AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара » Степные просторы » Дом Райденеров(27 Моласель 2759)


Дом Райденеров(27 Моласель 2759)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://media.ceetiz.com/activity/PVIPAR030/thumbnails/642x450/soir-es-d-ners-5.jpg
Место: Дом Райденеров
Участники: Элиус и Элеонора Райденеры, Дарриан Нимрауг, Лили Рох'Бонне
Описание: Лили ностальгирует по тем временам, когда они вчетвером - Дер'Альтеры, Алек и она - устраивали ужины до рассвета. Кроме того, она очень хочет узнать мужа крестницы поближе, а разве мирный ужин - не отличная для этого площадка? И никто совсем не против, что в итоге Элиус вызывает на подмогу старого друга...Так ведь только интереснее!
Дата завершения: раннее 28 Моласель 2759

0

2

Лили суетилась с самого утра.
Еще бы-такое событие, Райденеры в кои-то веки прислушались к ней и решили устроить настоящий семейный ужин. Их странная привычка есь отедльно друг от друга невероятно раздражала Лили, привыкшую с самого детства, что, чтобы не происходило, вся семья собирается вместе за столом. Семья ее уже неоднократно менялась, но это оставалось неизменным, и именно в этом ей виделся секрет семейного счастья. И раз уж Элеонора была намерена провести с этим эльфом все свою жизнь, то Рох абсолютно не понимала, почему она никак это не демонстрирует.
К тому же Элиус решил позвать друга, который. судя по рассказам крестницы, был просто чудесен, так что к общему приятному волнению добивилось еще и сладкое предвкушение нового знакомства.
Лили вообще давно не чувствовала себя настолько живой, как с тех пор, как временно переехала к Райденерам. Она вроде и понимала, что не сможет жить здесь всегда, и что у них уже своя семья, в которой ее никто не ждал, но она поняла, что ей очень не хватало этого - заботиться о ком-то. Заниматься повседневными делами с кем-то близким и дорогим тебе.
-Элеонора, дорогая! - Лили нахмурилась, отбирая у крестницы бутылку, с содержимым которой ее ознакомили еще в первый день пребывания здесь - я же тебе говорила-  оставь свои запасы на время беременности. Это ужасно вредно для твоего ребенка, хоть он и не будет вампиром. Твоя мать во время беременности пила только свежую кровь, при чем в объемах намного больших, чем ты пьешь эту гадость, - в подтверждение своих слов Лили поднесла бутылку к носу и поморщилась - фу. Если боишься идти на охоту одна-возьми Романа, ему все равно скучно, да и он тоже больше свежую кровь любит, чем ту, которую ты ему даешь. О себе и ребенке не думаешь, так хоть о моей подстилке позаботься. И вообще - где твой муж?
Чертов интеллигент-морит мою девочку голодом, эльф он видите ли. Патрис никогда не отрицал ни моих потребностей, ни потребностей Мэри. И как только совесть ему позволяет так издеваться над беременной супругой?!
Ко всему прочему, Лили не понимала, как Элеонора терпит вечные отлучки мужа "по делам". Да и в дела Лили не верила. Элиус вообще не вызывал у нее даже одобрение, не то что доверия и любви. Она бы такого мужчину не выбрала, но это и не был ее выбор, а потому она должна была просто смириться, что он - любовь ее крестницы. И если она его терпит, то и Лили сможет.
И не важно, что он снова где-то пропадал, как и всегда.
-Роман, еще раз услышу звяканье посуды, оторву руки! - топнула она ногой - вампиры. Не. Роняют. Посуду. Бесполезный ты кровосос! Если не хочешь спать на улице - приведи все в порядок немедленно!
-Раскричались Вы чего-то госпожа, - покачал головой обращенный - присядьте хоть, передохните. В Вашем возрасте опасно так напрягаться.
-Паршивец и хам.
-А у Вас тушь потекла.
Это было последней каплей.
-Ах ты...-обращенного, мгновенно ретировавшегося куда-то в дальние комнаты дома, спас звонок в дверь.

+2

3

Вообще это довольно "забавно", когда сперва твои родители сообщают тебе, что твоя жена ждет ребенка на которого будет охотиться сама королева твоей страны, и что эльф-вампир, которому ты будешь отцом будет сгустком энергии и бомбой. В параллель ты пытаешься делать скорбное лицо, так как у твоей любимой горе, в связи со смертью своей подруги, очередной смертью.
И вот, казалось бы, мир наполняется красками, Эл искренне обещает, что в ближайшее время они с женой поедут на острова, где у них будет прекрасный медовый месяц, как вдруг из ниоткуда объявилась тетка его дорогой Элеоноры. По количеству надменности и язвительности она не уступала деду Райди. И поэтому Нем'Алданариль был одним из тех кого, Элиус позвал на так называемый "семейный" ужин. Но дедушка, был занят перемирием с бабулей, и они отправились путешествовать. Отец же сказал, что ему предстоит много дел, ибо как только родится его внук, его надо будет скрыть от Латиэры. Мать вообще не была бы вариантом, она бы тут же испепелила престарелую вампиршу, та даже бы не успела ничего понять. А вот Дарриан, дорогой друг, решил поддержать Эла, и так как Нимрауг должен был стать намуэлем, таким аналогом крестного отца, для ребенка Элиуса, то можно было счесть его членом семьи.
Если же говорить более распространено об отношениях Элиуса и Лили, Они были катострофическими. Эта старуха лезла со своим уставом в чужую семью, делая какие-то свои выводы. Например, она решила, что муж и жена не ужинают вместе, возможно, она не догадалась, что после первого дня знакомства, Райденер предпочел нахватать на работе дополнительных заданий и часов, лишь бы не видеть этой рожи, а Элеоноре все объяснил тем, что хочет, чтобы она больше пообщалась с теткой наедине. Что ни говори, но Эля будто наконец-то вышла из скорби по Роксане, а это радовало, и за это он был готов стерпеть присутствие старухи в своем доме. И называл он он ее старухой не из-за возраста, а за ее внешний вид, ведь понятие возраста для эльфов по сути не было. И вообще ее лицо было весьма странным.
- Да, ты можешь вылезти из окна кабинета и зайти в мой дом, - сказал Райди Дарриану, если ты сразу спустишься с верхних этажей, это будет странно, непонятно, может испугаешь, а то может у нее сердечко слабое.
В низком голосе Райденера звучали ироничные нотки и негодование, маг осматривал природу за окном, стоя в кабинете Нимрауга рядом с порталом. Эл выглядел небрежно элегантно, но на его эльфийском лице предательски играли желваки, демонстрируя негодование Райди.
- А еще эта баба, сама для себя решила, что мой ребенок не будет вампиром! По-моему она плохо училась и с генетикой у нее проблемы, хм... она вообще знает такое слово?
Элиус взглянул на часы, и двинулся в сторону портала. Но резко остановился, решив наложить на себя парочку защитных заклятий.

+1

4

Под чутким руководством несравненой Лили столовая сегодня ожила и превратилась в настоящий очаг домашнего уюта и тепла. Внезапно нашлись и изысканные бокалы из тончайшего стекла, и расшитые салфетки, и нетронутый ранее сервиз, и еще куча маленьких мелочей, которые волей не волей навивали череду воспоминаний о том другом доме, оставленном больше полувека назад. Мама и правда любила все эти домашние хлопоты, устраивая из каждого вечера маленький праздник для своих домочадцев. Собираясь все вместе за столом, Дер'Альтеры по кругу делились, какими яркими событиями запомнился им уходящий день, строили новые планы и всегда, перед тем как приступить к еде, возносили хвалебную речь Темному.
Казалось, что такие добрые, незначительные моменты окончательно потерялись под толчеей безумств, творящихся в жизни повзрослевшей Элеоноры, но с приходом Рох'Бонне, память все чаще находила и поднимала из глубины самые светлые детские воспоминания в ответ на нескончаемые истории крестной о тех временах, когда маленькая Элеонора, беззаботно угукающая на руках Грея, не знала еще ни о своем настоящем отце, ни о том, что главной любовью всей жизни ее приемного отца была вовсе не Мэри, а ее подруга, которая оказалось не только крестной малышки, но и к тому же... нет, это все еще слишком невероятно - не так много времени прошло, чтобы внезапно раскрывшаяся правда устаканилась в синеволосой голове.
Новости от родителей Элиуса, возвращение и гибель Роксаны, хитросплетение жизни ее почивших родителей - все это выбивало землю из-под ног и оставляло общее чувство не проходящей растерянности; мир буквально в одночасье перевернулся с ног на голову.
-Lili, - досадливо поджав губы, Райденер недовольно покачала головой, тем не менее отдавая любимое пойло "недостойное вампиров". Сопротивляться удушающей родительской заботе, коей окружила ее женщина, порой было бесполезно. - Natürlich erinnere ich mich, was du gesagt hast. Tut mir leid.* - Но не смотря на сложный характер, эту восхитительную женщину Нора с первых дней знакомства полюбила всем сердцем, неосознанно заполняя зияющую пустоту, оставшуюся после матери и подруги.
Отойдя обратно к столу, Райденер продолжила расставлять чайные свечи, едва-едва пахнущие хвоей.
-Elius bald, keine Sorge**, - с мягкой улыбкой протянула молодая вампирша, косясь на расставляющего по соседству посуду обращенного. Удивительно, что крестная терпела это создание, но никак не могла принять мужа своей крестницы.
Стоило признать, что в душе Эля затаила надежду примерить за этим ужином своего любимого и единственную, оставшуюся у нее родственницу. Единственную, потому что мистического отца с его кланом, девушка в расчет не брала, справедливо посчитав, что если почти за сотню лет, тот ни разу не объявился, следовательно ему это и не нужно.
-Sie tun es verdorben***, - неодобрительно цокнула языком Элеонора в спину поспешно ретировавшегося недовампира. Мэри не уставала твердить, что все беды истинных детей Темного происходят от созданных ими же бесполезных, неуправляемых себе подобных, чья жажда крови превыше остальных желаний. - Ich verstehe immer noch nicht, warum Sie ihn halten. Es ist...**** - Она хотела добавить еще что-то, но неожиданный звонок в дверь оборвал ее на полуслове. - Ich werde es bekommen.*****
Поставив последнюю свечу, Элеонора вышла из комнаты на ходу оправляя подол и выбившиеся из косы пряди.
-Хэ-хэй, ну наконец-то! Иди сюда уша-астый, - радостно раскинув руки, вампирша порывисто обняла лучшего друга семьи и посторонилась, пропуская того через порог, чтобы тут же поймать в объятия супруга.
-Как же я соскучилась, - глубоко вдыхая, родной запах, Элеонора с нежностью прикоснулась губами к подбородку мага, оставляя легкий поцелуй.

* Конечно я помню, что вы говорили. Простите.
** Элиус скоро будет, не переживайте
*** Вы совсем его разбаловали
**** Я все еще не понимаю, зачем вы его держите. Это же...
***** Я открою

+1

5

- Так тому и быть.
Оправив несуществующие складки на своей тёмно-бардовой мантии, колдун обернулся и подошёл к взведённому как гоблинское драконье ружьё Райденеру, аккуратно положив ладонь тому на плечо.
- Это всего один совместный ужин, дружище, - тепло улыбнулся Дарриан, с легкой тенью сочувствия в глазах проследив за взглядом Элиуса, - Всего один акт семейной дипломатии, ради Норы: в конце концов, она и так не балует тебя обществом своих родственников, - невесело добавил он, отстраняясь.
Не смотря на свою вспыльчивость, Элиус умел держать себя в руках, как отец, но всё-таки до настоящего искусства самоконтроля мастера Айлона ему было ещё далеко. Дарриан всерьёз переживал за его душевное равновесие, но, к сожалению, сам Элиус был таков, что пока он сам не решит ситуацию в своей голове, сторонняя поддержка не многим сможет ему в действительности помочь.
- И, Эл, не забывай, - колдун усмехнулся и легонько постучал себя пальцем по виску, - Я всегда рядом.
Эфир колыхнулся, и плотные крылья защитных заклинаний легли на Райденера, вызывав в Нимрауге ещё больше беспокойства, но вслух тот ничего не сказал. Конечно, плохо, что Эл откровенно шёл на войну, но лезть со своим монастырём в чужой огород Дарриан зарёкся ещё когда впервые услышал о намерении его друга жениться: парень явно лучше знает.
Этот вечер обещал стать одним из тех самых занимательных семейных вечеров, где в обстановке вынужденного ритуала между родственниками будет разыгрываться натянутая пьеска о сладком воображении – теми, кому всё это нравится, и колком сарказме – теми, кто предпочёл бы вместо всего этого заняться чем-то более продуктивным. Перспективы ужасали, хотя, возможно, чуточку меньше, чем перемещение в один из планов высшего демона хаоса. Дарриан был готов ко всему, расслаблен и полон сил, хотя въедливый червь беспокойства так и норовил вновь начать подтачивать сердце. Дело было в том, что оба Райденера сегодня рассчитывали на его помощь: Элиус – чтобы не натворить чего неотвратимого, и Элеонора – чтобы Элиус не натворил чего неотвратимого. С чего они оба взяли, что в присутствии Дарриана атмосфера сразу наполнится миром и пониманием – он сам не знал, но сам себе пообещал сделать всё возможное, чтобы не разочаровать обоих. В конце концов, даже если он и не располагал подготовленными фразами и действиями на случай конфликта, он всегда мог прибегнуть к старому и проверенному средству: перетягиванию всего внимания на себя. Не самому плохому средству, надо сказать.
Оставлять собственную беременную супругу совсем не хотелось, но также Дарриан не мог отказать своим единственным друзьям в одном-единственном вечере. Накануне чернокнижник провёл весь день рядом с женой, виновато стараясь как можно лучше угодить ей, но мудрая Арнфрид и так не таила бы на него обиды. Она-то знала, что всего один вечер в доме Райденеров не сравнится со всеми бесконечными часами, которые её муж проводил среди своих книг, чертежей и формул, и которые он сам вовсе не воспринимал как разлуку.
- Следующим я жду от тебя приглашение к обсуждению разгадки ключа, - весело хмыкнув напомнил Нимрауг и, хлопнув Райди по плечу, первым ступил и растворился в портале. Было интересно проверить себя: так ли он зациклен на разгадке тайны врат Белого Города, или всё-таки сможет отвлечься и развеяться на вечеринке военных действий? В глубине сознания тепло спал Дагогват, готовый по первому приказу хозяина пробудиться – свежее изобретение чернокнижника, нашедшего способ одновременно и нейтрализовать излишний силовой фон от могучего демона, и его же назойливую болтовню. Пока всё выглядело хорошо, даже очень, и вечер соблазнительно обещал счастливую развязку.
В кабинете Элиуса было ощутимо теплее. Снизу доносился шум какой-то суеты, и в воздухе неуловимо висел дух сгущающихся событий. Не размениваясь на разговоры, колдун, преисполненный истинно лейарской гордости и собственного достоинства, прошествовал к окну, распахнул его и выпрыгнул на улицу. Заклинание помогло ему аккуратно приземлиться, а память услужливо подкинула несколько довольно забавных эпизодов из детства, где Дарриан умудрялся в таких ситуациях обходиться без магии. Разве что сегодня его вряд ли бы поняли, заявись он грязный, растрёпанный и весь в ссадинах – да и не солидно уже колдуну его статуса.
- Время показать, кто тут босс, а, Райди? – ехидно хмыкнул он, полуобернувшись, а затем позвонил в дверь. Торопливые шаги по ту сторону не заставили себя ждать, и чернокнижник выдохнул, примеряя на себя своё самое дружелюбное и позитивное состояние.
- Привет, зубастая! – как только открылась дверь заулыбался он и обнял в ответ радостную Нору, впрочем, тут же быстро отпуская, чтобы не мешать счастливому воссоединению семейства. Оставляя Райденеров на попечение самим себе, чернокнижник привычно проходит в дом, держась пусть и привычно, но с легкой гостевой скромностью.
Неприметные изменения тронули знакомый дом. Может это только кажется, а может и правда здесь было замешано влияние крёстной – трудно сказать. Нимрауг гораздо лучше разбирался в изменениях каркаса арканной сетки над старым артефактом, чем в обычной бытовой жизни далиров. Чувствовал ли он по этому поводу неловкость? Ничуть.
Не желая больше задерживаться на одном месте, чернокнижник обернулся, и его взгляд остановился на до этих пор незамеченной незнакомке. Надо сказать, от Элиуса о Лили Рох’Бонне Дарриан наслушался, в основном, конечно, плохого. «Старуха», «жаба», «въедливая стерва», пожалуй, были самыми частыми в обиходе и самыми мягкими определениями для древней вампирши, так что мнение о ней волей-неволей окрашивалось скорее негативными тонами, пусть Дарриан заблаговременно и абстрагировался от них, чтобы сформировать своё собственное при первой встрече. Зато услышанного ранее хватило, чтобы чернокнижник без сторонней подсказки признал в этой стройной высокой женщине строгого вида ту самую древнюю.
- Маэ гованнен, лейна Рох’Бонне, - чуть склонил голову и приложил ладонь к груди чернокнижник в знак приветствия. Его взгляд легко держался на лице новой знакомой, и ненавязчивая улыбка на собственном лице скрадывала излишнюю официальность слов, - Очень рад, наконец, встретиться с вами лично. Дарриан Эр’Гор Нимрауг, провинциальный злодей и гроза орочьих крепостей, - представился он, весело хмыкнув.
Останься он жить в Бейлине, сейчас на новую знакомую был бы сброшен весь внушительный список титулов, как обычных, так и магических, межплановых и самонаречённых. Но Дарриан привык к простоте Степей, к тому же, он пока не собирался воевать с Лили, а потому намеренно выставил себя в более незамысловатом виде.

+1

6

Ох, как давно Лили не слышала этих красивых длинных представлений. И даже не догадывалась, что скучает по ним, пока этот белобрысый хвастунишка не решил проявить себя. Наверняка еще и поскромничал, судя по выражению лица.
-Лили Беделия Рох'Бонне. Лишенная всех званий и титулов волею судеб, - улыбнулась она в ответ, вежливо кивнув.
От этого эльфа довольно приятно пахло и выглядел он вполне симпатично - почему-то совсем не этого Лили ждала от друга Элиуса.
-Il est encore plus beau que vous dites, mon cher,* - быстро кинула она крестнице. Райденера она старалась вежливо игнорировать, чтобы лишний раз не провоцировать себя на колкую фразу или неприятное тому замечание, которые у нее почему-то находились всегда.
Хотя на самом деле, она была готова даже к тому, что все эти истории про портал в кабинете-лишь выдумки и бедный одинокий эльфеныш общается с воображаемым другом через шкаф, а Элеонора просто не хочет его расстраивать.
Серьезно, по ее скромному мнению Элиус был какой-то слишком дерганный, чтобы нравиться хоть кому-нибудь кроме супруги. И конечно она слышала эту историю о защите будущего ребенка Райденеров, но в глубине души подозревала, что родители мага сторонятся их поместья не только из-за этого, с таким-то темпераментным сынком.
На самом деле, из-за всей этой ситуации с Элей и ребенком, Лили переживала сильнее, чем хотела показать. Легко сказать "о да, я доверюсь эльфам и твоим свекру со свекровью", но на практике Лили уже убедилась - есть кто-то очень хочет что-то или кого-то найти - он найдет. Охотники достали Мэри и даже почти достали Элеонору, хоть это и было давно, и если та женщина хотя бы  половину также упорна, как весь Орден - она достанет и ребенка. Лили же могла только завидовать такой самоотдаче - где искать Алека она все еще не представляла, хотя в голове все еще жило "найду его и проблемы кончатся". Потому что так всегда было - Алек приходил и решал все проблемы, какими бы сложными они не были.
А пока Лили собиралась убедиться, что те, кого Элеонора выбрала на должности друзей и любимого действительно этого достойны и смогут ее защитить в случае чего.
Из зала послышался грохот и тихое "ой".
-Roman, vous inutile, la litière pathétique!** - злобно зашипела она, оборачиваясь на грохот - Тебя посылали работать, а не подслушивать разговоры господ! Простите, я должна с этим разобраться.
-Пате чего? - меланхолично переспросил Роман. Темпы, которыми он учил Бладум всегда были лишним поводом ему врезать, но что поделать - обращенные вообще учатся хуже и медленнее. К тому же на данный момент сердце Лили больше разбивал говор Элеоноры. Читая письма Мэри, она ожидала услышать блестящий леттре, а получила неприятный слуху дуктус. Она конечно понимала все, что хотела сказать крестница, но сердце обливалось кровь каждый раз, когда девочка начинала говорить.
Вытолкав Романа на задний двор, Лили вернулась к остальным.
-Там все готово, в общем-то. Господин Нимрауг, простите, что пришлось стать свидетелем этой...разборки. Я уже давно не держала рабов, все никак не могу привыкнуть снова...

*-Он симпатичнее, чем ты говорила, моя дорогая.
**-Роман, бесполезная ты подстилка!

+1

7

Айлон говорил Элиусу, что если бы их история была книгой, то Элеонора бы была отрицательным персонажем, в то время, как Эл был бы положительным. И говоря это, старший Райденер никого не осуждал, просто шутил и говорил о том, что он так видит, и в этом ничего дурного нет.
Сам же Элиус не задумывался об этом, и ему было все равно, особенно в те моменты, когда его семейная жизнь была налажена и текла в нужном русле, когда его Элеонора встречала с искренней радостью, когда обнимала его, когда смотрела на него так, как сегодня. Ради этого взгляда, он был готов терпеть ее тётушку, или крестную мать, или кто там она у нее. Он видел достаточно боли в глазах своей жены, и не хотел, увидеть ее вновь.
Райди не без удовольствия тепло обнял свою синеволосую вампиршу, и запечатлел ей легкий поцелуй в макушку. Все еще будучи напряженным от предстоящего.
- Я тоже, родная, -он собирался улыбнуться, но не сделал этого, увидев появившуюся Лили, но и злобы или пренебрежения не показал, лишь спокойствие и нейтралитет, мол: "мне все равно сколько ты будешь тут, пока это нужно моей жене". 
Дарриан же начал действовать, решив применить свое весьма серьезное оружие. Нет, не магию, а эльфийское обаяние.
Элиус же просто взял Элю за руку, и последовал внутрь дома, кивая Дарриану, чтобы тот, шевелил своими эльфийскими ногами.
Очевидно тётушке Рох'Бонне пришлось по душе такое отношение. Вообще-то Райди тоже пытался быть милым по началу, но видно нелюбовь к лейарам у Лили распростронялась только на тех, кто спит с ее крестницей, и между прочим, законно.
Далее Лили сделала то, что неимоверно бесило раздражало Райди, она заговорила на бладуме с Элей при нем и при гости. Этого языка лейар не знал. Эля, конечно, научила его нескольким словам, но это не то, тем более, как понял Эл из приезда Крестной своей супруги, Элеонора сама говорила не чисто и не очень хорошо.
Вот же тварь!!!
Но негодование практически не вырисовалось на лице мага, что ж, хотела она так, так и получит. Элиус проговорил в сторону Нимрауга таким тоном, будто говорил о том, что у его друга соринка на плече:
—Опять эта стерва говорит на своем языке, и она потом мне будет говорить что-то о поведении. Коза.
Элиус заговорил на Пардаланде, забытом языке, которому его научил его отец. На удивление, Дарриан тоже неплохо знал этот язык, и тоже во многом благодаря отцу Элиуса, как оказалось. Белдарион Элиус решил не использовать, так мегера могла его знать, а вот язык снежных эльфов уж вряд ли.
Далее на сцене семейного спектакля появился ручной вампир тётушки.
- О, рабы... Это же так мило, но я бы на вашем месте завел кизлярога. - далее он направил мысль на Дара:- Ведь животное должно быть похоже на хозяйку.,- По мне они весьма милые, вот Эле они нравятся... Вроде бы? - он театрально задумался,- Родная, Есть ли вообще, что-то пушистое, что тебе не нравится?

+1

8

От былой расслабленности не осталось и следа. Предупреждающе сжав ладонь супруга, Эля вперилась отчаянным взглядом в Дарриана, мысленно заклиная:
Не отвечай. Неотвечайнеотвечайнеотвечай ему.
Еще ведь даже за стол не сели. Ну что за поведение такое у двух взрослых и мудрых далиров. Хуже детей малых, при том, что оба совершенно не считают себя виноватыми или тем более зачинщиками ссор, а краснеть почему-то всегда приходится именно Эле то за крестную, то за мужа, что ни в том, ни в другом случае не добавляло вампирше радости.
-Вам виднее, тетушка, - подчеркнуто на общем ответила женщина Лили, сдержано улыбаясь.
Что ж. чудесно. Нимрауг со своими отточенными манерами понравился ее родственнице, а значит проблем будет чуточку меньше. Если только ушастый поможет поддержать эту шаткую пародию на мир и не начнет раскачивать и без того шаткую конструкцию, как частенько любил делать его лучший друг или Рох'Бонне.
Дар, сделай что-нибудь. Спаси всё, Дар.
-Не скромничайте, вы отлично справляетесь. - Хитро прищурилась девушка, прижимаясь к теплому боку мужа и обнимая его в кольцо рук. - Хотя порой со стороны кажется, что вы не достаточно строги.
Наигранный тон, с которым Элиус рассуждал о подходящих на роль прислужников зверюшках, заставил Нору подозрительно прищурится прежде чем ответить:
-Нет, родной, - похоже, что теперь она будет искать двойное дно у любой фразы произнесенной этими двумя сегодня. - Только пушистые брови. И хватит уже толкаться в коридоре. Все к столу! Мы сегодня славно потрудились, так что ожидаем только вашей похвалы, молодые люди. - Положив ладони на плечи своего эльфа, она в конце легонько подтолкнула мужчину к распахнутым дверям, предлагая поскорее оценить во что превратилась столовая.
Комнату окутывал приятный, мягкий полумрак, рассеивающийся лишь в непосредственной близости от подрагивающих, зажженных свечей, равномерно расставленных по всему помещению. По подготовленному заранее и тщательно обдуманному плану Райденеры должны были сидеть рядом, на одной стороне: Элеонора напротив крестной, а Элиус перед чернокнижником. Отдалив два самых взрывоопасных объекта друг от друга, как можно сильнее, вампирша надеялась избежать возможной катастрофы.
-И чем же были заняты величайшие умы, пока женщины готовили и прибирались? - Весело пропела женщина и с любопытством по очереди взглянула на обоих ушастых.

+1

9

Дарриан учтиво улыбнулся в ответ, чуть склонив голову и любопытно прищурился, когда новая знакомая решила прокомментировать их встречу на незнакомом языке. С прошлого, полного светских бесед, отложилось стойкое отношение к подобному жесту как к демонстративной пощёчине, и лейар искренне считал, что не заслужил такого отношения, ведь они впервые увидели друг друга. Хотя, возможно у Лили просто всегда такое пренебрежительное отношение к светлокожим ножеухим далирам, но, тем не менее, это не было выигрышным жестом с её стороны.
Но чернокнижник знал, на что идёт, с кем собирается вести беседы, и что должен получить в итоге. Взяв себя в руки, он расслабленно проследил за взглядом старшей вампирши. Элиус не добавил спокойствия, мгновенно парировав выпад на древнем языке, и Дарриану достало всего самообладания, чтобы совладать с внешними проявлениями эмоций. Поддержать одну из сторон значит начать войну, но почему-то весь этот абсурд вызывал у чернокнижника только смех, а вовсе не обиду или угрюмость.
Он коротко кивнул Элу, а потом снова повернулся к Лили.
- Когда ваш слуга усвоит ваши порядки, вам не придётся нервничать из-за его промашек, - ответил Нимрауг. Только вот Райденер ни разу не помогал, и колдуну становилось всё труднее загонять веселье поглубже в себя.
- Или демона, - со знанием дела добавил он, давая волю улыбке, - Мулера, например.
- Я правильно уловил, Эл? - ужалил мысленно друга.
- По крайней мере, если он вам страшно досаждает, вы всегда можете дезинтегрировать его, а потом призвать снова - очень расслабляет. С живыми такие фокусы дороги. Пойдёмте, конечно.
Столовая была окутана тихим призраком уюта, мерцающим дрожащими огоньками зажженных свечей. Раз уж ему предоставилась возможность оказаться рядом с Лили, Дарриан чуть отодвинул её стул и первой предложил сесть, без труда соблюдая учтивость по отношению к женщине. А если Элеоноре достанет женской магии увлечь Элиуса от ответной пикировки, то колдун с удовольствием возьмёт её тётушку на себя, и вечер пройдёт мирно и продуктивно.
- Обычная магическая скукотища, - ехидно ответил чернокнижник, опускаясь за стол и расслабленно откидываясь на спинке стула, - Формулы и рассчёты, потом снова формулы. Мы с твоим супругом, дорогая Нора, стоим на пороге величайшего открытия в мире, - он втянул носом воздух и сцепил пальцы, - Но этот порог ещё предстоит преодолеть. Боюсь, вся вина ляжет исключительно на мои плечи, если пару вечеров Элиус задержится с возвращением домой, - виновато пожал губами колдун.
- После этого вечера я убью вас с Норой обоих.

+2


Вы здесь » AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара » Степные просторы » Дом Райденеров(27 Моласель 2759)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC