AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара » Архив с игровыми эпизодами » Лесной пляж (2-3 Рохнас 2759)


Лесной пляж (2-3 Рохнас 2759)

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

http://s6.uploads.ru/AmSMf.pngЛесной пляжhttp://s7.uploads.ru/miQ8d.png

http://s7.uploads.ru/t/7Nnjt.png
http://www.fentonrighttolife.org/images/HorizontalDivider-2.gif

Подбираясь ближе к берегу, воды моря заполняют невероятно широкий залив. На всём его протяжении тянется пляж. Во время приливов, вода почти достигает деревьев, но в отливы открывается длинная полоса чистого золотистого песка. В нём можно найти мелкие ракушки.
Лес рядом пестрит солнечными полянами. Но кое-где попадаются болотистые места, откуда одинокому далиру выбраться весьма проблематично. Однако там растёт множество видов лекарственных мхов и кустарников.
Примерно в середине, пляж пересекает широкая, но мелкая и чистая река с пресной водой. Сильное течение гонит её сквозь лес, начиная путь крохотным ручьём.

Отредактировано Стервятник (6 Дек 2015 23:06:06)

0

2

--} Сонная ложбина

Старые листья древних деревьев отрываются от хрупких
оснований и закручиваются в потоках воздуха, тянущегося за широкими крыльями Стервятника. Пламенноволосая дриада держится на его шее уже более уверенно.
Ландшафт медленно меняется, на огромной скорости проносясь внизу. В какой-то момент деревья незаметно кончается, а на их месте возникает высокая трава.
- Мы теперь на месте? - интересуется Кая, заглядывая вниз.
Толстые сочные травинки высотой с деревья прилегают друг к другу так плотно, что с большей высоты похожи на сплошную поверхность. Они раскачиваются в невидимых потоках, переплетаются между собой, а среди них снуют сущности: черви, змеи, многоножки.
- Да, определённо. - обнадёживает Стервятник.
Склонившись в сторону, коршун по широкой дуге разворачивается, постепенно опускаясь к зелёной, безустанно шевелящейся глади. За ним остаётся расширяющийся след на потревоженных травинках, в которых так легко запутаться.

Достигнув первых деревьев, Стервятник опускается на твёрдую землю, птичьи лапы надёжно цепляются за корни в земле. Дриада спрыгивает с шеи коршуна и заворожённо смотрит на возвышающуюся перед ней и птицей траву. Чем она дальше - тем выше.
Цветовод, поправив крылья становится прямо и медленно покидает Лес. Деревья сближаются, а трава опускается до уровня земли, обращаясь мхом. В воздухе остаётся лишь туман, а Стервятник и Кая вновь возвращаются к привычному виду, только перья торчат из волос, в то время как рыжая грива дриады до сих пор парит в воздухе.
Их ног почти касается холодная линия прибоя, а мягкий песок податливо продавливается. Чуть позади начинается обычный лес, а по сторонам простирается песчаный пляж.
Туман покидает воздух и его пронизывает яркое золотое солнце тёплыми лучами. Оно слепит. Впереди - лишь синяя водяная гладь, мерцающая тысячей огней. Синее небо только чуть-чуть испачкано белоснежными облаками.

Стервятник сам никогда прежде не видел море. Прежде Максим знал далиров, мечтавших о нём. Они находят в море что-то величественное, монументальное и прекрасное. Стервятник же видит всего-навсего большую лужу, ещё холодную после зимы.

Отредактировано Стервятник (8 Дек 2015 10:14:56)

0

3

Невероятная картина Леса сменилась реальной картиной бесконечной водной глади. Кая не может устоять на месте и ходит вдоль прибоя, но не уходя далеко от Максима. Ощущение, что это все нереально не покидает ее. Появившаяся одежда вызывает у Кленовой легкое раздражение, однако все еще развивающиеся волосы так смешно парят в воздухе…
И все таки, сколько всего может принести случайная встреча!
Холодная вода касается босых ступней дриады, и она вскрикивает и смеется от удовольствия. Здесь и воздух наполнен совсем другими звуками и запахами. Птицы кричат звучно, и парят белыми пятнышками над водой, то ныряя в воду, то поднимаясь над ней. В голове у Каи всплывает какое-то название..
Ах точно, чайки!
Песок непривычно проваливается под напором ее шагов, поэтому не получается ходить так быстро как хотелось бы. Множество раковин моллюсков смешиваются в прибое с разноцветными камушками. Даже как будто солнце светит ярче!
- Здесь так необычно! – пытается как-то облечь в слова свой восторг Кая. – Так много воды! Такие красивые ракушки, и камушки. Вообще все такое странное и вода соленая! Там далеко-далеко глубоко да? – от возбуждения она непроизвольно начинает дергать Стервятника за рукав.
Видно, что парень не находит в открывшейся им картине ничего особенного, но дриада слишком увлечена собственными восторгами чтобы заметить это.
Мечтой Каи было искупаться в море. Говорят, что там вода будто бы поддерживает тебя на поверхности.
Вода конечно холодная, но когда мне еще удастся побывать на море неизвестно! А так я увижу что там в воде, поплаваю. Кроме того, Стервятник может и не захотеть лететь сюда снова, я ведь тяжелая. Наверное, все ему перья повыдергивала. – Кая вздыхает и с сомнением коситься на светлые волосы с россыпью перьев, затем ее взгляд цепляется за скучающее выражение на лице парня и сомнения отбрасываются прочь, так же как в следующую секунду летит в песок пояс дриады, а затем и балахон.
Широко улыбаясь, Кая забегает в холодную воду и вздрагивает, с первую секунду в тело впиваются острые иголочки, но немного погодя попривыкнув дриада могла бы сравнить температуру с водой в реке в начале Риштана.
- Как замечательно! – крикнула Кая Стервятнику и нырнула в воду за заинтересовавшей ее водорослью.

+1

4

Тень неспешно прогуливается по пляжу, даже не замечая холодного морского ветра и тёплых солнечных лучей. Следов на золотом песке нет.

Вид обнажённой купающейся дриады не может не радовать молодого человека. Стервятник, собрав немногочисленные вещи Каи и разложив их на округлом крупном камне, наблюдает за радостью новой, но уже в чём-то близкой знакомой. Его постоянно посещает мысль: "А не заработает ли она переохлаждения?". Кая то появляется на неровной, покрытой рябью, поверхности, то вновь скрывается в воде. Цветовод точно не полезет вслед за ней.
Немногочисленные облака лениво ползут по синему небу в сторону горизонта. Поддаваясь спокойствию, Стервятник усаживается на камень, рядом с балахоном дриады. Со стороны воды доносится плеск и заливистый смех Каи. Улыбка касается и лица Максима. Чтобы обрадовать едва знакомого далира он потратил меньше часа реального времени и вот, он уже свидетель исполнения мечты.

Тень опускается на песок, подпирая спиной округлый камень, более чем на половину вросший в песок.

Сидеть почти становится скучно. Чёрный камзол, постоянно нагреваемый солнцем, не позволяет холодному ветру вгрызаться в Стервятника достаточно сильно, чтобы вынудить уйти. Бродить по местным лесам желания нет. В такой близости к морю могут выживать только самые устойчивые растения. Самое интересное начинается гораздо глубже, а оставлять Каю одну цветовод не хочет.
Закончив извлекать перья из волос и с одежды, Стервятник убирает несколько самых длинных и толстых в сумку. Кто знает, когда могут пригодиться пишущие принадлежности. Конечно, перьями мало кто пользуется, но это не отменяет их потенциал. Не нужные и маленькие образцы подхватывает ветер и уносит в зелёную траву позади и разносит по пляжу.

Тень настороженно встаёт и отходит ближе к лесу, останавливаясь у ближайшей тонкой осины.

Заметив ход спутника, Стервятник поспешно оглядывается. С одной стороны пляж всё так же пустынен, только следы на песке, начинающиеся на пустом месте обозначают место прибытия Стервятника и Каи.
Взгляд в другом направлении отчасти открывает причину настороженность Тени. На расстоянии, превышающем километр, на пляж выходит компания из шести далиров. Лёгкая одежда лишь частично закрывает разгорячённые тела. У каждого из них как минимум по одной, забитой под завязку, сумке. Ни лиц, ни их рас с такого расстояния разглядеть не удаётся.
Далиры, борясь с порывистым ветром, раскидывают три широких покрывала и распаковывают мешки.
- Кая! - окликает Стервятник дриаду, вновь показавшуюся на поверхности. Длинные рыжие волосы липнут к стройному телу и лицу. - Не ты одна открываешь пляжный сезон.
Далиры о чём-то разговаривают. Две девушки обустраивают место, двое молодых далиров уходят в лес за хворостом для костра. Оставшиеся парень и девушка, прогулочным шагом направляются к цветоводу и дриаде, приветливо размахивая рукой.

0

5

Океан и его жители поют свои совершенно необычные песни. Морские голоса такие свежие, такие чужие и одновременно близкие сердцу. Стайка мальков проплывающая мимо совершенно не обратила внимания на юную дриаду и отправилась по своим, наверное, очень важным делам. Все эти вещи заставляют дриаду смеяться, иногда она даже захлебывается. Водой ли, смехом ли! На некоторое время она даже забывает о Стервятнике и полностью отдается шалостям. Потому, когда его голос окликает ее, щеки покрывает густой румянец.
Ой-ой! Наверное, это было крайне невежливо! Оставить его сидеть там… Да и прохладно, немного и все же…
Борясь с толщей воды Кая направляется к берегу, ее длинные волосы липнут к телу. С одной стороны вроде и одета, с другой холодные, брр…
Однако, что более важно, какие-то далиры тоже «открывают пляжный сезон». Дриада забеспокоилась, вдруг люди! Неловко покидая водоем, она скорее спешит к Стервятнику, чтобы когда новоприбывшие приблизятся достаточно близко, она была во всеоружии.
- Прости! Я наверное долго… - улыбается дриада Максиму. – Спасибо, что собрал мои вещи!
Тряхнув мокрым рыжим полотном, Кая брызгает холодными каплями во все стороны и спешит одеться. Удивительно, но в «тунике» значительно комфортнее под порывами прохладного ветра.
Пока она возиться с волосами, парня и девушку можно уже рассмотреть: блондинка с милыми чертами лица и брюнет, наверняка люди. Кая отходит за спину к Стервятнику и наполовину высунувшись из-за него продолжает осмотр. Видно, что они так же рады морю, как и она совсем не давно. Что конечно не свидетельствует в их пользу, однако же в глазах дриады это обстоятельство важно.
Значит они прибыли сюда отдохнуть, по свои делам! Выражения лиц у обоих дружелюбное! Может зря я боялась все время?!
- Стервятник! Как думаешь? Это ничего, если мы с ними познакомимся? – неуверенно бормочет из-за его спины девушка, поддавшись потоку новых впечатлений и знаний. – Они нам ничего не сделают? – после паузы Кая начинает тараторить заглядывая в глаза к парню. – Просто я всегда боялась людей! Может это беспричинный страх, а может потому что они так любят убивать, а может потому что однажды я нашла труп! Все говорят, что это глупо. Я сама знаю, что необоснованно их побаиваюсь, и все же, все же…

0

6

- Просто я всегда боялась людей! Может это беспричинный страх, а может потому что они так любят убивать, а может потому что однажды я нашла труп! Все говорят, что это глупо. Я сама знаю, что необоснованно их побаиваюсь, и все же, все же… - говорит Кая, глядя Стервятнику в глаза. Маленький монолог кажется странным, но совершенно правильным для дриады.
Яркое жёлтое солнце слепит, а порывистый ветер треплет светлые и рыжие волосы человека и дриады. Солёная вода пенится, перетекая по чистому песку.
- В страхе перед людьми нет ничего не правильного. - произносит Стервятник, становясь к Кае, краем глаза разглядывая людей на горизонте.
Молодые люди неумолимо приближаются, переговариваясь и перешучиваясь. Округлые черты доброго лица улыбающейся девушки скрашиваются ямочками на щеках. Песочные волосы собраны в недлинный хвост. Жёлтую юбку, доходящую до колен, треплет ветер, а тело закрывает зелёная майка. Молодой человек рядом с ней тоже улыбается. Очень живое выражение прекрасно гармонирует с растрёпанными волосами. В глаза немного бросается массивная челюсть. Он одет только в тёмные шорты и бежевую рубашку с закатанным рукавом.
"Странный стиль.": про себя размышляет Стервятник. "У обоих здоровая кожа и такие воодушевлённые глаза... Наверняка, для них и солнце ярче"
- Бояться - нормально для всех рас. - рассуждает Максим, наклоняя голову в сторону. - Но бояться только одну расу - не практично. - ветер немного утихает, оставляя светлые волосы молодого человека в покое. - Нет идеальных далиров. Точнее есть, но ты никогда их не узнаешь. - взгляд устремляется на приближающихся людей, вышагивающих босиком в их сторону. Свет солнца и тень делят лицо Стервятника строго пополам. - Все действуют в угоду личным интересам. А убивают не только люди. И не только ради удовольствия. Голод, опасность, ярость и так далее. - сквозь прибой слышен смех и голоса приближающихся. - Бояться - не значит быть параноиком. Это значит - быть реалистом. Вдруг этот далир окажется сильнее тебя и захочет причинить вред? - порыв шквального ветра вскидывает волосы Каи вверх и поднимает полы чёрного камзола молодого человека.  - Но далир, скорее всего думает о тебе так же, если ты даёшь ему повод. - крючковатый нос поднимается чуть выше, свет озаряет лицо Стервятника. - Лучше дать повод. Выглядеть не так, как он. Заставить его поверить в то, что ты можешь быть опасен. Мелкого предположения с его стороны хватит. Но далиры могут творить добро.
Тень, бродит кругами вокруг дорогого друга и его знакомой, обращая взор чёрной пустоты своего лица в сторону приближающихся.
- Эй, там! - дружелюбно кричит девушка, размахивая рукой.
Стервятник приветливо поднимает руку в ответ.
- Заводить новых знакомых - это прекрасно. - улыбаясь, произносит Стервятник.

Молодые люди предстают перед Стервятником и Каей. На их фоне, бледный молодой человек и дриада выглядят... как-то неправильно.
- Привет! - выкликает девушка, упирая руки в бока.
- Доброго дня. - улыбаясь, говорит Стервятник, улыбаясь.
- Мы там пикник решили устроить. - будто нехотя, говорит мужчина. На вид, он не старше цветовода. Если не младше.
- Не хотите присоединиться? - спрашивает девушка, распуская недлинные волосы. Резинка остаётся у неё на запястье. - А вы не против? - уточняет Стервятник, наблюдая за оживившеюся Каей. - Не хочется вас стеснять...
- Глупости. - беззаботно фыркает девушка. - Мы не думали, что кто-то ещё будет на пляже.
- Ага. - не очень жизнерадостно бормочет мужчина. - В это время года...
- Ой! Да не строй из себя непойми кого! - толкает его в бок девушка. - Я Жули. А этот неженка - Рени.
- РЕНОЛД! - гордо поправляет её молодой человек, запрокидывая голову и выпрямляя спину. Ветер задувает под рубаху и она покрывается волнами света и тени.
"Сколько удовольствия он получает от своего имени. Счастливый!": размышляет цветовод, в тайне придумывая им прозвища.
Порыв ветра вынуждает парня сделать шаг назад. Образ тут же рушится.
- Приятно познакомиться. - говорит Максим, прикладывая раскрытую руку к груди. - Я Стервятник.
- М-м-м... Ясно. - чётко, но не очень уверенно произносит девушка, изогнув брови.
Ренолд же просто протягивает цветоводу руку и тот её пожимает. Тень расслаблено стоит за их спинами, убрав руки в карманы. Его волосы на ветру не раскачиваются.
- А это настоящий цвет кожи? - девушка подскакивает к Кае. - Никогда раньше не встречала дриад! Как тебя зовут?
Взглянув на девушек, Ренолд на выдохе протягивает:
- Ладно, идёмте. - напряжение, сквозившее в его движениях почти исчезает. Нужно ещё собрать костёр да по мелочам помочь.
- Буду рад. - поддерживает Стервятник, слушая щебет девушек, идущих по пятам.

+1

7

Монолог  Стервятника очень серьезный и немного грустный, от того его слова, не всегда понятные, но искренние, цепляют Каю. Заставляют по другому посмотреть на привычные вещи. Принять его взгляд на вещи за аксиому не легко, однако она четко проследила идею: «Не важно кто перед тобой, важны его намерения!»
Дриаде пришла здравая мысль, что она то и Стервятнику доверилась не совсем обоснованно, но что сделано, то сделано. Щеки дриады покрыл руманец от осознания собственной глупости.
- Спасибо тебе! – дриада с благодарностью сжала локоть Максима и повернулась лицом к направляющимся к ним далирам.
Девушка и парень весьма дружелюбны, хотя парень выглядит слегка недовольным, что инициативная девушка заставила пригласить их на пикник. Это что-то новое, глаза дриады горят от любопытства. Однако, не только перпектива познакомиться поближе с далирами заставляет их блестеть. Внешний вид этих ребят сильно отличен от их со Стервятником одеяний, они выглядят более уместно на этом морском берегу.
Имена далиров режут слух Кае, хотя похоже, что имя «Стервятник» озадачивает их. Увлеченная наблюдением, Кая пропустила момент когда можно было назваться и инициативная девушка берет инициативу на себя:
- А это настоящий цвет кожи? Никогда раньше не встречала дриад! Как тебя зовут?
- Меня зовут Кая, приятно познакомиться!- вопрос про цвет кожи заставляет немного озадачиться, но следующая фраза заставляет Каю понимающе улыбнуться. – Да, я действительно дриада. – пытаясь продолжить беседу Кая начинает рассказывать новой знакомой о том, что уже успела искупаться. Жули смеется и заявляет, что Кая очень смелая. Дриаде сложно понять в чем же состоит смелость, и она без обиняков говорит об этом смешливой девушке.
- Но ведь вода, наверное, такая холодная! И так водоросли на дне, не люблю когда они обвиваются вокруг ног, словно какие-то гады.
Кая лишь пожимает плечами. Все таки обитателю леса не понять далиров из вне. Она не видела ничего плохого ни в холодной воде, ни в змеях, ни тем более в водорослях, которые к слову оказались очень интересными. Их тягучие песни до сих пор звучали где-то в далеких пределах сознания дриады…
- А что это за туника у тебя? – озадаченно восклицает Жули. – Такой матереал хороший и так похабно скроен.
- А он не скроен, - Кая показывает обнаженное бедро Жули, которую у себя в голове зовет Синичкой, ее голос напоминает щебетание этой пташки да и не в обиду новой знакомой ее имя все равно резало слух.
Щеки Синички окрашиваются в Алый, но она все равно улыбается, только уже заговорщитски.
- Только парням не показывай, а то мы лишимся их в миг!
«И все таки люди странные!»
Когда Кая, Стервятник и новые знакомые достигают места их стоянки, на встречу к ним поднимаются две похожие как две капли воды брюнетки, на них даже одинаковая одежда только разных цветов. Брови дриады от удивления поползли в верх, ухватившись взглядом за взгляд Стервятника, Кая указывает ему глазами на близняшек. Но он только усмехается, кажется его забавляет, что Кая так озадаченна.
- Это Стервятник и Кая. – представила новых в их компании Жули.
- Меня зовут Лили, а это Мая. – говорит брюнетка в синем.
- Мы близняшки, не удивляйся. Будешь мятный чай? – как бы  продолжает ее сестра в розовом.
Кая вопросительно посмотрела на Стервятника, стоит ли пить то что предлагают незнакомые как бы выражало ее лицо. Парень утвержительно кивнул, после чего дриада приняла предложение. И только девушки засуетились, чтобы угостить новых знакомых, как уже вернулись молодые далиры ходившие за хворостом.  При виде принесенной охапки в душу Кленовой закрались неприятные предчувствия. Неужто они будут жечь огонь?!
- А вы будете разжигать костер? – дрожащим голосом спрашивает Кая.
Да, а что-то не так? – кажется этот вопрос удивляет Ренолда.
Понимая, что умрет от страха, если это случиться, дриада тихонько, подползла на одеяле поближе к Стервятнику и зашептала ему в ухо. Неловко конечно, но обижать новых знакомых не хотелось. Ян говорил, что другие далиры не имеют ничего против огня:
- Я боюсь огня! Очень сильно. Что мне делать?! – без предисловий требовательно шепчет она, словно Стервятник ее наставник.

0

8

- Почему ты хромаешь? - спрашивает Ренолд, безуспешно убирая тёмные волосы с глаз.
- Детская травма. - отмахивается Стервятник. Порывы ветра пытаются растрепать и его волосы. - Откуда вы приехали?
- А-а, путешествуем. - протягивает молодой человек, глядя в небо.
- Не в восторге? - интересуется цветовод, улыбаясь.
- Ну, не то чтобы очень... - Ренолд находит приемлемый нейтральный ответ. - А вы откуда? И где ты себе такую зелёную нашёл?
- Я - из Кипсбурга. Она - из Леса. - ведает Стервятник, невольно бросая взгляд на девушек. - Познакомились мы недавно. В лесу.
- И что же там делал такой экстравагантный товарищ? - острит парень в лёгкой рубашке, подмигивая.
"Не твоё дело."
- Я цветовод. - прохладно отвечает Стервятник, сильно склоняя голову в сторону и глядя в глаза собеседнику.
- Воу, - выдыхает Ренолд, невольно отстраняясь. - Ты прямо оправдываешь своё имя...
- Стараюсь. - улыбается Максим, замечая Тень у себя за спиной.

Ветер незаметно утихает, а по чистому небу ползёт одинокая тяжёлая туча. Место, частично обустроенное для пикника медленно приближается. Крохотные камушки в золотистом песок задорно блестят, а в солнечном свете теряется силуэт какой-то птицы.
- Стервятник... - по слогам произносит парень в бежевой лёгкой рубашке. - Почему именно стервятник?
- Прозвище. - поясняет цветовод. - Я к нему привык.
- Почему такое?
- Я бы предпочёл "Коршун", но...
- "Коршун" тебе не подойдёт. - ухмыляется Ренолд.
- Стервятники - птицы умные. - важно, но несерьёзно произносит цветовод.
- Как твоё настоящее имя? - добродушно спрашивает парень.
- Зови Стервятником и не переживай об этом.
- Сегодня у нас серьёзные планы. - мечтательно протягивает Ренолд, вышагивая босыми ногами по песку.
- Что же нас ждёт? - Стервятник задаёт бессмысленный вопрос для поддержания беседы.
- Сначала думали о танцах и песнях, но решили остановиться на страшных историях. - его лицо расплывается в предвкушающей лукавой усмешке.
- Вижу, ты что-то придумал... - поддаваясь задумке, улыбается цветовод.
- О-о-о, да-а! - выдыхает парень, успешно сдувая волосы с глаз. - Но всему своё время.

Наконец, до места пикника остаются считанные шаги. На покрывалах, края которых удерживают полупустые сумки, разложены кучи закусок: бутерброды, колбаса, сыр, фрукты, посуда и, конечно, бутылки. Пара из них - точно с соком. Но содержание ещё пяти угадать не удастся без вскрытия. Их тёмное стекло отражает клетчатый узор.
Девушки-близнецы едва успевают закончить сервировку. У обеих нежные округлые черты лица и прищуренные глаза. Обе одеты в закрытые модные купальники. Синий и розовый.
Стервятник замечает на себе беглый вопросительный взгляд дриады.
"Да, у людей такое случается.": улыбаясь, думает он.
- Это Стервятник и Кая. – очень оживлённо говорит Жули, ступая вперёд.
- Меня зовут Лили, а это Мая. – девушка в синем купальнике, вытягиваясь в полный рост. Волосы средней длины тут же подхватывает ветер.
- Мы близняшки, не удивляйся. - говорит девушка в розовом, становясь рядом с сестрой. Как только цветовод отходит, помочь Ренолду, она вдруг вспоминает: -  Будешь мятный чай?
И вновь Кая спрашивает у Стервятника. "Не волнуйся, всё хорошо.": думает цветовод, глядя ей в глаза, попутно втирая масло в несчастный кусок свежего хлеба.
- Сейчас, всё будет... - произносит Мая, опускаясь на колени и цепляя маленький чайник. - Сейчас мальчики принесут хворост.
- Точно ничего, что мы пришли, ничего не вложив? - спрашивает Стервятник Ренолда.
- Не бери в голову! - звонко отвечает вместо него Лили, принимая новый бутерброд и укладывая его на круглое блюдо.

В этот момент, из-за деревьев выходит пара молодых людей с охапками сухих веток в руках.
Один - довольно низкий и жилистый. Светлые волосы подстрижены очень коротко, а на щеках красуется бунтарская бородка по контуру лица и подбородка. Яркие голубые глаза тут же упираются в новых товарищей.
Второй же, в плотных тёмных штанах и серой безрукавке. Капюшон закрывает его голову. Он на голову выше спутника, но выглядит куда менее активным. Худое лицо и бесцветные глаза вызывают ассоциации с какой-то болезнью.
- Привет-привет! - выкликает первый, широко улыбаясь. - Я Уолли.
- Джордан. - едва ли оживлённо отзывается второй парень.
- Добро пожаловать в нашу компашку! - говорит Уолли, прыжками, нежели шагами, приближаясь к пикнику.
- А вы будете разжигать костер? - спрашивает Кая, чуть не дрожа.
- Да, а  что-то не так? - изумляется Ренолд.
- Мы зажжём этой ночью! - провозглашает Уолли, разделяя свою охапку на две части и сваливая одну из них в сторону. Остатки - в небольшую яму в песке.
- Только покрывало не сожги. - безрадостно замечает Джордан.
- Всё под контролем! - отмахивается парень пониже.

- Я боюсь огня! Очень сильно. Что мне делать?! - шепчет Кая в ухо Стервятника, вдруг оказавшись около него.
Максим не сразу находит, что сказать. Ведь с подобным страхом он никогда не сталкивался. Жизнь с Фениксом выработала у него привычку всегда иметь под рукой полную лейку. Порой, это - единственное, что спасало интернат от пожаров.
- В огне нет ничего страшного. - говорит Стервятник, понимая, как безнадёжна эта попытка приободения. - Огонь безопасен, пока он под контролем.
Цветовод обнимает Каю, как если бы закрывал крылом. Уолли поднимает руки над предполагаемым костром.
- Всё будет хорошо. Вот увидишь.
Стервятник повторяет последнюю фразу, когда Уолли совершает резкое восходящее движение.
Стервятник повторяет последнюю фразу, когда яркая вспышка затмевает солнце.
Стервятник повторяет последнюю фразу, когда над костром поднимается трёхметровый огненный столп.
Стервятник уже не повторяет последнюю фразу, когда крик восторженного Уолли вновь становится различим.
Стервятник молчит, когда пламя костра становится Уолли по пояс и его свет отражается в невпечатлённых глазах Джордана, стоящего в неподалёку.
- Я же говорил. - умиротворённо произносит Стервятник, ещё сильнее прижимая к себе дрожащую Каю.

Отредактировано Стервятник (17 Фев 2016 21:53:08)

+1

9

Наверное Кая до последнего надеялась, что Максим что-то сделает и спасет ее от этого надвигающегося кошмара. Однако, в ее огромных от страха глазах отражается его легкое недоумение.
- В огне нет ничего страшного. - говорит Стервятник,- Огонь безопасен, пока он под контролем.
«Огонь под контролем? Звучит так же как, поймать ветер!! Удержать воду…»
Одержимая собственным страхом Кая хотела бы бежать куда глаза глядят, но страх сковал ее, не давая и шанса сдвинуться с места.
Теплая рука Стервятника мягко обвившая дриаду, возвращает ее из страшных воспоминаний в настоящее, к нему, словно большая птица укрыла своим крылом меньшую.
- Всё будет хорошо. Вот увидишь. – говорит он мягко и на секунду, лишь на мгновение Кая допускает надежду что сможет справиться и с этим своим страхом…
Напрасная надежда, о лучше бы ей сбежать.
Огромный огненный столб взрезает пространство и устремляется в самое небо. От неожиданности и ужаса Кая вскрикнула, но этот звук тонет в реве стихии. Стервятник говорит что-то, но напуганная дриада не слышит его. Огонь взявшийся из неоткуда будто схватил ее и утащил далеко на много-много лет назад….

Ее разбудил странный запах и чей-то предсмертный крик. Испуганная и потерянная первые минуты, Кая не может понять что происходит. Она поднимается с места ночлега и идет вперед, на запах.. Мимо нее пролетает стая птиц, они обеспокоены и кричат об опасности. Выйдя на поляну Кая видит огромное дерево сплошь усеянное огненными цветами…Дриада впервые увидевшая так много огня стоит очарованная и растерянная. Порыв ветра ей в лицо меняет все: огонь перекидывается на сухую траву и огонь бежит в ее сторону, неожиданно из кустов выбегает олень, его шкура дымится, он кричит, ему так больно! Огонь касается и голой ноги лесной девы! Боль! Страх, в ужасе она бежит, а он преследует ее, наполняя легкие гарью и удушающим дымом… «Я умру! Я не хочу умирать!» - проноситься в мозгу девушки и она бежит, так как никогда не бежала, утирает слезящиеся невидящие глаза. Бежит на звук воды и падает, встает. Нога ноет, но она все равно спешит вперед, хотя пожар больше не гонится за ней….

Стервятник пытается окликнуть Каю, но она только дрожит мелкой дрожью и вжимается в его бок. Он чувствует влагу на своей руке, удивленно взглянув на Кленовую, он видит что это ее слезы ручьем текут из невидящих глаз.

Компания увлеченная представлением Уолли, не сразу замечает что с Каей что-то не так.
- Кто молодец?! Я молодец! – радостно восклицает Уолли.
- Я рад, что нам повезло и мы все еще живы… - безразлично заявляет Джордан.
- А по-моему круто вышло! Так ярко! – Жули так возбуждена, что  кажется готова хлопать в ладоши как ребенок. – А вы что скажите ребят? – обращается она к, тесно прижавшейся, на первый взгляд, парочке, но заметив выражение лица Каи начинает беспокоиться. – Что случилось?

0

10

- Откуда я знал, что у неё пирофобия! - жалобно завывает Уолли, не находя себе места.
- Кто-то всё-таки пострадал. - то ли удовлетворённо, то ли просто безэмоционально произносит мрачный Джордан, глядя на товарища из-под капюшона.
Тень стоит около них, безнадёжно приложив руку к лицу.
- Кая! - уже громче окликает Стервятник, вновь стряхивая дриаду за плечи.
Заплаканное лицо искажено ужасом, а белёсые, как древесный сок, слёзы стекают по гладким щекам.
- Что нам делать? - тихо паникует Жули, пытаясь тоже позвать Каю.
- В шоке она. - спокойно произносит Джордан, подходя.
Они даже не замечают тумана, заполнившего пляж и укрыв море, рваными клочками шевелясь в остатках ветра.
Лица людей смазываются, их речь замедляется и заглушается. Редкие деревья появляются средь пляжа, а вода вновь обращается травой.
- Кая! - требовательно повторяет Стервятник, удерживая белёсую дриаду и вглядываясь в глаза-угольки. Рыжие волосы невесомыми водорослями поднимаются вверх. Плечи всё дрожат, бессмысленный взгляд обращён в никуда.
"Я должен был это предусмотреть!": ругает себя цветовод, поправляя волосы с перьями вперемешку и становясь на колено напротив девушки. "Не думал, что её стран настолько силён..."
Из травы робко взлетают маленькие синеватые сущности-змейки. Они тянутся к незнакомой дриаде, желают быть ближе к ней. Даже не чувствуют на себе колющего взгляда человека-коршуна. Стремительным броском, Стервятник ловит одну из змеек побольше.
- Извини! - быстро говорит Максим.
Пощёчина. Ещё одна. Достаточно сильные, чтобы быть грубыми и обидеть, но недостаточно, чтобы оставить следы. Первая делает взгляд дриады осмысленным, вторая - возвращает к действительности. Страх и обида почти успевают возродиться в её взгляде, как Стервятник нежно касается её лица свободной рукой, а другой - почти вталкивая сопротивляющуюся сущность в приоткрытые губы дриады.
Усвоение сущности не может не принести удовольствия. По крайней мере, в этом убеждён Максим.
- Во-от. - протягивает цветовод, выдохнув и засмеявшись. - Извини. Мне следовало прислушаться к тебе.
Теперь, Стервятнику ещё неудобнее.
- Не буду говорить, что тебе нужно справиться со страхом. - серьёзно произносит он, чувствуя фальшь в собственных словах. - Те далиры теперь чувствуют себя виноватыми. За то, что испугали тебя.
Помолчав, Стервятник добавляет:
- Если хочешь, мы можем уйти.
"Но мне бы этого не хотелось..."
Получив ответ, Стервятник с освещённым сердцем покидает Лес. Только волосы Каи всё ещё едва невесомы, да и в волосах Максима перья торчат.
- Что за звук? - спрашивает Ренолд.
Искажение восприятия только сейчас доводят звук пощёчин до молодых людей. И все они толпятся вокруг Стервятника и Каи.

+1

11

Первая прилетевшая по лицу пощечина возвращает к реальности. Лицо Стервятника взволнованное, напряженное и Кая не понимает, что стало тому причиной. Вторая пощечина, дает понять, что это она причина его беспокойства. Однако, это было больно и не приятно! Максим ведет себя бесцеремонно, однако останавливаться не собирается и вталкивает ей в рот сущность.
Кая было хотела отпираться, но тело было каким-то ватным и не слушалось. Усвоение сущности правда приносит тепло и Кая не чувствует паники от того, что тело не повинуется. Не много придя в себя, Кая осматривается по сторонам. Они снова в Лесу. Отчего же?
- Извини. Мне следовало прислушаться к тебе. - говорит Максим, тем самым возвращая мысли дриады к нему.
- Ах, вот в чем дело.. – шепчет сама себе Кая. – Огонь, всегда одно и тоже!
Стервятник чувствует себя не ловко, но уж пришедшая в себя дриада не видит ничего не правильно в произошедшем. По факту он снова ей помог.
- Это ты меня прости! Я проблемная. – мягкая улыбка появляется на полных губах.
- Не буду говорить, что тебе нужно справиться со страхом. - серьёзно произносит он. - Те далиры теперь чувствуют себя виноватыми. За то, что испугали тебя.
Помолчав, Стервятник добавляет:
- Если хочешь, мы можем уйти.
Такой взрослый Стервятник стоит на коленях перед маленькой дриадой. Ей неловко, но хочется ему широко улыбнуться. Ситуация комичная самую малость, но именно это, он сам, помогает отвлечься от ужаса засевшего у нее внутри.
- Я не подумала заранее…Все будет хорошо! Мы останемся, не зря же мы проделал такой путь. Главное не смотреть на огонь, и кажется я знаю способ.
Видно, что ответ Каи снял тяжесть с его сердца. Реальность возвращается, Кая потихоньку поворачивается к предполагаемому костру боком. Ее тут же обступают обеспокоенные далиры.
- Простите ребята! Я испугалась и испугала вас. – Кая улыбается и смотрит только на взволнованное лицо Жули, волосы не дают ей смотреть по сторонам, как шоры. – Я уже не боюсь, - храбро врёт дриада, не желая расстраивать Максима.
- И все? Так просто? - это разочарованный голос Джордана.
"Все таки странный тип! Его бы я обошла стороной!" – думает Кая, не поворачиваясь на голос.
- Огонь мне не помешает. Так что давайте продолжим. – при этих словах дриада непроизвольно вздрогнула, но заметить это мог разве что Стервятник. Он то наверняка понимает что она храбриться.
«Никогда еще не получала пощечину…» - Кая трет мокрую щеку.
Ренолд смотрящий на дриаду выглядит недовольным, возможно она что-то пропустила. Одна из близняшек, Лили, подает ей емкость с водой.
- Вот выпей, а попозже будет чай. – мягко общается она к девушке, будто к ребенку.
Быть в центре внимания не совсем приятно.
- Спасибо, Лили.
Стервятник сбоку Каи наконец усаживается и она может выполнить задуманное: она поднимается и садиться сзади него, ее спина облокачивается на его спину, ее рыжий каскад смешивается с его русыми волосами. Тем самым дриада больше не видит неловких взглядов и тем более огня.
- Надеюсь ты не против, - шепчет она немного  повернув голову набок, так чтобы услышал только он.
От этой близости у Каи возникает знакомое чувство, словно она дома, облокачивается на ствол Яна.
- Позаботься о своей красавице, - говорит Уолли и отходит обнять одну из близняшек. Они о чем-то шепчутся и Кая отводит взгляд, словно увидела что-то интимное.
Происшествие всколыхнуло компанию и как-то остудило, словно на костер вылили воды. Однако, Жули снова приходит в себя, словно возродившийся Феникс, и предлагает сыграть в какую-то игру под названием «Фанты».

Отредактировано Кая (21 Фев 2016 03:39:53)

0

12

Стервятник чувствует прикосновение спины Каи. Её дыхание, её тепло и движения. "Уютно...": размышляет он. Тень прогуливается по воде около берега.

Деятельность лагеря восстанавливается, а Уолли едва заметно отводит Маю в сторону.
- Что опять случилось? - спрашивает она терпеливо.
- Я думаю, они тоже! - с жаром отвечает Уолли.
- Тоже... что? - протягивает девушка в синем.
- Ну... - мнётся Уолли. - Лесные.
- Тебе кажется. - скептически отвечает Мая, порываясь вернуться к лагерю.
- Нет! Я готов поспорить, что они только что погружались! - парень почёсывает щетину. - Тем более, я встречал этого Стервятника.
- Занимайся этим сам. - отмахивается девушка. - Может, Джордан разделит твой энтузиазм.
- Но ведь... - Уолли удерживает мысль при себе.
- Подожди хотя бы до вечера. - советует Мая, глядя другу в глаза.

Предложение поиграть в фанты, поступившее от Жули приходится как нельзя кстати. Пусть в компании ещё витает напряжение, его будет нетрудно снять.
Уже приготовленные закуски стоят на покрывалах, а довольно объёмный чайник повешен над умеренным огнём на металлической складной треноге.
- Итак, правила такие. - важно произносит Жули, глядя на собравшихся  товарищей, сидящих кругом вокруг еды. - Вы на бумажках записываете действие. Сваливаем бумажки в сумку и каждый доложен будет выполнить то действие, что записано на его клочке.
- Напоминаю о заданиях, ДЖОРДАН. - вкрадчиво произносит Лили.
- Да всё я знаю... - сердито отмахивается тот, подозрительно ухмыляясь.
На лицах товарищей виден весь азарт, который они вкладывают в те надписи, что оставляют на клочках желтоватой бумаги.
Сидя спиной к Кае, Стервятник выводит "разрекламировать один из предметов на столе и убедить кого-то купить это".
"Не слишком ли наивно?": думает он, принимая листок Каи и передавая их Жули, которая принимает записки в одну из сумок.
- Тянем! - провозглашает она.

0

13

Правила игры оказались вполне понятными, однако с написанием условия у Каи возникли некоторые трудности. Что стоило написать? Что было бы уместным теперь? Кая не знала, и было неловко от того, что столько людей видели ее слабой и дрожащей. Неловкость будто парила  над ней как туча. Отпивая глоток за глотком ароматной жидкости, мало по малу дриада возвратилась в благодушное настроение. То ли это так на ее подействовала мята, то ли опора в виде спины Стервятника… Слегка скосив взгляд, она увидела небольшое перо, торчащее на макушке. Аккуратно его вытащив, она быстро спрятала его в складках «туники». Наверное он ничего не заметил, потому даже не пошевелился. Кая была озадачена своим поступком, но одновременно она была рада что теперь у нее есть сувенир на память.
Словом, когда пришло время сдавать условие, листок Каи был пуст, как и ее голова. Она слишком засмотрелась на прибой. Она даже не слышала потрескивания костра, который принял вполне нормальный для небольшого костерка вид. Поэтому она написала первое пришедшее ей в голову и отдала листок.
«От души улыбнуться… Наверное это не самый худший вариант, особенно если листок попадется Джордану !»
Тем временем Жули извлекла откуда-то что-то наподобие тканевого мешочка. Забросив бумажки, как и было оговорено условиями, она их тщательно потрясла и обычным своим щебетанием возвестила:
-Кто будет тянуть первым? Кто решиться?
- Давайте это буду я, - спокойный голос напомнил что Рени все еще здесь. Он сидел сбоку от Каи, поэтому ей пришлось немного сдвинуться чтобы видеть происходящее, но не видеть огонь.
Теперь она не облокачивалась на Максима, а просто сидела за его спиной. Когда она завозилась он обернулся проверить все ли в порядке, хотя губы его улыбались, в глазах виднелся отголосок беспокойства. Вернув улыбку Кая отметила, что этот отголосок пропал.
- Все хорошо, -заверила она его.
Ренолду выпало действие спеть какую-то веселую песенку. Было очень странно наблюдать как серьезный и слегка горделивый, с плохим голосов парень поет фольклорную ерунду. На припеве ни он, ни окружающее не выдержали и начали смеяться. Однако, кажется он был не в обиде, что всем смешно. Кая не была исключением, она тоже тихонько посмеивалась.
Настал черед тянуть Жули. Ей выпало «молчать в течении 10 минут!»
-Так не честно! Я даже знаю кто это написал!
На ее выпад все лишь посмеялись.
- А как удачно выпал! -заметила хохоча одна из близняшек.
- Ну и ладно. – и Жули уселась на подстилку кушать и пить чай, в связи с этим мешочек перешел Уолли.
- Так-так-так, что там у нас, - приговаривал он копоша рукой. Ему попалось «по медвежьи обнять кого угодно».
Кая было испугалась, что ничего доброго с того не выйдет и даже перестала дышать. Однако оказалось, что обняться по медвежьи это тоже самое что обнять крепко. Уолли крепко сжимал своего друга Джордана, а тот мастерски разыгрывал отчаяние. Хотя возможно и не разыгрывал.
Вот и Стервятник пошел взять свое задание, это Уолли позвал его. Максиму выпало «Изобразить тающую снежинку»

0

14

Движение Каи вынуждает Стервятника обернуться. Пусть присутствие кого-то за спиной - и обыденность.
- Всё хорошо. - утверждает дриада.
- Прекрасно. - искренне улыбается цветовод в ответ.

Ренолд, преисполненный достоинством, поднимается во весь рост. Ветер тут же задувает под его рубашку. Состроив воистину грандиозную мину и приняв эпическую позу, он набирает в лёгкие воздух.
- Терпеньем я не наделен, и мне все лучше. Да, мне все лучше! Я удивлен, я удивлен!
Ренолд прекрасно пользуется своим неподходящим для пения голосом. Всё чаще и чаще проскакивают истеричные верещащие звуки, обращая странное исполнение в одну большую шутку. Безобидные строки пронизаны непринуждённым весельем и разошедшийся Рени хлопает себе, чтобы поддержать ритм. Компания, улыбаясь и смеясь, поддерживает его.
- Эй, вы! Придворная толпа! - кричит он, подпрыгивая к Жули. - Я вас не вижу, я вас не слышу! Я отрешен, я отрешен... - констатирует он, отступая от лагеря и карикатурно обнимая себя руками.
- Меня готовы, как клопа топтать ногами. И это значит - мой час пришел! - его руки в триумфе возвышаются к небу.
Жули, Уолли и Лили откровенно хохочут.
- Искренне прошу - смейтесь надо мной, если это вам поможет! Да, я с виду шут, но в душе король. И никто, как я не может!/u]
Песня заканчивается и Ренолд плюхается на покрывало.
- [u]Браво!
- аплодируют окружающие.
- Спасибо, спасибо. - пытаясь отдышаться, говорит парень. - Было почти просто.
- Теперь моя очередь! - говорит Жули, вытягивая "молчать десять минут". - Так не честно! Я даже знаю кто это написал!
Джордан, картинно отвернувшись, смотрит в сторону горизонта.
- А как удачно выпал! - смеётся Мая, поправляя волосы.
- Ну и ладно! - дуется она, подцепляя большой бутерброд с мясом и какой-то зеленью.
- Так-так-так, что там у нас... - проговаривает Уолли, блестящими глазами впиваясь в листик. Взгляд его медленно переползает на мрачного, словно туча, Джордана. - Братан. - чувственно произносит бунтарь, поднимаясь с покрывала.
- Что это ты удумал? - тут же настораживается тот, вскакивая и пятясь от товарища.
- Брат! Братишка! Иди ко мне! - томно выдыхает Уолли, всеми силами сдерживая смех и широко раскидывая руки.
- Иди в баню! - завывает Джордан, шагая прочь ещё активнее и огибая лагерь.
- Мы с тобой знаем друг друга уже давно. - констатирует парень, отчаянно перекрикивая смех девушек. - Дай же мне выразить мои чувства. Мои мужские, настоящие чувства!
- Отстань от меня! - уже паникует молодой человек в капюшоне. - ЖУЛИ! Забери его!
Девушка лишь отрицательно мотает головой, чуть не давясь пережёванной едой.
- Иди ко мне! - Уолли разгоняется. - Один раз - не пид...
- УОЛЛИ! - заглушают его Лили и Мая.
- Да провались ты! - выкрикивает Джордан, замирая на месте и сжимаясь. - Проклятье! - выдавливает он, когда руки товарища смыкаются у него за спиной. Позвонки жалобно хрустят. - Всё, отпусти уже.

Наконец, сумка доходит до Стервятника. Опустив туда руку и нащупав бумагу, цветовод её извлекает.
"Изобразить тающую снежинку"
"Жалко, ничего смешного изобразить не удастся..."
Молодой человек поднимается. Медленно, чтобы Кая успела отвернуться от костра.
Раскинув руки, Стервятник на мгновение закрывает глаза.

Жара. Это очередное лето. Косые лучи пробиваются сквозь мутные стёкла и заполняют влажную комнату. Во дворе не лучше. Там сейчас нет теней. Окно открыто, но ветер не дует. Дышать нечем. Одежда от пота липнет к телу.

Лицо расслабляется, руки опускаются, а колени подгибаются. Медленно, нехотя, Стервятник сползает по невидимой стене обратно на плед.
- Всё. - говорит он, встрепенувшись.
- Это скорее было... - протягивает Лили задумчиво.
- Как свечка. - заканчивает вместо неё Ренолд.
- Но всё равно, очень артистично. - подбадривает цветовода Мая.
Следующей тянет Кая. Ей достаётся "В течение пяти минут удерживать во рту воду и не рассмеяться."
- То есть, если мы тебя рассмешим - ми победили. - оживлённо комментирует Мая.
- Мы не в праве тебя трогать. Только говорить и показывать. - дополняет её Лили.
- А если мы победим... - протягивает Джордан, зловеще улыбаясь.
- Мы ничего не сделаем! - обрывает его Ренолд. Впрочем, и его голос отдаёт заговорческими нотками. - Ведь мы её не настолько хорошо знаем друг-друга.

0

15

Кая не знает точно, как тает снег, а потому с интересом наблюдает за Стервятником. Выглядит это как будто тонущая ракушка. Остальные заявляют, что больше похоже на свечу.
Кая обнимает свои коленки и улыбается. Вообще тот факт, что все были задействованы в игре, здорово отвлекал ее от тепла и потрескивания поленьев. Однако она отметила про себя, что Стервятник вставал аккуратно, чтобы она успела отвести взгляд. Он вообще вел себя крайне осторожно с ней, ну не считая пощечины, конечно, словно боялся, что она сломается как сухая травинка. Отметив про себя, Кая решила обдумать это потом.
Настала и ее очередь стать гвоздем всеобщего веселья, надеясь что не попадет впросак, Кленовая вытащила свое задание: "В течение пяти минут удерживать во рту воду и не рассмеяться."
«Это не должно быть слишком сложно, наверное…»
Наверное облегчение на лице Каи заставляет ребят пояснить:
- То есть, если мы тебя рассмешим - мы победили. - оживлённо комментирует Мая.
- Мы не в праве тебя трогать. Только говорить и показывать. - дополняет её Лили.
- А если мы победим... - протягивает Джордан, зловеще улыбаясь.
- Мы ничего не сделаем! - обрывает его Ренолд. Впрочем, и его голос отдаёт заговорщискими  нотками. -Ведь мы её не настолько хорошо знаем.
Понимая, что ребята пытаюсь немного подогреть интерес к ситуации, Кая добродушно улыбается.
- Только без рукоприкладства и огня! Вода, 5 минут, не смеяться. Все поняла!
Еще молчащая, Жули подает Кае стакан с водой. Ребята начинают придумывать ,чем бы рассмешить Каю.
- Давай я тебя сново обниму, всем же было так весело! – предлагает Уолли Джордану.
- С меня хватит и раза. – закатывая глаза заявляет Джордан.
- Давай сожми его со всей силы! – улыбаясь на все 32 заявляет Жули. - Мое время вышло! Я снова могу говорить. А так как некто придумал мне такое «веселое» задание, то пусть он и пострадает в пользу общественности.
- Это запрещенный прием! – кажется, Джоржан снова начинает нервничать.
Кая еще, не набрала в рот воды, но ей и так смешно. «Удержаться бы!» - проноситься у нее в голове.
- Кто засечет время?
- Давай я. – говорит Ренол указывая глазами на часы на своей руке.
- Чур без обмана! – серьезно говорит дриада и выпивает воду из кружки, от чего ее щеки становятся двумя зелеными помидорками.
И тут начался просто какой-то цирк! Ренолд принялся голосить очередную песню, не щадя свои голосовые связки и уши окружающих. Падая на колени и лохматя свои волосы, Уолли хватает Джордана на руки и начинает петь серенаду, от неподдельного ужаса у последнего из горла вырывается крик ужаса. Жули вместе с Лили решают разыграть сценку:
Жули подбегает к подруге и вопит: «Ты съела мой бутерброд с тунцом!!» и бьет подругу невидимым нечто, испуганная было Лили, подает как подкошенная на песок. Жули ликует! Ей торжественно жмет руку Мая и тут Лили оживает и дергает подругу за ногу, та смешно приземляется попой в песок. Безобразие довершает вопль Уолли:
- Ну куда же ты братишка!- направленный в сторону Джордана который бежит в сторону прибоя и довершает все смех Маи! Этот смех смешнее всех что Кая когда либо слышала!
Вынужденная терпеть на протяжении всего этого бесчинства, Кая держится за живот и трясется от внутренних позывов разразиться хохотом. Уолли в дуете со смехом Маи добивают ее: издав звук «Пфффф» и выплеснув все воду, она наконец смеется в голос. Безумный хохот быстро истощает ее, бессильно упав на песок, всхлыпывая и утирая слезы, Кая заявляет:
- У меня не было шансов! – и заходиться в очередном приступе смеха.

0

16

Время идёт, солнце лениво ползёт по небу, далири смеются. Игра в фанты затягивается и периодически прерывается на еду. А море безустанно шумит.
Так и не утратившие энтузиазма, Уолли, Ренолд и близняшки лезут в холодную воду. Первой вылезает Мая, не продержавшись там и минуты.
Оставшиеся на берегу заводят беседы о цветах и погоде. Еда медленно и неумолимо исчезает с блюд.

Распухшее солнце окрашивает небо в багряный, а облака - в персиковый. Ветер немного стихает. Подступающий прибой прилива вынуждает перенести лагерь выше, на одну из полян.
Низкие алые лучи пробиваются меж редких деревьев и окрашивает зелень приятным тёплым цветом. Десятки золотых звёзд сияют в мокрых волосах Уолли. Под капюшоном, лица Джордана почти не видно. Только прищуренные глаза блестят. Лили и Мая даже сидят в одинаковых позах. Черты лица Ренолда создают идеально ровный рисунок теней. Жули же очень оживлённо щебечет о том, как с одной её знакомой случилось что-то хорошее.
Покрывала вновь разложены и снова далиры сидят кругом. Костра поблизости нет, поэтому Кая, не имея объекта страха, является частью круга. Тень безучастно сидит под деревом в двух шагах от лагеря.
Бессмысленная история Жули кончается всеобщими смешками и синхронным мечтательным вздохом у близняшек.
- Давайте начнём, - воодушевлённо произносит Уолли, устраиваясь поудобнее и плотнее закутываясь в огромное оранжевое полотенце. - Нашу долгую ночь.
Словно колокольный звон разносится в памяти Стервятника последняя фраза.
"Ну конечно!": думает он, невольно расплываясь в улыбке.
Солнце скрывается за горизонтом, исключив свои золотые лучи из воздуха. Теперь только медленно темнеющее небо напоминает, что закат только что завершился.
В центре круг вспыхивает яркий оранжевый сгусток света. Это Уолли старается. Пламени в нём нет, только свет. Крохотные светлячки возникают прямо из воздуха, наполняя уютной теплотой атмосферу в компании. Маленькие огоньки курсируют вокруг юноши с бунтарской бородкой и от него разлетаются по лагерю.
- Ты как всегда... - безучастно, но дружелюбно произносит Джонатан, едва касаясь одного из волшебных светлячков пальцем.
- Кто начнёт? - интересуется Жули, извлекая из сумки пузатую бутылку без этикетки.
- Давайте я. - вызывается Ренолд, вытягивая бутыль у подруги.
Парень с взъерошенными волосами без усилий вскрывает сосуд. В воздух тут же вырывается пряный резкий запах. Но его пока чувствует только Рени.
- Я начну со вступительной речи... - немного неловко произносит он низким голосом. Начав разливать мутное содержимое бутыли по стаканам собравшихся, он продолжает: - Вот и прошёл год после нашего выпуска. Этот год был сложен.
- Не то слово. - поддерживает его Жули, блаженно вдыхая амбре напитка.
- Мы все пытались стать частью общества. И, раз мы тут, у нас получилось.
У Джонатана вырывается нервный смешок.
Выслушав его извинение, Ренолд произносит долгожданные слова:
- Этот дракон был из тех, кто просто любит быть обычным.
Значение его слов доходит в полной мере только до исконных членов компании.
- Он много читал о городе из железа и пара... Очень много читал. - Ренолд отхлёбывает из своего стакана огромный глоток. - Вот только он не думал, что быть обычным там - это значит выделяться.
Тяжёлый взгляд каменных глаз обводит собравшихся.
- Я не смог его не узнать в толпе. - рассказчик обводит своё лицо правой рукой. - Чистая кожа, белые волосы и сапфировые глаза бегали из стороны в сторону, желая найти хоть одно место, где он смог бы спрятаться. Дракон схватился за меня и не желал отпускать. Всё тараторил что "выхода нет".
Скорбящие и сочувствующие взгляды наполняют глаза далиров вокруг. Ренолд сдувает светлячка от своего стакана.
- На протяжении месяцев он отходил всё дальше от дома. Даже начал делать успехи. - парень с каменным лицом осушает стакан. - Он начал делать успехи. Как он был доволен! И однажды не вернулся.
- Вот так? Просто? - недоумевает Джонатан, всплёскивая руками и чуть не обливая Уолли алкоголем.
- Не перебивай! - фыркает тот.
- Я искал его днями и ночами. - повествует Ренолд, подаваясь вперёд и выдерживая паузу. - Я нашёл его! Среди мусора. Он сидел там, обнимая уличных котят.
- Правильных друзей нашёл! - вновь комментирует Джонатан. Никто его не отдёргивает.
- Дракон посмотрел на меня. Прямо в глаза! - очень эмоционально проговаривает Ренолд. - Сказал: "Я так больше не могу!" - парень сплёвывает. - Не может он! Столько ждал! Столько мечтал! Наивный! Наивный дракон!
Огоньки Уолли неровно мерцают.
- И вновь я не смог бросить дракона. Теперь он живёт в своей банке, смотрит в окна и рисует облака на холстах.
Тишина опускается на компанию.
- Бедный Рики... - в голос произносят близняшки.
- Он хотя бы нашёл себе подходящее дело. - полупротестует Уолли.
- С мрачной ноты мы начали... - спокойно и грустно говорит Жули, поймав в ладони волшебного светлячка.
- Не с такой уж и мрачной. - парирует Джордан.
- Из меня неважный рассказчик. - уныло произносит Ренолд, вливая в рот капельку алкоголя, оставшегося на стенках стакана.
- Ничего, сейчас нам Жули расскажет что-нибудь поинтереснее! - громко и наигранно оптимистично говорит Ренолд.

0

17

Кая не совсем поняла смысл истории рассказанной Ренолдом, однако отлично прочувствовала ее настроение. Иногда ее сердце сжималось от беспокойства за незнакомого и одновременно теперь какого-то не чужого, смутно знакомого Дракона. Ясно одно, что речь идет об их общем знакомом, за которого эти ребята искренне переживают. Даже Джонатан на которого сначала Кая поглядывала с легкой антипатией.
Огоньки размеренно покачивающиеся в воздухе и пряная слегка терпкая жидкость в стакане создают ощущение нереальности происходящего, словно дриада стала кем-то другим, который являлся частью этого мира. Стервятник сидящий рядом тоже выглядит не так как днем, его глаза блестят особым образом. В отличии от девушки он в своей стихии, видно что происходящее для него в порядке вещей.
- Вы как всегда свалили на меня тяжкий груз ответственности за ваше настроение, да? - голос Жули не такой веселый как раньше, она даже вздыхает перед тем как допить содержимое своего стакана. - Что ж есть у меня одна хорошая история, достойная ваших ушей, так как только некоторые личности знают ее, и то только частично! - и вернувшая себе расположение духа она подмигивает, предположительно Майе, но в полутьме сложно понять.
Тем временем Рени разливает содержимое таинственной бутылки по опустевшим стаканам.
- Есть легенда о волшебном цветке что расцветает в полночь, в день когда день равен ночи. Волшебный цветок растет в чаще, в самой глубине Леса. Кроме всего прочего он невероятно красивый, папоротников цвет, в тьме ночи он горит маня к себе...
- Но ведь у папоротников не бывает цветов! - недоверечиво замечает Рени.
- У этого бывают, он же волшебный! Уж поверь, я то знаю. Так вот это диво не так просто добыть, в ту самую ночь когда он цветет, вокруг небо собирается множество прожорливых сущностей, которые не прочь полакомится неосторожными путниками. Для чего вообще искать его, если найти его сложно, да и вообще опасно?! А для того, что обладатель цветка папоротника обретает массу сверхспособностей. Он будет уметь фактически все: понимать язык зверей, видеть клады сквозь толщу земли, становиться невидимым, мгновенно переноситься с места на место (раэтироваться), быть неуязвимым, повелевать духами, кроме того, все его желания будут исполняться. Все это будет длиться до тех пор, пока цветок папоротника будет находиться в ваших руках. А охочих отобрать у вас этот цветок будет достаточно и среди далиров, и среди представителей нечистой силы. Слишком хорошо, чтобы быть правдой? Так и есть. Сейчас я расскажу вам, про одного человека который обзавелся этим цветком...
- Жули, но ведь говорят, что если он долго находится у одного далира, то выпивает его! Ты же хотела поднять нам настроение. - подает голос Кая, она тоже слышала об этом цветке.
- Не опережай события, дорогуша. Я не подведу! Какие сегодня все сомневающиеся во мне, с ума сойти. Так вот одна не слишком разумная, но очень доверчивая девушка потащилась в этот грешный Лес, а я потащилась с ней в день икс, искать папоротников цвет. Она слышала, что можно найти истинную любовь с ее помощью. Что только люди не говорят. Словом, поперлись мы Лес, и когда окончательно заблудились, а вокруг стали доносится престраннейшие звуки, нашли мы таки этот грешный цветок. Знаете, он был такой изумительной красоты, что мы не сразу решились его сорвать. Он был прекрасен, притягивал взор, горел всеми цветами радуги, словом манил! Я была побеждена. А потому права сорвать его удостоилась моя доверчивая красавица. - умолкнув Жули осушила свой стакан залпом, очень хитро ухмыльнувшись девушка продолжила. - И знаете что случилось? Теперь я думаю, что случай дал нам больше чем мы могли и желать: она стоит, дергает меня за руку и говорит, что ей страшно до жути, и больше всего на свете она бы хотела сейчас оказаться дома, с огромным сундуком с золотом, чем тут, с этим грешным цветком... И бабах! Мы дома, у наших ног сундук, а вот цветка нет! Я сильно на нее ругалась тогда. Я же не за любовью пошла за ним, я слышала то что вам рассказала. Словом, мы немножко покричали друг на дружку, а потом и в сундук полезли, а там: а там реально было золото, правда очень старое и совершенно ни на на что кроме лома не пригодное, кроме пару вещичек... - и девушка многозначительно покосилась на свое запястье, на котором красовался золотой браслет с насечкой. - Да-да, у нее тоже осталось напоминание об этом приключении. Содержимое, вместе с сундуком мы продали, неплохо подзаработали кстати. А вот сейчас, услышав от Каи очередную версию о последствиях, о которых я потом только узнала, тоже случайно, склоняюсь к тому, что судьба сделала нам подарок! И большой!

Отредактировано Кая (5 Апр 2016 18:42:26)

0

18

"Я бы хотел этот цветок..." :мелькает в мыслях Стервятника.
- И на что же вы потратили деньги? - заговорщически спрашивает Ренолд, щурясь от света пролетающего мимо огонька.
- Секрет! - смеётся Жули.
- Небось, спрятали! - предполагает одна из близняшек. Сейчас их трудно различить.
- Теперь моя очередь. - тихо, но отчётливо говорит Джордан. Смех тут же стихает, как и разговоры.
- Ты сегодня будешь рассказывать? - искренне изумляется Уолли. Его брови недоверчиво сползаются.
- Да, буду. - сердито произносит черноволосый молодой человек, принимая бутыль и делая два больших глотка. Его взгляд обращается к товарищу. - Можешь сделать свет белым и приглушить?
Огоньки в миг бледнеют и сжимаются, принимая безжизненный холодный цвет.
На окончательно почерневшем небе проявляются россыпи звёзд, а из-за горизонта всплывают луны.
За пределами лагеря - лишь чернота ночи и влажный туман. Ветер затих, звука прибоя неслышно.
- Пс-с! - шёпотом обращается к Кае и Стервятнику одна из близнецов, пока Джонатан готовится. - Вам здорово повезло!
Вопросы излишние.
Бледное лицо и серые глаза в белом свете кажутся совершенно незнакомыми, неправильными. Капюшон всё ещё закрывает голову, из-под него выбиваются множественные пряди чёрных волос, что падают и обтекают лицо рассказчика, как чернила.
Низкий голос вмешивается в ночную тишину:
- Мир наполнен странными местами, явлениями, артефактами и невероятными существами. Я считаю, что магия - одно из этих самых явлений.
Много лет назад, существовал великий колдун. С безмерным могуществом, он обрёл множество титулов и прозвищ. Так много, что своё настоящее имя забыл. Одним заклинанием он ровнял с землёй города и воздвигал империи. Но в чём тогда смысл его бытия? Всё меньше и меньше удовольствия он получал от жизни и в один момент понял - Мир от него устал. Теперь он лишний здесь. Чуждый этому миру, где мысль его - закон. И тогда он решил сбежать. Хотя бы на время взять передышку от правления, от силы, от Мира.
- Джонатан убирает волосы назад, обнажая белое лицо. - Долго он шёл сквозь реальность в поисках идеального места. Ничто не могло остановить волшебника. Но в один момент он почувствовал, что его держит Грань. Грань реальности. "Но я не прошёл всего пути!": сказал он. Пространство самого глубокого и дремучего Леса прогнулось под его напором и, не выдержав напряжения, прорвалось, открывая путь дальше, за пределы Леса в пустоту, где нет законов и правил. "Идеально!": молвил маг и создал новый мир. Новое измерение, спрятанное меж измерениями, куда только он знает дорогу. Создал землю, нарисовал небо, провёл горизонт. Только про звёзды забыл. Но создавать Жизнь - единственное, чего маг не умел. И Новый Мир наполнил металл. Триумф механизмов и стальных машин. С годами Мир преображался, развивался, становился совершеннее. Скука волшебника постепенно рассеивалась и в Мире появились механические организмы. Сложные и идеальные, действующие по сценарию. Общество механизмов казалось живым. Мириады сюжетов, протекающих в холодных городах повторялись в непредсказуемых последовательностях. Праздники, трагедии и случайные встречи. Теперь Мир живёт самостоятельно.
Тысячелетние циклы проходят один за другим и однажды в Мире рождается Бог. Клон мага-создателя, он следит за исправной работой сценариев, пишет новые сюжеты и Правит Миром. Теперь он завершён. Величайшее творение грустного мага отрекается от него. Живой, чуждый хозяин больше не нужен. И он уходит проч, обратно в тот мир, что оставил когда-то. Не ожидал он только, что ход в его Мир остался открытым.

Бледные глаза пронзают слушателей.
- Далиры нашли туда путь. Первый вошедший был поражён, восхищён и напуган. Его приход породил бессчётные сценарии в механизме Мира.
На протяжении долгих лет Механический Бог встречал путешественников и вписывал их в матрицу бытия. Знания Бога богатели и у него почти родилось сознание.
Это не могло продолжаться вечно - живым нет места в холодном заводном Мире. Из века в век всё меньше и меньше далиров посещало мир, созданный забытым волшебником и в какой-то момент, путь туда потерялся.
Много циклов Мир существовал сам по себе, но смысла ни в чём больше не было. Далиры не приходили, а Механическое измерение теряет право но существование без того, кто бы поддерживал его стабильность.

Видя непонимание в глазах слушателей, Джонатан поясняет:
- Измерение сворачивается. Границы сужаются, части механизмов исчезают, сценарии приходят к неожиданному логическому концу. И Бог это понимает.
И когда не осталось других механизмов, а от стран остались кусочки городов, в Мир явился путешественник...

Джонатан продолжает свой рассказ.

http://s8.uploads.ru/t/GwvET.jpg
Механический Бог.

- Вот и всё. - произносит безжизненный голос.
Последний Механизм стоит на пятиугольной площади, месте, куда попадают путешественники. Металл больше не блестит, выгравированные узоры забиты пылью и железной стружкой. Площадь высится над городом и вниз от неё расходятся массивные крутые лестницы. На её углах когда-то стояли чаши, в которых пылал огонь. Теперь они пусты. Свет, что едва ли даёт обзор, льётся невидимыми лучами с пустых, истинно чёрных небес.
Улицы внизу пустуют, а машины, некогда ползающие по длинным скважинам, стоят. Дома с прямоугольными окнами в толстых металлических стенах, зияют замершими шестернями и ржавеющими механизмами.
Здания уже не такие высокие, как прежде - они на половину спрятаны под стальной землёй, и только одинокие небоскрёбы редкими зубами тянутся в пустоту небес.
Но уже в нескольких километрах здания кончаются, оголяя хромовую пустыню, затянутую мутным смогом, а её края которой обрываются неровными срезами.
Высокая фигура стоит у края платформы. Пусть он и механизм, тяжёлые наплечники и старый грязный плащ ему в тягость.
- Сюжетов больше нет. Этот мир исчерпал себя. - Бог не знает, почему он это говорит вслух. Он даже не ведает причины, почему думает об этом. - Пользы больше нет, она давно потрачена. Тут остался лишь Я.
Долгие часы величайший механизм стоит в одиночестве.
Проходят циклы.
Но тут вдруг срабатывает один старый, почти уничтоженный сценарий.
Бог поворачивается и обнаруживает далира. Он бледен, длинные волосы грязны, а одежда не ухожена. Испуганные зелёные глаза озираются вокруг.
Новая последовательность действий прописывается почти сама собой:
- Что ты тут делаешь? - безжизненно спрашивает Бог. Механические губы раздвигаются снова. - Всё давно закончилось.
- И что мне теперь делать? - звучит странный ответ. Будто, Мир - единственное место, куда далир может вернуться.
- Тут - уже ничего.
- Что тут произошло?
Срабатывает триггер и Бог рассказывает историю сотворения Мира.
- ... Всё кончено. - оканчивает металлический голос свою повесть.
- Обидно... - замечает далир, кашляя от загрязнённого воздуха. - Как много я всего пропустил...
- Скоро Мир перестанет существовать. - говорит Бог, следуя алгоритму и отводя взгляд в сторону невидимого горизонта. - Не каждый день можно увидеть завершение бытия.
- Ясно. - грустно протягивает далир с опущенными руками.
В миг пишется новая последовательность в Матрице Мира.
- И ты не попытаешься его спасти?
- Нет. - отвечает бледный юноша. - Я не смогу ничего сделать. Даже если бы хотел.
- Мы - всего лишь машины.
- Я могу взять сувенир? - между делом интересуется молодой далир у Бога.
- Нет. - срабатывает заезженный триггер. - Из Мира ничего выноси... - что-то щёлкает в механизме Бога. - Бери что хочешь. Спаси что хочешь. Ни в чём уже смысла нет.
Кусочек пустыни с пронзительным звоном урезается и падает в черноту неба, а монументальное железное строение рядом - с гулом втягивается в землю.
- Очередной сценарий стёрт. - произносят железные губы. - Ты выбрал, что унесёшь с собой?
- Ещё нет. - задумчиво протягивает юноша, озираясь вокруг. Всё, что он может сдвинуть - грязь под ногами.
Повинуясь совершенно новому сюжету, Бог поворачивается к нему. Механическая тонкая рука вылезает из-под плаща и ложится на лицо Бога.
- Унеси с собой мои глаза. - велит он. Два невероятно сложных прибора вываливаются из гнёзд в стальную ладонь.
Не имея иного выбора, молодой далир соглашается.

- В течение трёх дней он наблюдает за распадом мира, а слепой механической Бог стоит рядом. И когда пятиугольная площадь срывается в глубины механизмов, молодой далир покидает Мир, оставив Бога из Машины за спиной.

Бледные огоньки вновь пролетают мимо бледного лица и серых, как полированное серебро, глаз.

Отредактировано Стервятник (13 Апр 2016 14:40:11)

+2

19

Рассказ Джордана увлекает сознание Каи в совершенно незнакомое холодное измерение, чужое, непонятное... Его блестящие глаза заставляют в серьёз задуматься, что все произнесенное им правда. Словно Джонатан, став носителем глаз забытого Бога, сам изменился, в лучшую ли сторону...
"История о папоротнике вполне могла быть правдой, первая история тоже была правдой, про их общего знакомого, а значит и Джонатан мог говорить правду"
От созданного парнем настроения, Кая поежилась и поближе придвинулась к Стервятнику. Он поинтересовался не замерзла ли дриада. Застанная врасплох девушка не захотела признаваться, что ей просто стало немножко страшно и волнительно, а потому она лишь тихонько прошептала:
- Совсем чуть-чуть. - и пожала плечами. - А тебе?
Остальных ребят эта история зацепила, но произвела не столь сильное впечатление. Возможно потому что им было не в первой.
- Ты как обычно был крут, снимаю перед тобой шляпу дружище. - первым отозвался Уолли.
- как же обожаю когда он рассказывает! - Мая мечтательно вздохнула.
Тем временем Джонатан вернулся на свое место, вернув волосы и капюшон в прежнее состояние, эта перемена словно бы вернула его в тело обычного "земного" далира. Ребята снова обрели дар речи и как будто и не было ничего, почудилось. Спонтанная греза пропала так же быстро как и появилась...
- А знаете пожалуй, и я расскажу вам сегодня. Мне, конечно, не переплюнуть нашего друга, но по крайней мере я постараюсь вас удивить. Уолли взмахнул руками и его огоньки стали маленькими звездочками, покачивающимися словно планктон в прибое...
Это было удивительно красиво!

Далеко-далеко отсюда существовал город, город водной стихии, город одиночка, попасть туда наяву могут только маги воды, или истинно желающие...
Высокие дома, с множеством кованных балконов, огромных окон направленных на него, смотрящих в его недра. В недра глубокого бездонного, то ли маленького внутреннего моря, то ли озера, то ли бывшего карьера. Как оно появилось? Никто из жителей города не знает этого, слишком много поколений сменилось и очень давно это было, но водоем показался их предкам столь привлекателен, что они отгородились от внешнего мира и воздвигли свой город плотным кольцом вокруг него! Остались только их дома и водяной колодец...

http://sd.uploads.ru/t/GtySf.jpg

Открыв глаза не в своей привычной комнате первое что я услышал это плеск воды. Удивленный, я вскочил с кровати и пошел на звук. Открыв большую двустворчатую стеклянную дверь я увидел его: прозрачные воды омывали здания, но плекс словно был не звуком а ощущениям. Вода была столько нереальна, будто бы была не обычной частичкой стихии, а живым отдельным миром, а город только его оболочкой. Была ночь и подводные рыбы и планктон мерцали, шмыгали туда сюда. Очарованный этим зрелищем, я взирал на противоположный берег, а точнее противоположную сторону кольца, на мерцающую воду. Сейчас я не могу сказать, что так свело меня с ума в том месте, однако, величие и сила, что исходила от водоема, покорила и меня, человека огня.
Чем дольше я стоял на том балконе, тем больше вещей я начинал осознавать. Я был уверен, что если я попытаюсь забраться на крышу и прыгнуть в сторону обратную водоему, я попаду в ничто, а точнее, я знал что там ничего нет. Я знал, что время здесь стоит на месте, а люди тут не стареют, просто когда приходит время они изчезают, а на их место приходят другие. Добровольные пленники этого мира проживали свою жизнь без хлопот и суеты, они были всегда сыты и сильны: стоило только окунутся в манящие воды и все твои потребности отходили на другой план. Ты снова был бодр, сыт и радостен. Магия, которой веяло от водоема, стала уже частью этого мира, она проникала и в существ пришедших туда. Маги воды приобретали там силы, небывалые и для наших умов, в частности моего, непостижимые, я бы даже сказал опасные!
Что же желают они там делают, если им ничего не нужно, просто тупо любуются водой?! И да и нет, скажу я вам. Пробыв там неделю, я успел узнать множество новых вещей. Часть из этих знаний к нашим реалиям не применимо, часть же я храню до лучших времен, некоторыми пользуюсь и теперь...
Знания приходили ко мне хаотично: одни сами по себе, как и понимание того мира, другие я прочитал в книгах найденных в своей комнате. Я общался с другими жителями, они имели разные формы и обличия, но все мы понимали друг друга, ведь мы и не говорили то толком, скорее общались телепатически. Я никогда так не любил воду как в том месте, но именно благодаря воде, я понял что я огонь. Спустя доолгое время мир больше не пытался "уговорить" меня остаться, наверное я сам не хотел уходит. Погружаясь глубоко, мне даже как будто не нужно было задерживать дыхание, я дышал как рыба. Мне нравилось нырять и плавать рядом со стайками рыб, смотреть в темную глубину, гадать что там... Однажды я пробыл в воде слишком долго, может день, может месяц, я не знал... но когда зашел в свой дом, я осознал что между пальцами у меня перепонки, а на спине есть плавник. Испуганный до чертиков, я запаниковал, даже сжег книжный шкаф...
Шкаф быстро потух, пропали и все рыбьи принадлежности... и я понял, что безумно хочу домой. Огонь напомнил мне кто я, откуда. Все что сгладилось и казалось не столь важным, вроде друзей и близких, моих чувств - все это вернулось, навалилось на меня. Я понял как скучаю за нашим миром, словно провел тут целую вечность. Я был испуган ноющей болью в груди, первым порывом было пойти и окунутся в воду, смыть эту боль и грусть, но я подавил его. Я знал, мир не убьет меня, не причинит вреда, просто я должен захотеть покинуть его! Утерев непрошеные слезы, я поднялся и ведомый интуицией и надеждой, я шагнул за дверь...

+1

20

"Рассказ Уолли наполнен чистотой. Прекрасной и целостной. Так можно рассказывать лишь о месте, которое считаешь своим дорогим домом, пусть и оставил его навсегда. Неужели в его ясных глазах действительно кроется столько знаний? Вечных, забытых и потерянных?": Стервятник всматривается в улыбчивого парня. "Сколько секретов ты хранишь? Как тяжек твой груз? Улыбаешься ли ты он радости знания? Или улыбка помогает тебе нести это карго?"
Тепло, которое он делит с Каей становится ощутимым и уютным. Стервятник прижимает дриаду чуть крепче.

Лили и Мая сидят рядом в совершенно одинаковых позах - поджав ноги и обхватив их руками. Полотенца не дают увидеть их купальников. Тёмные влажные волосы, высыхая, мило завиваются. Но их взгляды такие неопределённые, будто всё вокруг не имеет смысла.
- Твои истории всегда такие лёгкие... - говорит одна из сестёр мягким, мало эмоциональным голосом.
- От них всегда так тепло и приятно... - произносит другая с такой же интонацией.
- Слышу, - протягивает Джордан, поднимая голову. - нас сегодня ждёт новое откровение...
- Ты прав. - подтверждает девушка, принимая бутыль. Она отхлёбывает из неё и передаёт сестре. Её голос становится тягучим, бархатным и усталым. Будто девушке не около двадцати, а все сорок пять. Огоньки Уолли окрашиваются холодным голубым, как капли ночного осеннего дождя. - Прошло уже много времени, целая вечность с того дня.
- Со дня, когда Лили, я и Энн встретили Смерть. - продолжает вторая сестра. Так же печально. - Говорят, что Жнец для всех является в разном виде.
- В наш дом Смерть пришёл обычным далиром, облачённым в траур. С гордым вороном на плече.

http://s7.uploads.ru/t/rG0Wf.png

Сотни чёрных лент, закреплённых на старомодном плаще, вздымаются в потоках невидимого Лесного ветра. Недлинные бурые волосы огибают угловатое лицо, прямой острый нос смотрит в землю. В зеркальных круглых линзах очков отражаются ветви деревьев, проплывающих мимо. Тонкие, как две розовые нити, губы растянуты в скучающей улыбке. Бессмысленные глаза зияют двумя сапфировыми сферами.
У мужчины нет рук, только пустые плечевые суставы выпирают из худощавого тела. На одном из них сидит крупная и чёрная, как сажа, птица.
Туманная грань Леса с тихим треском разрывается и сапоги из мягкой кожи ступают на тусклый ковёр коридора в женское крыло старого-престарого дома.
На потрёпанных пыльных стенах видны несмываемые надписи и рисунки, тщетно скрываемые неуместными натюрмортами. Не все двери закрыты и из-за них доносится тихое сопение. Кое-где виден дрожащий свет крохотных свечек, так необходимых для чтения.
На перекрёстках коридоров стоят старые диваны, на одном из них тоже спит девушка, укутанная в клетчатый плед.

Смерть идёт мимо. Одинокий и незамеченный. Сапфировые глаза не смотрят по сторонам.
Он становится пред дверью с номером девяносто четыре. Чёрные ленты оборачиваются вокруг ручки, дверь открывается и Смерть ступает внутрь.
Три девушки, как три капельки дождя, спят на соседних кроватях. Лишь две из них дышат.
И каркнул ворон. И сомкнулся Лес на остывшем девичьем теле. Но не ждал Смерть, что две другие пойдут следом.
- Кто ты? - спрашивает кукла-марионетка.
- И что тебе нужно? - поддерживает её сестра. Такая же кукла.
Бледные струны, тянущиеся от каждого сустава, устремляются в туманное небо. Деревянные лица с шарнирными челюстями и разрисованными бесцветными глазами повёрнуты к пришельцу, деревянные тонкие ручки тянутся к нему.
- Я - Смерть. - умилённо произносит мужчина, разглядывая девочек-кукол своими сапфирами. - Я здесь, чтобы забрать третью марионетку.
- Энни! - хором вскрикивают куклы, синхронно и с грохотом падая на колени по обе стороны от сестры. Устрашающий звенящий хор вещает: - это сделал ты?
- Ну что вы? - любезно протягивает Смерть. - Её огонёк почти догорел. Я отнесу её туда, где она сможет тлеть и не умирать окончательно. - чёрные ленты оплетают тельце марионетки. - Вы же знали, что происходит...
- Это так. - соглашается одна из кукол, поднимаясь в полный рост.
Деревянное тело щёлкает в суставах. Открытый подвижный корпус куклы нельзя назвать хоть в какой-то мере женственным. Подразумевается наличие платья. Но его нет.
- Вам наверное очень жаль... - молвит Смерть. Мёртвая кукла зависает на лентах перед ним. - Как жаль...
- Но Энни не желала пустого существования! - говорит другая кукла, тоже вставая с мшистого пола.
- И что дальше? - вопрошает Смерть.
- Задуй её пламя. - хором отвечают куклы.
Молчание захватывает голос Смерти.
- Да будет так. - хрипит он, и кукла разламывается в мелкие крошки, ускользающие мимо тканевых лент в густую траву под сапогами мужчины.


- И Смерть ушёл, оставив кукол плакать нарисованными слезами. - завершает одна из сестёр общий рассказ.
- Трудный выбор сделан был. Полный сожалений и отчаяния.

Отредактировано Стервятник (20 Апр 2016 14:21:02)

0

21

Атмосфера у круга была такая, словно бы здесь собрались путешественники меж мирами. Проводником являлся новый рассказчик, Уолли немного помогал создать настроение с помощью света, а фантазия уносила на своих крыльях. Проводник вел путешественников до самого конца, давая им почувствовать себя в своей шкуре, ну или хотя бы представить, как это быть им.
Когда голоса близняшек сошли на нет, растворившись в ночи, Кая поняла, что если сейчас кто-то не поведет их в более теплое и дружелюбное место, ее сердце разорвется от боли. Слезы подступившие к глазам было тяжело сдерживать, только тепло плеча сидящего рядом Стервятника было будто якорь, удерживающий ее на плаву у реальности.
«Тепло! Вот что мне нужно, и не только мне, наверное.»
- Молодцы девочки, на меня будто повеяло могильным холодом… - отозвался Рени, но от чего-то его голос звучал жалко.
- А можно я попробую? – дриада все таки решилась повести за собой.
- Нужно, начинай Лесная девочка. – послышался все еще безжизненный голос одной из близняшек.
Зажмурившись на секунду и припомнив пару подробностей, Кая начала свой рассказ. Легенда, из рода нереальных, нездешних.

  Что может быть упоительнее любви? Только любовь к тому, кто создал это невероятное вечное чувство. – голос молодой дриады поменялся, стал более мягким, не таким звонким.
Огонь, что сожжет внутри тебя все лишнее и оставит только страсть, беспощадно пожирающую твое существо, твои мысли и стремления, оставляя по себе только похоть и наслаждение. Этот огонь и есть истинная сущность богини Хадур, великой и прекрасной…
Во времена, когда миры были разрозненны, и расы одного мира не догадывались о существовании рас другого, в солнечном мире, на материке Каракос, существовал культ Богини Хадур – Богини огня, страстной любви и похоти.
Служить Богине, а значит стать ее жрецом, мог только человек, не познавший радости плотской любви.
Раз в тридцать лет Хадур спускалась на землю, что бы помочь людям совладать со своей сущностью - с огнем страсти. Но воплощение богини было столь велико и непостижимо, что часть ее обращалась в камень и покоилась в месте, называемом Хадур-патир, что означало постель Хадур, а остальная часть разделялась на великое множество и бродила среди людей в людском обличии.
   В обязанности жрецов входило: помогать Богине сойти на земную твердь, оберегать ее каменную сущность от других людей и хранить тайну ее воплощений, а так же помогать Великой взойти обратно в поднебесье. Богиня не требовала жертв или подношений, ей просто нужна была чистая любовь человеческих созданий, которые синхронно произносили слова древней молитвы, взывающее к ней.
http://s9.uploads.ru/t/g0JEv.jpg
   Запреты, запретами, но не все могли посвятить свою жизнь служению, огонь, что притаился в каждом из нас, рано или поздно даст о себе знать, возьмет верх. Поколения сменяли друг друга, жрецы приходили и уходили, богиня занималась своим обычным промыслом.
   Однако, даже всемогущей Богине было суждено познать радости и горести созданного ею чувства…
Жрецы молились, опустив взгляд, и не без причины, сходящая с небес Хадур была столь прекрасна и всепоглощающа, что ни один человек не мог смотреть на ее лик без последствий для себя, великая радость и наслаждение наполняли его сердце, но сила этих переживаний была велика, что сердце не выдерживало и разрывалось. Не столь ужасная смерть, но все же смерть -смертью и остается.
   Жрец, имя которого растворилось в истории, только недавно принявший новый образ жизни, не выдержал и лишь на одно мгновение поднял свои очи на свою хозяйку, но и этого краткого мига хватило ему, чтобы оказаться на грани жизни и смерти, а сумасшедшей любви поселится в нем. Богиня заметившая нетипичное движение в кругах своих людей, заопасалась было, что снова кто-то нарушил запрет и теперь умирает, но все было как обычно и успокоившись она продолжила спускаться по закатному небу на земную твердь.
Влюбленный жрец, накрепко решил, что запомнит человеческие обращения Богини и найдет ее, добьется ее благосклонности. Так и вышло…
   После окончания ритуала, он отправился в путь, догонять свою возлюбленную. Первое ее воплощение он отыскал неподалеку: дева, в которую воплотилась Хадур, была миленькой, с рыжими волосами и веснушчатым улыбчивым лицом, она продавала цветы прохожим, приправляя каждый букет советом, шуткой или простой улыбкой.  Монах познакомился с ней, увлек ее и, спустя время, девушка поддалась пылкости молодого человека. После свершившейся близости Хадур осознала, что что-то было не правильно, не обычно. И осознала она, что при близости он звал ее не названным ею именем, а истинным. Озадаченная и растерянная, сбежала Богиня, как самая обычная девушка, пытающаяся подавить в своей душе ростки оживающей любви.
   Но то ли судьба выбрала это смертного, как инструмент, то ли он был не так прост, словом он находил и терял свою возлюбленную множество раз на протяжении 30 лет. За это время Хадур устала бежать от него и последние пять лет, забыв обо всех своих делах, просто наслаждалась маленькими радостями влюбленных.
Оставалось совсем немного времени, пришло время Богине отправится на покой. Терзаемая сожалениями, она все же приняла решение вернутся к своей обычной божественной жизни. Жрецу ничего не оставалось, кроме как принять ее выбор.
В назначенный день и час, бывший жрец пробрался в место восхождения. Он решил, что не хочет жить без нее, уж лучше умереть, взглянув в настоящее лицо своей любви, в последний раз…
   Жрецы молились, опустив взгляд, и не без причины, только вот впервые ничто не имело значение для Хадур, только ее разбитое сердце. Взгляну в еще раз на земную твердь в последний раз, она узрела… узрела, как ее возлюбленный умирает, простирая к ней руки. Не выдержав этого испытания, Хадур отказалась от своей силы, только ради того, чтобы ее любимый жил. Огромная волна прокатилась по миру, что-то изменилось, но пока люди не могли сказать что именно. Бывший жрец, попрощавшийся с жизнью очнулся от обморока, мягкая ладонь гладила его щеку, ошарашенный и неверящий, он прильнул губами к ее гладкой теплой коже. Это была она, настоящая, из плоти и крови, некогда великая богиня, теперь человек.

Отредактировано Кая (21 Апр 2016 15:38:45)

0

22

Много чувств кроется в рассказе дриады. Тепло. Великий Жар. Всепоглощающее Пламя. Обожествление самого земного проявления любви.
- С такой женщиной я бы встретился! - смеётся Уолли.
Пузатая бутыль оказывается в руках Стервятника. Чувствуя тёплое тело Каи и неопределённое прикосновение Тени к своему плечу, Максим вливает содержимое в себя. Очень крепкое.
- Теперь моя очередь. - решительно, но протяжно говорит он.
- Чем же ты нас удивишь? - воодушевлённо интересуется Ренолд.
Алкоголь размывает рамки вокруг старой мысли, давно забытой. Стервятник немного отстраняется от дриады, ведь история, которую он расскажет - лишь его. Его и Тени. Никому больше она не принадлежит. Но это не совсем настоящая история. Затянувшийся сон, иллюзия...
- Что происходит в жизни далира? - алкоголь сводит хрипоту голоса на бархат. Огоньки Уолли обретают странный жёлтый цвет. - Мы рождаемся, растём, заводим семьи. Но однажды мне довелось побывать в старинном Замке, обитатели которого не рождались и не приходили из других миров. Они - персонажи расстроенного ума, вдруг обретшие плоть. Да... Один из них помог мне вспомнить нечто важное...

http://s1.uploads.ru/t/QkdS7.jpg

Два юноши идут вперёд сквозь тернистые заросли. Но идут не просто куда-нибудь, а в особенное место - Колыбель Создателя.
Один молодой человек заметно прихрамывает на правую ногу. Светлые волосы раскачиваются в такт ходьбе и рассыпаются по узким плечам. Он одет в лёгкую серую майку, мешковатые штаны и обут в потёртые тапки. Горбатый нос высокомерно вздёрнут. На вид не старше пятнадцати. На некотором расстоянии от него, бесшумно ступает второй юноша. Чёрный силуэт без лица.
Светловолосый молодой человек резко замедляется. Лицо выражает молчаливое ликование.
- Похоже, мы нашли. - говорит он, обращаясь к Тени за своей спиной.

Те, кто виделся с создателем, утверждают, что находили путь к его обители в разных местах.
Один шаг разрывает грань реальности, перенося их в совершенно иное измерение. Отличное от привычного. Тяжёлое, холодное, недружелюбное и колючее.
Нога юноши опускается в траву, покрытою не то изморозью, не то пеплом. Под давлением ног, травинки ломаются и оседают на чёрную сырую землю. Краски вокруг сначала блекнут, а потом преобразуются в неуместно преувеличенную яркость. Деревья вокруг белы, на чёрном небе, затянутом белыми облаками, зияет жёлтое солнце. Тропа, по которой шли юноши, перетекает в каменный мост с невысокими бортиками. Он ведёт прямиком к бледному особняку, поросшему белыми растениями и затянутому плющом. Водяная гладь под мостом отдаёт пурпуром, а птицы, пролетающие в небе - краснее крови.
Светловолосый юноша толкает массивные сухие двери. С них тут же оседает облако бесцветной пыли и расстилается по камням. За тяжёлыми рамами кроется путь в тёмный холл, паркетный пол которого завален запачканными бумажными листами.

Молодой человек и Тень ступают внутрь особняка, стараясь сильно не шуметь. Но листья предательски шелестят под ногами хромающего юноши. Но сквозь эти звуки ему удаётся услышать нечто иное - музыку. Где-то в глубине дома кто-то играет на полурасстроенном рояле.
Ступая в бурый коридор, озарённый сквозь узкие окна жёлтыми лучами, товарищи рассматривают выцветшие картины на стенах. Они пусты. Зато рамки, вырезанные из дорогих пород деревьев, являются настоящим произведением искусства.
Неторопливая игра становится громче и вступает в полную силу лишь когда юноши попадают в просторную залу с красной плиткой на полу и зелёными обоями на стенах. На потолке - отверстие, перерастающее в стеклянный купол, открывающий вид на неестественное небо.
Музыкальный инструмент установлен в самом центре помещения на значительном возвышении. За ним никого нет - клавиши нажимаются сами. Только косые оранжевые лучи рушатся на место музыканта.
В других стенах тоже есть проходы в коридоры. Один из углов залы заставлен книжными полками и завален жёлтыми бумагами.
В совершенно противоположном углу обустроен маленький кабинет. Тяжёлый стол удерживает на себе металлическую печатную машину. Рядом с ней лежат три огромные папки разных цветов - синяя, чёрная и бежевая. У стен тоже стоят столы с какими-то рисунками и чертежами.

Длинные пальцы стремительно стучат по механическим клавишам, набирая строки текста на чистом листе бумаги.
Вовсе не таким пришедшие молодые люди представляли себе Создателя.
Это человек. Лет двадцати на вид, весьма упитанного телосложения и обладающий могучими руками. Он даже не замечает пришельцев. Он одет в тонкие штаны с вертикальными полосами по бокам и в синюю рубаху с коротким рукавом. Розовая кожа отнюдь не скрывает бледность лица, малоэмоциональные зелёно-карие глаза направляются то на бумагу, то на клавиши. При чём, один глаз посажен чуть ниже другого. Подбородок покрыт недельной бородой, ещё не достаточно густой для этого гордого названия. Недлинные сальные волосы неопрятно завиваются, а лицо блестит от не смытого жирного налёта.
- Вы... Создатель? - спрашивает светловолосый гость.
От неожиданного звука музыка рояля сбивается, а человек за столом нервно вздрагивает.
- О, да. - говорит он, вставая. - Не заметил, как вы пришли. Да, я - создатель.
- Я думал, ты будешь другим... - немного разочарованно произносит юноша.
- Ну, уж какой есть. - неловко улыбается тот. - Ты... А, ну конечно!
- Да! - поспешно подтверждает непонятно что юноша, шагая ближе.
Создатель же, не дождавшись его ответа, берёт папку бежевого цвета и быстро её просматривает.
- Что же ты хотел узнать? Зачем искал меня? - спрашивает он, отложив папку и скрепив пальцы рук в замок перед животом. - Ах да, идём на кухню. Я вас чем-нибудь угощу. - он поворачивается в сторону одного из коридоров.
- Мне... Не верится, что ты существуешь... - мямлит светловолосый юноша, ступая за собеседником. - Это правда, что ты меня придумал?
- Не совсем. - охотно отвечает Создатель. - Я придумал тебя, когда читал одну интересную книгу. А почему ты спрашиваешь?
- Просто это немного жутко. - объясняет юноша. - Страшно понять, что ты - выдумка. И весь твой мир - подделка.
- А вот тут ты не прав. - прерывает его Создатель, оборачиваясь и продолжая путь спиной вперёд. - Твой мир - не подделка, а такая же выдумка. Это не мешает ему быть настоящим для тебя.
- А мир тоже ты создал?
- Не-а. - протягивает Создатель, вновь ступая лицом вперёд. - Твой мир придумали другие. Такие же создатели, как и я.
- А те, что помогли мне сюда попасть? - тушуется юноша.
- Они - мои. Да. - Красные лучи из окон играют тенями от штор на округлом торсе Создателя. - Следовало ожидать, что они найдут путь ко мне. Вообще, я жду их со дня на день. Но у тебя, наверное, много вопросов. Задавай, не стесняйся.
- Почему с нами всё это произошло? - выкликает юноша, не подумав о неполноте высказывания.
- Таким я вас двоих создал для вашего мира.
- Почему с нами произошли те события? - уже чуть не кричит молодой человек, останавливаясь.
- Вы - мои персонажи. Я делаю многое, чтобы сделать вас интересными. - Создатель замирает, недовольство проявляется на мягком серьёзном лице. - Физические и психологические травмы - самый очевидный способ сделать персонажа глубже. Может, ты ещё спросишь, почему твоё имя - Максим? Я решил, что моему персонажу это подойдёт. Пойми, я управляю тобой. Каждый миг твоей сознательной и бессознательной жизни. Ты - под моим контролем. Давай! Удиви меня и устрой бунт!
- Это было бы бессмысленно. - огрызается юноша, всё же сдвигаясь с места. Тень следует за ним. - А наша встреча сейчас? Я тоже под твоим контролем?
- Я не знаю. - открыто произносит Создатель. - Наша встреча никогда не должна была происходить. Я не исключаю, что Сейчас нами кто-то управляет, как это делал я.
- Что? - недоуменно переспрашивает молодой человек. - Управляет?
- Ну конечно! - фыркает Создатель. Ведь вся твоя жизнь - тексты. Но раз ты тут, значит и это где-то прописано.
- Ты не знаешь, кто это может быть?
- Не представляю.
- И тебя это не заботит?
- Ни капли. - руки с длинными пальцами разводятся в стороны. - В конце концов, я тоже должен исполнять свою роль. Это происходит и сейчас. Я не должен думать о своём Создателе. Это, по идее, должно противоречить моему сюжету.
- Как ты можешь это знать и не думать?
- А что изменится, если буду? Вот, что тебе дала наша встреча?
Юноша молчит в ответ.
- Это совершенно бесполезное знание. Даже если я буду искать встречу со своим Создателем - я лишь нарвусь на очередной сюжет. Мне это надо? Всего лишь петля. Пойми, я тут в большей ловушке, чем ты. Все твои иллюзии свободы, радости выбора и восторг открытий... - Создатель заминается. - Проклятье! Как я тебе завидую... Но с другой стороны, я всегда был и навсегда останусь на роли автора. Того, кто прописывает события твоей жизни. И это проще, чем то, через что ты проходишь каждый день. А я после нашей встречи просто исчезну, растворюсь. Но Ты будешь знать, что я существую. Хотя бы в этот крохотный отрезок. Так помни же меня, мой дорогой персонаж! - коридор обрывается просторной кухней. - А теперь идём, у меня есть пряники. Правда, долго без упаковки лежали... Надеюсь, мы сможем их разгрызть...


- Долго мы ещё вели беседу с Создателем... - руки Тени крепче сжимают его плечи. - А потом мы оставили его и ещё раз найти не смогли. Джордан, в твоей истории Бог остался в умирающем мире. Как думаешь, что случилось с Создателем?
Но Джордан молчит.

Отредактировано Стервятник (22 Апр 2016 14:44:11)

0

23

Странным и пожалуй самым невероятным стал рассказ Стервятника. И наверное именно в него не очень то хотелось верить. "Интересно каково это чувство, знать что ты придуман кем-то, что твоя жизнь - чей-то росчерк пера?! И если он, может и все мы? "- Кае не нравятся эти тревожные мысли, которые могут увести ее на опасную, полную сожалений дорожку....
Когда Максим договорил волшебство кончилось, огоньки Уолли погасли, ребята превратились в обычных засыпающих далиров, будто огромный мыльный пузырь лопнул. Вопрос парня так и остался без ответа.
Единственное волшебство, которое стало открытием для Кленовой после того как свет погас, так это звездная россыпь. В лесу деревья зачастую закрывали звездное небо, на морском берегу же небо было чистое, глубокое. Однако, как бы не были хороши звезды дриада тоже хотела спать, редко она засиживалась до столь позднего времени, было около трех ночи, все таки она предпочитала просыпаться рано утром. Она сонно потирала глаза и боролась с собой, чтобы не задремать сидя.
- Кажется можно и вздремнуть - сонно бормочет Жули.
- Как не парадоксально, но я тебя поддерживаю. - отозвался Джордан. - Я предвидел подобное и взял одеяла, правда теперь у меня на всех не хватит.
Джонатан рылся с своей походной сумке, извлекая содержимое. Удивительно, но на морском берегу было холоднее чем в лесу и Кая была тоже не прочь укрыться под чем-то теплым...
Дриада, задремала и слышала следующий диалог как-будто вдалеке, через толщу воды:
- У меня только три, ребят.
- Я могу и не укрываться мне не холодно. - спокойно отозвался Уолли.
- Главное девочек укрыть. - это голос Рени.
- Спасибо, - голос одной из близняшек.
- Ох, как я замерзла то, только сейчас заметила... - Жули.
- Сегодня без огня, сама понимаешь. - Уолли намекает на Каю, хотя даже через толщу сонной грезы,  Кая понимает что в его голосе нет упрека.
- Рени, ты со мной?
- Да. - просто отвечает Ренолд на приглашение Жули...

Кая чувствует как кто-то накрывает ее чем-то теплым. Похоже, что ей повезло и последнее одеяло досталось ей. Она не помнит, как приняла горизонтальное положение. Скорее всего это Стервятник позаботился, больше некому, она хотела бы сказать спасибо, но тело отказывается просыпаться. Дриада вздыхает, последнее чувство, которое она осознает перед тем как окончательно провалится в сон, теплая спина парня касающаяся ее спины. От него так же как и от нее пахнет травами, лесом, землей...
http://s2.uploads.ru/t/qTb7I.jpg

Отредактировано Кая (8 Май 2016 13:26:56)

0

24

Футоны, которые раздал Джордан - превосходная вещь. На одной стороне лежишь, другой - укрываешься. Ведь земля ещё холодная.
Стервятнику не спится. Земля слишком близко.
Кая, уже уснувшая рядом с ним, тихо сопит. Её грудная клетка мерно вздымается.
В ночной тишине лишь едва слышимый прибой разбавляет покой дремлющего мира.
На соседних футонах спят сёстры-близняшки. С другой стороны - отдыхают в обнимку Ренолд и Жули. Джордана и Уолли не видно в траве. Может, их тут и нет вовсе.

Максим переворачивается на спину. Все эти звёзды, что видны сквозь ветви, так ярки на безоблачном чёрном небе. Именно их забыл нарисовать древний маг Механического измерения. Среди них затерялись бы нити сестёр-марионеток. Где-то там есть звёздное озеро самой жизни. Всё это - лишь пыльца отцветшего папоротника. Может, одна звёздочка - на самом деле банка, в которой сидит грустный дракон? Четыре из них - это глаза старого Ворона и Смерти, который плетёт полотно из чёрных лент в память о Богине Любви... А может, звёзды - всего лишь отражения в блестящих клавишах печатающей машинки Создателя?

Спать всё ещё не хочется. Осторожно поднявшись, Стервятник лучше укрывает Каю покрывалом. Тень остаётся сидеть под деревом возле неё, а цветовод - углубляется в Лес.
Деревья привычно раздвигаются и меж ними прорастают новые. Густой белый туман тут же заполняет пространство.
Неожиданностью для цветовода оказывается жизнерадостный рассказ Уолли:
- А неделю назад он... - его голос надламывается и прерывается, как только на просторной поляне появляется большая птица. Впрочем, напор к нему тот час же возвращается: - Вот так неожиданность!
На просторной поляне высится большая рыжая белка. Она не выше обычного человека, но Стервятник значительно крупнее. В идеальном оранжевом меху же проскальзываю пламенные искры горячей сущности. Уолли стоит на задних лапах и за его спиной величественно колышется пушистый хвост, размерами превосходящий обладателя. Торчащие уши с кисточками навострены, а цепкие пальцы подвижных передних лап сложены в далирской манере.
- Я ждал этого. - скептически заявляет шипящий голос сверху.
Чёрное длинное тело медленно скользит меж ветвей. Чешуя блестит в рассеянном свете. Могучие кольца вьются вокруг поляны. Огромная змеиная морда медленно опускается к земле. Капюшон совершенно расслаблен и от того едва заметен. В пасти этой чёрной кобры Стервятник поместится без проблем.
Серебристые глаза испещрены едва заметным геометрически правильным узором, сходящимся к вертикальным, истинно чёрным зрачкам.
- Стервятник, - произносит Джордан в некотором замешательстве. - Ты же - коршун.
- Верно. - говорит Максим, не чувствуя риска быть поглощённым. - Уж как прозвали...
- А-а! - протягивает Уолли, запрыгивая на голову кобре. - Вечно эти прозвища соответствуют действительности только частично.
- Да вообще не соответствуют! - спешно опровергает его Джордан, но не прогоняя товарища с себя. Змей фыркает. - Я, например, звался Тучей.
- Тебя-то Тучей не назвать? - искренне изумляется Уолли, сползая с макушки кобры на нос. Его голос звучит совершенно без искажений. - Ты - воплощение вселенских бурь!
Удивительно, но тут, в Лесу, отношения между Уолли и Джорданом кажутся куда теплее, чем в обыденности. Хотя и сам факт горячей дружбы между змеёй и белкой - сомнителен.
- Уолли, а тебя как звали? - любопытствует Стервятник, запрыгивая толстую ветку массивного дерева.
- Зайльдо. - говорит белка весьма мрачно.
- А почему ты оставил прозвище? - шипит Джордан, поднимаясь на уровень собеседника.
- Сросся с ней слишком крепко.
- Понимаю.
Сущностей вокруг нет. Видимо, присутствие Джордана всех распугало. Между деревьями мелькает силуэт Тени.
- Слушай! - вдруг оживляется Уолли, устраиваясь поудобнее не голове кобры. - А я про тебя истории слышал! От старших.
- Что же про меня говорят? - интересуется Стервятник, склоняя голову на бок.
- Что тебя чморил варвар, и в один момент ты решил отомстить и вырвал ему глаза. - повествует Уолли с нездоровым энтузиазмом.
- Ещё тебе приписывают исчезновение одногруппника, которого тоже тот варвар потрепал. - поддерживает его кобра.
- Всё это - чистая правда. - с некой гордостью подтверждает Стервятник.
- Оу... - вырывается у белки. - Не думал, что это так и есть...
- Я говорил. - фыркает Джордан.
- Но именно благодаря варвару я и попал сюда в первый раз.
- Как это у тебя было? - спрашивает Уолли.
- Он раздробил мне колено. А очнулся я уже в Лесу. - большая птица поправляет перья. - Моему дорогому другу он переломал позвоночник. И тогда он принял решение, что Лес станет для него почти всем. С тех пор Тень является тенью во всех смыслах.
- Я в первый раз попал в Лес, когда мучился бессонницей. - продолжает эстафету Джордан. - Ворочался, ворочался, потом изо всех сил попытался уснуть, и провалился сюда.
- А мой первый раз - это озеро, о котором я рассказывал. - говорит Уолли без былого задора. - Только потом я понял, что могу углубляться.
Оба товарища уже заметили Тень, подпирающего спиной одно из деревьев. Но ни один ничего не сказал.
- А как ты сошёлся с этой дриадой? - вопрошает белка.
- Я думал, они только по своим лесам сидят.
- Совершенно случайная встреча. Я нашёл сон-траву, а Кая нашла меня.
- Кто она тебе? - шипит кобра, приближая морду к Стервятнику.
- Мы познакомились только сегодня. - довольно холодно хрипит Максим.
- А выглядите близкими далирами. - протягивает Уолли, голосом на что-то намекая.
- На родственников вы похожи. - заявляет Джордан. Прямо и в лоб.
И поспорить Стервятник не может. Но быть не братом и сестрой, а парой, было бы здорово.
- Слушай... - протягивает Уолли. - Дриады же рождаются из деревьев. - он замолкает, подбирая слова. - Как думаешь, у неё есть...
Договорить ему не даёт Джордан, резко мотнув головой. От этого Уолли подлетает в воздух.
- Да отстань ты! - возмущается белка по приземлению. - Мы - взрослые далиры! Так вот... тогда по другому... - он вновь обращается к Стервятнику. - У неё есть необходимое для человекоподобного рождения детей?
- Уолли! - строго шипит Джордан. - Размножение других рас нас не особо касается.
- Всего лишь анатомия! - спешит его заверить рыжий грызун. - И потом, этот вопрос может здорово повлиять на отношение нашего нового друга! - он совершает круговые движения лапами. - Ну ты понима-аешь.
- Любопытная мысль... - на полном серьёзе протягивает Стервятник, решая для себя всё выяснить.

Посиделки в Лесу вскоре кончаются и Стервятник возвращается футон к Кае. Для решения последнего вопроса сейчас ещё слишком темно, но дриада спит так мирно и определённо ничего не почувствует... Всё же, решение откладывается до лучших времён.
Самое красивое время - полпятого утра. Ещё темного неба касаются первые солнечные лучи и окрашивают облака в розовый цвет.  С трудом, но Стервятник засыпает, хоть и планировал из Леса забраться повыше и уснуть в ветвях. С Каей теплее.

0

25

Кая проснулась от ощущения щекотки, ее лица и носа, в частности, касалось что-то мягкое и колющееся одновременно. Девушка немного отодвинула лицо и облегченно вздохнула. Мир вокруг нее уже давно не спал, солнце встало час или два назад, но Кая так не выспалась, что попыталась не реагировать и подремать еще чуточку. Было тепло и очень уютно, словно бы она была дома, с Яном. Мысль, что она далеко от дома, заставила ее веки приоткрыться, чтобы полюбопытствовать, чем вызвано это чувство. Дриада лежала по левую руку от Стервятника, обвивая его руками и ногами, словно бы спала на дереве. Ее туника странным образом сбилась на бок: обнажая левое плечо и ноги.
«Не уверена, что ему было удобно так спать… - пронеслось в голове дриады.  – Хотя это первый случай на моей памяти, когда мне приходится спать с кем-то в такой же непосредственной близости, как и с Яном.»
Освободив Максима от плена своих рук и ног, Кая устроилась рядом. Высунув голову из-под одеяла, она огляделась по сторонам: близняшки укрывшись с головой пока не подавали признаков пробуждения, Жули и Рени тоже спят в обнимку, немного в стороне, Уолли с Джорданом на поляне не видно…
Одеяла добытые Джорданом оказались невероятно теплыми, хотя может близость живого далира давала ощущение тепла и уюта в прохладном, еще утреннем воздухе. Одеяло скрывало не слишком приличный для общества вид Каи. Она помнила, как смутилась Жули, хотя они вроде как были одного пола. А Максима ее нагота не смущала… Перевернувшись на другой бок, девушка заинтересованно уставилась на парня, удивительно, но так и не проснувшегося от ее возни. Его мягкие светлый волосы разметались по внутренней стороне одеяла, наверное, именно из-за них она и проснулась. Его спящее лицо были спокойно, как природа в полдень: на его расслабленном лбу, не появлялись морщинки беспокойства или подозрения, словно бы небо, на котором не было облаков, и она сияло своей глубокой голубизной; расслабленный рот обрамляли губы, более пухлые, нежели днем, хотя их уголки были так же опущены вниз.
Дриада хмыкнула: «И все-таки, ты тоже не совсем обычный, даже для этой странной компании…»
Сново перевернувшись на спину, Кая уставилась в сторону моря. Небольшие волны лизали песок, стирая всякие неровности и заодно оставляя свои дары: ракушки, камешки… Все таки не удержавшись от соблазна, далир выбралась из под одеяла, осторожно укрыла Максима, ограждая его от утреннего воздуха. Приведя свою одежду в порядок, она поначалу вздрагивала от контраста теплого одеяла и утреннего морского бриза, но потом привычка дала о себе знать, она перестала мерзнуть и направила свои стопы прибою.
Множество ракушек было смешано тут, как драгоценности в шкатулке богатой лейны, перламутровые, в прошлом, домики мидий, матовые – домики маленьких моллюсков… Разноцветные камушки от больших до маленьких самых разных размеров и расцветок, каждый со своей историей и происхождением…
Кая понимала, что не может набрать кучу ракушек, увы они были ей без надобности, но что-то взять с собой хотелось. Поэтому она бродила и рассматривала сокровища морского берега, чтобы найти, что-то что будет напоминать ей об этом путешествии. Наконец, ей попалась большая раковина, чуть больше ладони размером, внутри совершенно белоснежная, а снаружи покрытая забавными разводами: серыми и голубоватыми. Ракушка была похожа на половинку раковины устрицы жемчужницы.
«Если что можно использовать как сосуд…»
- Кааая! – это был голос Уолли. – Мы собираемся потихоньку, но остались вчерашние бутерброды, будешь завтракать?
Девушка обернулась и поняла, что все уже повставали и понемногу сворачивают лагерь. Довольная, что успела найти необходимое до того, как нужно будет уходить, улыбаясь она пошла на встречу к Уолли.
- Спасибо, но я вроде бы не голодная. Вот попить, это бы я с радостью.
- Сушнячок? – задорно поинтересовался парень, но видя недоуменное выражение на лице новой знакомой, махнул рукой и продолжил. – Как спалось?
- Хорошо, спасибо большое Джордану, его одеяла настоящее спасение! – искренне ответила Кая, не замечая намека. После паузы она продолжила  – Ничего если я кое что про Ренолда и Жули спрошу?
- Спрашивай.
- А у них на всю жизнь, или они вместе потому что пришло время размножатся?
Уолли поперхнулся и расширившимися глазами посмотрел на Каю.
- У них по любви. – кое как нашелся, что ответить парень и радуясь, что они дошли до лагеря, покинул недоуменную дриаду.
На пути ему попался Стервятник как раз смотревший в их сторону:
- Держись дружище. – сказал он и хлопнув его по плечу и отправился к бутербродам, которые намедни предлагал Кайе.
Озадаченная, девушка подошла следом к Стервятнику. В ее мыслях любовь и размножение, как-то не стыковались. Ранее ее эти вопросы, просто не интересовали, поэтому она не спрашивала Яна и не особо всматривалась в отношения тех же нимф. Любопытство стоило ей пошатнувшегося равновесия взглядов. Пообещав себе, что все выяснит, пусть и немного позднее…
- Доброе утро, как спалось? – вежливо поинтересовалась она у Максима, и выслушав его ответ немного приглушив голос добавила, - Ничего если мы отправимся в Лес, я давно не была дома?

Отредактировано Кая (8 Май 2016 13:22:29)

0

26

Предательски яркое солнце впивается в глаза сквозь веки, а влажный прохладный воздух холодит лицо. Высокие травинки преграждают ослепительные лучи и отбрасывают дрожащие тени.
Глаза открываются с трудом. Пред ними предстаёт небо, на половину затянутое серыми тучами. Не нарушая блаженного расслабленного состояния, Максим садится в постели и упирается руками в футон сзади. Рубаха, в которой спал Стервятник, теперь безнадёжно помята, а светлые волосы кое-где спутались. Каи рядом нет.
- Утречка. - доброжелательно говорит Ренолд, помогая Жули собирать футон. Она тоже заметила пробуждение вчерашнего нового знакомого.
- Доброе утро. - хрипло протягивает всё ещё сонный Стервятник, отчаянно сражаясь с желанием никогда не вылезать из тёплого футона.
Близняшки Лили и Мая в компании невыспавшегося Джордана прибираются на клетчатом пледе, оставляя только ещё съедобные питьё, бутерброды и ингредиенты для оных.
Тень недалеко от них сидит под деревом скрестив ноги.
- Держись дружище. - звучит со стороны голос Уолли, и его рука сокрушает расслабленное плечо цветовода.
- И тебе привет. - беззлобно произносит Стервятник.
Ветер треплет зелёные деревья и сочную траву. Облака несутся по небу с огромной скоростью, будто они - пена шумящего прибоя.
- Доброе утро, как спалось? - спрашивает Кая, пришедшая вслед за Уолли. Солнце, только отрывающееся от горизонта, находится у неё за спиной и жёлтые лучи теряются в алых волосах дриады, превращая их в вечно пылающий факел. Яркий и тёплый.
- Спал, как убитый. - благодатно признаётся Максим, любуясь дриадой. Ни снов, ни их обрывков он не помнит.
Он уже набирает воздух в лёгкие, чтобы спросить дриаду о том же, но Кая опережает цветовода:
- Ничего если мы отправимся в Лес, я давно не была дома? - спрашивает она подавленным тоном.
- Конечно. - заверяет её Стервятник и, поднимаясь с постели, дополняет: - Давай сначала хоть уберёмся...
Ноги опускаются в сапоги, а тело закрывает чёрный камзол, сырой от ночной влаги. Цветовод ёжится. Солнце ещё не успело нагреть воздух.
Расправить и свернуть футон вдвоём - дело элементарное.
- Ладно, друзья. - произносит Максим, представая перед компанией, сидящей вокруг очередного импровизированного . - Нам уже пора идти. Спасибо вам за гостеприимство.
- А покушать? - недоумевает Жули, указывая на бутерброды.
- Не заставляй. - хмыкает Ренолд. - Это мы свободные. А у далиров дела ещё есть.
- Да, магазин открывать. Кстати! - вспоминает Стервятник, мысленно благодаря добряка Рени. - Если будете в Кипсбурге - заходите в мою лавку.
Джордан внимательно записывает называемый адрес на салфетке.
- Мы с Уолли из Кипа. - говорит он. - Обязательно зайдём.
- Удачи вам! - излишне оживлённо кричит Уолли, подмигивая голубым глазом.
- Пока! - хором протягивают близняшки, синхронно водя руками по воздуху.
- Приятно было вас встретить! - Жули улыбается ещё более лучезарно, чем прежде.
Тень, наблюдавший за прощанием со стороны, встаёт и, как всегда, ретируется за спину цветовода.
Тот же, дождавшись готовности Каи, Погружается в Лес.
- Это было здорово. - размышляет он вслух, подставляя пламенноволосой дриаде спину. - Мир тесен... Куда тебя отнести? - спрашивает он, отталкиваясь от земли и взмахивая могучими пёстрыми крыльями. Море травы остаётся далеко позади.
Яркие сущности разлетаются в стороны в страхе перед огромным коршуном. Как всегда, спастись удаётся не всем.
- Не хочешь как-нибудь встретиться снова? - хрипло интересуется он, скользя над высокими деревьями в туманных толщах.  - Мне очень нравится твоя компания. - Стервятник не рассусоливает попусту. Ведь Кая - девушка видная. - Я буду рад видеть тебя вновь.

Отредактировано Стервятник (14 Май 2016 04:43:54)

0

27

Встречи. Они всегда не случайны. Перед тем как обычный мир истирается на глазах, Кая успевает бросить мимолетный взгляд на ребят. Ей даже кажется, что за эту ночь они стали ближе, и возможно, она даже будет скучать за ними. Благодаря им она встретилась с двумя своими страхами. Один даже поборола! За одну ночь она сумела побывать сразу в множестве миров. Узнать так много, почувствовать так много… О, одно она знала точно, что не забудет этих мгновений! И все благодаря ее спутнику.
Стервятник будто бы чувствовал ее настроение. Когда она предложила отправится домой, он не возражал и не задавал глупых вопрос, согласился.
Кая с теплотой в груди посмотрела на Максима, который уже стал огромным коршуном. Прежде чем сесть ему на спину, дриада провела ладонью по мягким маховым перьям. Ей хотелось сделать это еще вчера, но еще вчера это было бы неловко, не к месту.
Наконец Кая забралась на спину к Стервятнику и крепко схватилась за перья, все еще боясь упасть.
- Это было здорово. - размышляет он вслух.
- Не смотря на некоторые беспокойства исходившие от меня, это было по-настоящему здорово!
- Мир тесен... Куда тебя отнести? – голос птицы хриплый, глубокий.
Странно, раньше Кая не обращала на это внимание, но от него у нее появлялись мурашки по коже.
- Я была бы не против, если бы мы оказались там, где встретились. – мысль о том, что она могла запросто раэтироватся прямо с пляжа к Яну пришла ей только тогда, когда Максим спросил куда ей нужно. – Ведь ты должен представлять где хочешь очутится…
Коршун взмывает в высь, оставляя землю внизу. Яркие сущности пугаются ее, пытаются убежать. Кая ловит одну и держит в ладошках, есть мысль поесть, но дриада не может себя заставить и просто отпускает светящийся желейный шарик… Пейзаж как-то медленно, но  неуловимо меняется: пропало море травы и появилась равнина вся исчерченная маленькими ручейками, они были очень упорядоченными и складывались в какой-то рисунок. Немного присмотревшись Кая даже разглядела его – цветок лотоса.
- Не хочешь как-нибудь встретиться снова? – снова отзывается птица.  - Мне очень нравится твоя компания. Я буду рад видеть тебя вновь.
«Я надеялась на встречу. Хотела ее.» - щеки Каи становятся чуть темнее, ей сново неловко.
- Я с радостью с тобой встречусь снова. Я действительно рада что мы познакомились с тобой. Ты столько для меня сделал, словами не описать как я тебе благодарна. – тараторит дриада. – Спасибо тебе, за море, и за тех ребят… и за этот Лес, куда ты меня привел. – ее голос сникает и она обнимает птицу за шею. Быть просто рядом спокойно, уютно, да просто замечательно!
- Знаешь, мы могли бы встретится все в той же ложбине.  Там хорошо в полуденные часы. Косые лучи падают на земь и теряются в кустиках сон травы. Там растут пахучие кустарники… Словом там во всех отношениях хорошо!
«И главное, я быстро дойду до туда!»
Речушная долина сменилась озером, большим пребольшим и прямиком из воды росли деревья. Высокие, разлатые как зонтичные клены, только листья на них были сплошь белые, больше похожие на крылья бабочек. А в воде такое многообразие цветных рыбок, словно бы полевые цветы обратились ими. А может так оно и было.
Ведь еще немного и они будут на месте. Прошло ровно пять взмахов больших крыльев и коршун начал снижаться. Но не плавно, как в прошлый раз, а стремительно, от чего и так парящие волосы Каи растрепались во все стороны. Это было столь страшно, необычно и замечательно, одновременно, что не удержавшись дриада издала протяжный клич.
Однако, все хорошее рано или поздно кончается. Свободное падение сходит на нет в плавный круг среди деревьев. Наконец Стервятник садится на ветку, а Кая осторожно покидает уже полюбившееся место на его спине и внимательно рассматривает желтые глаза.

0

28

--} Сонная ложбина

0


Вы здесь » AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара » Архив с игровыми эпизодами » Лесной пляж (2-3 Рохнас 2759)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC