AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара » Королевство Бейлинил » Всё - преходящее и уходящее. Тело - тоже. Часть 1 (15 Рохнаса 2759)


Всё - преходящее и уходящее. Тело - тоже. Часть 1 (15 Рохнаса 2759)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s8.uploads.ru/t/G2R5U.jpg

Место: Кафе "Басни далёких морей".
Участники: Демоны Каллисфена, Вартаф.
Описание: После того, как тёмный эльф Вартаф оказался в Бейлине, он успел познакомиться с сёстрами Айлин, оказавшими тому помощь. В то же время Вартаф разузнал о неком далире, химерологе, способном менять и создавать новые тела. Это сильно заинтересовало эльфа.
Встреча с посредником химеролога была назначена в закусочной близ гостиницы.

Дата завершения:

Отредактировано Демоны Каллисфена (9 Окт 2016 00:52:55)

0

2

[avatar]http://s4.uploads.ru/t/0xSw8.jpg[/avatar]
Утром кафе наполнено далирами настолько же интенсивно, как вечером. В основном тут завтракают постояльцы гостиницы. Многие из них иностранцы. Это является единственным объяснением, почему столовые приборы - привычные ложки, ножи и вилки. Основной рацион местных блюд - рыба. Конечно, обычного мяса тоже хватает, но заведение упорно стремится оправдать своё "морское" название.
Основной зал - очень широкое и длинное помещение. Стены обиты качественными деревянными пластинами и обвешаны корабельной символикой: картами, штурвалами, картинами величественных фрегатов и невиданных берегов. В окна бьёт яркий свет восходящего золотистого солнца, от чего возникает ощущение теплоты и уюта. Под потолком висят скромные закрытые канделябры. Добрая половина из них сейчас потушена. Горят лишь те, что находятся в центре помещения и в дальних его частях.
Одинаковые столы расставлены идеальными рядами. Маленькие, четырёхместные столы чередуются с продолговатыми шестиместными. У стены напротив входа же широкие столешницы окружены жёсткими диванами. Для больших компаний.
Путь на кухню - большой двустворчатый проём, сквозь который снуют официанты с книжками "меню" и тележками с заказами.
Закусочная ограждена от магической насыщенности окружающего мира, так что новоприбывшие, ещё не успевшие привыкнуть к иллюзорному мерцанию, могут расслабить зрение.

В воздухе стоит монотонный шелест голосов постояльцев, подкрепляющихся перед походом на охоту за достопримечательностями Бейлина. Они наполняют половину зала. Свободных столов на один меньше, чем занятых. Это подсчитывает дотошный далир на одном из диванов вокруг стола.
Утвари нет. Посреди пустого пространства несколько предметов образуют правильный квадрат. Четыре комплекта. В каждом перечница, солонка и держатель для салфеток. Каждый комплект словно отражает своих соседей. Между ними лежат меню. Их стороны абсолютно параллельны краям стола. Идеально.
Эллирен Каллисфен самолично выровнял инвентарь спустя минуту после прихода. В своём костюме демон-эльф выглядит совершенно инородно. Высокие кожаные сапоги с узором вокруг носка, плотные штаны с множеством пустых карманов, ремень с огромной пряжкой. Тело закрывает чёрная рубаха с бурым жилетом. Шею же обхватывает ядовито-жёлтый шарф из тонкого лёгкого материала. Медные волосы сплетены в тугую косу, кончик которой касается левого плеча.
Жёсткие острые черты лица особенно сложно встретить в городе красоты и вычурности. Серые глаза буравят надпись "МЕНЮ" на этом самом меню. Жёлтые буквы на красном фоне. Вот только краска с последнего символа начала стираться.
Напротив хмурого эльфа сидит красноглазая девушка. Шейла. Уже на протяжение десяти минут смакует одну единственную чашку кофе. Её лёгкие сандали стоят на полу, а сама вампиресса, поджав ноги, восседает на твёрдой, но пружинящей поверхности дивана. Следуя местной моде, она одета в серую юкату. Только вот широкий чёрный пояс приспущен, а поля наряда примяты. Накидка неохотно держится на плечах, позволяя шее дышать. Волнистые золотые волосы размётаны вокруг и почти касаются согнутых ног. Изящный нос гордо и мечтательно поднят к потолку, а алые фонари глаз полуприкрыты.
Оба демона ждут потенциального клиента для их старшего брата. Атлас описывал его как "Мужчина или женщина, эльф, с угольно-чёрной кожей и белыми волосами". А пока никого нет, Эллирен продолжает выискивать несовершенства в интерьере вокруг, а Шейла - опустошать свою чашечку с кофе, наслаждаться обстановкой, тихо посмеиваться над братцем и предполагать, когда же он успокоится и наконец расслабится.

Отредактировано Демоны Каллисфена (9 Окт 2016 01:18:23)

0

3

Вартаф долго собирался и виновным в этом была ни кто иная как Моэри. Прополоскав своей речью, что старший сын дома дунъяр не может приходить в том же костюме в котором и путешествует. Она даже заставила надеть все украшения: серьгу, герб дома, коготь-перстень и недавнее приобретение браслет с пятью кольцами, выполненный в виде дерева, корни которого образовывали сам браслет а ветви уходя вверх формировали пять колец . Сорочку он не стал одевать, в Бэйлине была довольно теплая погода, так что черный пиджак с серебристой вышивкой по краям и воротником стойкой, при ходьбе полы приоткрывали часть головы дракона, свободные брюки и матовые туфли, вот и весь гардероб. Но именно из-за него Вартаф убил все мозги и кучу времени, но главным ужасом стал запрет на сумку. Любимую сумку, в которой у него было столько нужных и необходимых вещей.
Ооооо, женщины…...как же с вами сложно. Слава гномьей бороде, очки хоть разрешила оставить. Прихватив недавно приобретенную трость, с набалдашником в виде паука сидящего на кристалле,  темный эльф выдвинулся к месту встречи.
Чуть выше голову, спину прямее. Ууууу старпер…..кусок отрыжки драконьего помета. В итоге на лице Вартафа появилось странное выражение, смесь раздражения с высокомерной спесью. Выкурив перед заведением, сигарету, он на пару мгновений постоял и тяжело выдохнув зашел. Заведение было по своему уютным, но все же слишком напыщенным и дорогим. Слегка скривившись, он поискал глазами столик и все таки найдя. Слишком эта кампания не вписывалась в интерьер, или наверное интерьер не вписывался к ним. Слишком отчужденно и слишком чужеродно они смотрелись. Слегка кивнув официантке моментально появившейся перед ним, он слегка опустив очки на переносицу, подмигнул улыбнувшись и пробежав взглядом по ее фигуре. Что что а толк в наборе девушек, хозяин кафе знал. Но эльф уже направился к столику, оставив слегка опешившую девушку позади.
Сделай гадость и на душе сразу радостно. Мужчины. Но вот уже и столик. Странная компания и странная беседа. Мазанув мельком взглядом по столику, Вартаф усмехнулся и чуть-чуть подвинул тарелку.
Господин и ужасно обворожительная дама Изучив взглядом шею, и открывающиеся плечи, на некоторое мгновение красные глазах вспыхнули. Усевшись и подозвав  официанта небрежным жестом, заказал бутылку вина. Эх, мир потерял очень многое, когда пропала наша настойка. Простите пожалуйста, забыл представиться, Вартаф тер Бродерат, старший сын дома Бродерат и пока что единственный темный эльф. Может быть он и вел себя слишком надменно, но Моэри готова была мурлыкать от удовольствия.

0

4

[avatar]http://sg.uploads.ru/t/CfWyd.jpg[/avatar]
- Элли, милый. Клиент пришёл! - нараспев говорит Шейла, глядя на вход, запрокинув голову. Чашечка с кофе чуть склоняется в сторону.
Медноволосый эльф механически поднимает серые глаза.
- Всё-таки мужчина. - констатирует он, изучая пришельца издали. - Кожа чёрная, волосы белые...
Хорошая нарядная одежда, высокомерный вид и помпезная поза. В рассеянном солнечном свете его серебряные пряди ярко блестят. Тёмные очки закрывают глаза.
Предположительно поймав его взгляд, Эллирен делает нейтральный подзывающий жест кивком головы. Шейла же возвращается к своему кофе. Демон-эльф интересуется предварительными впечатлениями своей сестры.
- Что скажешь? - безразличный голос звенит и скрежещет.
- Гордец. - фыркает вампиресса, разочарованно опуская опустевшую чашку на стол. Тонкие брови опускаются к прикрытым глазам. - Он же ещё у входа торчал...
"Ха!"
- И?
- Курил.
- А вошёл сразу? - глаза-ножи следят за приближающимся далиром, мощные руки скрещены на груди.
- Не привязывайся к далирам! - устало протягивает Шейла. Потягивается "Ха-а-а..." перерастает в зевок. - Какая разница? Нервничал он или выветривался?
Вот и он. Весь в чёрном. Только волосы и вышивка значимо бросаются в глаза. Оглядев стол, угольный эльф со странным видом, пальцами сдвигает меню чуть в сторону.
"Он не мог сделать это случайно!..": размышляет Эллирен, чувствуя, как мировосприятие трещит по швам, а его глаза едва заметно расширяются.
- Господин и ужасно обворожительная дама. - произносит эльф, осматривая Шейлу.
Высокомерное "Ха!!!".
- "Ужасно обворожительную даму" зовут Шейла ЭншентОтомн Каллисфен! - фыркает вампиресса, глядя на гостя из-под полуприкрытых век. Она столь же напыщенна, как мужчина перед ней.
- Садись. - говорит Эллирен и сам перемещается на смежный диван, чтобы видеть клиента слева от себя, а сестру - справа. - Меня зовут Эллирен Каллисфен.
Эльф с пепельными волосами, вместо приветствия, тут же подзывает официанта.
Подходит статный эльф. Однотонная шёлковая рубаха красного цвета, на ногах - тёмные штаны и удобная солидная обувь. Светлые волосы подстрижены коротко, не по моде. Карие глаза чуть прищурены, но смотрят внимательно. Тонкий нос направлен в пол. Чуть выпирающие скулы совсем не уродуют нейтральное лицо.
- Готовы сделать заказ? - спрашивает он, осматривая посетителей.
После незнакомого эльфа, заказавшего вино, Эллирен берёт себе большую кружку невероятно крепкого кофе.
- Эх, мир потерял очень многое, когда пропала наша настойка. - сетует беловолосый далир.
"Ха".
- Нет ничего невосполнимого! - улыбается Шейла.
- Простите пожалуйста, забыл представиться, Вартаф тер Бродерат, старший сын дома Бродерат и пока что единственный темный эльф.
- Бродерат... - задумчиво протягивает Эллирен, отлепив взгляд от Вартафа и направив его к потолку. Касается рукой чистого подбородка. Лицо демона-эльфа меняется, будто его посещает маленькое озарение. Снова наводя глаза-прицелы на гостя, он чеканит: - Никогда о нём не слышал.
- Как и о тёмных эльфах. - сладко поддакивает Шейла. От взмаха головы, золото волос вновь разливается по её плечам и по спинке дивана. "Ха!" - Хотя, малыш Элли никогда раньше не слышал о разных породах эльфов. А мне - всё равно...
Приходит уже знакомый официант с подносом. На нём - бутылка вина, штопор, пузатый бокал, большая белая кружка ароматного кофе и сахарница.
- А мне бокал? - гневно вопрошает Шейла, повышая голос и пожирая официанта алыми прожекторами глаз.
На миг смерив вампирессу неопределённым взглядом, эльф опускает принесённое на стол и, попросив прощения, удаляется за второй ёмкостью.
Процедура запугивания под руководством Эллирена терпит крах. Сначала Шейла, потом - прислуга. Упрямый демон-эльф бросает попытки строить из себя авторитета и возвращается к обычной модели поведения.
- Расскажи о себе подробнее, последний из рода. - говорит он обыденным металлическим голосом. - Название твоего Дома мне ничего не сказало. Где родился? Как рос? - каждый последующий вопрос Эллирен задаёт со всё возрастающей требовательностью и настойчивостью. Попытка запугивания и давление продолжается без его же ведома. - Почему ты здесь? Что случилось? В чём заключается твоя проблема? В чём она...
Шейла тем временем вскрывает бутыль вина и наполняет только что принесённый бокал.
"Ха-ха..."
- Милый брат, сбавь обороты! - мурлычит она, гипнотизируя взглядом переливающуюся красную жидкость. Света её глаз достаточно, чтобы вино начало преломлять свет, все изгибы багрового потока словно подсвечиваются изнутри.
Прищуренные фонари уставляются на Вартафа.
- Если нам предстоит решать твою проблему, мы должны её понимать. - "Ха." Наполняется второй бокал. - Не совсем так. Твоя Проблема тоже должна знать, в чём заключается проблема общая, и она не должна быть против её решения.
Только Вартаф начинает говорить, Эллирен его прерывает:
- Все тонкости и подробности прибереги для нашего брата.
Демон-эльф наконец припадает губами к своей огромной кружке с несладким кофе. На резком лице читается благодать.
Шейла спешит ответить на напрашивающийся вопрос:
- Мы с Элли - специалисты в других областях. - задорное "Ха-ха". - К твоей Проблеме и вашим проблемам мы не имеем прямого отношения.
Обеспечиваем безопасность. - чеканит медноволосый эльф, оставив кружку и уставившись на Вартафа.

Отредактировано Демоны Каллисфена (8 Окт 2016 18:59:31)

0

5

Вартаф слушал, не перебивая, это было даже интересно. И обычные вопросы, ка всегда.
Что, как, где и когда. Хм, знаете, это даже немного обидно, когда не помнят про целые народы. Но я давненько привык. Ну да начнем обо всем с начала. Хотя, знаете, я иногда люблю немного побаловаться. Да и увидеть, намного лучше чем услышать
Темный эльф, достав одну из салфеток и начертив когтем на ней несколько знаков передвинул ее на центр, щелчок пальцами. И над столом появилась небольшая иллюзия, картинка в которой изменялась за словами дунъяра.
Это было слишком давно. Думаю, для вас не будет секретом, что в начале народ эльфов был единым. И только потом они разделились на виды. Сейчас мне, хм,примерно около 1300 лет со дня рождения, прожил из них я только 278. Остальные…..остальные я проскочил. Избежал, геноцида в отношении темных эльфов. Вартаф сделал, большой глоток, но вино оказалось слишком легким для таких разговоров. Как  он мог разговаривать о том что потерял не топя сознание в алкоголе. Щелкнув пальцами, он заказал у официанта графин воды и доплатил ему за принесенные напиток. Когда же это графин принесли, пару жестов и жидкость из небольшого пузырька у него дома, растворилась в графине. И вот напиток готов
Вы говорили, что нет ни чего не невосполнимого. Попробуйте, такого больше не делают. Вы делаете глоток, и жидкость устремляется к вашему желудку оставляя легкий оттенок крови и железа на языке, потом достигнув конечной точки, приходит послевкусие, тысячи оттенков и полутонов. Даже для эльфийского восприятия это слишком. Но вернемся к истории, в один момент, глупый темный эльф сделал ошибку в заклинании, которое перенесло его на огромное количество лет вперед. Из знакомой, жесткой и кровавой обстановки он попал на свет солнца. Почему кровавой? Хм, видите ли, народ темных эльфов жил в матриархате, подкрепленным жреческим культом. Рабство, ненависть к мужчинам и восхищение женщинами. Именно в таком мире я вырос. С тремя сестрами, и Матерью. А потом у меня появилась она. Собственно, как вы выразились проблема. Моэри. Вторая ошибка в заклинании моей жизни, но как говорил мой мастер, все лгут. Вот и тут, так вышло, ошибка в начальных данных привела к тому, что свободная энергия высвободившись приняла форму самосознания с возможностью перевоплощения. Так сказать, младшая сестренка. Именное ее я хочу попробовать превратить в отдельного и само сознательного эльфа.

Отредактировано Вартаф (8 Окт 2016 22:33:21)

0

6

[avatar]http://sg.uploads.ru/t/CfWyd.jpg[/avatar]
После вступительной экспозиции, Вартаф, начертав несколько рун на салфетке создаёт иллюзию. Над небольшим рисунком формируется дымная панорама, поглощающая свет вокруг себя.
- ... Думаю, для вас не будет секретом, что в начале народ эльфов был единым. И только потом они разделились на виды... - произносит дунъяр.
Синхронно с его словами, иллюзия преображается, демонстрируя сияющий силуэт на бесцветном фоне. От него расползающимися тенями отделяются шесть далиров, выкрашенных в разные цвета. Внимание акцентируется на чернокожем существе с белыми волосами.
Шейла, так и не притронувшись к своему вину, внимательно следит за картинкой. Наклонившись сначала вправо, а потом - чуть не завалившись на левый бок, сладко говорит:
- Впечатляет!
Картинка с любой стороны выглядит одинаково. Её высказывание приходится на слова Вартафа о геноциде.
Эллирен же сидит почти не шевелясь, механическими движениями вливая в себя кофе. Ему, как эльфу, всегда была почти безразлична история жителей этого мира.
- Тебе повезло, Вартаф. - произносит медноволосый демон, бывший военный. - Повезло выжить.

Вызов официанта и заказ кувшина воды. Попутно Шейла просит унести её пустую чашечку. Прислуга, к счастью, догадывается, что к воде потребуются и стаканы.
Наблюдая за действиями Вартафа над кувшином, Эллирен напористо спрашивает:
- Что в ампуле? - бесцветные глаза буравят собеседника. - И что за магия?
- Вы говорили, что нет ничего невосполнимого. - начинает свои объяснения дунъяр с важным видом. - Попробуйте, такого больше не делают. Вы делаете глоток, и жидкость устремляется к вашему желудку оставляя легкий оттенок крови и железа на языке, потом достигнув конечной точки, приходит послевкусие, тысячи оттенков и полутонов. Даже для эльфийского восприятия это слишком. Но вернемся к истории...
Шейле до истории дела нет совсем. До опасения Элли о яде - тоже. Красочная рекомендация и профессиональная реклама завладевают вниманием вампирессы.
Вино, которое ей показалось безвкусной мешаниной уже отставлено к центру стола, а перед ней - стакан наполненный выпивкой, превосходящей даже эльфийские вкусы.
Клиент тем временем вещает Эллирену о судьбе своего народа:
- ... Жреческим культом. Рабство, ненависть к мужчинам и восхищение женщинами...
Иллюзия тоже меняется, демонстрируя храмы, мужчин, женщин и их взаимоотношения.

Стакан. Из прозрачного чистого стекла. Круглое толстое основание, вертикальные стенки, ровный край. На две трети заполнен жидкостью. Багряная, с чёрными и светлыми сгустками внутри. На запах - как кровь с примесями.
Шейла поднимает стакан и осматривает его с разных сторон, принюхивается. Сквозь субстанцию не проходит свет и она имеет чуть вязкую консистенцию, как ликёр. Вампиресса Хочет это выпить.
Розовые губы раскрываются и в рот вливается напиток. Совсем немного, чтобы понять вкус.
Он проникает к белым зубам, обтекает их и покрывает кончик розового языка, стимулирует вкусовые рецепторы. Нет, не стимулирует, а разрывает. Тут же порция увеличивается и кровавая компиляция заливает рот, просачивается под язык, обжигает его.
Алкоголь, смешавшись со слюной, стремится к глотке и проваливается в пищевод, обжигая стенки и мягкие ткани.
Глаза Шейла невольно закрываются, а веки - подрагивают.
- Это будто осушить целое поселение за один укус! - на выдохе постанывает она. "Ха-а!" - Потрясающе!
Глоток. Ещё один.
Стакан пуст.
Вампирское нутро ликует, сжимается от восторга, жаждет скорее впитать весь этот карнавал вкусов.
Но Шейла не сможет испытать торжества опьянения кровью и спиртом.
Жжение алкоголя бесследно исчезает, как и результат кровавого возбуждения. Все изменения обращаются в ничто, теряются среди бессчётных воплощений Шейлы Каллисфен. Весь усваивающийся спирт, вся кровь обнуляются. Нектар порочных Богов стирается внутри организма. Как печально. Остаётся лишь чувство удовлетворения. Таков последний подарок Спектр, последний подарок Каллисфена...
Снаружи этого не видно.

Гул голосов в закусочной так и не утих, а Вартаф подходит к завершению притчи:
- Так сказать, младшая сестренка. Именное ее я хочу попробовать превратить в отдельного и само сознательного эльфа.
- Мне твоя проблема вполне ясна. - чеканит невозмутимый Эллирен. Ведь клиент, носитель второй личности, сам по себе не опасен. - Теперь я хочу побеседовать с твоей второй составляющей.
В горящих глазах Шейлы просыпается блеск. Ведь новый клиент не знает, что алкоголь не действует.
Небрежно натянув на плечи приспущенную юкату, вампиресса полностью залезает на диван и на четвереньках ползёт к брату.
- Да, нам бы было очень интересно поговорить! - пьяно смеётся она, заваливаясь на спину около Эллирена, положив голову ему на колени. "Ха-ха-ха!..." - Что она думает о смене сосуда?
Волосы рассыпаются по штанам эльфа и почти опускаются до пола.
Её взгляд на миг встречается с уничтожающим взором брата, Шейла улыбается. Эллирен, впрочем, почти сразу смягчается. Ведь, против своего характера вампиресса не шла никогда. Все демоны имеют своих тараканов в черепах, и относятся к ним более чем снисходительно. Таковы Каллисфены.
Острые черты расплываются в сомневающейся улыбке. По-братски потрепав Шейлу по голове и расчесав чёлку, демон-эльф обращается к Вартафу:
- А в каких отношениях состоите вы?
Пригубив кофе, он уточняет:
- А она с этим согласна?

0

7

4Театр, одного актера. Даже не актера, а целой труппы. Чем больше наблюдал Вартаф за сидящими, тем больше в этом убеждался. Это было, старое ка мир представление. Вот только театр, больше похож на прах, актеры сбежали, остался только один актеры и только он и играет на пустую публику.
Магия. Это старый и никому не нужный вид. Рунная магия. Ее мало используют, и есть мало желающих ее изучать. Она больше похожа на костыли для слепого и пьяного, чем на более известный ее вид.
Вартаф, случайно ухватился за мелкое и непонятное слово, старый. Разум начал раскручивать цепочку.
Знаешь, я как то не задумывался на сколько я отличаюсь от этого мира и на сколько стары мои представления. Это похоже на бред, но я действительно только сейчас понял разницу между возрастом. Мы стары и мало кому нужны Моэри.
И в этот момент она сделала глоток, он наблюдал за ней и восхищался. Как патологоанатом нежно и ласково разрезает пациентов.  За каждой малейшей реакцией, на столь сильно разведенный напиток.
Знаешь, я начинаю понимать Мать, и ее постоянные игры с настроениями, интригами и красками любовников. Она права, и знаешь, эта девушка очень сильно напоминает младшую. Такая же активная, эмоциональная и желающая доказать всем.
Эльф был готов окунуться в воспоминания, но быстрая смена темы.
C Моэри. В каких отношениях. Вартаф искренне и сильно рассмеялся, он смеялся заразительно с легким чувством превосходства.
Спросите сами Резкий обрыв в эмоциональной раскрепощенности. Щелчек. Столь любимый им за время путешествий. И недовольно ворча перед компанией из эльфа и вампирши сидит эльфийка недовольно пытающаяся застегнуть расстегнутый пиджак. Плюнув и выставив, основную часть своих верхних девяносто, Моэри провела кончиком языка по губам
Так что вы хотели. Давайте дети мои, расскажите Матери что вы хотели. А то эти, милые штанишки, ужасно не удобно жмут и заставляют меня задумываться о другом. Моэри неосознанно вспомнила характер и тон которым часто говорила Мать Дома.
Согласна ли я? как будь-то специально заглянув по отворот пиджака и оценив что там. Я нормально ванну не могу принять, без комментариев этого…..братца. И вы спрашиваете, хочу ли я?

0

8

Рассмеявшись, Вартаф заявляет:
- Спросите сами!
Тело эльфа резко меняется, будто сдвигается на другой план и возвращается в совершенно ином виде. Пазухи пиджака тут же раздвигает упругая грудь. Женское лицо отдалённо напоминает внешность Вартафа.
- Здравствуй, Моэри. - с неопределённой нежностью произносит Шейла, с колен брата наблюдая за неудачной попыткой эльфийки застегнуть пиджак.
Бросив затею, она гордо предстаёт перед собеседниками и помпезно произносит:
- Так что вы хотели. Давайте дети мои, расскажите Матери что вы хотели. А то эти, милые штанишки, ужасно не удобно жмут и заставляют меня задумываться о другом.
"Ха-ха!"
- Не так говорят со старшими! - Шейла смеётся и вытягивается на диване во весь рост. Шёлк полей юкаты собирается у колен вампирессы.
Эллирен всё так же собран.
- Согласна ли ты с утверждением Вартафа и поддерживаешь ли идею о разделении?
- Согласна ли я? - Моэри окидывает саму себя критикующим взглядом. - Я нормально ванну не могу принять, без комментариев этого…..братца. И вы спрашиваете, хочу ли я?
"Ха!!!"
Шейла наконец принимает нормальное сидячее положение. Горящие глаза прикрыты.
- Вы, по крайней мере, не хотите убить друг друга, как, например, Моро и Ленг!
Эллирен замечает интерес в глазах Моэри.
- они в похожей ситуации, что и вы. - поясняет он. - Но разъединить их невозможно. Братья уже пытались.
Обменявшись много значительными взглядами, демоны что-то для себя решают. Шейла, переместившись к своему прежнему месту обувается и со словами "Я пойду вперёд" уходит в одну из дверей в дальней части закусочной. Лёгкая одежда от каждого шага вздымается вверх, вслед за волосами.
- Итак, Вартаф, Моэри. - деловым тоном начинает медноволосый эльф, пока сестра предупреждает о безопасности клиента. - Мы с сестрой сочли вас лояльными для нашей семьи. - последний глоток опустошает кружку и так с гулким ударом опускается на столешницу. Глаза-прицелы упираются в дунъярку. - Сейчас я отведу вас к одному из специалистов, который будет заниматься вами.
Звонким щелчком пальцев на поднятой руке, Эллирен подзывает официанта.
- Запишите заказ на счёт номера двести восемнадцать.
Ужа знакомый эльф, в красной шёлковой рубахе, делает несколько пометок в своём блокноте и, кивнув, удаляется.
- Идём. - произносит Эллирен, поднимаясь из-за стола и в компании Моэри-Вартафа отправляется вслед за Шейлой. Ровно посередине прохода между столами.

0

9

Знаешь, а мы были таким же. Данвно….и не правда. И мы точно так же не воспринимали ни кого. Возраст, странно но то главный параметр который, редко меняется. Ну сам посмотри, прtзрение, возвышенность. И они же ни черта не поняли.Моэри глядя на собеседников улыбалась и слушала.
Знаешь. Была как, то такая фраза «Зачумленный сон воды, ржавчина волн. Мы- забытые следы чьей-то глубины» И это про нас. Посмотри на них. Они же не знаю что и как, даже посмотрев. Дети.
А тут все встали и направились в комнаты. Спрятав бутылку обратно, ибо там осталось только половина пузырька.
Драться, с женщинами темных эльфов. Полнейший идиотизм. А дальше Моэри начала врать по памяти. Маг мужчина всегда слабее жрицы Ллос. А так же воспитание и прочее. Они всегда подчиняются нашим законам и правилам.
И сделав обиженный вид, задействовала магию и Вартаф вернулся в привычный мир.
Но все уже встали и двинулись в комнату. Второй, третий этаж, и вот двойные створки перед ним. Большая комната в которой присутствовали люди, которых ни Вартаф ни Моэри не знали. Легкий кивок.
Ну что господа и дамы начнем. Или мы перейдем в более подходящее место?

Отредактировано Вартаф (20 Окт 2016 20:37:49)

0

10

Шейла входит в главное помещение номера. Двойные створки дверей затворяются за ней.
"Ха!"
- Вот и я! - важно провозглашает она, вскидывая волны золотых волос.
Гостиная комната. Самая большая в номере, прямоугольная и просторная. В высоту целых три метра! Потолок покрыт плиткой из тёмного дерева. Некоторые из квадратов заменены на стеклянные воронки со светящимися сферами внутри. Сейчас они притушены - дневного света вполне хватает, чтобы не напрягать зрение. На полу - паркет, а в центре комнаты уложен скромный овальный ковёр с геометрическим светлым рисунком. Вокруг него расставлены комфортные мягкие кресла, выделанные жёлтым бархатом.
В правой и левой стене, рядом друг с другом, расположены две тяжёлые дверцы в спальные комнаты. В каждой из них, на уровне лица, встроено круглое корабельное окно с дополнительной створкой. Стена же напротив входа пестрит множеством окон. Их двенадцать, узких и высоких. Между ними собраны тяжёлые столбы бурых штор.
По левую руку от входящего есть неприметный проход в ванную. По правую же руку, в мало освещённом углу, стоит огромный глобус и пара высоких погашенных ламп.
Вдали, слева от череды помпезной галереи окон, на небольшом возвышении, стоит причина невероятно завышенной цены за номер - большой белый рояль. Бледный дневной свет находит отражение в идеально отполированных поверхностях и сглаженных углах. В противоположном углу - ещё несколько маленьких кресел, журнальный столик и декоративная тумба с синей вазой, полной синих и жёлтых цветов.
Интерьер украшают картины с парусниками немыслимых размеров, полки с сувенирной продукцией морской тематики и длинное зеркало, нужды в котором совершенно нет.
Далиры, наполняющие номер, собраны отнюдь не все. Ибо выслушивать клиента - прерогатива конкретных личностей и не всем это интересно. Работа - есть работа.
Джонатан - ведущий персонаж на сегодняшний день. По крайней мере, Ренли так сказал.
Одет вечно мокрый демон просто. Льняные чёрные штаны неподходящей длины опускаются до босых пят и задевают пол. Тонкая тёмно-серая блуза черна от влажности и испещрена мокрыми подтёками. Длинные волосы зачёсаны назад, открывая чистый лоб и водянистые глаза. Мокрые пряди местами путаются и жидкость спускается от самых корней прямо на плечи. Прилипающие к телу дорожки едва доходят до пояса и обрываются, будто намёков на воду никогда не было.
Джонатан сидит на одном из кресел в центре помещения и читает книгу. Отвратительно написанную, но с очень интересным сюжетом.
Вторым специалистом, что необходим для операции, является Лайт. Его проекция сидит около столика в дальней части комнаты. Пусть тут только его иллюзия, Ренли настоял на том, чтобы миловидный полудемон принял истинную форму и обеспечил абсолютную надёжность проекции. Он обеспечит связь с Ренли, который, как и сам Лайт, не покинул Замка.
Очень красивое женское лицо обращено к окну. Светлые мягкие волосы собраны в свободный узел на затылке, но множество прядей всё ещё свободно свисают с головы демона. Стройное тело и аккуратные плечи закрывает плотная, совершенно безвкусная бежевая рубаха, что так походит к голубым глазам. Пара верхних пуговиц расстёгнута, и расходящаяся ткань открывает тонкую шею и ямку между ключицами. От пояса же вниз спускается серая лёгкая юбка. Но вместо ног, под стулом мирно вьются белые змеи. В тонких изящных мальцах Лайт удерживает тёплую кружку с местным зелёным чаем. От его вкуса пухлые губы юноши расползаются в блаженной улыбке. Между глотками он ведёт ленивую беседу с далиром, что сидит рядом.
Синдер, принц несуществующего королевства, несущий в руках крохотное пламя. Бледнолицый. Острые черты контрастируют с нежным лицом собеседника. Он сидит чуть в тени, а острые, пронзительные глаза направлены куда-то в потолок. Он явно гордится своей идеальной осанкой истинного аристократа. Он тоже одет сравнительно скромно. Разумеется, по его меркам. Совершенно чёрная рубаха, чернильно-чёрные узкие штаны и воистину чёрные сапоги. Очень широкие рукава сужаются к тонким запястьям и заканчиваются топорщащимися манжетами. Тиара, с торчащими из неё длинными шипами, лежит у него на коленях, а волны ярко-рыжих вьющихся волос спускаются на плечи и спину. Одна нога важно закинута на другую.
Между пальцев правой руки Синдера бродит крошечный огонёк. Это Эш. Из-за недавнего инцидента, он потух. И теперь, ведомый любопытством, слушает разговор принца и идола. Впитывает каждое их слово.
Синдер не примет участия в работе с клиентом. Но ему просто интересно поприсутствовать.
Позднее может потребоваться содействие Феорлина, Леонарда и Ниамель, но они присоединяться уже позднее.

Как только Джонатан слышит многозначительное "ха", он тут же отрывает взгляд от противной книжонки. Беседа Синдера и Лайта тоже приостанавливается.
- Ну, как дела? - участливо спрашивает мокрый демон, оставив между страниц красную ленточку закладки.
"Ха-ха".
- Обе половинки нашего клиента желают операции. - удовлетворённо произносит Шейла, скидывая сандали на паркет и ступая по древесине босиком в сторону ковра. Поля юкаты колышутся вместе с каждым шагом.
Джонатан, отложив чтиво на подлокотник кресла, продолжает скромные попытки выведать у сестры то, что она сама должна рассказать:
- А что по ситуации?
Вампиресса, блеснув алыми прожекторами глаз, падает на потолок и садится, скрестив ноги. Большая часть одеяний остаётся зафиксированной, но волны солнечных волос опускаются вниз, оказываясь перед лицом Джонатана.
- Мужчина. - с важным видом произносит Шейла. - Имя - Вартаф. Тёмный эльф.
Последние слова чем-то задевают Лайта. Глубокие синие очи обращаются к старшей сестре.
- А они не были истреблены? - сказано мягко и жестоко.
- Его протащило сквозь время. - Объясняя, вампиресса раскачивает головой из стороны в сторону. "Ха-ха!!!" - Местные тёмные эльфы боролись с драконами за территорию, а наш пациент всё пропустил.
"Ха-ха-ха!.."
- Не верю, что выжил только он один. - говорит Синдер. От движения рыжий каскад переливается с левого плеча целиком на спину. Острые брови вздёрнуты. - Целая раса не может быть уничтожена просто так. Кто-то обязан был бежать и скрываться.
"Ха!"
- Или покончить с собой от безнадёги! - фыркает Шейла, изучая лицо Джонатана.
Тот старательно возвращается к теме разговора. Почти не запинаясь от зародившейся обиды.
- Ближе к ситуации.
- Вторая половина - женщина. - "Ха." Голос на миг срывается. - Моэри. - ещё раз "Ха!" - При подмене они меняются телами!
У Джонатана вырывается восторженное вздох. Сложив пальцы в замок, он подаётся вперёд.
- Прямо целиком? - голос дрожит. - Всё тело?
"Ха-ха!"
- Верно.
Шейла заваливается на спину и поля юкаты свисают параллельно волосам. Открывается вид на её нежные ноги.
- Вот так! Запросто!
Лайт тоже освобождает бледные кисти рук, оставив ещё тёплую чашку на столе.
- Как Моро и Ленг?
- Почти. Только мгновенно.
Бесформенный огонёк переползает с пальцев Синдера на его открывшееся плечо. Принц же деловито интересуется.
- Как они разделились?
Шейла отвечает нехотя:
- Ошибка в рунной магии.
- Ошибка создала и лишнее сознание, и тело?
Слишком невероятно, чтобы поверить.
- А она красивая... - сладко протягивает Шейла, почему-то глядя на Лайта.
- Моэри? - переспрашивает он, подозрительно приподняв тонкую бровь.
- Да. - мурлычит вампиресса, переваливаясь на живот. - Она пытается быть важной. Такая милая... - "Ха..." Багряные прожектора упираются в голубые озёра. - Но не такая милая, как ты, братик!
Нежное лицо Лайта захватывает невероятное выражение непостижимой сложности: смятение, смущение, гордость, недоумение.
Джонатана пробирает судорога смеха, но он изо всех сил сдерживается. Синдер же расплывается в понимающей улыбке, а Эш у него на плече не выражает ничего. Он пока не знает, как.
Хлопает дверь прихожей и раздаются чеканка тяжёлых шагов Эллирена.
"Ха!"
- Вот и караван. - Шейла, ухмыльнувшись, спрыгивает на пол и неторопливо идёт к блестящему роялю. Разгладив одежду и волосы, она садится на табурет около инструмента, пока не открывая крышку клавиатуры.

- ...Маг мужчина всегда слабее жрицы Ллос. А также воспитание и прочее. Они всегда подчиняются нашим законам и правилам. - произносит Моэри, которую вскоре заменяет Вартаф.
- Ох уж эта ваша религия... - говорит шагающий впереди Эллирен, синхронно разводя руки. Начинается лестница и демон-эльф механически поднимается. Жёлтый шарф чуть раскачивается, сапоги гулко стучат по ступеням. - Боги, жрецы, порядки, предубеждения... - эльфы минуют площадку и продолжают путь далее по лестнице в противоположном направлении. - Впрочем, боги - странные личности. Даже те, которых не существует. - в мыслях медноволосого возникает образ Рендела.
Второй этаж здания и первый этаж помещений гостиницы. Он весь пронизан длинными тёмными коридорами. Двери в маленькие, зеркальные друг другу, комнаты расположены парами. Свет в проходы поступает только через огромные окна в конце каждого из них и распространяется от скромных магических светильников на "перекрёстках". Цвет ковра на полу определить сложно, но зато цифры на створках ярко светятся.
Эльфы молча идут дальше, на третий этаж.
Тут освещение лучше, номера - больше, а убранство - богаче. На уровень есть лишь один широкий, хорошо освещённый коридор. Под высоким потолком висят канделябры. Двойные двери из качественного бурого дерева расположены через большие интервалы. Поверхность пола выложена паркетом. В свободных промежутках на стенах красуются портреты неизвестных далиров, пейзажи и редкие натюрморты.
Лестница ведёт ещё выше, но Эллирен и Вартаф сходят здесь. Менее полуминуты ходьбы и далиры оказываются перед дверью с цифрами "218". Самый конец коридора. Рассеянный тёплый свет из высокого окна падает прямиком на широкие створы с искусной резьбой по контуру.
Эллирен, повернув круглые шершавые ручки, одним движением отворяет проход.

Перед далирами предстаёт прихожая. Сравнительно маленькая комната. Стены обиты деревянными длинными панелями с ненавязчивым хаотичным рисунком. Сразу напротив входа - большой плотеной шкаф с несколькими отделениями. Справа - узкое окно, а под ней - обувная тумба. В окне открывается живописный вид на вычурную крышу соседнего здания и синеющую глубину неба, замусоренного бесцветными облаками.
Слева от входа находится короткий коридорчик с широкой дверью в правой стене.
- Проходи. - говорит Эллирен Вартафу, пропуская того вперёд.
Двери открываются перед тёмным эльфом.
- Здравствуй. - говорит Джонатан, почти скрыв робость и не двинувшись с места.
Эллирен останавливается за спиной Вартафа. Тот кивает в приветствие.
- Ну что господа и дамы начнем. Или мы перейдем в более подходящее место? - спрашивает он.
Множественное число упоминаемых "дам" - именно то, чего ожидали присутствующие. Лайт доброжелательно улыбается. "Действительно красив...": размышляет про себя Идол. "Тебе бы с Санни познакомиться."
А вот Синдер впечатлён гораздо меньше. Встав с места, он выступает вперёд. Попытки Лайта остановить его проваливаются мгновенно.
- В воспитанных кругах принято называть себя! - голос преисполнен гордости. Водопад жидкого пламени волнистых волос вновь закрывает плечи и Эш переползает ближе на воротник чернейшей рубахи.
Шейла, глядя на Вартафа, одобрительно улыбается. Джонатан старается удержать выражение лица неподвижным, но отчаянно ползущие вверх брови его выдают. Эллирен же одобрительно кивает, возвышаясь над эльфом.
Услышав ядовитый ответ Вартафа, принц, носитель Пламени и Тьмы, важно хмыкает.
- Моё имя - Синдер Каллисфен. - он широким жестом указывает сначала на Эллирена, а потом - на Шейлу. - С братом и сестрой ты знаком.
Джонатан перехватывает следующую фразу Синдера, стремительно поднимаясь.
- Я Джонатан. - демон улыбается, стараясь выглядеть убедительнее. - Я буду заниматься вами. Мне поможет Лайт Тёмное Солнце.
Плотная проекция оного мило улыбается.
- Здравствуй. - сказано мягко. Звучит очень приятно. Змеи под стулом ненавязчиво шипят.
- По поводу места... - протягивает Джонатан, оглядываясь на Шейлу, ища помощи.
"Ха-ха-ха."
- Если хочешь, Вартаф, мы можем пойти в мою комнату. - мурчит вампиресса, запрокидывая голову назад, открывая шею и, неизвестно когда раздвинутый, запах юкаты, в котором видна точка соприкосновения её груди.
Джонатан торопливо говорит сразу за ответом Вартафа:
- Это не требуется.
Мокрые волосы прилипают к шее, как и блуза к телу.
Эллирен, поняв, что его помощь более не требуется, покидает дунъяра и, разминувшись с ещё стоящим Синдером, усаживается на свободное кресло у стола. Заметив кружку ароматного чая, медноволосый с нескрываемым удовольствием подхватывает её и вливает содержимое в себя, даже не заметив молчаливый протест Лайта. И его замечания, что эльф касается губами того же места, что и он. Смутиться Идол не успевает - фраза Джонатана о начале отбивает всё желание идти с кем-то на конфликт. Пусть его тело сейчас - лишь проекция. Пока она есть, она не отличается от него самого.
Под голос Вартафа Лайт поднимается и подползает на зсеях к центру комнаты.
- Мы следим за вами. - напыщенно произносит Синдер, удаляясь к тому же Эллирену и усаживаясь рядом.
Вартаф, Джонатан и Лайт усаживаются на кресла вокруг ковра. Тёмный эльф - в центре. Демоны - по его сторонам, лицом друг к другу.
- Подожди-подожди... - говорит Джонатан, едва Вартаф начинает развёрнутый рассказ о ситуации. Дабы не гневать клиента, он стремительно поясняет: - Сейчас к нам присоединиться ещё один член.
Змеи Лайта любопытно глядят на Вартафа снизу-вверх.

Вдруг пространство вокруг заполняет темнота, но кресла тёмного эльфа и вечно мокрого демона остаются хорошо освещёнными. От Лайта не остаётся ни следа.
Далеко в иллюзорных небесах возникает яркая звезда. Её холодные фиолетовые лучи распространяются всё шире, заполняя бескрайний чёрный горизонт.
"Ох, Лайт...": размышляет Джонатан. "Сдалось нам твоё Пришествие..."
Звезда, заполняющая небеса сиянием, в считанные мгновения приближается. Беспристрастно, неминуемо. Наконец, она зависает так близко, что кажется, её можно коснуться рукой. Но из её центра выплывает Идол Возмездия. Лайт. Белые церемониальные одеяния трепещут на невидимом ветру, а лицо скрывает шлем-маска с иглами-лучами. Змеи, что у "Полубога" заменяют ноги, высятся до небесной бездны.
Представление оканчивается и Лайт принимает сидячее положение там, где и был в момент начала иллюзии. Сиреневая луна исчезает и пространство заполняет вполне комфортный, но холодный свет.
И напротив Вартафа возникает Ренли.
Невысокий человек. На ногах - хорошая тёмная обувь и чёрные штаны. Белоснежный врачебный халат, а под ним - белая рубаха. Тёмные волосы опрятно причёсаны, интеллигентное лицо может вызвать доверие у многих собеседников. Обнадёживающая полуулыбка, проницательный взгляд синих глаз. Только вот в тех самых глазах мерцает одержимый холодный блеск исследователя, которому в руки попала невиданная диковинка, которую можно исследовать, понять, вскрыть.
Ренли сидит в таком же кресле, как Джонатан, Вартаф и Лайт. Кончики длинных гибких пальцев соединены.
- Здравствуйте. - произносит он. Голос не дрожит. Уверен, как всегда. - Меня зовут Ренли Каллисфен.
Выслушав представление клиента, он приступает к расспросам.
- Каким образом вы хотите разделиться?
Трудно сказать наверняка, почему Ренли имеет столь высокую степень уважения среди демонов. Может быть, потому что он умный? Или предприимчивый?
Он был придуман одним из первых. Точнее, он стал первым Полноценным творением Каллисфена. Поэтому его так ценят?
Его... Боятся?
- Отделить Моэри от Вартафа - не проблема. Важнее, что делать с первой дальше. Желаете ли вы сохранить хоть какую-то связь?
Почему Леомель, единожды объединившись сознанием с Ренли, теперь отказывается повторять это?
Почему Леомель называет Старшего Брата... Страшным Братом?
- Вы же понимаете, что создать жизнь с нуля невозможно? Мы можем собрать тело, нет ничего сложного. Но будет ли оно долго жить?
Наверное, ответ в том, что Ренли не брезгует никакими методами и не боится использовать свою власть.
- Если Моэри всё ещё будет часть общего сознания хотя бы частично, это повысит её стабильность. Отделение же оставит её одну. Это повысит возможность травм.
Даже Я не знаю правду наверняка.
- Из каких частей мы будем строить тело? Достать тело человека можно. Достать эльфа - сложнее. Не хотите ли использовать части животных?
Порой, даже Мне бывает страшно. И Ренли это знает.
- И пока мы оговариваем конструкцию... Желаете ли чего-то конкретного? Дополнительные руки? Хвост? Крылья?
Знаниям этого далира нет предела. И он стремится знать больше.
- Прежде чем заниматься конструированием, я должен понять, к чему стремиться и на что способен ваш организм. Знать, что происходит по время смены сознания и тела. Знать, как поведёт ваш разум при разделении. Всё это ради вашего же блага!

Отредактировано Демоны Каллисфена (26 Окт 2016 21:44:22)

0


Вы здесь » AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара » Королевство Бейлинил » Всё - преходящее и уходящее. Тело - тоже. Часть 1 (15 Рохнаса 2759)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC