствовал спиной взгляд девушки, слышал неспокойное дыхание Долорес, шелест травы и листьев, жужжащих насекомых, вой волков за холмом, скрип старых стволов деревьев, но не слышал того, что хотел услышать.
Не было звуков шагов. Не было лязга брони, оружия, не было ничего. Сейчас он был бы даже рад, окажись тут наро с поляны, вояки, что сидели у костра... да что там, сейчас он обрадовался бы самым мерзким из шестёрок Аркадиуса, окажись они тут, но тут были только они втроём и два скелета, а вот он был один, но ему этого сейчас вполне могло хватить, поэтому спокойный снаружи офицер полиции внутри пинал свой страх, чтобы тот отправился обратно в свою обитель, из которой не выходил даже когда смерть тянула к волчару свои когтистые лапы в момент битвы с демоном. Нет, он боялся не за себя, а за ту дурочку, что увязалась за ним и сейчас не понимала, кто стоит перед ними, а значит, думала, что это Харви может рассердиться и убить незнакомого дядю, а не наоборот.
Раф рассказывал, как встречал подобных на своём пути. Кому-то из них он даже спас жизнь, если это вообще можно назвать жизнью.  Встречал в полях рядом с лесом, откуда на тот момент выходил редко. Харв знал это, так как следил за ним. Только вот он не помнил, чем закончилась та его история в поле.
- Соратник, говоришь... - оборотень даже хмыкнул. Отброс общества говорит отбросу общества. Харв был демонологом, полицейским. Далиры уважают полицейских, а вот к демонологам совсем другое отношение. Их не презирают, нет, просто стараются обходить стороной, будто боясь накликать на себя беду. Именно поэтому легче сказать, что ты именно полицейский, не уточняя ранга. Офицеру улыбнутся. Никто не будет смотреть на то, что ты чем-то схож со зверем, просто отнесутся по-человечески. Нельзя сказать, что Харви не знал, как относятся к таким существам за пределами Техских земель. Он видел, он знает. За свои сорок многое успел повидать, но, наверно, не так много, как стоящий перед ним. Харв уже научился бороться со своими внутренними волками, взывающими врезать каждому, кто скажет поперёк. Он с детства был слишком спокойным среди других волков, но именно сейчас ему было очень сложно устоять перед соблазном выстрелить в это самодовольное лицо прямо в испускающий дымку рот, чтобы улыбаться перестал хоть на время, но нужно было сохранять спокойствие.
Демонолог опустил ствол.
- Соратник в виде тебя? Ну да... гарантия, что ты нас не убьёшь, будет такая - если бы хотел, уже убил бы, верно говорю? Но я же знаю, как вы поступаете с игрушками, с которыми наигрались. Я уж лучше со сраным полудемоном рядом встану, чем с... - он осёкся, - Откуда. Откуда вас здесь столько берётся? Мёдом, что ли, намазано? У вас же свои методы, на кой чёрт тебе моя помощь?
Харв говорил всё это спокойно, даже не сквозь зубы. И так всё понятно. Обрез Хардзиган убрал, пока задавал свои вопросы. Рукав свитера на несколько секунд открыл взору мужчины чёрные силуэты, выбитые на запястье и тянущиеся к ладони, образуя витиеватый круг.
- Садись на лошадь. - сказал он, смотря на "соратника", но обращаясь к нимфе. Он стоял полубоком, заслоняя её спиной, и левой рукой даже немного подтолкнул к Долорес, которая, фыркнув, сделала шаг назад. Её-то просить два раза не надо.
- Может я и устал, но я всё ещё на ногах. Торвальд? Редкое имя. Не отсюда родом? - не дожидаясь ответа, он продолжил, внимательно следя за вампиром, - Раз тебе нужны ответы, я их дам, но сначала мы отпустим дам прогуляться. "А за цепного пса ты мне ещё ответишь, кровосос."

+2

8

Судя по виду Харви, он был на пике своей злости. Гнев в нём закипал и бурлил как сероводородная река у подножья вулкана, и был таким же смертоносным. Ари настойчиво, хоть и неуверенно попыталась повести его дальше, по дороге, но тот мягко высвободил руку, и посмотрел ей в глаза. Ну да, мужчина, знающий чего хочет, а тем более мужчина, чьё достоинство и самолюбие задеты, которому бросили вызов просто не может оставаться спокойным. бывают конечно особые отдельные мудрые индивидуумы, но волки с их всем известным вспыльчивым характером, совсем не относились к таковым. Завязался напряжённый разговор, в хоте которого прозвучало много, хоть не явных, но очень ощутимых нот высокомерного самодовольного превознесения себя над всеми другими со стороны гостя. Харви это не нравилось всё больше, само собой. Он направил на него своё ужасное, громко лающее и взрывающееся огнём оружие, а Ари при виде его невольно изобразила на лице еще больше страха и быстро за озиралась то на Торвальда, то на Харви. Свободной рукой он запахнул призывно соскользнувший плащ и сильной рукой завёл нимфу себе за спину. Ну всё, беды не миновать. Ари вцепилась пальцами обеих рук в свитер волка и прижалась к его спине грудью и лбом. Столько ужасов вокруг, так не хотелось снова видеть и слышать хоть какие-то размолвки, не говоря уже о драке и убийстве. Она зажмурилась и мысленно упрашивала полицейского не делать глупостей, просто уйти куда-нибудь по дальше, где не будет никого враждебного. Вдруг девочке безумно снова захотелось в волшебный лес. Там за всю свою жизнь она не видела подобного. Тут всего за несколько часов она натерпелась больше чем за двадцать лет в волшебном лесу.
- Я вижу, как ты устал. Быть может, тебе и твоей милой спутнице нужен соратник?
Ари содрогнулась. Торвальд упомянул её, значит обратил внимание, а значит теперь появилась возможность поучаствовать в развитии конфликта. Ведь кто знает как незнакомец может отреагировать на любое слово.
- А ты что скажешь, юная леди?
Амирелия аккуратно выглянула из-за широкой спины Хардзигана, удерживая одной рукой плащь, и как-то неопределенно кивнула. Она, ясное дело, совсем не хотела такой компании, но вдруг её отказ послужит спусковым крючком? Вдруг он здетанирует взрыв в голове незнакомца и он нападёт? Тем более из разговора можно было судить, что волчара нехотя уже признал превосходство незнакомца. Нимфа не знала, что ей делать. На помощь пришёл Харви в очередной раз.
- Садись на лошадь.
Ами мгновенно исполнила наказ, ловким прыжком усадив своё изящное тело в старое седло старой лошади.
- Раз тебе нужны ответы, я их дам, но сначала мы отпустим дам прогуляться.
А вот это неожиданно. Нимфа вопросительно и в то же время с новой порцией свежего страха посмотрела на спутника.
- ТО есть как? Она думала, что они поедут вместе. Как это так? Оставить его тут? Одного? Один на один с этим страшным существом? Но это не правильно!
- Я не хочу никуда ехать. Робко пискнула девочка глядя на волка умоляющим взглядом.
- Перестаньте все! В голосе явно слышалась истерика. Зачем вы это делаете!? И по щекам покатилась тонкая и быстрая струйка слёз. Больше она не могла выдавить из себя ни слова. Хотелось всем объяснить, что в мире и так хватает войн и распрей, что смертей и зла полно везде и без них, но не могла. Она просто бесшумно зарыдала, спрятав лицо в плаще, полы которого разъехались по бокам спины Долорес, оголив живот, позволяя холодному метру спокойно морозить нежную кожу. Кто знает, может в каком-то другом случае она бы послушалась Харви и уехала, чтобы не быть для него обузой в такой сложный момент, или же вовсе стала бы рядом плечом к плечу, чтобы помочь ему в бою как это было совсем недавно. Но сейчас другой случай. Сейчас она слишком сильно устала морально, панически боится любого проявления агрессии, и дико нуждается в еде и отдыхе. Ну и без алкоголя, конечно же, не обойтись.

+2

9

Голодное дуло вновь опускается к влажной земле. Кровавые нити и пластины отлипают от спины вампира и втягиваются назад, в глубины организма. Даже чувствуя абсолютное превосходство, чувствовать дробины в лице желания у Торвальда не было.
Флегматичную речь офицера завершает вопрос:
- У вас же свои методы, на кой чёрт тебе моя помощь?
В ответ Торвальд пожимает плечами.
- У меня информационный дефицит.
На руке собеседника вампир замечает наколки. В мыслях возникают мысли: "Наверное, в память о знаменательном деле... Или оберег? Или инструмент!? Без разницы."
Важнейшую роль играет внешнее спокойствие полицейского. Значит дальше разговор дальше будет плодотворнее. Рассчитывая на это, Торвальд сам смягчает тон и опускает голову, чтобы смотреть точно в лицо мрачного демонолога.
Следуя указанию мужчины, девушка вскакивает в седло лошади, переминающейся с ноги на ногу.
По небу ползёт одинокая тучка. Ветер, что её гонит, спускается к незначительной земле и вливается в лесные переплетения. Срывает листья, вздымает рыжие волосы девушки, колышет вороной хвост Торвальда. И только полицейский остаётся недвижимым, несгибаемым.
Кратким движением он подталкивает кобылу.
- Может я и устал, но я всё ещё на ногах. Торвальд? Редкое имя. Не отсюда родом? - спрашивает он нейтральным тоном.
- Родом из Кипсбурга, если это важно. - в тон ему отвечает Торвальд, дружелюбно улыбаясь. - Долгое пребывание в Техе ты уже выявил. Верно, офицер, не назвавший своего имени?
- Раз тебе нужны ответы, я их дам, но сначала мы отпустим дам прогуляться.
Вампир ловит себя на мысли, что доволен исходом разговора. Интерес к его персоне проявлен, намёк на сотрудничество дан. Желание офицера, обезопасить свою спутницу, понятно. Значит будут обсуждаться детали. Или свершится страшное кровопролитие!
- Не имею возражений. - заверяет Торвальд, всеодобрительно кивнув.
Но тут прорезается высокий голос девушки...
- То есть как? Я не хочу никуда ехать.
"Вот она - точно без сил.": думает Торвальд.
- Перестаньте все! Зачем вы это делаете!?
Но именно слёзы этой женщины могут сослужить камнем преткновения и предотвратить убийство.
- Прошу, не плачь!  - говорит вампир, делая короткий шаг на сближение. Дорогой ботинок приминает сочную траву. Синие глаза прищурены, а взгляд перетекает то на офицера, то на его спутницу, роль которой Торвальд так и не определил. - Никто не собирается ни с кем сражаться. Так ведь, отважный полицейский?
Теперь уже острый взгляд упирается в мужчину в шляпе. Тот, похоже, на взводе.
Использовать плачущую женщину. Низко. И, как правило, чрезвычайно эффективно. Прибегать к грязному приёму Торвальд не любит. Но и пренебрегать не в праве.
Вновь отступив на шаг, вампир грациозно прикладывает правую руку к груди, на уровень сердца.
- Я желаю обозначить свою позицию! - повествует он с деловитым видом. - В моих планах отсутствует убийство на пустом месте. Я вознамерился получить информацию и знания опытных демонологов для решения личных проблем и достижения корыстных целей, не связанных с терроризмом.
Облако, гонимое ветрами, загораживает луны и становится темно. Непроглядно. Синие глаза вампира прекрасно видят его собеседников. Холодный свет немёртвых очей превосходно различим во мраке.
- Получить желаемое легально, возможности нет. Выслеживать культы - долго. - Торвальд горько усмехается. - Но последним я и занимаюсь. Вот так мы и стали своеобразными "коллегами", офицер. Только желаемый результат немного различен. Полицейский... - вампир смакует это слово. - Нам неожиданно выгодно сотрудничать!

+2

10

- "Знала бы ты, чего тебе может стоить твоя тупость, девочка. Знала бы ты..." - думал волчар, вновь и вновь оценивающий расстояние между ними и вампиром. Одно радовало, нимфа всё же послушалась и уселась в седло, а значит, у неё есть небольшой шанс в случае чего устремиться к замку, а там, возможно, успеет добраться до солдат. Возможно...
Нимфа заплакала. Хардзиган скрипнул зубами. Она и правда ничего не понимала. Почему она до сих пор жива? Далиры с таким мировоззрением долго не живут. Харви не должен ей ничего, как и она ему, так какого же чёрта сейчас он беспокоится о её жизни?!
Почему-то вспомнилась мама. Он всегда вспоминал её, когда понимал, что запутался. Тёплые воспоминания успокаивали, но нужно было быстро переключаться на что-то другое, иначе ход мыслей маленьким ручейком впадал в океан эмоций и чувств, грозящий утопить корабль рассудка в пучине тоски.
Слащавым фразочкам вампира хотелось вторить, дразня его и искривляя фразы, как это обычно делают дети во дворе, но почему-то умный кровосос начинал раздражать. Видимо, воспринял слова офицера за признание последним превосходства над собой. Даже если демонологу суждено погибнуть здесь от рук этой нечисти, ему самому останется недолго. Такую карту как Харви терять не хочется ни светлым, ни тёмным. А вот кто из них какого цвета на самом деле, сам оборотень до сих пор не мог разобрать.
Полиция и мафия, преступники и судьи, убийцы и врачи - всё решает лишь фактор, всё зависит лишь от того, какой далир внутри. В каждом борются два волка, а кого кормить - решает их хозяин.
" -Отвяжний палифейфкий! Тьфу ты. Аж противно. Какой же ты сладкий, чтоб тебя!" - Харв сделал шаг назад, заметив движение со стороны Торвальда, и достал из седельной сумки флягу, откупорив которую, сделал два глотка и молча передал нимфе.
- Харви. Хардзиган... - нехотя произнёс волчар. Он был готов к любой реакции. У всех она была разной, ведь офицера знали во многих кругах, но, разумеется, не везде жаловали. Помогая одним, он подставлял других. Один расплывётся в улыбке и прикажет налить им по бокалу хорошего вина, другой же схватится за оружие, желая собственноручно срубить голову злейшему врагу, но пока никто не смог. Пока.
Когда же вампир закончил свой монолог, больше похожий на клятву в зале суда, где каждая сволочь клянётся говорить правду и ещё раз правду, а на деле...
Харви не выдержал и прыснул, покачав головой, а потом и вовсе засмеялся в лицо мужчине. Даже Долорес отнеслась к его поступку с недоверием. А не сдали ли у хозяина нервы? Может пора уже тряхнуть стариной да и погнать отсюда, пока не началось? Харв надеялся, что трусливая кляча именно так и поступит, что хоть у неё хватит на это мозгов, но Долорес была слишком послушной фермерской лошадью, слишком послушной.
- Ты кому эту чушь затираешь?! - глядя прямо в синие глаза, прорычал Харви, - Знаешь, сколько таких ублюдков мне каждый грёбаный день загоняли слова и поумнее твоих, какие они все приличные и что это всё странное совпадение, лишь бы я им мозги на мостовую не вышиб?! Да чтобы я поверил, что ты сюда пришёл просто так, как бы мимо проходя, вот прямо сейчас взял, сука, и  материализовался передо мной, и попросил моей помощи? Вампир такого уровня?! Думаешь, я поверю тебе? Просто так? - обрез снова оказался в руке у Хардзигана. Теперь уже он сделал шаг вперёд.
- С чего я должен верить вампиру? Ну да, ты меня ещё не убил. Коллега?! Какой я тебе коллега? И в чём мне выгода сотрудничать с тобой? Чтобы задницу свою спасти? Чтобы ты привёл меня в склеп к своим дружкам-упырям и закатил им знатную пирушку? Культы он тут выслеживает! Ты здесь не для вершения правосудия, и я уверен, что в мыслях у тебя далеко не благородные дела, Торвальд! Хотел бы ты на самом деле что-то выследить, обратился бы к другим... Так что либо ты говоришь мне здесь и сейчас, кто тебя послал и какого хера тебе от меня надо, либо, клянусь настойкой в этой чёртовой фляге, завтра все упыри по своим берголам разбредутся, узнав, что я провернул с тобой, антиквариат в сапожках!
Говорила ли за демонолога его гордость? А может гены? Скверный характер? Он сам бы посмеялся, узнав, что причиной столь внезапной реакции стал долг. Сколько на счету этой твари могло быть невинных душ? Судя по кровавым нитям, ему уже далеко за пятьдесят, а то и за сто. Мало таких осталось. Чаще всего за ними числятся пропажи людей, эльфов, гномов и представителей других рас разных возрастов, а если уж он дожил до такого возраста, то вряд ли питаясь кровью животных. Вот он, прямо здесь, стоит перед ним и улыбается, думая, что ему открыты все двери. Харви был готов рискнуть, чтобы доказать далиру вдвое старше его, что нет в этом мире всесильных, или же хотя бы попытаться.
Улыбка всё ещё не сходила с лица оборотня. Он вышибал клин клином, хотя сам того не подозревал. Сейчас эта ситуация, этот вампир и вообще всё вокруг казалось ему смешным. Он недавно убил демона, которому этот хлюпик, скорее всего, и в подмётки не годится, а теперь должен испугаться? Нимфа сама выберет, что ей делать. Харви уже принял решение. Он не охотник за нечистью, но и прогибаться под нечисть не будет. Он слишком много пережил, чтобы прогнуться сейчас под чёрт те кого со столь туманными доводами. И всё же эта настойка была слишком хороша, чтобы сдерживать его гнев, но когда офицера отпустит, будет уже поздно.

Отредактировано Харви Хардзиган (11 Дек 2016 21:27:17)

+2

11

- Прошу, не плачь! -Его голос звучал на удивление успокаивающе. Ари выглянула из-за плаща и вопросительно посмотрела на незнакомца. - Никто не собирается ни с кем сражаться. Так ведь, отважный полицейский? Шмыгнув носом и протерев мокрые глаза плащом, Ами на этот раз с мольбой глянула на Харви, но тот не был таким доверчивым. Конечно, ведь жизнь прожил в двое более долгую чем нимфа. Он то знает кому можно верить, кому нет, и никакой, даже самый добрый и внушающий доверие тон, его так просто не обманет. Но а в это время Амирелия всё слушала речь вампира о том, что он настроен дружелюбно, что он тут совсем не за смертоубийствами и так далее и тому подобное. Ари уже было обрадовалась, ком с души свалился и стало спокойнее, а глубокие глотки любимой настойки из бутылки и вовсе способствовали спокойствию. Но не тут то было. Издевательский смех отскакивая от деревьев пронзил слух до самого сердца, вызвав новый страх.
- Ты кому эту чушь затираешь?! Ну вот, началось. Гневная тирада с употреблением не нормативной лексики. И снова страшная металлическая плюющаяся огнём палка оказалась у него в руках.
- С чего я должен верить вампиру?
Внутри у Ари всё похолодело  и опустилось. По спине побежали ледяные мурашки, тело вздрогнуло, рот сам собой приоткрылся, а глаза широко распахнулись и уставились в гостя.
- Вампир? Тихо прошептала она сама себе. Она еще ни разу не видела вампира, но за то много слышала. И отзывы были, мягко говоря, не самые хорошие. Много историй и немного об их образе жизни. Ужасные существа, более того, судя по рассказам - они невероятно сильны. Ари захотела провалиться сейчас под землю, лишь бы скрыться от этого далира. Теперь то она поняла, что в случае схватки, вампир убьёт обоих. Обстановка быстро накалялась. Напряжение было на столько ощутимым, что даже Долорес стала не спокойно топтаться на месте. Ари положила бутылку обратно в сумку и одной рукой крепче вцепилась в гриву лошади, потому как паника животного быстро усиливалась. А в это время конфликт набирал нехилые обороты. Ари, держа плащ одной рукой, и цепляясь за гриву другой, изо всех сил старалась не завалиться на бок. Но это было тщетно. Потому как в один прекрасный момент, Долорес громко заржала и стала брыкаться, выскочив из-за спины волка и сбросив рыжую с себя. Громко и испуганно вскрикнув, нимфа вскинула руки и свалилась с лошади, потеряв плащ и приземлившись на бок прямо между ссорящимися. Теперь, когда она она лежала на холодной земле по пояс голая(что только усиливало чувство уязвимости), где с одной стороны на нее смотрит ствол обреза, а с другой хищный взгляд вампира, она пожалела, что тогда, еще год назад ввязалась в ту авантюру, из-за которой её потом выгнали из волшебного леса. Как бы там сейчас было хорошо: ни забот, ни проблем, ни тем более угрозы жизни. Все эти ужасы как-то слишком затянулись, но воспалённый мозг всё же смог родить одну единственную идею разрешения сложившейся ситуации. Ари всё таки понимала, что если она сейчас ничего не сделает, то быть смертям. Нужно было вмешаться, и вся надежда была на это одну единственную идею. Вскочив на ноги, поморщившись при этом от боли в плече, которым она ударилась упав с лошади, и в области большого синяка на животе она стала боком к обоим и выставила вперед руки, изображая обоим жест "стоп". - Остановитесь! Но, Харви так просто не останавливается. Волчий характер это ведь не просто так, он не послушает глупую молодую нимфу. Потому Ари буквально повисла у него на руке, в которой он держит обрез. - Подождите! Она буквально взмолилась и резко обернулась к Торвальду. Их взгляды встретились и теперь он не сможет отвести взгляд даже если возжелает этого всеми фибрами души. Взгляд нимфы перестал быть таким наивным как раньше. Теперь это был словно рентген. Казалось будто она прошивает тебя насквозь как игла масло.
"- Правда... Только правда... Я им скажу..." Зазвучал в голове вампира женский голос. Ари, каким-то внутренним чутьём, или же это было сильное желание, верила Торвальду. Ему и правда незачем было им врать. Если бы хотел убить, то уже бы это сделал. Потому сейчас, внушая ему идею откровения, нимфа делала ставку именно на то, что до этого вампир не врал. Если же случайно по её вине всплывут какие-то новые факты, драки не избежать. Наверное, это был самый глупый поступок на которой она была способна. Верить на слова незнакомцу с такой дурной репутацией... Но, уже будь что будет. Ситуация всё равно шла к драке, так появился хоть призрачный шанс её избежать. Теперь хоть совесть мучить не будет, что ничего не предприняла. Быть может, если Торвальд скажет всю правду о своём визите и она оправдает ожидания Харви, то волк умерит свой пыл и удастся, всё таки, пережить путь к гостинице и тёплой уютной кровати. "- они заслуживают правды... Я им докажу... Они должны знать... Правда... Только правда... Я не хочу ссоры... Я не хочу убивать..."
На этом сеанс окончен, понадобилось секунд пять, но, и без того уставшее сознание девушки, совсем ослабло. Обычно такие короткие сеансы проходят бесследно для здоровья нимфы. Но е сейчас, когда ей катастрофически требуется отдых. Голова сильно заболела. Зажмурившись, Амирелия тихо застонала, схватилась за голову, и медленно присела на колени. Ужасная боль. Казалось, что даже сами волосы болят. Она съёжилась и сильно напряглась, а продолжения разговора между двумя оппонентами уже не слышала из-за шума в ушах. Приоткрыв глаза, поняла еще и то, что полюс ко всему еще и ничего не видит. Темнота что с открытыми глазами, что с закрытыми. А ведь знала, что нельзя использовать ментальную магию в таком ослабленном состоянии. Но по поводу потери зрения она не волновалась. Обычно это длится не очень долго, такое уже было. Главное дожить до момента, когда зрение вернётся. А сейчас, хоть головная боль не попускала, шум в ушах начал стихать и отголоски беседы волка и вампира пробились к усталому сознанию.

+1

12

Имя офицера.
Оно знакомо. Во "Фрагменте" в своё время слухи разносились быстрее, чем в газетах. И, порой, достовернее.
Но сочетание "Харви Хардзиган" вызвало настоящий фурор из преувеличений, баек и историй. Разумеется, о них знали все, и в то же время - никто.
"Над ним ставили эксперименты чокнутые учёные!"
"Он - прототип идеального солдата!"
"... Проект республики!"
"... Сам себя рунами изуродовал!"
"Пожирает магию!; Нет! Высасывает души!"
"В его татуировках скрыты легионы демонов!"
"Поглощение магии - его родная способность! Развели шум о каких-то там наколках..."
Историй много. Преувеличений ещё больше. И от осознания этого у Торвальда волосы стремятся встать дыбом. В бою с волчаром никакая магия не поможет! Только грубая сила против грубой силы!

Гневные реплики офицера сопровождаются блеском обреза в его напряжённых руках. Терпение Торвальда на мгновение покрывает сеть трещин, сквозь которые выплёскивается раздражение в словах:
- Не смей обвинять меня во лжи! - чуть не кричит вампир, пытаясь перебить сорвавшегося мужчину. - Я и слова не сказал о законности! Я лишь исключил терроризм! Не больше, ни меньше!
Но оскорбительное "антиквариат" выбивает из Торвальда дух.
"Какой ещё антиквариат?": думает он. Становится исключительно обидно. Даже непоколебимое лицо раздражённо деформируется. "Неужели я так стар?.."
Теперь годы, проведённые за барной стойкой, ощущаются как несколько скоротечных дней. Год за годом, десятилетие за десятилетием.
До этого момента Торвальд всем своим небьющимся сердцем считал себя молодым... Ведь "силу" он получил сравнительно недавно! А до этого...
Тем не менее, Торвальд спешит ответить на нахальное, пусть и справедливое, но оскорбление:
- А что техский пёс мог забыть в этой глуши? Уж наверное, не цветы полевые собирает!
Но тут между мужчинами падает девушка. Достаточно неожиданно, чтобы прервать необоснованную ругань. Вскочив, она замирает в останавливающем жесте, будто её нежные руки способны препятствовать грядущей страшной битве между дикими животными.
- Подождите! - она цепляется на руку Харви, будто вновь пытаясь утянуть его в сторону.
Скользящий взгляд Торвальда упирается ей в глаза и... замирает. От милого пугливого выражения не осталось ни следа. Это взгляд Сильного! Того, кто не потерпит неповиновения. Взгляд Господина! Властителя! Уничтожающий и пронзающий. Того, кто этим самым взглядом способен сравнять войско с землёй, и завоевать королевство по первой прихоти.
Даже если бы Торвальд мог сместить взгляд, он этого не сделает! Это не просто вызов! Не состязание! Но сражение за свободу воли!
Губы интуитивно расползаются в плотоядный оскал. Однако в мыслях возникают фразы, не способные возникнуть без причины. Фразы... И женский голос:
"Правда... Только правда... Я им скажу..."
Со словами приходит подавляющая воля. Сквозь них Торвальд слышит и собственные мысли, формируемые с непомерным трудом.
"Они заслуживают правды... Глупцы! Обошёлся бы без них! Я им докажу... Имеют право на сомнения... Они должны знать... Больше!!! Правда... Недостаточно? Только правда... Иначе утрачу время! Я не хочу ссоры... Я не начну бой. Я не хочу убивать... Только если придётся?"
Затуманенный взгляд синих глаз наконец отлипает от девушки, и в вязком дурмане переплывает на офицера. Голос прорезается сам по себе. В нём ни эмоций, ни перепадов тона. Чистый бесстрастный поток информации.
- Четыре дня назад - провал призыва низшего лоа. Результат - потеря контроля. Два дня назад - вылет из храма... - осознавая, что говорит лишнее, Торвальд стягивает кровавыми нитями собственные голосовые связки, что вызывает непроизвольную судорогу на лице. Губы не перестают двигаться в аномальном приступе откровения, воздух хрипом выходит из горла. "Надеюсь, Хардзиган не читает по губам.". - Цель - поиск информации о демонах и попытка её использования для подчинения лоа. - монотонная речь затрагивает провал и истребление культа, найденного сутки назад. Некоторые подробности вампир сознательно "заглушает" болезненным стягиванием горла, за которым следует рефлекторный позыв откашляться.
"Мало правды!.."
Повествование перекидывается на сдержанную и на половину "заглушенную" хронику изучения лоа.
Лоа - не обычные демоны. Их даже именовать демонами будет грубо. Духи умерших, духи природы, духи троллей.
"Мало правды?.."
Объяснение отсутствия скрытых мотивом и отсутствие ужасных планов на будущее.
"Мало правды... Мало!"
Объяснение отсутствия заказчиков.
"Мало правды. Нет конфликтам!"
Лишь касаясь этой темы, Торвальд, зажав волю в стальной кулак, оплетает под кожей кровавыми струнами собственный череп. Стягивает. Получается невидимый намордник, не дающий нижней челюсти и языку даже шевельнуться. "Правды слишком много!!! Ещё чуть-чуть и начну умолять о помощи..."
Желание "говорить правду" и "сохранять мир" постепенно отступает, как и потерянное ощущение времени.
Контроль.
Самое страшное - потерять контроль. Контроль над собой. Контроль над ситуацией.
В сознании вампира зарождается червь страха. Первобытного ужаса. А перед кем? Перед какой-то девчонкой! Такой уязвимой сейчас. Такой опасной. "Стыд и позор..."
- Что теперь, офицер? - спрашивает Торвальд, поглощая импровизированный "блокиратор великих откровений".
Небо, всё ещё черно. Только луны висят в пустоте. Они насмехаются над вампиром, попавшим во власть девчонки. Неожиданно, Старым вампиром.
"Какие опасные далиры!"

Отредактировано Торвальд (13 Дек 2016 00:56:25)

+2

13

- Так какого хера я должен помогать тому, кто идёт против закона? - ответил офицер, понимая, что ему удалось задеть чувства давно умершего далира.
Как только нимфа в буквальном смысле встряла в назревающую заварушку, встав между представителями разных видов нечисти, Харви чуть не сорвался. Его порядком достало, что девушка, сама того не понимая, всегда подставляется под опасность. В то время как нормальная девушка закричала и испуганно отбежала куда подальше, нимфа же просто решила остановить обоих. Хардзиган слышал легенд о женщинах, останавливающих целые войны подобным образом, но сейчас, по его мнению, была не та ситуация.
Не обращая на неё внимания, демонолог нацелил обрез на вампира, но девушка решила пойти дальше, не обращая внимание на гневные взгляды полицейского.
Харви почти не чувствовал её веса, настолько она была лёгкой. Он мог, казалось, просто скинуть её одним движением, но знал, что это даже мощному демону не удалось сделать с первого раза.
- Как же ты... - зарычал было волчар, но тут случилось непредвиденное.
Вампир повёл себя очень странно. Его лицо исказилось, он стоял и смотрел как-то сквозь оборотня несколько секунд, а потом начал говорить. Говорить то, чего, по сути, говорить не должен был. Его речь была запутанной, было видно, что он не хочет говорить того, что сейчас слышат остальные. Харв уже забыл о том, что неплохо было бы окликнуть Долорес и успокоить её, и что сейчас вампир был так уязвим, как на ладони...
Харви всё ещё целился в него, но не стрелял. Что-то его останавливало, хотя сейчас он мог просто убить вампира. Это было так просто, даже не верилось.
Нимфа, которая заставила вампира такого уровня повиноваться ей. Слушая Торвальда, Харв смотрел на висящую на его руке нимфу, но смотрел теперь совсем иначе. Теперь он понимал, что за голос тогда слышал у себя в голове, и что эта нимфа, которую он, как ему самому казалось, успел очень хорошо узнать за эту ночь, совсем не такая маленькая и беззащитная магичка воды.
Харв даже обрадовался, что на него не действует магия, но потом начал вспоминать, какую цен пришлось заплатить, и отогнал эти мысли, тряхнув головой.
- Что теперь, офицер? - развеял тишину голос вампира. Если Харви и мог убить его, то сейчас упустил последний шанс, променяв его на правду. Правда эта, если честно, ему не нравилась. Кто знает, что сделает этот вампир, если достигнет своей цели? Управлять даже низшими лоа - уже огромная мощь, с которой сложно будет совладать, сохранив при этом рассудок. Однако, даже сумасшедший во главе полчища демонов способен уничтожить пару мелких королевств, если этим сумасшедшим будет достаточно сильный далир.
Харви молчал.
Их взгляды встретились. В который раз. Хардзиган видел даже сквозь маску, такую непробиваемую, которую мужчина надел очень давно и сделал своей бронёй от всех взглядов. Видел страх, уже отступающий, но ещё не успевший уйти туда, где его никто уже не увидит. Харви видел лишь потому, что много раз видел глаза, наполненные страхом и ужасом. Даже чудовища могут смотреть так, уж ему-то не знать.
Харви видел этот страх и прекрасно понимал вампира. Когда чувствуешь себя тем далиром, который одолел столь многих, пережил столь многое, столь многое повидал... И тут тебя уделала нимфа, которой от силы не более четверти века?! Харви вновь посмотрел на девушку и понял, что ещё немного и он сам начнёт её бояться. Кажется, оба мужчины только что поняли, что, несмотря на бегущую впереди них славу, не  они здесь самые страшные и загадочные личности.
- Что теперь. - повторил он слова кровососа, сплюнув на холодную землю, - Ты только что сказал мне, что хочешь повелевать низшими лоа, а я каким-то хером должен тебе в этом помочь! Или же я не то услышал это из-за твоих судорог?
Обрез офицер всё же опустил. Глаза нимфы действовали гораздо лучше, правда Харви не знал. как теперь чувствует себя девушка, так как та стояла к нему спиной и не двигалась. Чтобы та не свалилась от усталости прямо здесь, если это должно было произойти, офицер громко свистнул, призывая лошадь вернуться назад. Если же девушка вздрогнет, значит, она в сознании.
- Ты действительно сказал правду, Торвальд, но твои слова всё ещё не внушают доверия. Зачем тебе власть над лоа? И в чём наша выгода?
Да, теперь Хардзиган просто не мог сказать "моя выгода". Теперь не он был щитом, защищающим от атак. Наоборот, он стоял за хрупкой девушкой и осознавал, что стоит за смертоносным оружием, которому не нужны никакие щиты, и может быть даже хорошо, что она ещё не осознала. насколько сильна на самом деле.

+2

14

Ари и понятия не имела сколько прошло времени с тех пор как она потеряла связь с реальностью. Но примерно прикидывала минут пять. Шум в ушах стих и до её слуха донеслись первые проблески в виде голоса Харви.
- Что теперь.
В голосе волка что-то изменилось. Хотя Ари и не могла пока что понять что именно, в лучшую или худшую сторону.
- Ты только что сказал мне, что хочешь повелевать низшими лоа, а я каким-то хером должен тебе в этом помочь! Или же я не то услышал это из-за твоих судорог?
Слух быстро возвращался, и нимфа с радостью для себя отметила, что враждебности в голосе мужчины стало меньше. Его страшное оружие тихонько звякнуло где-то на уровне его коленей и Ари, предположив что опасность миновала и рвать друг другу сердца больше никто не собирается, громко с облегчением выдохнула и немного расслабилась. Её пробил озноб, всё таки было холодно ранним утром, а её верхнюю часть тела совершенно ничего не прикрывает кроме котомки на спине. Лениво опустившись на четвереньки, Ари принялась шарить руками по земле, устремив невидящий взгляд куда-то в траву под руками. Хотелось сделать это по скорее, чтобы больше не мешать мужчинам выяснять отношения, но это было проблематично. Раньше, когда такое случалось, хоть и редко, Ари создавала в относительно не большом радиусе от себя лёгкий, едва заметный туман, и в нём прекрасно себе ориентировалась по контурам благодаря способности чувствовать воду и влагу. Эта способность не сильно уступает обычному зрению, а в некоторых случаях может стать гораздо полезнее. Но не сейчас, когда сил совсем ни на что не было, да и лень было что-то делать.
- Ты действительно сказал правду, Торвальд, но твои слова всё ещё не внушают доверия. Зачем тебе власть над лоа? И в чём наша выгода?
"-Наша выгода?" повторила Ари его слова, нащупав наконец плащ на покрытой холодной росой траве, и быстро и даже как-то немного жадно, накинула его себе на плечи и укуталась по плотнее. "- Какая выгода? живыми бы остаться, отдохнуть и поесть." Да, это было основной мечтой на данный момент. Продолжая передвигаться на четвереньках чтобы случайно не споткнуться и не въехать во что-то своим смазливым лицом, нимфа отползла к какому-то стоящему рядом дереву, укуталась в плащ так, что из под него торчали только кончики носков ботинок и одно ухо, с прядью рыжих волос. Тихонько подрагивая от холода, который постепенно стал отступать, девушка слабо улыбнулась собственному успеху и закрыла глаза. Хотелось заснуть прямо сейчас и не просыпаться сутки, или двое, но постоянно отвлекалась на мужские разговоры и на собственную головную боль. И ноги и ухо можно было бы спрятать просто расправив плащь, чтобы быстрее согреться. Чего уж таить, в нём три таких нимфы поместилось бы, но было безумно лень шевелиться.

Отредактировано Амирелия (18 Дек 2016 16:20:55)

+2

15

- Ты только что сказал мне, что хочешь повелевать низшими лоа, а я каким-то хером должен тебе в этом помочь! Или же я не то услышал это из-за твоих судорог? - вопрошает офицер.
Девушка, повиснувшая на его руке, постепенно приходит в себя.
"Значит, гипноз даётся ей с таким трудом...": думает Торвальд. "Даже это не делает её менее опасной!"
- Я предпочитаю знать, как обращаться с собственной силой. - говорит вампир вслух, глядя на Харви. Смех просачивается в его речь: - Что если я потеряю контроль и устрою апокалипсис?
- И в чём наша выгода?
- Выгода в том, - протягивает Торвальд, наслаждаясь прозвучавшим "наша". - ты, офицер, покараешь демонологов-культистов, выполнишь заказ, раскроешь дело, достигнешь великой справедливости или... за что ты там сражаешься... - мужчина ухмыляется собственной фразе, будто она остроумна, или сказана к месту. Голос снова становится сильным: - Я обеспечу вашу компанию разрушительной силой! Платой за которую будут книги и знания, которых может вовсе не обнаружиться...
Взгляд вампира ложится на девушку, укутанную в мужской плащ. Она сползла по дереву и теперь дремлет, едва подавая признаки бодрствования.
- Но, похоже, это дело только завтрашнего дня. - проговаривает он.
Было время, когда он заставлял себя спать. Но в последнее время ему сняться одни лишь кошмары. Среди эмоций настороженности и уважения проскальзывает зависть.
Что предлагать антимагу защиту? Ему не хватает только несокрушимого оружия, которое само пытается себя зарекомендовать.

+2

16

Когда нимфа отошла в сторону, Хардзиган, хоть и немного, расслабился. Было немного странно видеть, как боящаяся всего на свете девушка, пережившая столь многое за короткий промежуток времени, ведёт себя. У Харви бы от такого всплеска эмоций в голове бы крутилось что угодно, но явно не мысли о сне.
-"А девка не промах. Уже вырубилась?.. Рядом с трупами. Что же ты такое, маленькая девочка с флейтой?" - спрашивал себя офицер, продолжая стоять на месте и разглядывать вампира, будто и правда думал найти в нём признаки мертвеца.
Краем уха он услышал знакомый цокот копыт. Долорес осторожно вернулась на своё место и принялась виновато топтаться на месте. Последний раз, когда она скинула седока, ей не хило прилетело сапогом по филейной части, которая от подобных воспоминаний вмиг отозвалась болью. Кляча тихонько отошла в сторону девушки и принялась похрипывать, будто извиняясь перед ней за то, что сорвалась, но, смекнув, что та либо не слышит, либо не дышит, решила просто стоять на месте, изредка бросая боязливый взгляд на говоривших, будто надеясь, что хозяин за разговором забудет о её провинности.
Вампир тем временем отвечает. Улыбается. Только чему улыбаться? Ах, да. Вампиры всегда улыбаются, чувствуя своё превосходство, даже если не знают, в чём именно оно заключается. Много таких упырьских оскалов Харв видел, но все они, как и травинки на земле, были одинаковыми только с виду.
Демонолог плохо понял про апокалипсис, но уточнять не стал. Всё же он и сам думал примерно также, но иначе делал выводы. Всё, что ему надо было понимать, это то, что вампиру может быть плевать на последствия заполучения того, чего он так жаждит.
А вот про выгоду было уже интереснее, но всё так же запутанно. О каких демонологах говорил Торвальд? Волчар знал в лицо если не всех, то уж точно больше половины из тех, что оставались в живых по крайней мере последние полгода. Когда же дело дошло до справедливости, Харв и сам не выдержал, губы расплылись в улыбке. Он даже позволил себе на секунду отвести взгляд от Торвальда.
- Ха. Справедливость, - отвечал он, смакуя слово - Относительна...
Вампир говорил о силе. Именно своей силе, которую он, по его мнению, отдавал бесплатно. Этакий благотворительный фонд. Казалось бы, в чём подвох? Подвохов нет, есть лишь паранойя и опыт. Уже говорилось, что Харв видел немало вампиров, хоть многие из них не особо старались выделяться из толпы. Хардзиган лазил по таким местам, где ошивались твари похуже обращённых, но последние при встрече тоже любили удивлять. Мало кто искренне желал помочь расследованию. Многие обманывали, но Харв их не винил. Когда не ел и не спал несколько недель, не помня себя самого, боясь себя и проклиная того или ту, с кем ночью отправился миловаться в тёмную чащу или в горы, сложно устоять перед таким шансом. Пьяница, идущий на смерть. Он и так умрёт, так почему бы не поиметь с его смерти хоть какую-то пользу? Большая туша, крови хватит на несколько дней...
Большинство не успевало ничего понять. Счастливчики. Умоляющих пощадить Харви ненавидел больше всех. Они выглядели жалко и мерзко. Извивались, корчились и визжали. Кто-то угрожал. Было даже смешно.
Уважал демонолог лишь тех, кто молча смотрел на него и кивал, смиряясь со своей участью. Те, кто ещё сохранил рассудок и понимал, что смерть будет для них спасением.
Харви понял, что ушёл слишком далеко в свои мысли, и быстро вернул взгляд на вампира. Эти светящиеся синим огнём глаза напротив были точно таким же, как и все остальные, и в то же время совершенно не таким как все.
- Слишком малая цена за такую сделку. Да и с чего ты взял, что нам нужна такая сила для расследования? Тут нужна совсем не сила. Тут нужна душа. Есть у тебя такая? А? Торвальд?
Хардзиган сделал то, чего, по его мнению, делать в подобных случаях не стоило. Развернувшись спиной к мужчине, он снова подошёл к трупам и склонился над ними. Долорес тактично отступила ближе к нимфе.
- Роувен... И что же заставило вас тут костьми-то лечь? - хриплым голосом обратился полицейский к одному из трупов. - И ведь ты тут сидишь меньше, чем она. Так ведь?
Откуда-то слева донеслось гулкое уханье и хлопанье крыльев.

+2

17

- Я обеспечу вашу компанию разрушительной силой! Платой за которую будут книги и знания, которых может вовсе не обнаружиться...
А оно нужно? Ари лениво съёжилась еще сильнее, пытаясь спрятаться от любых звуков, которые могут отвлекать раскалывающуюся голову от попытки уснуть. Как это ни странно, но этот плащ, являющийся по сути обычным куском ткани, сейчас был нерушимым форпостом, отделяющим Амирелию от всего мира вокруг. Ей казалось, что этот, попахивающий алкоголем и потом кусок материи способен защитить абсолютно от всего.
- Тут нужна душа. Есть у тебя такая? А? Торвальд? От всего... да, кроме занудных, ставших уже философскими, разговоров двух машин для убийства. То что теперь драться никто не собирался, а философские рассуждения лишний раз об этом говорили, конечно, радовало, но Ари была готова разрыдаться от того,ч то слушать это очень не хотелось. От дикой усталости очень хотелось спать даже вопреки тому, что это, как минимум эгоистично по отношению к Харви, который вынужден будет о ней заботиться. Но ужасная головная боль и громкий разговоры не давали этого сделать, чем сделали рыжую девушку очень раздражённой. Да еще и Долорес мялась совсем рядом, шерудя и глухо постукивая копытами. Ну вот, постепенно начала просыпаться ненависть ко всему миру вокруг.
- И ведь ты тут сидишь меньше, чем она. Так ведь?
Ну... поспать, короче говоря, не выйдет. Ари медленно высунула голову из складок плаща, кряхтя приняла сидячее положение и устремила невидящий взгляд в сторону, где примерно находился волк.
- Везет им. У них нет проблем с сном. и продолжила таким плаксивым голосом: - А давайте где-нибудь переночуем? Пожаалуйста. Есть хочу...
И кое как, собрав волю в кулак, лениво встала на колени, потом пошатываясь на ноги и опёрлась рукой на ствол дерева, чтобы не потерять равновесие и не упасть. Ну и чтобы не споткнуться ни о что или еще чего, что может стать сюрпризом для слепого далира.

+1

18

Взгляд задумавшегося офицера вновь фокусируется на Торвальде.
- Слишком малая цена за такую сделку. Да и с чего ты взял, что нам нужна такая сила для расследования?
Вампир фыркает, самодовольно скалясь и прикладывая руку к груди.
- Неужели ты считаешь, что на твоём пути не встанет враг, которого ты сможешь задавить?
- Тут нужна совсем не сила. Тут нужна душа. Есть у тебя такая? А? Торвальд?
Слово "душа" неприятно резонирует в мыслях синеглазого мужчины.
Он предпочитает думать, что сожрал собственную душу вместе со своей женой почти столетие назад. Тем не менее, вопрос сам возникает изо дня в день.
Торвальд вспоминает, как сам недавно задавал вопрос о собственной душе Лармату. Как задавал этот вопрос Лили. Как задаёт его в каждом своём кошмаре.
И только старый персонаж сновидений, самозабвенно смеясь, открыл истину, сам того не понимая. "Ты и Я! Мир, переполненный похищенными душами и Бог, пожирающий их."
К сожалению, или к счастью, его слова - истина лишь в пределах сна.
Чуть не произнеся "У меня души целого мира", Торвальд даёт нейтральный, но свежий ответ:
- Нет, офицер. Она потерялась где-то по пути в Тех.
Офицер отворачивается к скелетам в мокрой земле. Его лица больше не видно. Торвальд решает, что тот улыбнулся. Или скривился.
- Роувен... - протягивает он, похоже, возвращаясь к прерванному занятию. - И что же заставило вас тут костьми-то лечь?
Поддавшись любопытству, вампир приближается к трупам с другой стороны, напротив Харви. По пути он отмечает, что девушка, ещё не назвавшая имени, вовсе не спит. Торвальд инстинктивно старается не смотреть в её сторону. Так же он старается убедить себя в отсутствии страха пред её силой.
- И ведь ты тут сидишь меньше, чем она. Так ведь? - продолжает Хардзиган.
Скелеты как скелеты. Вместе с уханьем совы, по влажным рёбрам проскальзывает тень птицы.
Сперва Торвальд решает не вдаваться в подробности, но один маленький момент почему-то привлекает его внимание. Его губы расслаблены, взгляд сосредоточен. Присев и приглядевшись к костям, он протягивает:
- Интересно, почему кости не растащили животные?
- Везет им. У них нет проблем с сном. - подаёт голос девушка, укутанная в плащ. Столь жалобно, что возникает желание не приближаться. А то заплачет. - А давайте где-нибудь переночуем? Пожалуйста. Есть хочу...
Торвальд ловит себя на мысли, что смотрит в ноги встающей женщины. Не в глаза.
Теперь усталость далиров становится очевидной.
- Хорошо. - протягивает Торвальд, поднимаясь.

Быстро отойдя на несколько метров и развернувшись, вампир расставляет руки. Между пальцами натягиваются алый блестящие струны. Быстрый взмах и разорвавшиеся нити взмывают к кронам деревьев. Скупой рывок, и рассечённые тонкие ветви валятся в траву. Влажная древесина будет плохо разгораться.
Топливо для костра готово. Вскоре и сам источник света и тепла возникает на поляне в нескольких метрах от ложа влюблённых трупов. Его осталось лишь поджечь.
- Не переживай, - говорит Торвальд Хардзигану, предлагая свои спички. - Если бы я хотел кого-то осушить, я выбрал бы цели проще.
К моменту завершения лагеря, Торвальд усваивает тот информационный минимум, предоставленный офицером. Этот минимум скуден.

+2

19

Замечание вампира заставляет офицера задуматься. Всё же годы, проведённые в бесконечных скитаниях по бескрайним просторам этого мира, дают своё. И как это демонолог мог пропустить такую важную деталь?
- "Стареешь, Харв. Стареешь, брат."
Грустная ухмылка вырвалась изнутри, заставляя мышцы лица показать истинную сущность, уже давно забытую, которой будто и не было никогда, о которой уже и сам давно забыл. Память - всё, что есть у живого. Она порождает чувства. Видимо, вампир, уже давно не живой изнутри, а только снаружи, которому так всё безразлично и скучно, что он решается на авантюру такого масштаба, намного больше чувствует, чем живой снаружи, но мёртвый изнутри оборотень. Парадокс.
Рыжая в очередной раз удивляет. Теперь она завидует мёртвым. Так почему же тогда она так цепляется за жизнь? Обладая такой силой, она безрассудна и глупа. С возрастом пройдёт?! Опыт даст своё? Память не позволит совершить ошибку во второй раз? Пустое. Это нимфа. Они не мертвы, но и жить не умеют. Или Харви вновь ошибается?
Из раздумий его вывел протяжный возглас мужчины. Полицейский, наблюдая за ним, невольно хватается за обрез, но понимает, что это лишнее. Они уже давно всё решили, но Харви не ясновидящий, он может ошибаться бесконечное число раз, как и любое живое существо, вплоть до роковой ошибки. Он совершал немало, но всё ещё жив. Сколько ошибок уже совершил вампир? Насколько больше? Сколько потерь понесёт нимфа, прежде чем поймёт, насколько она права и насколько ошибается одновременно?
- Осушить. Я бы сейчас осушил озеро. От таких фокусов начинаю испытывать дикую жажду. И аппетит тоже возбуждается, - принимая спички из холодных рук Торвальда, Хардзиган сменяет тон голоса на полушёпот, - Раз так, то тебе не составит труда найти несколько целей попроще и наскрести нам на ужин? Я бы предложил выпить, но... Разве что за компанию, верно?
Пока они стояли так, Хардзиган рассказал ту часть информации, что слышал от других демонологах по поводу демонов, появлявшихся в окрестностях Кипа по разным причинам, ну и о своих собственных "подвигах", разумеется. Когда он рассказывал об убийстве последнего демона недалеко отсюда, ему показалось, что вампир изменился в лице, но не предал этому значения. На вопросы по уточнению во время сумбурного рассказа офицер пожимал плечами, признаваясь, что и сам задавался похожими вопросами. Зачем разным культам призывать лоа в примерно одно и то же время? Практически один и тот же промежуток времени... Когда рассказ был окончен, было видно, что вампир недоволен предоставленной ему информацией, но разве Харви не предупреждал в самом начале, что Торвальду нужен не он для решения данных вопросов?!
Харви, уже поднеся спичку к коробку, чтобы зажечь пламя, поймал взглядом обеспокоенную Долорес. Лошадь успела подойти к хозяину и виновато уткнулась мордой ему в плечо.
- Отстань, старая. Я занят! -отмахивается он, но пегая настаивает, продолжая тыкаться в плечо, - Ладно, ладно... Услуга за услугу.
Хаври снова делает пару заветных глотков из фляги, которую успел поставить на землю рядом с собой перед тем, как разжечь костёр, и прячет её в седельную сумку. Затем достаёт из неё мешок с кормом, который надевает на морду лошади, закрепляя тоненьким, но прочным ремешком. Долорес начинает поглощать корм с завидной скоростью.
Ветер помешал в первый раз, предательски задув спичку в момент поднесения её к веткам. Чертыхнувшись и сплюнув, Харв пробует снова. И снова. Наконец, природа позволяет озарить светом поляну и создать заветный источник тепла.
Подозвав девушку поближе к костру, Харви достаёт из всё той же сумки кусок ткани где-то два на два с половиной, и стелет его на траву. Раз уж они решили устроить ночлег здесь, спать на земле никто не будет.
Вампиру, похоже, сон вообще без надобности, а вот нимфе как раз наоборот.
Харви хотелось спать не меньше, но он всё ещё не мог уснуть рядом с Торвальдом, доверив ему две жизни за раз, даже понимая, что ему ничего не стоит прикончить их  в любое удобное для него время.
Кострище разгорается. Харви, тем временем, снова отходит к наблюдающей за всем происходящим со стороны паре скелетов.
- "Ну давай же, Роувен... Мне нужна подсказка. Я же не детектив, мать твою."
Но пустые глазницы смотрят куда-то в область живота демонолога. Раздосадованный Харви, хмыкнув, садится на корточки рядом и тянет руку к скелету мужчины, надеясь заметить скрытые под слоями грязи и пыли трещины или сколы костей, которые могут дать хоть маленькую зацепку о причине смерти, если повезёт.
Дотронувшись до черепа, офицер резко отскакивает. При касании руку словно обжигает огонь, а скелет на какие-то доли секунды засветился и исчез. Оба скелета, остались только какие-то вещи или что-то вроде, но ошарашенный случившимся волчар не стал разглядывать, что там лежит  и лежит ли вообще. Он устремил свой взор на сидящую возле костра Ами. Девушка, кажется, ничего не заметила. Прямо рядом с ней стоял незнакомый оборотню мужчина, но нимфа, которая должна была его видеть, словно не замечала его.
Выхватив обрез, Хардзиган собирался закричать и позвать Торвальда, но тут случилось ещё более странное - мужчина прошёл сквозь девушку и направился прямо на оборотня, заговорив. По спокойной походке и разговорному тону призрака Харв понял, что тот обращается не к нему. Демонолог так и остался стоять с направленным на мужчину обрезом в руке, пытаясь понять, что только что произошло. Неужели снова настойка? Или же чары?
Он видел, что Долорес громко фыркнула, но с удивлением обнаружил, что его острый слух не уловил этого.

+2

20

[NIC]Сущность из прошлого[/NIC][STA]Призрак[/STA]
Все было как всегда. Точно такая же ночь. С милым закатом, который завершился несколько часов назад. Но именно тут, практически каждый день, начиналось одна и та же история. Я убивал ту, ради любви которой был готов практически на все. Я ее убивал. Странно... Как просто избавится от привязанности? Всего лишь воткнуть полоску стали между определенными ребрами. Но на словах всё это... Просто? Легко? Я согласен, после бессчётных убийств любимой, это похоже на рутину. Обычную тяжелую и нудную работу.
Но... но... в начале этого вечера появился костер, а потом меня позвали. Ну как звали? Отвесили пинок и оплеуху. И я увидел Его. Странно.
- Ты кто? Или... вы. Что вы? - подойдя вплотную к мужчине в шляпе, я нарисовал знак вопроса на золе.

Отредактировано Торвальд (24 Дек 2016 22:42:51)

+1

21

Ари так и стояла, облокотившись плечом о ствол дерева и пыталась с помощью слуха разобраться в том, что происходит в их тесной и недавно прибавившей в весе компании. Какие-то разговоры, в которые не очень хотелось вслушиваться и вдумываться, что-то про осушение кого-то или чего-то. Единственные два слова, которые реально привлекли внимание нимфы - это "ужин" и "выпить". Это было бы очень кстати. И стоило девушке задуматься о и представить себе вкусную, запеченную в золе костра картошку и большой, сочный кусок прожаренного на костре мяса, как что-то начало происходить. Треск веток, осыпающихся в траву с громким шелестом. Если бы Ари была в этот момент зрячая, то и ухом бы не повела. Торвальд, хоть и вампир, но, наверное, честь имел. Может они и были врагами ранее, но сейчас он бы не стал вредить девушке и наверняка предусмотрел процесс сбора хвороста без последствий для нимфы в виде ушибов срезанными ветками. Сейчас же, этот не понятный треск казался очень близким. Девушка прижалась к стволу дерева, прикрыла запутавшейся в плаще рукой голову и зажмурилась. Эта беспомощность начинала не на шутку нервировать. И еще больше капризную нимфу напрягало то, что ей даже никто не подумал помочь. Ну да ладно, ну и не надо. Ари Даже как-то обиделась и уселась всё под то же дерево, обняв колени, уткнулась в них переносицей и о чем-то думала, стараясь забыть про головную боль. В это время разговоры и шуршания неподалёку прояснились в своей важности. Послышался треск костра. Это здорово. Нимфа неуверенно подняла голову и прислушалась. Её окликнул привычно грубоватый голос Харви. И хоть его "эй, нимфа!" звучало не очень то вежливо, Ари решила на это пока забить и попытаться кое как добраться до приготовленного места. Шла рыжая очень не уверенно, уставив слепой взгляд куда-то в чащу леса, и пытаясь ориентироваться по треску костра и ощущениям под сапогами. Звук горящего огня подсказал ей где вовремя остановиться, а голос волка, который был адресован, судя по всему, лошади еще упростил задачу. В итоге рыжая стала на колени, нащупала руками подстилку и уже более уверенно перебралась на нее на четвереньках, скромно пристроившись с краю. Жар костра приятно ласкал слегка обветренное лицо нимфы, а его свет слабо пробивался сквозь не проницаемую но и не видимую пелену, застелившую её глаза. Сразу стало так приятно, легко, спокойно. Полы плаща спокойно разъехались, подставив жару почти оголившуюся грудь. Глубоко вздохнув и почувствовав облегчение, Ари уставила взгляд в костёр и обратилась к Вампиру, пока Харви шуршал где-то неподалёку, занимаясь своими делами.
- Эм, Торвальд? Не уверенно и даже как-то трусливо начала она.
- Я слышала много историй о... таких как вы. СТранно, но слово "вампир" так и не смогло сорваться с губ. Видно истории, которые она слышала, были ужасными, а само слово для нее было сродни какому-то оскорблению.
- Они... страшные... истории. А скажите, они не врут в том, что вы пьёте кровь и делаете других далиров такими же... ну... как вы? Правда вот так просто кусаете за шею и выпиваете?
От ярких картинок в голове, девушка зябко передёрнулась и захотела снова по плотнее укутаться в плащ, от греха по дальше, но жажда тепла была сильнее страха перед собственным воображением, потому полы накидки только сильнее расползлись в стороны.
- У нас в лесу ходила одна очень страшная история о том, что к нам забрёл такой вот... В... Вампир. Едва не словам себя пополам, выговорила девушка. - Обычно мама пугала меня этой историей, когда я была маленькой, чтобы не убегала далеко и не возвращалась домой далеко затемно. Может это и была просто сказка, но я до сих пор очень боюсь чего-то такого. И, хоть и сильно уставшая, но временами(а сейчас именно такое настроение) болтливая нимфа начала пересказ той самой детской сказки, не понимая, что, скорее всего, Торвальд её уже не слушает, а пытается разобраться с происходящим у места покоя не разделимой даже смертью пары.
- Ты кто? Или... вы. Что вы?
Ари замолкла и вздрогнула. Голос был странный, такой какой-то загранный, вибрирующий. Кто мог быть его обладателем девушка даже не догадывалась. И главное откуда он взялся... Странно всё это. И страшно.

+2

22

Торвальд, стоя у разгорающегося костра, внимательно смотрит на девушку в огромном плаще. На её неуверенные движения и неловкие жесты.
"Что-то не так...": думает он.
Как только Харви отворачивается и уходит назад к скелетам, вампир быстро подступает к рыжеволосой, надеясь, что треск костра поглотит шуршание травы под его ногами.
Девушка усаживается на край покрывала, даже не подозревая, что лицо вампира находятся в нескольких сантиметрах от неё. Не видит света синих глаз. Ничего не видит!
"Ослепла!?": лицо Торвальда расслабляется и, ухмыляясь, отступает. Запах девушки он так и не почувствовал. "Теперь твоего гипноза можно не опасаться. Так вот какова цена твоих сил..."
Она подставляет огню обнажённое тело, не гнушаясь чужого взгляда.
- Эм, Торвальд? - странно спрашивает она.
- Да, я тут. - отвечает вампир. Планы по поиску корма для далиров, сиделкой для которых он внезапно оказался, Торвальд откладывает и усаживается на противоположный угол покрывала.
- Я слышала много историй о... таких как вы.
Торвальд невольно кривится. Фраза "такие как вы" сильно врезается в слух. Звучит, как завуалированное оскорбление. Но Торвальд недавно оказался старым, поэтому сердиться кажется ему бессмысленным. Как казалось и прежде, но по иным причинам.
- О вампирах. - бармен предельно вежливо поправляет девушку.
- Они... страшные... истории. А скажите, они не врут в том, что вы пьёте кровь и делаете других далиров такими же... ну... как вы?
- Вампирами. - внезапно, исправлять слова девушки оказывается изрядно забавным занятием.
- Правда вот так просто кусаете за шею и выпиваете?
Торвальд пренебрежительно фыркает.
- В наши дни ещё не раз задумаешься, стоит ли брать в рот чью-то немытую шею. - вампир разводит руками.
Пламя костра играет на заклёпках его куртки.
- А так - да. Кровь вампирам необходима.
Девушка мнётся, а пазухи её пальто только сильнее разъезжаются.
"Может, утверждение "жертва изнасилования виновата сама", не так уж ошибочно?": размышляет Торвальд, без угрызений рассматривая нежную кожу на незащищённой груди и животе. "Это провокация, леди. Да ещё и перед вампиром!"
- У нас в лесу ходила одна очень страшная история о том, что к нам забрёл такой вот... В... Вампир.
Если задуматься, Торвальд действительно многократно посещал леса. В один из таких случаев он убил русалку, непонятно зачем наложившая на себя комплект иллюзий.
Но мимолётное воспоминание исчезает в миг. Это не мог быть единичный случай посещения леса вампиром.
- Может это и была просто сказка, но я до сих пор очень боюсь чего-то такого.
- И правильно. - говорит вампир со знанием дела. - Мало ли, какие личности бродят ночью по лесам.
Девушка принимается рассказывать ту самую историю, а Торвальд даже не пытается сделать вид, что ему интересно. В барах Теха можно услышать куда более красочные рассказы. Сонный голос приятен, а, вздымающийся от костра, пепел - гипнотизирует.
Но тут синие глаза-прицелы направляются в пространство перед говорящей девушкой. Между ней и костром формируется нечто чёрное. Обрывок бездны, просочившийся из небытия, формирует силуэт мужчины. В скользких завихрениях теряется свет пламенеющего костра и сияние бледных лун. Совершенная темнота!
Тысячи кровавых нитей в миг сплетают преграду между сущностью и девушкой. Но бесплотное создание проходит как сквозь сеть, так и через всё ещё невидящую Амирелию. И оно плывёт прямо на Харви, до сего момента изучавшего скелеты.
Офицер уже заметил призрака прошлого и готов к незамедлительной атаке. Но поможет ли ему ружьё?
Свернув нити, Торвальд, зависнув над землёй, устремляется вслед за сущностью. Покинув траекторию выстрела Харви, вампир останавливается в паре метров слева. Из-за спины Торвальда появляются четыре блестящих кровавых отростка. Извернувшись, они направляются на чёрное Ничто. На конце каждого формируется удлинённый сгусток плотного воздуха. Свет преломляется в них и, деформируясь, искажает перспективу. Такое скопление магии наверняка сможет навредить даже бесплотному духу.
На поляне царит тишина. Вампир даже не предполагает, что дух что-то произнёс.

Отредактировано Торвальд (15 Янв 2017 22:56:46)

+3

23

Харви ещё некоторое время стоял, метя дулом в тело, которого мгновение назад на этой поляне не было. Только когда демонолог смог разглядеть сквозь полупрозрачный старомодный камзол (или не камзол, но волчар особо в этом не разбирался) ошалевшего Торвальда, его мозг приказал опустить оружие.
Хардзиган давно не встречал подобных явлений. Он понимал, что нарушил какой-то процесс, но чем это может грозить, не помнил. Они когда-то давным-давно проходили это в академии, а сталкиваться с подобными аномалиями приходилось очень редко, так что теперь омут памяти никак не давал офицеру разглядеть в нём хоть что-то, кроме того, что этот момент упускать нельзя.
Оборотень чувствовал себя ничего не знающим юнцом, только поступившим на обучение. Он понятия не имел, что делать в такой ситуации. Это вообще была не его специализация. Да, он работает с порождениями потустороннего мира, но такое...
Призрак заговорил. Харв пока не знал, говорит ли существо с ним, но смотрел призрак прямо на него. Торвальд тоже видел его, это доказывала реакция вампира на движение мужчины. Ари, которая всё это время тихо сидела у костра, напряглась, когда заговорил незнакомец. Получается, она его слышит, но не смотрит на него. Это было странно для Харви. Очень странно. Вампир с тонким слухом никак не отреагировал на его слова. Даже стоящий спиной к Торвальду призрак задал вопрос достаточно громко, чтобы его услышал даже Хардзиган.
- Я... - выдал было Хардзиган, но у него застрял в горле комок. Призрак посмотрел прямо на него. Он слышит Харви!
- Меня зовут... - а стоит ли представляться? Может ли это привести к чему-то плохому? А если нельзя было нарушать этот цикл, и сейчас, сказав что-то, Харви вызовет необратимые последствия? Все эти мысли вихрем проносились в голове полицейского, но всё же он решился. Набрав воздуха, он спокойно выдохнул и сплюнул на землю.
- Моё имя Харви Хардзиган. Я здесь, чтобы разобраться с... пропажей членов семьи, живущей в замке. Ты... ты Роувен, верно?
Холодок пробежал по спине демонолога, но он пытался сохранять спокойствие. В случае чего, призрака одолеть намного легче, чем демона.
- Расскажи мне, что произошло здесь, и твои страдания закончатся.
Харви сам не был уверен в этих словах, но старался говорить уверенно и спокойно. Он всё ещё сжимал обрез в руке, но теперь убрал его, понимая, что с такими существами не сработает огнестрел, разве что если зарядить соль.
Сквозь призрака Харв снова увидел лицо вампира. Он едва заметно пошевелил руками, обозначая останавливающий жест. Нужно было, чтобы призрак почувствовал себя в относительной безопасности, но откуда Харви это знает?

+2

24

Кровь блестит, сжатый воздух дрожит. Торвальд на взводе. Чёрная сущность прямо перед ним. Вероятно, она даже не подозревает, что некто ужасный уже всё подготовил для её развоплощения!
Носки дорогих ботинок едва касаются травы. Поля тяжёлой куртки вздымаются вверх. Когтистые руки расставлены и свет лун теряется в свете синих глаз и белизне мертвенного лица. Кровавые руки извиваются в неестественных местах. Магия преломляет восприятие.
"Слишком долго!": про себя фыркает вампир.
- Я... - прерывисто проговаривает Харви. И лишь это останавливает вампира. Он окидывает офицера настороженным взглядом.
- Меня зовут...
Торвальд недвижим.
- Оно говорит? - тихо спрашивает он. Похоже, слишком тихо. Или офицер намеренно его игнорирует. В эом случае, его можно понять.
- Моё имя Харви Хардзиган. Я здесь, чтобы разобраться с... пропажей членов семьи, живущей в замке. Ты... ты Роувен, верно?
Всё сказанное соответствует тому, о чём офицер проинформировал вампира.
Харви продолжает после небольшой задержки:
- Расскажи мне, что произошло здесь, и твои страдания закончатся.
"Призрак ему ответил?"
Взгляды Харви и Торвальда пересекаются. Офицер совершает какой-то жест опущенными руками.
По лицу вампира прекрасно читается, как он понял. Никак!
Невнятное движение можно трактовать и как "атакуй", и как "подожди". Но оружие офицера опущено. Значит ли это, что он полностью доверят Торвальду, или что он не намерен предпринимать попыток навредить сущности?
Искренне надеясь на лучшее, Торвальд обезоружено поднимает руки и поглощает кровавые отростки, развеяв сгустки воздуха.
"Ладно, офицер. Дальше ты сам. Надеюсь, я правильно тебя понял..."
Не касаясь мокрой земли и не отворачиваясь от чернейшей сущности, вампир отлетает назад к костру и к девушке, сидящей там.
В конце концов, что призрак может сделать антимагу?

Обогнув костёр, Торвальд опускается на землю и усаживается рядом с Амирелией.
- Ты что-нибудь слышала? - отстранёно интересуется он, стараясь изобразить скучающий голос.
Костёр тревожно потрескивает.
- Похоже, наш офицер призвал какого-то призрака. И призрак что-то говорил. - вампир фыркает, устраиваясь в пол-оборота. - Я его не услышал.
Но ответ девушки вынуждает Торвальда пристальнее следить за чёрной фигурой рядом с Харви.
- Харви назвал его Роувеном. Он просто появился из костра, прошёл сквозь мои щиты и даже сквозь тебя.
Фигура призрака подрагивает.
- Я уже встречал призраков. Но не таких. Демоном или духом его тоже не назвать. - немного подумав, Торвальд принимается его описывать: - Совершенно чёрный, поглощает свет. Бесплоден. И имеет определённые предпочтения в общении!
Вдруг в сознании вампира возникает вопрос, который следовало бы задать ещё в начале разговора.
- А почему ты его слышишь?
Ответ Нимфы в миг выставляет всё на свои места. Всё внезапно стало очевидно.

+3

25

Казалось, этот лес никогда не закончится. День сменяла ночь, а монотонные колонны деревьев редкие костры небольших групп разбойников и воров. Всех тех несчастных подозрительных личностей, кому не посчастливилось скрыться в тенистой глуши от руки закона. Но многих из них в дороге настигла куда худшая участь. Лучше простому смертному не становится на пути хунгана или мамбо, пусть и неумелого. Какой, например, была Виви.

Она покинула своих товарищей на подходе к Кипсбургу.  На то были веские причины. Ей не хотелось осложнять им жизнь, ведь на за её голову в землях королевства ещё назначена была награда. К тому же контролировать Силу становилось всё сложнее. И Виви даже думать не хотела о том, что однажды может проснуться с кровью арьярки или ещё кого из своих спутников на руках.

Это случилось всё же… Уже не единожды, но первый раз Виви никак не могла забыть, хотя очень хотела. Через несколько дней самостоятельного путешествия у неё совсем закончилась выпивка. Был вечер… Впереди виднелся костёр и слышались голоса. Очнулась полудемоница стоя посреди небольшого разорённого лагеря. Среди искалеченных и выпотрошенных мертвецов были женщины и дети. Сила ликовала. Её хозяйка несколько дней не могла прийти в себя, пытаясь отмыть с рук засохшую кровь. До сих пор Виви думала, что ей это не удалось. И никогда не удастся. До того случая, она себя убийцей не считала. И хотя сейчас ей все ещё не доставляло удовольствия отнимать чужие жизни, буйный экстаз Силы смешивался с её собственными эмоциями. Полудемоница ощущала восторг, власть, мощь. Магическую, о которой она столько лет мечтала и которую считала для себя абсолютно недоступной. Всё как говорили мудрые далиры – за что боролась, на то и напоролась.

Однако, для себя Виви чётко решила, что подобное повториться не должно. Никаких массовых убийств, что бы она не обещала Райво во время ритуала посвящения. Не в её жизни. Поэтому вместо того, чтобы выйти к поселениям, женщина осталась в лесу.

Дни и часы потеряли значение. Само время истёрлось, размылось, превратилось в вязкую серую пустоту. Прошло, наверное, несколько недель. А может и больше. Виви с трудом осознавала кто она и где находится, а сознание сдавало под натиском подступающего кровавого безумия, из которого на женщину всегда глядели горящие жёлтые глаза, так похожие на её собственные. К счастью, случайными жертвами полудемоницы в последнее время становились лишь небольшие кампании лесной шпаны. Виви старалась видеть в этом и светлую сторону – у неё появилась лошадь, и не было недостатка в еде. К ней вернулись почти все её вещи… Бандитов и воров было не жаль… Мародёрство не угнетало… Женщина почти привыкла к такой жизни. И снова всё должно было пойти наперекосяк!

Её обокрали. Ночью, не побоявшись тёмного жуткого леса. Не взяли денег, лошадь не увели. На еду не позарились. Не стали угрожать. Тихо и осторожно, некто вытащил у неё из-под плаща ритуальный кинжал и был таков. Наутро Виви от злости рвала и метала в буквальном смысле, молнии. Сила же, вопреки обычному, вела себя очень тихо. Кроме подаренного тёмным эльфом кинжала и лука, другого оружия у них у обеих не было. А опасности вокруг никуда не делись. Магия, конечно, тоже, но одной ею не защитишься. В их случае по крайней мере. Призвать пропажу не удалось. Оставалось только отправиться на поиски.

Какого это? Превратиться из охотника в жертву? Сила с трудом уловила необычный магический след кинжала, и Виви оставалось только пойти по нему, в надежде, что это не ошибка. Ярость постепенно уступила беспокойству. Полудемоница стала пить, чтобы не нервничать. На протесты «подсознания» она не обращала внимания. Аура кинжала чувствовалась из-за этого всё слабее и слабее. Страх усиливался.

Без кинжала не порезать руку, чтобы улизнуть от врагов в мир Лоа. Без него не принести и самой простой жертвы.
За флягой с вином опустела и бутыль рома. За ней припрятанная на черный день банка самогона.

Тёмный величественный лес расступался, впереди в лунном свете проглядывал из-за стволов зловещего вида замок. Виви уже не слышала Силу, но что-то влекло её вперёд. Она не могла сопротивляться. Она устала. Как же на самом деле измучили её скитания по лесу! Голоса, постоянная борьба…  Как же это надоело. Хотелось покоя…

Ноги шаркали по траве. Сзади размеренно шагала лошадь. Её глаза были мутными от заклятия, но пелена постепенно сползала с них. Магия слабела. Сила теряла контроль. Банка из-под самогона с коротким стуком приземлилась где-то позади.

Одурманенная полудемоница подошла почти вплотную к замку. Среди теней и лунного света она казалась чёрным призраком. Стражем мёртвого покоя этого мистического и мрачного места. Виви почти не различала дороги. Она немного побродила вокруг, спотыкаясь, похоже, о трупы, и снова повернула в сторону леса. «То, что ты ищешь, находится там» - женщина верила этому ощущению. Оно было сильнее науськиваний и интриг Силы, сильнее её собственной воли. В нём как будто сосредоточился смысл существования мира – в одном этом странном чувстве. Будто Виви вот-вот найдёт то, что ищет.

Вдруг на неё нахлынула волной такая тоска, какой полудемоница не испытывала никогда в жизни. А к ней, как стрела в сердце, примешалась противоестественная нежность. Виви сдавленно охнула от неожиданности и ни с того ни с сего атаковавших её болезненных эмоций. В голове у неё мелькнули чередой быстрых голубых вспышек незнакомые картины и образы. Волна энергии потянула женщину дальше, но она, вдруг опомнилась.

Силуэт, будто сотканный из бледно-голубого дыма, проплыл вперёд. Полудемоница ошалело смотрела ему в след. Она тихо произнесла, абсолютно трезвым голосом:

- Укуси меня лейар. Что это, мать его за ногу, такое?

Только тогда Виви заметила костёр и далиров. Она быстро окинула взглядом свой наряд – коричневый плащ в бордовых пятнах и рваное платье не по размеру. Потом посмотрела на путников. Потом на призрачные фигуры.

- Что бы вы сейчас не подумали, это не то, что вы думаете, - растерянно заметила женщина, - на мой счёт точно.

Она мысленно обратилась к Силе, но та не ответила. Казалось, она и вовсе пропала из головы. «Очень вовремя ты решила меня бросить. Вокруг творится йоптыж знает что! Ничего, я тебе это припомню» - в приступе подступающей к горлу паники подумала полудемоница.

+3

26

Что это могло быть за существо? Оно появилось из ниоткуда. Ари не слышала ни шагов, ни хоть какого-то признака приближающегося нечто. Можно было бы всё свалить на ту самую дикую усталость, но ведь, судя по всему, появление этого самого нечто стало сюрпризом и для Торвальда и Харви. А тем временем диалог начался. Ари внимательно вслушивалась, отключившись от мира. Она всё еще была сильно напряжена. Судя по всему это оказался тот самый герой рассказа, который поведали им охотники у входа в замок. Один из братьев, пропавший вместе с женой. Так вот почему у него такой странный вибрирующий голос. Он призрак. Но как он тут оказался, и почему вдруг явился? Ведь судя по его удивлению, явился не по своей воле? Это всё очень странно. И пока нимфа слушала разговор, рядом на подстилку бесшумно приземлился вампир, чего Ари не заметила.
- Ты что-нибудь слышала? Рыжая аж подскочила, опрокинувшись на бок, и укутавшись в плащ так, что видны остались только ступни и рыжая макушка.
- Тьфу ты, напугал. Да, они говорят. Ну вот, такое прекрасное положение для сна. И тёплый костёр убаюкивает своим потрескиванием, и мягка трава под головой, и тёплый плащ. Хотелось бы так и лежать. Головная боль начала понемногу отступать, так что нет сомнений в том, что еще несколько секунд и девушка бы выключилась. Но неуверенность в ситуации всё таки заставили Ари болезненно вздохнуть и кое как заставить себя подняться, уцепившись слабыми пальцами за рукав вампира. Подтянувшись она с кряхтением уселась как раньше, снова раздвинув плащ и подставив обнажённое тело ласкам теплого пламени.
- Кто там?
- Похоже, наш офицер призвал какого-то призрака. И призрак что-то говорил.
- Он спросил кто он. Голос такой... странный... Видно как Ари пытается подобрать слова, пытаясь описать двоякое не понятное ощущение. Её не видящий взор смотрит куда-то сквозь костёр а пальцы нервно перебирают ткань плаща.
- Какой-то такой, ну, усталый, и, кажется, дух сбит с толку. Он не знал и не ожидал вторжения, мне кажется. И кажется, что нас он не видит, только Харви. Сказал девушка и поморщилась от того, что стало очень не удобно сидеть. - Что там происходит?
Спросила она и принялась стягивать с себя сапоги. Хотелось погреть ноги у костра. Они и правда оказались холодными как лёд.
- Харви назвал его Роувеном. Он просто появился из костра, прошёл сквозь мои щиты и даже сквозь тебя.
После последних слов рыжая мелко вздрогнула и быстро отогнала от себя противные мысли, а Торвальд принялся описывать то, как выглядит несчастная сущность.
- А, это не просто призрак или дух. Сказала Ари, пытаясь найти оптимальное расстояние где костёр не будет обжигать нежную нежную кожу ног. - Это фантом. Шаман рассказывал. Фантом это дух погибшего существа. Условия его смерти были на столько не приемлемы для него, а его сердце было на столько обременено не завершенным делом, что он просто напросто создал сам для себя закольцованную ситуацию. Он не согласен уходить из этого мира, хочет что-то сделать, что-то закончить... Костёр ласково шуршал и согревал, но вдруг треснуло самое толстое полено. Огонь выплюнул несколько мелких угольков, один из которых попал прямо на подъём стопы. Амирелия резко зашипела и попыталась смахнуть вредную обугленную деревяшку, но она уже и сама скатилась (а может Торвальд её смахнул), оставив только ярко красный след на бархатной коже. На глазах выступили слёзы и девушка обиженно подогнула колени и спрятала ноги под необъятным плащем.
- Больно... О чём это я... А! Он хочет завершить какое-то важное для него дело, и тем самым постоянно переживает свою смерть, силясь поменять ход событий. Он не понимает, что уже ничего не изменить, что тело мертво, и постоянно повторяет всё по старому. А после уже и вовсе забывает зачем всё это нужно было, но это кольцо разорвать самостоятельно не в силах. На этих словах девушка замолчала и протяжно зевнула куда-то в плащ.
- Как же я устала.
- А почему ты его слышишь?
- Ну. Нимфа неопределенно пожала плечами и лениво потёрла глаза кулаком. - Точно не знаю. Наверное это потому что я нимфа, и на половину лунный эльф. Очень тонко чувствую магию и нахожусь очень близко к природе. считаюсь дочерью леса. Я всегда вижу и слышу духов, что прибыли в наш мир.
Ну вот... Одно событие за другим следует так плотно, что времени на отдыха не остаётся совсем никакого. Еще немного, и девушка совсем будет не в состоянии сопротивляться сну и рухнет прямо на месте.
Послышались приближающиеся шаги, а Ари как-то даже рефлекторно подвинулась ближе к Торвальду и прижалась к его плечу.
- Укуси меня лейар. Что это, мать его за ногу, такое? Голос показался до очень знакомым. И манера речи тоже больно вонзилась в память, оставляя рубцы и откапывая фрагменты и воспоминания. Нимфа неуверенно развернулась к демонице, направила примерно в её сторону слепой взгляд и робко произнесла. - Мы... Я тебя знаю? только утверждала то ли спросила девушка, раздирая до крови недры памяти, силясь вспомнить владелицу этого голоса.
- Что бы вы сейчас не подумали, это не то, что вы думаете, на мой счёт точно.Кто бы мог подумать, какая встреча! На самом деле, Ари вспомнила подробности их знакомства только после того как она с товарищами вернули её в лес... спустя пол года... И по факту, в том, что беднягу изгнали из леса виновата тоже Виви, но чёрт возьми, почему рыжая так рада её видеть?! Проснулось чувство граничащее с любовью. Да, пусть от её руки Ари чуть не погибла тогда, пусть её изгнали из дома, но ведь по сути, демоница просто защищалась и оказалась сильнее, а потом помогла встать на ноги, а изгнали потому, что Ари сильно привязалась к не и Рэйе и повела себя не как дочь леса "заведя дружбу с врагами и вредителями".
- Виви? Это ты. Виви!  Ари была безумно рада этой серокожей бестие ни в коем случае не держа на нее никакой обиды. Она медленно поднялась на ноги и пошатываясь медленно пошла на голос подруги, протянув руку вперед, надеясь нащупать её раньше, чем свалится и расшибёт своё смазливое личико. В голове тут же повсплывали картинки и эпизоды их совместного путешествия. Было много хорошего. Было и веселье, и озорство, и похоть мелькала, и проблемы были различные. В общем, пол года - это не малый срок.

Отредактировано Амирелия (18 Янв 2017 19:53:59)

+3

27

Он не воспринимал, что ему говорят или о чем спрашивают. Он просто вспоминал, в этот странный миг, когда все вернулось на более или менее понятный оборот жизни.
Это все слишком давно началось, еще до моего рождения. Первыми родилась двойня, мальчик и девочка. Для политики наших земель, невиданная удача. Сильный правитель, династический брак и еще куча мелочей из политики и интриг. Присев у костра, он протянул руку в костер и улыбнувшись продолжил. Но у жизни есть две стороны, как и у гадальных карт. Сын родился, хм, нет не безумным….как бы поточнее сказать, у него не было разума. Чистый лист, который колыхал ветер жизни. Уже тогда отец начал исследования, на тему возвращения разума и личности. Но к более или менее адекватному решению пришел уже я. Заклинание созданное на грани демонологии и целительства. Но у нас не вышло, в итоге дух демона, подстегнутый светлыми силами потерял адекватность. Так мой брат и старший наследник стал, одержимым. Его с детства держали в специальной комнате, о которой почти ни кто не знал. Любая история, начинается после слова «но». Так и у нас. Все шло своим чередом, пока я маг, исследователь и  экспериментатор не влюбился. Как мальчишка по самые уши. Призрак посмотрел на свою жену, подошедшую к нему и ласково перебирающую пряди волос.
Я думаю, не стоит рассказывать вам что и как у нас было, вам не интересно. Итог один, как мне показалось, я нашел ответ, волнующий нашу семью. Долгие исследования, перенапряжение, радость…..я обезумел от счастья открытия. А жена…..моя дорогая Мариэлла, увидела брата. Не только увидела, но и некоторое время провела с ним. Насильно
Два с лишним дня. Может чуть больше, вначале я не считала время. Я то падала в обморок, то лежала почти трупом. И все это время он ублажал свою похоть и желание. Когда же наконец дверь открыли и увидели. Встретились два безумия, даже три. Знаешь дорогой, мне кажется что это ваша фамильная черта. Каждый из вас был по своему сумасшедший.
Она нежно поцеловала его в макушку. И что-то тихо прошептала, игриво лизнув мочку уха.
Он все это время насиловал мою жену. Мари бросилась из комнаты, а мое состояние помноженное на ревность и на не желание раскрывать миру правду о семь….Вообще в лесу я убил и ее и себя. Подробности не так важны, а призрачное состояние…...вряд ли среди вас есть сильные и любопытные маги. Встав и обняв жену, они медленно двинулись в сторону гор. С каждым шагом исчезая все больше и больше. Обернувшись.
В горах, есть моя лаборатория, посетите ее. Вдруг что полезное найдете. Удачи и спасибо

+1

28

Казалось, призрак не обращал внимания на задаваемые волчаром вопросы, которые он то и дело задавал, пока шло повествование. Харви с трудом представил, что значит "родился без разума", ведь его знания и мировоззрения позволяли предположить, что далир, родившись без разума, рождается мёртвым. Он видел гуманоидов, чей мозг был мёртв, а жизнедеятельность в их телах поддерживалась лишь благодаря сильной магии, но эта часть науки тесно соприкасалась с некромантией и была запрещена в некоторых королевствах, но маги всегда искали и будут искать путь к бессмертию...
К тому времени Торвальд уже сидел возле рыжей и разговаривал с ней. Если бы Харви прислушался, то смог бы услышать и заданный вампиром вопрос, и, собственно, их разговор, но информация, которую передавал призрак медленным, но большим потоком, была намного важнее в данный момент.
Когда же Роувен заговорил о заклинании, Харви от негодования снова харкнул на землю. Демоны. Почему там, где и так всё плохо, всегда дойдёт дело до демонов?! Как таковое целительство никого не устраивает, значит, к нему мы прибавим демонологию, и всё резко станет хорошо! Ладно бы дело не дошло до воскрешения трупов, но и тут загвоздочка. Харви и компания, пускай и спустя несколько лет, столкнулись и с этим, но какой там задуматься о последствиях?!
- "Легче было просто убить его..." - с удивлением для себя самого отметил Хардзиган и тут же прогнал из головы эту мысль, понимая, что не знает, смог ли бы он лишить жизни своего брата или же ребёнка, родись он с похожим недугом.
На самом деле Харви было очень даже интересно, о чём он и поспешил сказать призраку, который снова его проигнорировал. На секунду Харви даже снова показалось, что приведение говорит не с ним, но Роувен смотрел чётко ему в глаза и говорил так, словно куда-то спешит.
Полицейский не дрогнул, но напряжение прочиталось на его лице, когда он услышал женский голос. До этого момента женщины словно не существовало, но вот она, стоит здесь рядом с призраком, такая же полупрозрачная...
Чем больше она говорила, тем большее отвращение испытывал волчар, и тем больше вопросов ему хотелось задать.
- Убил её и себя? А этого брата?! Ты видь и его убил? Ты должен был убить! Ведь убил же? Ответь мне! - но никто из призраков не ответил.
- Что сделало исследование с твоим братом? Где именно лаборатория! Координаты? Опознавательные знаки? Карта! Здесь много гор! Да стойте же...
Сделав шаг, Харв почувствовал запах. Он не мог понять, исходил ли он от призраков, но отчётливо чуял одно.
Демоническая сущность. Напоминало того полуэльфа на поляне, но не такой грубый запах.
Движение.
Призраки уходят. Счастливые. Свободные. Если бы Харви не знал, что пришлось пережить этим двоим, он бы им завидовал, да и всё же завидовал, если честно...
- Укуси меня лейар. Что это, мать его за ногу, такое?
Странно, но первым, что пришло в голову оборотню, было "Лейар? В смысле, лейар? Они что, тоже кусаются?!"
Наплыв эмоций заставил отхлебнуть ещё немного, чтобы голова смогла уместить всё в себя, даже в таком творческом беспорядке. По полочкам можно разложить потом.
Он потянулся к стволу. Боковым зрением видел как напрягся вампир. Спокойствие витало в воздухе лишь вокруг нимфы.
- Виви? - почти взвизгнул офицер, будто желая передразнить девушку, но это прозвучало слишком тихо, чтобы его услышали, поэтому Харви тактично закашлялся.
Последняя фраза незнакомки заставила всмотреться в её и без того вызывающий наряд. Учуяв знакомый запах, Хардзиган поспешил убрать за спину бутыль. Нимфа её знает, но чёрт их разбери, этих женщин. В таком месте никому не стоит доверять.
Харви ухмыльнулся, вспоминая, что недавно доверился вампиру, а теперь здесь появляется очередная интересная личность. Эту поляну Харв запишет в своей голове как "поляна странных вещей, на которую больше возвращаться не следует", как и весь это чёртов лес.
- "Обожаю свою работу, сссука..."

+3

29

Пока Амирелия свою природу, Харви самозабвенно расспрашивает тени умерших далиров, но те уходят в ночь, не оставив и следа. Лишь шагнув за ними, офицер замирает. Взор Торвальда тоже устремляется в сторону заброшенного замка.
Слова приближающейся женщины не достигают ушей вампира. Даже неожиданная близость нимфы остаётся сторонней деталью.
- Мы... Я тебя знаю? - неопределённо произносит Амирелия, немного отстраняясь. Но именно это обеспечивает вампиру свободу движений.
От этой женщины несёт лоа! Плащ перепачкан кровью, а, блестящие в свете костра, жёлтые глаза не читаемыми эмоциями. В холодном свете бледных лун её лицо кажется таким же бледным, как у самого Торвальда
Является ли это инстинктом самообороны, или результатом враждебности целого Мира, но осознание опасности - то, что бармен зарёкся не игнорировать.
- Что бы вы сейчас не подумали, это не то, что вы думаете, на мой счёт точно. - говорит женщина с паникой в расширенных глазах.
На закромах мыслей проносится "Наверное, именно так чувствовал себя Харви, когда появился я...".
Кольцо прессованного воздуха возникает вокруг вампира, и он срывается с места вверх, утягивая за собой языки ленивого костра. Только начав замедление у зелёных крон, Торвальд снова выстреливает собой, но уже в сторону гостьи. Ветер проносит между деревьями звук глухого взрыва. И ещё. И ещё!
С каждым импульсом вампир направляет себя ближе к цели, двигаясь по ломанной кривой.
Неловко перевернувшись, он врезается в землю позади женщины, от которой ещё сильнее разит кровью и духом лоа. По влажной траве расходится волна ветра. А вместе с тем, под землёй вокруг расползаются кровавые нити, в любой момент готовые сократиться и нейтрализовать врага.
Торвальд скрещивает руки на груди. Синие прожектора его глаз впиваются в женщину.
- Так кто ты? - спрашивает он, гордо вздёрнув подбородок.
Вот только жестокую расправу заведомо пресекает Амирелия, неуверенно шагающая в их сторону.
- Виви? - восторженно проговаривает та. - Это ты. Виви!
- Виви? - повторяет за ней вампир. Его слова совпадают с движениями губ Хардзигана.
"Знакомое имя..."
Поток мыслей Торвальда направляется к памяти. Требуются лишь мгновения, чтобы вспомнить.
"О ней рассказывал Лармат!"
Это вовсе не значит, что Виви - союзник. Наоборот, её будет разумнее считать опасным врагом.
Существует аксиома: "У Лармата нет обычных знакомых". Это так же значит, что у Лармата нет НОРМАЛЬНЫХ знакомых. Чёрные колдуны, изменённые вампиры, боги и существа из невозможных миров!
Тем не менее, конфликты сейчас - затея естественная, но исключительно непродуктивная.
Отступив на шаг, Торвальд поворачивается к ней боком и говорит:
- Я знаю Денрего.
"И, надеюсь, я правильно произнёс имя второй половины Лармата..."
Но нити из-под земли извлекать вампир не спешит.
Подождав сравнительного спокойствия в обстановке, он спрашивает полудемонессу нейтральным тоном:
- Так что ты тут делаешь?
А вот говорить встревоженному офицеру о безопасности новой знакомой он не спешит.
Он бы не сказал того же о самом себе. Но Харви лучше об этом не думать.

+3

30

Образы в сознании разбухали, как брошенный в воду кусок хлеба. Некоторые стирались, смешивались, становились совсем дикими и жуткими. Иные превращались в чёткие картины. Виви тщетно пыталась сфокусироваться на реальности, но голова кружилась, а мир расплывался перед глазами.

И всё же, она не могла не заметить. Выработанный годами рефлекс, навык, можно называть как угодно, сработал безотказно даже в такой момент. Полудемоница почувствовала яркий магический всплеск рядом.
В силе было что-то отдалённо знакомое.

«Демон? Нет, не то… Некромант? Лоа? Ха, смешно. Конечно, я сейчас встречу лоа. Ага, больше некого просто встретить в Кипском лесу» - мысленно съехидничала Виви, хотя ей сейчас было не до шуток, и она это понимала. Рука машинально потянулась к кинжалу на поясе. Полудемоница скрипнула зубами. Его же украли… Стараясь не поддаваться панике, она сосредоточилась на источнике магии.

Вот он находился подле костра, мгновение – и некто уже стоит у неё за спиной. «Никаких резких движений» - напомнила себе женщина. Два желания столкнулись в её мыслях. Одно, немедленно метнуться обратно на поляну у замка, поймать лошадь и ехать, куда глаза глядят, подальше от этого проклятого места. Другое, остаться. Ведь что-то привело её сюда. Очередная тайна, загадка. Может, даже незабываемое приключение с кучей наград в конце пути.

Но враг за спиной. Бежать уже некуда. Виви медленно повернулась.

- Так кто ты? – тёмная фигура с горящими синими глазами задала вопрос. Полуемоница выдохнула, но вздохнуть не смогла. Её сковал страх. Казалось, что остановилось сердце.

- Лоа, - одними губами прошептала Виви. "Давай, он задал тебе вопрос. Он хочет поговорить! Отвечай! Отвечай хоть что-нибудь, мать твою! Или ты хочешь кончить как убитые тобой неудачники?!  Ты Вирвенгейл Дейс, ты видела разное дерьмо, отвечай ему!» - полудемоница в панике пыталась выдавить из себя хоть слово, но только стояла и таращилась на опасного незнакомца огромными от ужаса глазами.

Однако, как только женщина, наконец, собралась с мыслями и открыла рот, в разговор вклинился ещё один собеседник. Знакомый женский голос донёсся со стороны костра:
- Виви? Это ты. Виви!

Чтобы осознать своё везение, полудемонице понадобилось не больше нескольких секунд. Тень плавно двинулась навстречу Виви. Отблеск пламени озарил рыжие волосы. Кто-то из кампании был рад неожиданной гостье, судя по голосу. В темноте не разглядеть, но этот кто-то подозрительно походил на хорошо знакомую полудемонице нимфу. И явно не являлся пленником. «Ари? Невозможно...Но... Ладно, потом разберусь, если не она!» - молниеносно решила Виви, и с мысленным возгласом «Да здравствует спасение!» сгребла девушку в объятия.

- Цветочек! Как я рада тебя видеть! – дурным голосом взвизгнула женщина, потом отстранилась и заглянула в лицо  своей жертве. Даже в темноте было ясно, что перед ней действительно стояла Амирелия. Вот так облегчение, - У тебя такой устрашающий друг.  Я уж думала, он меня сейчас укокошит.

- Виви?
– повторил опасный незнакомец. 

Полудемоница взглянула на него. Она не спешила отпускать подругу, ведь если эти двое товарищи, он не стал бы нападать на неожиданную гостью сейчас, когда та стоит вплотную к нимфе. Холодный расчёт, ничего более. Однако, в душе женщина была рада встретить дружественное существо после месяцев одиноких скитаний. Но сантиментам своё время и место.
Теперь у Виви появилась возможность присмотреться к магу повнимательнее хотя бы на мгновение. Бледная кожа, виднеющаяся в отсветах глаз. Кровавая магия. «Лоа и…Вампир? Интересно. Вероятно, это он привлёк меня сюда. Очень интересно. Разве среди вампиров встречаются хунганы? Нужно как-то здесь задержаться… Возможно, эта встреча даст мне ответы. Или он даже сподобится подсказать мне, как справиться с Силой. Действительно, на этой поляне находится именно то, что я искала. Если только этот парень меня не убьёт» - полудемоница не сдержала нервной усмешки. Она откинула с лица волосы и легко поклонилась:

- Приветствую, коллега. Да хранят тебя духи, - так учила говорить Сила. Что-то вроде древнего ритуала, - Рада, что моя подруга нашла себе хороших попутчиков в этом неспокойном месте. Представляться, думаю, уже нет нужды.

«Весь этот грёбанный лес и так в курсе как меня зовут»

Вампир смотрел на неё, будто они знакомы. От его взгляда Виви было ещё больше не по себе. Но она никогда его не встречала прежде, иначе он не стал бы тратить время на разговоры. Просто чик – и всё. Отношения с вампирами у полудемоницы складывались в прошлом неважные. Впрочем, как и со всеми далирами.

- Я знаю Денрего
, - произнёс он. 
"Денрего" - полудемоница опустила руки. Они тут же сжались в кулаки до боли в костяшках. Забылся на мгновение страх. И паника отступила на второй план.
Одно это слово могло спровоцировать конфликт или даже драку. Виви почувствовала, как внутри закипают обида и злость.  А ведь ей сейчас требовалась вся выдержка, чтобы повернуть ситуацию в свою сторону. Но… «Денрего. Наставник». Тот, кто «одарил» её силой. Он был добр к ней и спас ей жизнь. Это имя Виви старалась не вспоминать. После того, как он погиб, оно причиняло ей боль даже само по себе. Как слово. Поначалу женщина страшно злилась, когда он фактически «наградил» её и бросил. Но ведь никто не повинен в собственной смерти… Ни дня не прошло в последние месяцы, чтобы Виви не желала, чтобы наставник остался жив. Тогда бы не случилось ничего, о чём она сейчас горько жалела.

- Он… - голос срывался на злое шипение. Полудемоница вдохнула, прочистила горло, и снова заговорила. Вышло тихо и почти спокойно, - Денрего, мой наставник, давно мёртв. Я была последней, кто его видел. Соболезную, если он был тебе другом. Но вот с чего ты решил, что мы как-то связаны – это вопрос. Может быть, его стоило бы обсудить. Без свидетелей.

- Так что ты тут делаешь? – снова спросил вампир. Будто без угроз, но Виви хорошо понимала – это всё видимость. Такие ребята живут на свете очень долго. Кто знает, сколько экземпляру перед ней? Он может изобразить что угодно. Но магия его выдавала. Она никуда не делась, клубком свилась у его ног, ожидая приказа. Всё верно. Ночью в этом проклятом и забытом богами лесу никто друг другу не товарищ. Виви потянулась к своей энергии, краем глаза отмечая, где находится Ари. Ей бы не хотелось драться, но, если что – нимфа была её счастливым шансом.

- Делаю… Да, - полудемоница хмыкнула и с безобидным глупым видом почесала затылок. Ей только сейчас пришла на ум замечательная идея, как всё обставить, - Спиритический сеанс делаю. Шаманские заморочки и всё такое, знаете. Ваши духи, или бездна их знает, что ещё, они сами меня привели. Да да. Причём не по моей доброй воле, позвольте заметить. Разве что кто-то из вас стырил мой кинжальчик. В чём я сомневаюсь. Сильно. В общем, они хотели мне кое-что показать. И им это удалось. И мне не терпится с кем-то поделиться этой ценнейшей информацией. Но сначала мой вопрос. Кто-нибудь знает, что за херня тут вообще происходит? А? Кроме душещипательного дружеского воссоединения, конечно, - закончив свою речь Виви притянула к себе нимфу и звонко чмокнула ту в щёку. Потом, немного подумав, прошептала на ухо:

- Надеюсь, ты расскажешь, каким ветром тебя занесло в кампанию этого подозрительного типа в самой опасной дыре Кипского королевства. Я не брошу тебя с ним одну, Цветочек. Иначе, для чего нужны друзья?

Виви мучил вопрос, как нимфа здесь оказалась. И как это милое создание связалось с вампиром и призраками. «В тихом омуте демоны водятся. Вот тебе и дети цветов» - решила полудемоница. Но эта загадка вполне могла подождать, пока не разрешаться настоящие проблемы.

Отредактировано Виви (9 Фев 2017 04:50:33)

+3


Вы здесь » AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара » Кипсбургское Королевство » Мы поедем, мы помчимся...или служебное рвение до добра не доводит!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC