AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Pool of Tears

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Действующие лица: Колдун Ингратар, Василеску, Костяника, Весь (Вестник Апокалипсиса) + предположительно бесстрашный журналист
Дата: ~Конец пятого тысячелетия.
Место: >Южная граница Кипского королевства и Великого Леса

http://pre02.deviantart.net/cef2/th/pre/f/2014/304/2/8/swamp_by_louielorry-d84qx35.jpg

Деревня в южных лесах Кипского Королевства. Поселение где-то в пятьдесят домов ютится в душных объятьях разросшегося леса, раскинувшегося непролазным буреломом далеко вокруг. Лишь одна дорога соединяет глухую деревню с остальным миром, верной полосой петляя между стволов и гнилых болот. Жизнь этих людей, хоть и не самая простая, идет своим чередом, они не слишком интересуются внешним миром и не жалуют чужаков.
Лишь одна страшная сказка тревожит сон деревни, угрожая вновь стать явью. Давным-давно, в южных гиблых топях в дне верхового пути, там, где растянуло свою холодную гладь мать этих болот - озеро Слёз, поселился страшный колдун. Никто не знал, каков предел его силы, и никто не желал этого выяснять. Мерзкий его облик внушал ужас и отвращение, при его появлении стихали звери и птицы, а травы замирали, как и сердца людей. Раз во много лет он приезжал в деревню на своей шаткой замшелой телеге, запряженной исхудалым, как скелет в протертой шкуре, вороным жеребцом. Там колдун выбирал себе нескольких детей, клеймил и называл своими послушниками, а потом увозил в темноту лесов, глубоко в старые болота. Такие дети никогда не возвращались, но и колдун не появлялся все эти годы. Ходят слухи, что когда жители не желали отдавать детей, колдун насылал страшные несчастья на деревню. Никто не мог его одолеть, ни огнем, ни мечом.

Так и живут они по сей день. Болотным колдуном Ингом пугают маленьких детей... но остались ещё те, кто помнит его настоящий гнилостный оскал, перечеркнувший его лицо тогда, много-много лет назад.
http://i270.photobucket.com/albums/jj104/lgtoews/dz-elegantevening-stamp2.png

Свернутый текст

[video2=578|123]http://embed.pleer.com/normal/track?id=B1fkdvBed0nb5B11hm&t=black[/video2]

+1

2

Костяника. Тринадцать витков.

По устоявшимся традициям дети при рождение получали не только собственное имя, но так же наследовали имя рода, которое сопровождало их на протяжение жизни (ну или до замужества в случае Кости). Однако уйдя в ученицы к Ингратару, девочка отказалась от второго имени. На прямой вопрос о нем она скорее всего пожмет плечами и скажет, что не помнит такого, или что вовсе не понимает о чем идет речь.
Не то чтобы девочка не любила свою старую семью, нет. Она относилась к родителям с уважением, была благодарна за заботу, и даже иногда скучала по восьми братьям, но вот вернуться в прежнюю жизнь совершенно не желала и хотела поскорее о ней забыть, всем сердцем полюбив новую семью.

Роль женщин в селе была не самая завидная: содержать дом в порядке, воспитывать детей, ухаживать за мужем, а в свободное время трудиться в поле, не разгибая спины. Живой пример собственного неизбежного будущего в виде матери ужасал.
Так что, когда Костя впервые обнаружила в себе способность "чувствовать", девочка впервые была по настоящему счастлива.
Ведьм боялись и сторонились, и в глазах малолетки они казались самыми свободными и всемогущими созданиями. Родители тоже заметили проблески "таланта", но восторга не испытали, строго настрого запретив детю болтать о своих способностях. А там глядишь с возрастом и пройдет: замуж выскочит, детишек нарожает, - где ж время на колдовство возьмешь?

https://pp.vk.me/c629327/v629327435/1eb71/Zh3yeJYLVeY.jpg

Характером Ника пошла в старших братьев, бывших для нее первыми авторитетами и примерами для подражания: честная, прямолинейная, упрямая и жутко любопытная.
Драли ее часто, но все без толку. Меняться мелочь не желала.
Так же Костя хранила в своей душе нескончаемый запас света и позитива, которым с удовольствием делилась со всеми через задорные улыбки. Даже в самые голодные года она могла найти маленькие, на первый взгляд, неприметные радости, которыми поддерживала дух своей семьи.
Всегда любила рыбачить и в раннем детстве часто расставляла сети вместе с отцом.
Именно отец первым стал сокращать ее имя до Кости, что безумно понравилось малышке.

Колдун стал для Ники новым всем. Отец, мать и учитель в одном лице, воплощение всемогущества.
Однако трепетное отношение к Ингратару не мешает мелочи испытывать нервы старца на прочность.

0

3

Василеску Григор Малади
17 витков
Старший сын деревенского старосты и первый парень на деревне.
Заносчивый и самовлюбленный нарцисс, не переносит грязи и сырости. Невероятно раздражителен во время дождя.
Несмотря на то, что многие в деревне считают его белоручкой, неспособной и гвоздя в доску забить, Василеску простого труда не чурается и в случае необходимости вполне способен все сделать сам. Хотя зачем ему это - он же сын деревенского старосты, он может просто позвать кого-нибудь из холопов и те сделают все за него за парочку монет.
Бережлив и чрезмерно аккуратен, не любит, когда много болтают, хотя сам иногда способен вести монолог по часу к ряду, если тема действительно важна для него.
Местных девок всегда старался обходить стороной, считая их слишком грязными и неопрятными распустехами.
Не отличается храбростью, всегда старается избегать напряженных ситуаций и неудобных положений. Привык следить за каждым своим словом, хотя опять же - стоит ему загореться чем-то и ни один бог не сможет сдержать его порывов, он будто становится совершенно другим человеком.
К своим силам всегда относился скептически, не видя от них особой пользы в своей и без того неплохой жизни.
Не умеет писать и едва-едва читает.
Когда маг пришел за ним, ушел с ним без сопротивления и возражений, потому что в душе всегда чувствовал, что этот момент может наступить, если конечно старик еще не помер. Уж в семье городского старосты все знали, что сказки о колдуне - вовсе не сказки и вряд ли тот не объявляется так долго только потому что ему лень тащиться до деревни.

Василеску

http://s7.uploads.ru/t/cWXHE.jpg

+1

4

Вестник Апокалипсиса, Весь.

тут будет полное описание когда у меня будет желание его написать

Точный возраст никто не удосужился зафиксировать, но общество смущенно полагает, что Весь на год старше Василеску.
Оборотень-лягушка, в прошлом - просто лягушка. Порочное дитя взбудораженного одиночеством больного воображения колдуна и его же магического таланта. Будем объективны, не самое удачное дитя. В его облике и повадках многое, слишком многое осталось от предыдущей жизни.

+1

5

http://s2.uploads.ru/MxtCg.png

Этот день выдался особенно мрачным. Тоскливые белёсые тучи заволокли небо и заперли солнечный свет, из сырых лесов тянулись туманы, а воздух был холодным и густым. Неестественная, безветренная тишина, казалось, высасывает жизнь из каждого маленького уголка деревни, заставляя молчать скот и сторожевых собак. И лишь те, чей возраст позволял помнить далёкое-далёкое прошлое, чувствовали, как память услужливо воскрешает картины древней неспящей тьмы.
Звук чавкающей грязи и скрип колёс - неестественно жуткий шум, от которого в привычный день сердце не станет трусливо заходиться под горлом, но сегодня всё было иначе. По заброшенной дороге из гиблых топей двигалась старая, замшелая, почерневшая от гнили и грязи повозка, запряженная вороной, исхудалой до скелета лошадью, чья шкура протёрлась на ребрах до склизких кровяных прорех, и чьи глаза затянула багрово-мутная поволока. Ей правил сутулый, закутанный в тряпьё и шкуры незнакомец. Его голова была покрыта капюшоном, а лицо до половины скрывали свисающие нити деревянных и костяных бус: они тихо перестукивались в такт покачиванию телеги. Рядом с ним сидел некто поменьше, закутанный с головой темным плащом с налипшей тиной и ряской, что засохли тут и там неопрятными буро-зелёными пятнами. От повозки шел душный, тяжелый, сладковато-горький запах древесной трухи и болота, и ничто живое не рисковало приближаться к ней.
Что-то тянуло людей прочь из домов. Что-то заставляло смотреть и слушать. Что-то тяготило душу скребущей тоской, словно перед неизбежной пыткой, и лишь приближение к неизвестному вознице могло облегчить муки.
Взрослые молчали. Достаточно было взглянуть, и становилось ясно, будто разум всегда сам знал это: вернулся колдун Ингратар.
Лошадь свернула с дороги, и повозка остановилась на площади у колодца. Явление - как мрачная похоронная процессия. Чувства - будто неизбежный конец. Колдун с неестественной прытью спустился на истоптанную землю, но тут же стал вновь сутулиться и припадать на обе ноги, будто дорога вытягивала из него силы.
- Соберите. Всех.
Вкрадчивый голос шипящего барсука, короткий поворот головы, гнилой оскал - растянувшийся разрез на опухшем трупно-белёсом лице. Остаётся лишь ждать, когда здесь в круг соберётся вся деревня, и впереди они вновь выставят своих детей.

0

6

Взрослые со всего села окружили маленькую площадь: стоят плечом к плечу, так что издали ничего не разглядеть за ними, а руки у всех трясутся, точно лихорадит. На белесых, как мел, лицах застыла маска ужаса и блестящие глаза неотрывно глядят куда-то в центр. Неприятная картина.
Настороженно обернувшись через плечо, Костя вопросительно смотрит на мать, но и она подалась общей панике. Идет вцепившись узловатыми пальцами в заношенную юбку, губы плотно сжаты, глаза прищурены, тяжело дышит, на каждом вдохе широко раздувая ноздри. Жалкое зрелище.
Но хуже всего, что братья, отстававшие от них на пару шагов, тоже перепуганы, да так, что еле дышат. У мелкой же сладко ноет в животе, сердце колотится под горлом, ладошки вспотели и теперь чуть влажные, но это скорее приятное ощущение.  Чувство переполняющего волнения перед встречей с живой легендой - главным персонажем детских страшилок, явившемся на адской телеге, чтобы утянуть вслед за собой души невинных и обречь их на вечные мучения.
Но разве здесь не те же мучения, только растянувшиеся в годах, вместо веков?
Гул усиливается, стоит подойти ближе. Теперь даже можно расслышать, как тихий осипший шепот распадается на множество отдельных голосов. По очереди повторяя друг за другом одни и те же слова, простой люд никак не может успокоиться и поверить собственным глазам.
-Детей велено вперед, - чужая женщина до боли сжимает худенькое плечо и резко тащит в сторону прежде, чем девочка успевает сообразить, что происходит. - Еще одна, посторонись.
В мгновение ока Костяника оказывается в первом ряду, а просвет за ее спиной вновь смыкается отрезая от семьи, которая и не подумала вступиться. На место первой руки опускается новая, увесистая, явно мужская, мягко, но твердо удерживая на месте. Рядом, выстроившись в подобие строя, жмутся такие же растерянные, перепуганные мальчишки и девчонки всех возрастов: некоторые в обнимку, многие в слезах - плачут даже вечные задиры и хвастуны. Никто не хочет оказаться в числе "счастливчиков".
-Это и правда Он? - В приглушенном вопросе, заданном наверх хмурой фигуре, слишком мало страха и слишком много детского любопытства. Слишком уж спокойно держится на фоне охваченных страхом взрослых, слишком открыто разглядывает зелеными глазищами разваливающийся черный силуэт у колодца. Такое вызывающее поведение явно не нравится коллективной массе позади и ответом ей прилетают несколько душевных затрещин, под неодобрительное шиканье из-за спины и укоризненные взгляды прожигающие макушку.
Будь как все, думай как все, делай как все. Невозможно терпеть. Уж лучше на съедение демонам.
Вывернувшись из-под держащей руки, малявка решительным шагом пересекает площадь, остановившись только когда мерзкий запах с силой ударяет в нос. Так пахло летнее болото окутанное зноем, когда Костяника ходила с братьями за ягодами.
-Простите. - Голос звонкий, громкий, чтобы даже дедушка Ингратар расслышал со своего места. Быстро поклонившись девчушка упирается сжатыми кулаками в худые бока, выпрямляется и вглядывается под темноту за ветхими бусинами. - Здравы будьте, господин колдун. Вы приехали за нами? - Морщась от зловония расползающегося из-под грязных копыт и колес, Костя упрямо держит голову прямо и запрещает себе двигаться, хотя очень хочется прикрыть нос рукой. - Я стирать умею, за порядком следить помогу. Готовить буду. Вон лошадку вашу отмою, откормлю, а то ребра наружу, куда такое годится? Еще я рыбачу неплохо и в лесных травах разбираюсь. - С ясной улыбкой тараторила девчонка, желая в числе первых преподнести себя с лучшей стороны, - а еще я погадать вам могу. Всегда все сбывается, у кого хочете спросите!

0

7

-Господин! - в избу, взвизгнув, влетел глашатай.
-Да еп...Чего тебе, Акакий? - гаркнул Василеску в ответ, от неожиданности выронив из рук деревяшку, из которой вытачивал птичку.
-А батюшка ваш где? - растерянно уточнил глашатай.
-Нету его. В лес охотиться ушел, - закатил глаза парень. В помощники он отцу сегодня не нанимался и отвечать за его перемещения обязан не был, но приходилось - чего случилось-то?
-Там это...Колдун.
Василеску нахмурился.
-Чего Колдун?
-Пришел, - пискнув, Акакий развел руками.
-Ты рехнулся что ли на старости лет? - недоверчиво уточнил Василеску.
-Тю! Идити и сами смотрите, господин, он все равно велел всех собрать! - отмахнулся мужик.
-И чего ты сразу-то не сказал, непутевый? - Василеску вскочил, опрокинув табурет и помчался к выходу.
-Вы там это, осторожнее, - Акакий пустился следом - он за учениками пришел, зуб даю. Брата моего деда он так увел, а тот больше и не вернулся. Так что вы поосторожнее там, господин!
-Да понял я. Иди вон к остальным. Тебя-то точно не выберут.
Колдун выбирал молодых - это все знали. Не знали, из-за чего именно, но это никого и не волновало - старик приходил слишком редко, чтобы кто-то задумался об этом. Ну, приходит вон раз в сто лет, забирает пару ребятишек...Зато потом проблем нет! А так бы сжег давно деревню или еще чего похуже - всех бы в рабство забрал, например. Говорить об этом было не принято, но все знали, что деревня отделывается от Колдуна малой кровью. Хотя с годами тех, кто вообще верил в Колдуна становилось все меньше.
Ну что ж, теперь поверят все и сразу.
Василеску протиснулся сквозь толпу холопов, встав чуть впереди остальных. Как-никак-сын деревенского старосты, и, пока отца нет, ему, стало быть, перед Колдуном и ответ держать.
Авось заберет самых нерадивых, так нам то только на благо будет.
-Стой, дура! - зашипел он на девушку, хватая ту за локоть - совсем девка рехнулась! Вы ее не слушайте, господин Колдун, она у нас юродивая! Выбирайте кого хотите.
Но девушка все никак не замолкала, а потому слова Василеску были погребены под ее восхвалениями себя любимой.
Василеску отдернул руку и огляделся.
Ну и народ. Этот рыдает, тот, кажется, в штаны напрудил. А эти вообще потешаются - знают, что слишком старые. Какие же все они убогие. Может, будет лучше, если Колдун разозлится и все здесь спалит. Так хотя бы краснеть за этих ничтожеств больше не придется.
Где же батя в такой час-то?

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC