AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Под пологом прошлого

Сообщений 31 страница 50 из 50

1

http://tesall.ru/media/uploads/w03a3_big.png
Действующие лица:  Нимрауг Адумшатар Дагал Даг-Менэг’Рошир и Ниминдиль, дочь Алдур'Тара, воина Кассанэля.
Дата: начало Третьей эпохи
Место: Бейлин
Описание: эта история едва ли сохранилась даже на страницах книг, исписанных преданиями и легендами. В те времена, когда мрак обладал собственной волей, а тени были живыми и опасными, в мир пришел Воин, способный прогнать тьму и навеки запереть её вдали от Айденвилля. Годы шли, и его борьба против демонов продолжалась. В это время в родном городе его терпеливо ждала его единственная дочь, прекрасная и нежная эльфийка Ниминдиль. Воин и не подозревал, что пока он был далеко, его самый страшный враг ступил на порог его собственного дома.

+1

31

Ладонь коснулась его щеки, и Нимрауг покорно закрыл глаза.
И почувствовал, как изнутри чужеродное, неестественное для демона тепло буквально взрывается вихрем огня и переполняет его до краев. Нестерпимый зной, казалось, обжигал каждую частицу, но Принц даже не дрогнул и не вздохнул, поглощая сладкую, упоительную агонию и пряча её внутри. Что с ним произошло, почему всё изменилось - оставалось для него неизвестным, но то, что перед ним стояла та, что вручала ему свою душу, кротко и трепетно, не из тщеславия или мести, а по любви... Это было правдой, хоть и трудной для принятия, но всё-таки правдой.
Помедлив, Нимрауг открыл глаза и посмотрел на Ниминдиль. Она дрожала и сияла, как отражение луны на изменчивой водной глади. Удивительно, но сейчас Белый Демон чувствовал её немного по-другому - неуловимые, едва заметные изменения, но они чувствовались. Кроткая, такая открытая, доверчивая малышка произнесла необходимые ключевые слова, и демон мог просто протянуть руку и забрать этот трепетный, дрожащий огонёк, сжать его в руке и навсегда заточить под властью своей воли. Так мог бы сделать любой демон на его месте, но не Адумшатар Нимрауг.
Это было слишком дорогое сокровище.
Опустив глаза, демон взял ладонь девы в свою и, на мгновение, не поверил самому себе: тепло её прикосновения перестало жечь, словно... Словно его собственная ладонь источала почти такое же, пусть ещё и слишком слабое тепло. Вновь взглянув в глаза Ниминдиль, Нимрауг наконец, впервые за сегодняшний вечер, нежно улыбнулся ей, привлекая эльфийку ближе к себе.
- Твой дар непередаваемо щедр, Асшан Надалиие, - выдохнул он, и в его извечно беспредельно ровном тоне проскочила тень мольбы.
- Я буду хранить его ценой своей жизни. Не смотря ни на что.
Свободной ладонью он погладил струящиеся, волнистые золотые пряди, заблестевшие в неверном свете.
- Я видел бесконечно много, и мне ведомо сокрытое... но то, чему ты научила меня - самое удивительное.
Он прикрыл глаза, опустил голову, касаясь лба эльфийки, и замер с тихой улыбкой, проводя ладонью по упоительно длинным волосам смертной, наслаждаясь такими драгоценными и так стремительно ускользающими мгновениями близости.

[NIC]Нимрауг Адумшатар[/NIC]
[STA]Дагал Даг-Менэг’Рошир[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/iKZPX.png[/AVA]

+2

32

Мгновения подобно песчинкам, просачивающимся сквозь пальцы, ускользали, оставляя за собой след из сильных и необъятных чувств, прекрасных и полыхающих неукротимым пламенем. Мгновения, они так коротки, но разве истинная жизнь не состоит именно из мгновений, ярких мгновений, подобно этому? Если истинная любовь и существует где-нибудь в мирах, во вселенной, то это была именно она, всепоглощающая, окутывающая и властная, способная поработить как сердце смертной, так и проникнуть в душу существа сотканного из тьмы и холода.
Слова демона были слишком сильными и серьезными, он принимал ответственность за это, и Ниминдиль искренне верила ему, ведь лишь вера и любовь вели ее по этой опасной дороге своего счастья.
Хотелось чтобы время остановилось, и мгновение навсегда осталось между ними, чтобы не наступал рассвет, возвещающий о расставании, и чтобы всегда были звезды над головой, дабы вечно купаться в лучах Лунь и Галуры. Душа эльфийки трепетала, и казалось ее ночной гость более не был таким холодным, как ранее. Он не бездушен. Дочь Алдур'Тара прижалась к нему сильнее, боясь, что все же этот миг закончиться слишком быстро, растает подобно льдинке под палящими лучами Солнца.
- Я ничему не учила тебя, - проговорила Ниминдиль, прикрывая глаза,- Ты просто удивителен, сам по себе. Я просто показала это. - Она тихо вздохнула,- Я не хочу, чтобы ты пострадал из-за меня. Я знаю, что мне грозит за мою любовь, и мне не страшно.
Эльфийка понимала все, и пыталась признать то, что действительно может сделать с ней ее отец, когда узнает об этом. Алдур'Тар искренне любил свою дочь, но она прекрасно знала, что справедливость и честь ему будет куда важнее, жизни Ниминдиль, и если не своими руками, то руками суда он отправит непокорную к Хадиэль.
Она мягко провела пальцами по его руке, и тихо проговорила, не единожды восстанавливая в своей памяти моменты происходившие сейчас. Она улыбнулась, не открывая глаз, и тихо прошептала:
- У тебя красивая улыбка.
[NIC]Ниминдиль[/NIC]
[STA]дочь Алдур'Тара, воина Кассанэля[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/Y7lbi.png[/AVA]

+2

33

Она не боялась - и он не боялся. Они с самого начала знали, какой им уготован конец, но то, ради чего Нимрауг продолжал приходить ночами к Ниминдиль, было сильнее, достойнее жизни, чем страх. Невероятное, невозможное - так считал каждый, но здесь, заключенная в объятьях между двух душ, истинная любовь была настоящей. Тайная, пламенная, нестерпимо нежная.
Белый Демон ощущал, как сущность Ниминдиль согревает его, доводя до безумия своей теплотой, такой родной - единственной во всей Вселенной. Сколь он ни блуждал между мирами, сколь не танцевал во мраке с сынами бездны и сколь не пел, воплощая во тьме отражения своих творений, он не был так счастлив и так... полон, как в эти мгновения. А от того боль расставания, пусть и короткого, становилась нестерпимой пыткой.
Слова девы глубоко задели разум демона. Ниминдиль боялась исключительно за него, но с покорностью принимала свою судьбу. Жадный, властный Адумшатар не мог смириться с этим: неспособный явиться днем, он оберегал Ниминдиль лишь от Мрака, бессильный в смертном мире Айденвилля, а от того снедаемый бесконечными тревогами. Он хотел разделить Вечность рядом с ней, сохранив родной для неё мир нетронутым, но сейчас это было недостижимо, и Белый Демон всеми силами скрывал свою ярость. Если бы только они могли остаться вместе, вне миров и их суетных дрязг...
Их жизням скоро придет конец, и это неизбежно. Но Принц Бездны знал, как они смогут избежать вечного Забвения.
Нимрауг опустил голову, закрывая глаза, и непроизвольно выдохнул, скрывая легкую тень удивления.
- Благодарю... Я пытался изобразить подобие твоей красоты, и рад, что тебе понравилось.
[NIC]Нимрауг Адумшатар[/NIC]
[STA]Дагал Даг-Менэг’Рошир[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/iKZPX.png[/AVA]

от Анхен и для Анхен, чтобы не забыла под что читать


+1

34

http://s6.uploads.ru/AGnvy.png

Бейлин преобразился, превратившись в один большой парад танцующих цветных колдовских огней. Магические шары сновали по улицам, оставляя за собой разноцветные дымки, переплетающиеся между собой и растворяющимися в воздухе принимая всевозможные формы и оттенки.
Разноцветные костры украшали каждый угол города, горя синими, зелеными, желтыми и другими мыслимыми и не мыслимыми цветами. Особо искусные маги смогли сотворить пламя переливающиеся всеми цветами радуги.
Ленты с цветами украсили деревья и дома в городе, а фонтаны наполнились вином, которое стремительно исчезало во ртах горожан, надевших свои лучшие хоньфу, расшитые на разные лады и мотивы. Все это говорило о том, что наступил праздник летнего Светилостояния, праздник Кассанеля, и не оставил никого равнодушным, вселив в сердца далиров радость и веселье.
Праздник Кассанеля, напрямую коснулся семьи Алдур’Тара, война божества, сражающегося с тьмой, поэтому дом отца Ниминдиль стал центром празднеств, а именно сад стал центром торжества, наполнившись цветами и множеством уважаемых эльфов. Слуги дома, несколько кругов готовили это событие, щепетильно подходя к каждой мелочи, начиная от подбора оркестра, с которыми удалось сыграть Ниминдиль, и заканчивая закусками и лентами.
Как только тьма заволокла округу, в небо из тридцати пушек полетели заряды фейерверков, оглушая округу и разбиваясь в воздухе на множество искорок, принимающих причудливые формы.
Ниминдиль была счастлива, и не только по тому, что искренне любила эту праздничную неделю, но и потому что ее душа цвела и пела, переполняемая сильным чувством. Эльфийка изрядно захмелела, ибо вино в фонтане сада пришлось деве весьма по душе, и сейчас она радостно кружила в танцах с другими молодыми и незамужними эльфийками. Дочь Алдур’Тара смеялась с подружками, которые заметили разительные изменения в Ниминдиль.
Первые гости начали уходить, и все слуги выдохнув поспешили покинуть в дом и направиться в сад, дабы убрать последствия праздника. Ночь уже полностью овладела пространством, но тишина не будет править этой ночью, сегодня время гуляний, время нового рассвета, время перемен. Выждав нужного момента, Ниминдиль затерялась в саду, пропадая с глаз ото всех, просачиваясь сквозь деревья и стремясь попасть в свою комнату. Ярко зеленое хоньфу, расшитое ветками цветущего дерево, облегало нежную фигурку эльфийки, и шелк наряда нежно поблескивал в лучах Луни. Дева стремительно пересекала сад, минуя всех дорожек, и все же вышла к входу в дом. Придерживая гладкую и прохладную ткань, эльфийка поднялась к себе в комнату, и стоило ключу закрыть дверь, Ниминдиль спеша стала вытаскивать всевозможные заколки и украшения из волос, давая золотистому водопаду свободно падать на плечи и спину.
Как же она ждала наступления ночи, и как же она хотела оказаться в своей комнате….
[NIC]Ниминдиль[/NIC]
[STA]дочь Алдур'Тара, воина Кассанэля[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/Y7lbi.png[/AVA]

+1

35

Музыка и яркие огни ещё не успели раствориться в вечерних сумерках. Яркий, светлый праздник властвовал на улицах ещё юного города, наполняя души эльфов радостью и надеждой на новый день, ведь солнечный свет обязательно прогонит тьму и воцарится на земле, даря радость и тепло всему живому. Так было всегда.
Принц Бездны наблюдал за городом, незримый, неотделимый от игры теней в складках невесомого полога и широкой листвы. Сейчас, в безмятежности одиночества, он пытался постичь радость смертных. Все эти ленты, огни, весёлые улыбки на лицах - всё это было чуждо и не понятно Принцу Бездны. Почему тогда они не празднуют так каждый свой день, выделив для этого лишь самый долгий? Может, тем самым, они задабривают Кассанеля? Они ведут себя так, словно сегодня каждый из них свободен, словно сегодня нет войны и в это самое время Мрак не пытается порвать их мир на части. Они наводнили двор своего защитника, не способные встать бок о бок с ним в этой кровопролитной схватке. Тогда зачем всё это? Демон ревниво осматривал разноцветные фонарики и узоры, вслушивался в разговоры и наслаждался музыкой, стараясь отбросить свои взгляды и на секунду представить себе, как же на самом деле думают эти далиры. Каждая из двух сторон хотела победы, ни одна не желала отступать, но при этом эльфы вели себя так беззаботно, словно уже победили, в то время, как вечно голодный и неуемный Мрак всё сильнее напирал на тонкую грань, выгрызая для себя свободу. Адумшатар с наслаждением встретил ночь и её долгожданную прохладу, с неудовольствием отметив про себя, что на самом деле не слишком стремится принадлежать ни к той, ни другой стороне. Только вот одна из них крепче любых уз притягивала к себе, а другая - не оставляла выбора.
Торопливые шаги, заполошное дыхание, тревожный ритм сердца - и в двери тихо звякнул ключ, замыкая тепло и восторг в одной комнате, погруженной в блаженную темноту. Принц Бездны холодным ветром рванулся навстречу деве, измученный ожиданием, загадками и всевозможными обязанностями, распушил её свободные от украшений волосы, а потом стремительно собрался своей материальной формой за спиной.
- Празднику не было конца, - выдохнул он с легкой толикой неудовольствия, но в его глазах тем не менее отражалась искренняя, спокойная радость, смешанная с едва сдерживаемым нетерпением.
[NIC]Нимрауг Адумшатар[/NIC]
[STA]Дагал Даг-Менэг’Рошир[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/iKZPX.png[/AVA]

+1

36

Она прикрыла глаза, чувствуя ледяное дуновение, не свойственное тем ветеркам, что сквозь плотный гобелен могли проникать в ее покои. Ниминдиль нежно улыбнулась, плавно поворачиваясь к ночному гостю, и медленно открывая свои голубые, подобно океану, глаза, будто боясь, что сейчас не увидит его перед собой.
Спокойное и умиротворенное состояние девы испарилось, уступив место хаусу эмоций, сердце приятно потянуло, от переполняемой его необъятной любви к этому существу. Душа уходила в пятки, и мелкой волной череда мурашек пробежала по ее коже. Сильные и светлые эмоции переполняли эльфийку, заставляя ее чувствовать себя невесомой и воздушной, поддаваться его чарам, принадлежать ему.
Мягко ступая вперед, она скинула с себя аккуратные туфельки, и приблизилась к ночному гостю, заглядывая в его черные глаза, и смотря на его созданные из тьмы губы. Волнение не оставляло Ниминдиль, когда он был рядом и это было столь приятным волнением, что им хотелось упиваться, раз за разом,  и хотелось наслаждаться этой сладостно-тянущей дрожью.
- Они будут гулять еще всю ночь, и праздновать еще несколько дней.
Она нежно положила ладонь на щеку демона, ощущая его холодную и гладкую материю, такую приятную и завораживающую. Она знала одно, сегодняшней ночью этот дом принадлежит только им двоим, и никакой надоедливый обитатель не посмеет сунуться к ней в спальню.
Ниминдиль завороженно смотрела на него, казалось она уже запомнила все черты лица этой формы, даже не смотря на незначительные изменения в ней. Эльфийка ни раз задавалась вопросом, что же она делает, но эти чувства были куда сильней ее, она не могла и не хотела им сопротивляться, и плевать ей хотелось на это проклятую войну между Мраком и Ауденвиллем, ведь при любом исходе, все будет очень грустно, и с каждым днем времени становилось все меньше и меньше.
Она аккуратно прижалась к демону, прикрывая глаза, пугаясь своих потаенных желаний, но наслаждаясь его близостью.
- Тебе сыграть? - почти шепотом спросила Ниминдиль, медленно хлопая своими длинными ресницами, наслаждаясь темнотой комнаты и тишиной, в которой слышалось биение лишь одного сердца.
[NIC]Ниминдиль[/NIC]
[STA]дочь Алдур'Тара, воина Кассанэля[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/Y7lbi.png[/AVA]

+1

37

Сущность демона клокотала от нетерпения, переполненная противоречиями, но стоило Ниминдиль коснуться его щеки, как умиротворение и покой мягким пологом накрыли и уняли этот хаос. Адумшатар покорно подался навстречу ладони, не отводя недвижимого взгляда от глаз девы. Она трепетно прильнула к нему, и демон нежно обнял её, ладонью касаясь струящегося водопада волос цвета солнечных лучей. Удивительная магия, тайна для двоих - сейчас это полностью поглотило два силуэта, слившихся в полумраке ночи.
- Нет, - так же едва слышно ответил Принц Бездны, - Твой голос мне приятнее тысяч инструментов.
Его ладонь на спине скользнула вверх, сплетаясь пальцами с прядями волос, и замерла, коснувшись затылка эльфийки. Он любовался Ниминдиль, её невообразимой красотой, игрой жизни и силы на дне её невероятных глаз, и наблюдая за отблесками огня её души. Его души.
Приподняв свободную руку, Адумшатар прикоснулся кончиками пальцев к Ниминдиль, чуть повыше её живота. Так близко.
- Твоя красота затмевает сияние россыпи звезд и всполохи тумана Бесконечности, а тепло твоей души, твоей невероятной души... - демон замер, вновь вскинув взгляд на Ниминдиль, - Я не могу описать это на твоем языке.
Привлекая деву к себе совсем близко, Нимрауг шумно вздохнул, и холод мягкой, ласковой пеленой коснулся кожи, когда губы демона накрыли губы смертной нежным, долгим поцелуем. То, как это необходимо было делать в этом мире, переворачивало сознание существа, способного воспринимать совершенно по-другому, но это было приятным испытанием. Дыхание было наполнено светом и искренней преданностью, такой безудержной тягой двух существ друг другу, что становилось почти невыносимо больно продолжать... и оторваться совершенно невозможно.
Лишь краем сознания демон ощущал, что поднял хрупкую деву в воздух, заботливо обнимая её, он устал контролировать своё физическое тело, слишком измученный противоречиями и вопросами. Шум праздника на улице стал неразличим, словно звуков не существовало больше в мире, кроме биения сердца и легкого, прерывистого дыхания эльфийки. Пускай, пускай всё исчезнет, сгинет в беспредельном мраке - лишь бы только она была здесь, с ним. Вечно.
Адумшатар опустил Ниминдиль, спускаясь ниже, пока не усадил её меж вороха подушек у постели, продолжая прижимать её к себе.
- Ты понесёшь под сердцем наше дитя, - раздался его шепот у самого уха, взметнув отчего-то горячим дыханием спутанную прядь, - Лишь ты способна спасти нас. Сохранить то, что мы создали. Навсегда.
[NIC]Нимрауг Адумшатар[/NIC]
[STA]Дагал Даг-Менэг’Рошир[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/iKZPX.png[/AVA]

+1

38

- Что? - тихо и ошеломленно спросила Ниминдиль, смотря в антрацитовые глаза демона, которые сияли теперь подобно Бездне, которая истинно пугала.
Это было удивительное ощущение, чувствовать поцелуй демона, осязать его истинную природу, и не бояться. Обволакивающее чувство уюта преследовало эльфийку, до тех пор, пока ее остреньких ушей не коснулись последние слова демона. Она наслаждалась его голосом, опьяняющим ее, пока он не произнес слова, заставившие Ниминдиль испытать страх и истинное волнение. Подсознательное желание близости, растаяло в одночасье, заставляя дочь Алдур'Тара, оцепенеть и протрезветь. Увы, протрезветь лишь от вкуснейшего вина из фонтанов, а не от переполняющих чувств к демону.
Ниминдиль, не была против детей, но она была слишком молода для этого, да и родить вне брачного союза, было сущим позором для лейнара, тем более являющейся представителем столь знатного и уважаемого дома. Лейна поднялась с кровати, отворачиваясь и отходя от возлюбленного демона, казалось теперь Ниминдиль понимала, зачем она понадобилась этому демону, желающему просто ее использовать в своих целях.
Глупая, глупая Ниминдиль!
- Так вот значит, каким был твой замысел? - тихо с печалью и горечью проговорила эльфийка. Нет, она не посмеет плакать или показывать свою слабость, не при нем.
Однако, в голове эльфийки неосознанно всплыли иные вопросы, готова ли она на это, чтобы дальше обманываться и тонуть в этом чувстве, и вообще возможно ли это физически?
[NIC]Ниминдиль[/NIC]
[STA]дочь Алдур'Тара, воина Кассанэля[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/Y7lbi.png[/AVA]

+1

39

Белый Демон медленно поворачивал голову, прослеживая за движениями Ниминдиль. Её огонёк снова задрожал, как тогда, когда Нимрауг впервые явил себя: тревожно, испуганно... печально. В ней завязалась борьба, природу которой демон не мог постичь. Почему она усомнилась? Почему теперь испытывает страх? Почему захотела отвернуться? Разве она не хотела спасти его, как говорила совсем недавно?
- Я не могу позволить себе обречь тебя на забвение, - произнес Принц Бездны, - С тех пор, как я впервые увидел тебя, многое произошло, многое изменилось, но мой замысел был рожден совсем недавно.
Да, она решила, что демон изначально преследовал корыстную цель, в этом не было сомнений. Стоит признаться, что Нимрауг действительно не хотел погибать, прекрасно осознавая, на какой риск собирается идти в этой войне, и решение, в котором он укрепился лишь совсем недавно, его устраивало и даже вдохновляло. Но теперь он хотел спасти не только себя, но и Ниминдиль, хотел позволить им стать свободными от всего во Вселенной, и лишь эльфийская дева могла сотворить это чудо. Она уже однажды сотворила невозможное.
Внезапно Нимрауг улыбнулся, с добротой и теплотой:
- Должно быть, я напугал тебя, - он виновато опустил голову, - Но я сам беспрестанно боюсь за тебя, за твою хрупкую жизнь. Хоть ты сама не страшишься грядущего, я же ни на мгновение не могу обрести покой, зная, что с наступлением рассвета ты остаешься одна.
Помедлив, он поднялся и отвернулся, медленно ступая во мрак за листвой комнатных дерев. Его физическая форма едва заметно подернулась призрачной дымкой, словно демон не мог определиться, раствориться ему в тенях или нет.
- Для меня не существует большей ценности, чем ты, моя белая лилия, - раздался его шепот, пронизывающий, казалось, каждый угол затихшей комнаты, - Вся моя суть, вся моя власть - у твоих ног, я не знал сомненья, не ведал тех чувств, что ты открыла во мне - никем не любим, не способный любить. Но вдруг затеплился луч в бескровном сердце, стоило твоему образу лишь коснуться моего сознания. Теперь люблю тебя со страстью бессмертных, неведомой этому миру, не способный причинить тебе вред, отчаянно страшащийся потерять едва обретённый дар, - удивительно, но в голосе демона послышалась тоска, такая невыносимо холодная и беспросветная, несвойственная ему, отрешенному и всегда спокойному, - Мне неведомо, как я обидел тебя, Ниминдиль.
[NIC]Нимрауг Адумшатар[/NIC]
[STA]Дагал Даг-Менэг’Рошир[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/iKZPX.png[/AVA]

+1

40

Ночь царила в доме, окутывая все своим спокойствием, но эльфийку не касалось это умиротворение. Каждая частичка ее тела была напряжена и голова постоянно рождала новый поток мыслей, которые не прерывались, пытаясь хоть что-то выстроить воедино. Ниминдиль присела на корточки, опустив голову на колени, давая возможность золотистым волосам накрыть ее, и коснуться пола. Дочь Алдур'Тара думала, уже приняла, самое сложное решение в своей жизни, но сейчас перед ней был выбор куда сложнее. Нет, она не отказывалась от своих слов, ни на мгновение, но сейчас ей было действительно страшно, страшно за будущее, за то, что предстоит выдержать их ребенку, которого прозовут не иначе, как ублюдком. Жить в сплетнях и презрении своего народа, куда хуже участи сложить свою голову на эшафоте, за любовь. Впрочем она и так принесет позор своей семье, когда все узнают, что "прилежная Ниминдиль" опорочила отца.
Но ребенок, он же будет ни в чем не виноват, и что будут думать о нем?
Зеленая ткань хоньфу стала влажной от слез Ниминдиль, которые она не могла сдержать, и не могла показать, сильнее уткнувшись в собственные колени, размышляя. Она не умела врать, но ведь есть выход, уехать, скрыться, сказать, что ее муж погиб...
Почему она так боится потерять его? Он просит о ее жертве, на которую она готова пойти, но он ничего не потеряет. Но разве не такова суть демона, использовать других? Ведь она это знала, когда свою душу с ним связала.
-Разве это возможно? - в колени и шепотом проговорила дева, зная, что он все равно ее услышит. - Ты просто не понимаешь, что будет, если я буду одинокой, далиры порой куда злее войск Адумшатара, и его самого. Я не боюсь за себя, я боюсь за ребенка.
[NIC]Ниминдиль[/NIC]
[STA]дочь Алдур'Тара, воина Кассанэля[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/Y7lbi.png[/AVA]

+1

41

Злее войск Адумшатара, и его самого...
Отчего-то Нимрауг никогда не задумывался о том, что Ниминдиль не знает, кто он на самом деле. Он никогда не говорил этого, да и не было в этом необходимости. Появилась ли эта необходимость сейчас? Не хотелось думать о том, как вдруг могло измениться её отношение к нему, ведь она была смертной... Изменчивость ведь в их природе. Если вдруг Ниминдиль отвернётся от него - не известно, как поступит Принц Бездны. Но, как бы не было больно или страшно, скрывать это было нельзя - это было бы предательством по отношению к её искренности.
Нимрауг обернулся, и в следующее мгновение объял деву прохладным туманом, заботливой ладонью приглаживая рассыпанные по плечам волосы.
- Не надо бояться молвы и одиночества, - произнес он ласково, - Я способен сделать так, что дитя не будет опорочено злыми языками, у меня есть эта власть. Ты - дева из великого рода, и тебя никогда не оставят.
Сам Адумшатар никогда не забывал, кто он. Заключив частицу себя и частицу души Ниминдиль, он собирался спрятать их в смертном мире до определённого момента, когда сгинет пора страха и раздора между мирами, когда они смогут возродиться и воссоединиться в вечности. Своей черной волей, ценой собственной сути, он незримыми силами собирался окружить дитя и дом Ниминдиль, способными отвести злую мысль от них. Её род будет нести их сквозь время в безопасности, и даже воля богов не сможет им навредить. Все будут верить словам Ниминдить, и никто никогда не узнает правду.
- Ты никогда не будешь одна, - шепнул он, раздираемый противоречивыми чувствами.
Верь мне, как верила всегда, и я не отступлюсь. Я не стану бездействовать. Лишь только протяни руку навстречу...

[NIC]Нимрауг Адумшатар[/NIC]
[STA]Дагал Даг-Менэг’Рошир[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/iKZPX.png[/AVA]

+1

42

Ниминдиль молчала, лишь сильнее обнимая свои колени, подавляя нервную дрожь. Эльфийка была раздираемая противоречивыми чувствами, когда в ней боролись любовь и пустота, отчаяние и вера, чувства и разум. Она знала точно одно, что не желала, чтобы он исчезал, чтобы бросал ее и уходил навсегда, оставляя ее одну по своей воли. Но разве она была готова стать матерью? Она ведь была столь юна и не опытна в этом деле. Эльфийкой сильнее овладела дрожь, и ей стало холодно, и этот холод был слишком горьким, не дающим прекратиться потоку слез из глаз Ниминдиль.
Дева сильнее сжала веки, закрывавшие глаза, путаясь в своих чувствах и эмоциях.
Но, что-то будто обвило ее, касаясь нежно ее, будто сущность демона стала иной. Будто воодушевляя.
Цветущее дерево, вновь нежно сыпало лепестки на ровную гладь садового пруда. Ветерок мягко поднимал лепестки и играл с ними, разнося их по всему саду. Разноцветные бабочки порхали по округе, мягко опускаясь на распустившиеся садовые цветы, а Солнце и Сумара дарили всему живому сое тепло, наполняя красками землю. Ниминдиль, медленно шла к этому дереву, блаженно улыбаясь и смотря на него, держа в руках баньху. Походка эльфийки была иной, более взрослой и женственной, горделивой и властной. Дева медленно повернула голову, улыбаясь вышедшему за ней эльфенку, с волосами цвета серебряной Луны и протянула ему руку, которую мальчишка быстро взял, цепляясь за рукава дорогого, расшитого золотом ханьфу. Ниминдиль присела, обнимая своего сына, и подала ему музыкальный инструмент, который мальчонка с восторгом взял в свои маленькие ручки, этот баньху, которого когда-то касался его отец.
Эльфийка приподняла голову, и открыла глаза, она так явно это видела, будто ощущала, этого малыша. И она знала одно, не демон послал ей это видение, и она знала, что там, она чувствовала себя снова счастливой.
- Я никогда не знавала мужчин... в этом смысле... - тихо проговорила Ниминдиль, поднимая раскрасневшие, но все так же прекрасные глаза во тьму,- А ты сразу же просишь меня о малыше. Я понимаю, что наше время коротко, но разве столь сильно?
[NIC]Ниминдиль[/NIC]
[STA]дочь Алдур'Тара, воина Кассанэля[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/Y7lbi.png[/AVA]

+1

43

- Боюсь, что да, Асшан Надалиие. И ты знаешь это, - тихо ответил Нимрауг, стирая алмазные всполохи слёз со щеки Ниминдиль. Он сидел напротив неё, призрачно белый в лучах ночных светил, а она сжалась перед ним, словно солнечный лучик во мраке, крошечный, упрямо сияющий вопреки всему. Страх неизвестности подтачивал её сердце, а недвижимо сидящий демон едва не разрывался от той бури, что был вынужден сдерживать в себе - бессилие перед неизбежным прощанием удушало его до беспамятства. Так горько, что их, таящих сокровенные тайны и свершивших невозможное, будут преследовать до конца в обоих мирах, словно они совершили самое страшное преступление. Должно быть, действительно, так любить - преступно перед Вселенной.
Белый Демон медлил, наслаждаясь прикосновениями и видением эльфийской девы перед собой. Ночной ветер устал нести шум праздника, и теперь приносил лишь ночную прохладу, пахнущую цветами и свежестью пруда. От него колыхалась застилающая окна тюль, играя лунным светом, то пряча, то заставляя его ярко вспыхивать в комнате, погруженной в ночную темноту. Нарушить тишину было так опасно, невыносимо, но демон знал, что должен был это сделать.
Он просил от Ниминдиль слишком много. Но разве она не хотела сохранить всё это так же, как он сам?
Так почему он не может довериться ей так, как просил её довериться ему?...
- ...потому что... - наконец, произнес демон, отнимая руку от прекрасного, такого родного и любимого лица Ниминдиль, - ...Я и есть Нимрауг Адумшатар, Принц Бездны.
[NIC]Нимрауг Адумшатар[/NIC]
[STA]Дагал Даг-Менэг’Рошир[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/iKZPX.png[/AVA]

+1

44

- Что? - широко раскрыв свои голубые глаза, тихо и нежно-ошелемленно переспросила эльфийка, будто не расслышала его имени, хотя она не пропустила ни одного слова, ни звука прозвучавшие из уст демона.
Ниминдиль почувствовала слабость, и то как медленно закатывались ее глаза, даруя слабость всему телу. Сознание быстро покинуло эльфийку, заставляя упасть ее на холодный пол без чувств.
Да, она догадывалась, что ее ночной гость, не рядовой демон, и не низший прислужный бес, но то, что им может быть сам Принц Бездны, Ниминдиль и думать не могла и не смела. Каждый звук его голоса заставил эльфийку трепетать, осознавая,что ее душа, ее любовь принадлежит тому, кто хочет уничтожить ее мир, кто являет собой злейшего врага ее отца, тот кто держит в страхе всех далиров, тот о ком говорят, что он не остановиться не перед чем... Принятие того, сколь сильно она любит эту истинную тьму, покорившую ее душу...
Осознание пришло столь быстро, что нервы и эмоции не выдержали такого взрыва и удара, заставляя Ниминдиль впасть в забытье, прямо перед ним.
Ночь мирно пела свои песни, не чувствуя того, что происходит под ее покровом.
[NIC]Ниминдиль[/NIC]
[STA]дочь Алдур'Тара, воина Кассанэля[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/Y7lbi.png[/AVA]

+1

45

Принц Бездны с легкостью поднял деву на руки, вглядываясь в её замершее лицо. Скользнув взглядом по неподвижным ресницам, демон улыбнулся: она потеряла сознание, и не мудрено - слишком много потрясений он принёс ей за один короткий вечер. Мгновением позже Нимрауг опустил Ниминдиль на шелковые простыни постели, напоследок ласково скользнув пальцами по бледной коже.
Вот она перед ним, молчаливая, неподвижная. Тихо и ровно горит пламя под тихий, устойчивый ритм её сердца. Так странно: он имеет над ней полную власть, он может овладеть ей в этот самый момент, забрать её душу и навсегда заточить во тьме подле себя. Может, но не станет этого делать. Ниминдиль была так дорога ему, что защищая её от Мрака, Адумшатар так же защищал её от самого себя, не позволяя причинить вред её хрупкому телу и душе. И всё же, своим молчанием она изводила его, и без того измученного сомнениями и надеждами.
Образ растаял в лунном свете, растекаясь туманом подле неподвижной Ниминдиль: белая дымка лишь едва касалась волос, легко скользила близ рук, жадно клубилась у плеча и таяла у ног. Но затем туман сгустился, и Адумшатар лег рядом, убрав руки за голову и прикрыв бесполезные глаза. Он никогда не лежал вот так, как смертные, ему это не было нужно, но сейчас он решил попробовать как это - лежать подле любимой, оберегая её покой. Если понадобится, он проведёт так, неподвижно, остаток ночи до наступления утра, лишь надеясь, что в следующую ночь Ниминдиль позовёт его снова.
Позовёт, вопреки всему. Как это было всегда.
[NIC]Нимрауг Адумшатар[/NIC]
[STA]Дагал Даг-Менэг’Рошир[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/iKZPX.png[/AVA]

+2

46

Она спала. И на удивление, Ниминдиль не мучили тягостные сны, впрочем, как и сны в целом, ее разум был свободен и легок. Легок от мыслей и переживаний, от тяжести ее запретной любви, свободен от тьмы и света, от долга. Она просто была погружена в царство сна, совершенно не желая возвращаться в реальный мир, полный тяжелых решений. Она была легка, и ощущала себя в безопасности, зная, что никакие беды не коснуться ее. Не сейчас. Не сегодня...
Шум на улице стал нехотя стихать, но еще где-то вдали слышалась музыка, уже весьма сбивчивая и путающая мотивы, ярко говорящая о том, что музыканты были изрядно хмельны и не каждый раз попадали по струнам. Ночь готовилась украдкой покидать празднующий город, и уступать свою власть раннему утру и первым лучам света, но не торопилась, будто давая возможность лишние минуты, побыть Принцу Бездны наедине со своей мирно дремлющей эльфийкой, столь хрупкой и уязвимой, заплутавшей и бесстрашной, верящей в то, что любовь способна преодолеть все преграды.
Дочь Алдур'Тара наконец-то пошевелилась, аккуратно повернувшись на бок, ее рука нежно и изящно легла на талию Адумшатара, и легкая улыбка коснулась губ спящей девы. Возможно лишь сейчас, она увидела что-то в своем сне, и это были счастливые ведения, уволакивающие вдаль, в идеальный мир, где все возможно, где все равны.
[NIC]Ниминдиль[/NIC]
[STA]дочь Алдур'Тара, воина Кассанэля[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/Y7lbi.png[/AVA]

0

47

http://s6.uploads.ru/AGnvy.png

Узнать, что же сейчас происходит с миром смертных демон мог узнать лишь заглянув туда, а потому пока не ведал Принц Бездны, светят ли солнца, блестят ли луны, шумит ли ветер подле обители его возлюбленной. Армии Мрака клубились непроглядными вихрями в глубине, притираясь к тонкой, но всё ещё плотной границе между мирами, а их полководцы собрались у алеющего хаотическими вихрями разрыва: пятеро силуэтов, искаженных изменчивой природой бездны. Пространство ощущало насмешку, нетерпение и густеющее любопытство, тянущееся от демонов, но один из них продолжал стоять гордо: лишь его белоснежные доспехи сияли мертвенным светочем в черноте; глухой и гладкий шлем с золотыми рогами оставался неподвижен, будто его владелец смотрел вперёд поверх голов своих собеседников.
Близилось время финального удара, того, который изменит ход всего сражения. Демоны были готовы обезглавить смертный мир, чей защитник так удачно решил покинуть свой пост и направиться в родную обитель. Ходят слухи, что Алдур'Тар оказался встревожен внезапным недугом своей дочери, а потому не мог не броситься назад в земли эльфов, и кому, как не Адумшатару знать подробности. А теперь ближайшие советники пожирали Принца Бездны взглядами и несмолкающими вопросами: его тайны, его изменившийся запах, его уклонное упрямство изводило их, и только взгляд Дагогвата, Властителя Легионов, чернел немым осуждением и тревогой.
Откуда им знать? Как могли бы они постичь всё величие и восторг, творящийся на стыке бесконечно непохожих вселенных? Могучие в своём понимании - как они неисправимо слепы! И находиться в их обществе становилось всё нестерпимее.

Тёплая ауденвилльская тень мягко клубилась в углу комнаты, уютная и простая. Принц Бездны пробрался уже столь привычной ему тропой, и теперь лишь тонкий холодок от тени мог выдать его незримое присутствие. Смешно и странно: ничто не страшило его ни в этой реальности, ни в противоположной, но стоило ему вспомнить дрожь и страх в колебании яркого огонька души его белой лилии, как сущность сковывало и рвало на части одновременно. Тем не менее, он знал, как обязан был поступить, как диктовало ему его новое животворящее чувство - знал и боялся. Как глупо: бесконечно сильное чудовище робеет от мысли увидеть хоть тень печали в глубине возлюбленных сияющих глаз.
Он выступил из темноты. Лунный свет лишь только собирался разлиться по умиротворенной эльфийской земле, но солнца мира уже успели скрыться за горизонтом. Дом пах тишиной, и демон не видел вокруг жизни, а потому его не тревожила возможность оказаться замеченным. Бесшумно ступая, он прошёл к подушкам, пронзительно стонущим от следов Ниминдиль, и снедаемый нетерпением опустился среди них, без труда находя свой старый подарок. Коробочка, изрезанная затейливыми узорами, источала запах тепла и чудес, но Принц не спешил открывать её, чтобы достать инструмент и насладиться музыкой. Он просто сидел и гладил кончиками пальцев мягкие линии на крышке, баюкая свою мрачную мятежную сущность.[NIC]Нимрауг Адумшатар[/NIC][STA]Дагал Даг-Менэг’Рошир[/STA][AVA]http://sd.uploads.ru/iKZPX.png[/AVA]

0

48

Лучи дневных светил робко пробивались в город, проникая сквозь сиреневую листву деревьев, кажущуюся юному Фейлину весьма диковинной и таинственной. Он не бывал ранее в землях где правила королева Латиэра до этого, хотя сражался со многими леарами бок о бок против армий демонов.
Фейлин был рожден в кочующем тайарском клане и воспитан множественными родственниками, так как мать его умерла рано, до последнего уверяя сына, что его отец сам Тиранэль. Сам же тайар нехотя рассказывал эту историю, однако, однажды услышав его историю, его командир, Алдур'Тар сказал: "Пути Богов неисповедимы, может ты и сын Тиранеля, так что не срами его имя, как я не срамлю имя предка моего - Кассанеля".
С тех пор когда-то рядовой Фейл нашел поддержку у своего командира, теперь же он являлся сотником, а Алдур'Тар возглавлял армию всего Бейлина.
Спустя несколько дней, как Алдур'Тар, воин Кассанэля, был вынужден вернуться домой, он призвал Фейлина к себе, и верный тайар не смог отказать и последовал в государство лейаров.
День сменялся ночью, а ночь днем. Ниминдиль лежала в своей комнате, окруженная заботой отца и лучших лекарей города. Подобно увядающему дереву увядала и Ниминдиль, отказываясь есть и пребывая в постоянных раздумьях. Алдур'Тар с беспокойством спрашивал у знахарей, что за напасть, приключилась с его возлюбленной дочерью, но те лишь разводили руками, говоря, что причиной болезни является тоска души девушки и ей не в силах никто помочь кроме нее самой. Но опечалившегося отца не устраивал ответ знахарей и он решил действовать самостоятельно.
- Най Алдур'Тар, к вам прибыл тайар Фейлин. - сказала служанка, в голосе которой были странные нотки, очевидно, не ожидала эта лунная эльфийка встретить тут сумеречного эльфа, и вновь смутилась лейарка, увидя радостное лицо хозяина, услышавшее это имя.
Фейлин задумчиво расхаживал по саду взад и вперед, рассуждая о том, почему его позвали сюда, в столь негативную для детей сумрака атмосферу. Периодически Фейл останавливался и озирался, ощущая нечто странное вокруг дома Алдур'Тар, и тайар мог бы поклясться, что если бы это был дом иного далира, то он бы не усомнился в том, что тут бывали демоны. Но мысли юного война были прерваны появлением его генерала.
Встав на колено и склонив голову, Фейлин коснулся кулаком груди.
- Мой генерал, я прибыл как только получил весть от Вас, готов служить вам и помогать.
Алдур'Тар лишь тепло улыбнулся и скрестил свои руки за спиной, поправляя свое ханьфу.
- Встань, Фейлин, сын вольной Алдаиры и Тиранеля, ставший мне родным, я пригласил тебя для того, чтобы ты погостил у меня. Я приготовил тебе костюм, в котором ты будешь чувствовать себя уютно, а так же приказал подать тебе в комнаты обед, а после мы поговорим о деле, для которого я тебя и позвал.
Дом ная Алдур'Тара был огромным и богатым, подобных Фейлин никогда не видел, да и куда ему было, сыну кочевников, а затем и солдату, знать, что такое уют. Лейарское ханьфу оказалось весьма замысловатым в одеянии, в отличие от шальвар и чёмлека. Еда у лейаров тоже была весьма изысканной и питательной. И чем больше Фейлин находился в доме, тем сильнее он ощущал следы посланника тьмы, и не понимал, откуда в этом доме мог быть демон. Отдохнув с дороги хорошенько, Фейлин вновь встретился с Алдур'Таром, который ошарашил эльфа новостью, о своем замысле. Что дочь его больна тоской, и чтобы вылечить оную, старый вояка просто хочет выдать свою дочь замуж, и не за кого-то, а нарушив все правила, за него, за Фейлина, сына Тиранеля, дитя тайарской крови.
- Я не прошу тебя дать ответ сразу, я знаю, дело это молодое, просто пообщайся с ней, погуляй, и быть может Моласель благословит Вас.
- Я сделаю все возможное, мой генерал. - ответил Фейлин.
- Я просто верю, что это судьба.

Как только Ниминдиль открыла глаза, Фейлина прислали к ней для знакомства. Юный эльф искренне нервничал перед этой встречей, не зная, что и как он будет делать, но стоило ему войти в покои девы, он был будто поражен красотой этой эльфийки, что с небольшой охотой приняла его, но вскоре оба нашли много общих тем для разговора, особенно их сблизила музыка и литература. Всего лишь пара дней минула, но Фейл чувствовал, как его к Ниминдиль тянуло, а старый Алдур'Тар, отметив, что дочь все здоровей становилась, подумывал назначить дату свадьбы.

[NIC]Фейлин[/NIC]
[STA]Сын Алдаиры и Тиранеля[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/pB0eX.png[/AVA]

+1

49

Лепестки сакуры падали за окном, и порывы ветра врывались в комнату касаясь музыкальных инструментов, поигрывая с маленькими серебряными колокольчиками, которые привез отец, возвращаясь с поля брани и не забыв подыскать подарка милой Ниминдиль.
С той ночи, как она в последний раз видела Адумшатара, девушка впала в тоску, не зная, что ей делать со своей судьбой. Она знала одно, что ее душа уже принадлежит ему, но ее страхи и сомнения, любовь к отцу, заставляли ее грустить, и душевные тяготы поглотили тело юной эльфийки, запирая ее сердце во мраке. Каждую ночь она видела одни и те же сны, бездну и страх, но каждую ночь она шла в этот мрак за ним, ни думая ни мига. Всегда за ним, не смотря ни на что. И с каждым днем Ниминдиль, дочери Алдур'Тара, воина Кассанэля становилось все хуже, и вот, в один день вернулся отец, но он не мог излечить тех страданий, что были в душе у девушки.
Жёлтенькие птички, подобно пушинкам прилетели на балкон светлоокой Ниминдиль, они будто чувствовали, что за толстым гобеленом лежит измученная душа, и пытались излечить ее тонкими и пронзительными трелями, но возродить к жизни девушку было суждено не им. После утреннего умывания и одевания, в комнату Ниминдиль, был приглашен молодой воин, который за пару дней смог увлечь дочь Алдур'Тара разговорами и музыкой. Он излучал тот же свет, что и она, но разве свет летит на свет? Свет ищет тьму, а тьма ищет света.
- Это был чудесный день, - сказала Ниминдиль, закрывая пергамент со стихами, которые она читала вместе с Фейлином.
- Я рад, что тебе понравились эти стихи, - ответил эльф и помог встать эльфийке, - Теперь я обещал, наведаться к Вашему отцу. - он галантно поклонился.
- Тогда до утра, - мягко ответила дева, смотря как удаляется Фейл, и тихо выдыхая.
Ночь накрывала сада, и сладковатый запах ночных цветов стал разноситься по округе, погружая вдыхающих этот аромат в чудесную и сладостную негу. Не хватало лишь музыки. Фейлин превосходно владел эрху, говоря, что этому инструменту его научила мать, а ее научил сам Тиранэль. Но даже идеальная музыка не была бы полной без того, с кем хочется ее разделить, и находясь рядом с другими, мысли девы были далеко и не с ними.
Собрав свиток, Ниминдиль, вдохнув ночной воздух, поспешила в свои покои.
Дверь приоткрылась, и тонкая рука эльфийки накрыла ее губы, она увидела его в своих покоях.
Она прошла внутрь, закрыв дверь на ключ, и остановилась в паре шагов от Нимрауга, и на ее устах появилась печальная улыбка.
-Я думала, ты бросил меня, - тихо сказала эльфийка, отводя взгляд в сторону, - Но я рада видеть тебя тут. Однако, ты рискуешь, мой отец вернулся, вместе со своим другом.
Ниминдиль подняла глаза, в них подобно маленьким бриллиантам сверкали слезы, и ее очи явно говорили: "Как ты посмел оставить меня, на столь долгий срок!".
[NIC]Ниминдиль[/NIC]
[STA]дочь Алдур'Тара, воина Кассанэля[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/Y7lbi.png[/AVA]

0

50

Трепет и восторг неотделимо мешались с яростью, выжигая Принца изнутри, стоило его светочу приблизиться. Он поднял голову и распрямился, плавно и неуловимо, как туман, его ладони замерли над точёными плечами юной эльфийки и не смели прикоснуться. Откуда ей знать, сколь сильную бурю приходится сдерживать ему ежесекундно: её вспыхивающие звездным светом слезы, поганый запах второго богорожденного, опьяняющий тошнотворный дух первейшего врага Бездны... Даже физическую оболочку удавалось контролировать с трудом, так что сейчас Адумшатар выглядел призрачнее обычного, и реплика его лица то и дело чуть уловимо смазывалась.
Он должен держаться ради неё.
- Почему ты так думала? - дышит демон, отчаянно цепляясь за ясный трепет яркого огонька её души и стараясь его всполохами себя утихомирить. Стараясь напрасно, - Мои мысли никогда не покинут тебя более, разве ты этого не знаешь? Скажи мне, скажи, Ниминдиль, ведь твой мир слишком отличен от моего.
Что всё это значит? Фейлин, этот проклятый сын, потому здесь? Биение Мрака по ту сторону реальности было ощутимым для Принца, он слышал, как тот клокочет от нетерпения и гнева: оба злейших врага демонов в одном доме, практически в его руках! Чистота, скорость - и войне конец, конец глазам Кассанеля и светочам Тиранэля! Выворачивала наизнанку его несдержанность, стучала и била в сознание, вступая в схватку с иной волей своего упрямого властелина.
- Я знаю, что они здесь. Я знаю: война скоро закончится, - за броней спокойного тона всё ощутимее клокотала несдержанность, и тень, что так редко отбрасывал демон, становилась всё изменчивее, страннее, - Я не боялся их прежде, и не боюсь сейчас... тем более сейчас.
Не выдержав, Нимрауг рухнул перед Ниминдиль на колени.
- Помоги мне... удержать, - шепчет он, впервые за вечность своего существования умоляя кого-то о помощи, - Сделай так, чтобы вернулась песня безмятежности. Я не смогу один... Я хочу быть с тобой, но мне тяжело здесь, здесь, здесь... - пришлось стиснуть зубы, чтобы не дать физической форме продолжить нести бред заполняющего сознание хаоса. Он звал овладеть, он звал подчинить, поглотить, сломить, уничтожить. Убить. [NIC]Нимрауг Адумшатар[/NIC][STA]Дагал Даг-Менэг’Рошир[/STA][AVA]http://sd.uploads.ru/iKZPX.png[/AVA]

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC