AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара » Кипсбургское Королевство » Улицы (29 Хадиэль 2758 )


Улицы (29 Хадиэль 2758 )

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Не спящий город. Жизнь здесь никогда не останавливается. Ярмарки, разноцветные палатки и множество интереснейших личностей.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/0/40/979/40979702_2xxSNj7gK4.jpg

0

2

Когда Тайарель вошел в город, все, что возникло перед его взором, настойчиво и решительно заставило его замереть. Все, что он смог сохранить в сознании - "держи лисенка"! Хотя наглая рыжая мордочка особо и не торопилась вылезти из сумки. Обоих лесных жителей город моментально закружил в своем потоке и совершенно сбил с толку. Высокие каменные дома, мощеные улицы, толпа самых разномастных прохожих, которые только фыркали, глядя на столь выделяющегося из обычной толпы Тайареля и иногда толкали его плечами, нечего же посреди улицы замирать!
Однако, уходить с дороги шаман пока не собирался. Все здесь было удивительно и ново. Какие богатые одежды у женщин, длинные, своими подолами собиравшие грязь улиц, расшитые золотом и богатыми мехами. Мужчины в сюртуках и коже, с длинными плащами. Тайары и лейары, люди... Бесконечный, пугающий поток лиц от самых ворот. Шумные голоса, сливающиеся в единый гул. Никогда еще эльфу не доводилось видеть такое скопление толпы! В самом деле, если бы Элрин не потянул его дальше, он мог бы стоять до самого вечера, а может, и до следующего утра. Осторожно, шаг за шагом он шел за своим спутником и глазел по сторонам, молча сжимая ладонь Элрина (и когда это он успел взять его за руку остается загадкой, но действия свои он вообще сейчас не очень хорошо контролировал). Помимо бесконечного изумления от богатых прилавков (для него даже один казался огромным и забитым совершенно ненужными предметами), лиц, костюмов, его ведущим чувством стало что-то очень неприятное. Неловкость, растерянность. Город был чужд Тайарелю, так же как Тайарель был чужд городу. Даже про холод забыл, хотя пальцы уже краснели с непривычки, а с губ слетал пар. Его бубенчики позвякивали на каждом шагу, из сумки нетерпеливо тяфкала торчащая голова лиса, взгляд бегал, словно у безумного. Все же это немного пугающее чувство, прикасаться к собственной мечте.

0

3

-----------> Озеро Рин
Оказавшись за стенами большого города Элрин вздохнул с облегчением. Словно переключился из режима путешественника в городской режим — знание того, что ночевать можно будет в теплой постельке под крышей неимоверно радовало его. А ещё от души поесть всяких вкусностей, он жутко соскучился по медовому шоколаду, эльфу просто невероятно везло, что зачастую в путешествии, когда заканчивались последние сладости, сладкоежка в нем засыпал, обещая проснуться и потрясти своим появлением в следующий раз. Невероятное обилие людей. Элрин воспринимал их не больше, чем фон — обычно, по крайней мере. Когда происходило какое-либо событие и вдруг появлялась толпа он тихо страдал, пытаясь протиснуться меж как назло высокими фигурами, так и норовящих ударить его локтем куда-нибудь. И никакие "пропустите, пожалуйста!" тут не помогали. Хоть на сцене Элрин и вызывал к себе уйму внимания и симпатии, среди толпы его почти не замечали. Наверное, в чём-то здесь были и плюсы, ведь у менестреля на лице написано, что затянуть его в неприятности — легче легкого задача!
Чтобы не потеряться, эльф взял Тайареля за руку и крепко её сжал. Растерянность на лице шамана была легкоугадываема, да его и можно было понять. Тот почти не замечал ничего вокруг и одновременно замечал абсолютно всё, видимо, этим парадоксом и оглушая себя.
— Ну, Тайарель, всё не так плохо, как ты думал, а? — чтобы напомнить, что он всё еще здесь, спросил лейар. — Вот ведь, у тебя так ладони окоченеют... Пойдем скорее к лавкам с одеждой, надо купить кое-что. Отправимся потом в таверну, покушаем-попьем что-нибудь горяченького... О, кто же знал, что к середине дня станет так холодно!
Элрин шмыгнул носом и решительно пошагал в сторону, которую услужливо подсказывала ему память. Он был в Кипсбурге и не раз; за год примерно два раза стабильно ему приходилось его посещать. Поэтому ориентировался он здесь уже неплохо, знал хозяина таверны, а так же где купить сладкое подешевле.
Пока они шли вдоль улицы, эльф разглядывал лавки с оружием, фоном щебеча о чем-то. Вот странная вещь это оружие — оно может быть таким изящным и красивым, что, казалось бы, нужно просто повесить на стену и любоваться, а бывает грубое, как будто просто вырезано парой неловких движений из дерева и ошметка металла. А цель у них обоих одна — причинить боль, запугать, убить. Руки Элрина не держали оружия, более того, они рефлекторно убирались, едва появлялась возможность прикоснуться к нему. Не любил, ой как не любил юный эльф все эти клинки, топоры и булавы. Они пугали его и портили ему настроение, стоило только поглубже задуматься о них.
"Конечно, оружие покупают и для защиты... С моей стороны очень безрассудно отправляться в путешествие, не имея ничего для своей защиты, но ведь пока мне везёт, а?"
Когда они дошли до искомых прилавков, Элрин приобрёл себе и своему спутнику по паре теплых перчаток, носков, не забыв и о шарфе. Простудиться — самое гадкое дело, нужно было исключить любую возможность этого дела
— Вот, скорее надевай! — Элрин накинул на Тайареля красный шарф, и, привстав на цыпочки, повязал его тому вокруг шеи. — Если голова замерзнет, накинь и на голову тоже!
Разобравшись с вещами, менестрель с облегчением вздохнул. Оставались самые приятные дела на сегодня, связанные с питанием.

0

4

— Ну, Тайарель, всё не так плохо, как ты думал, а? Вот ведь, у тебя так ладони окоченеют... Пойдем скорее к лавкам с одеждой, надо купить кое-что. Отправимся потом в таверну, покушаем-попьем что-нибудь горяченького... О, кто же знал, что к середине дня станет так холодно!
- Не так плохо? Здесь невероятно... Только страшно...Ты видел, видел какая одежда была у той дамы? Да там столько зверушек, сколько я в лесу никогда не видел! Сколько народу, Элрин, как шумно... Уши сейчас просто разорвутся! А какие дома, послушай, все так, как рассказывал учитель, просто невероятно... Я должен отправить ему письмо...
Тайарель действительно иногда обменивался письмами с тем арьяром. Конечно, для шаманов это было не столь важно, они очень хорошо друг друга чувствовали, особенно благодаря проведенным вместе годам. Он чувствовал, если с тем что-то не так и всегда высылал ему письма с орлами, иногда привязывая к нему мешочек сильных целебных ягод или трав. Так же и он получал от него записки в дни болезней или горечей. Но сейчас же он хотел поделиться своей изумленной радостью. Своей маленькой сбывшейся, но все еще пугающей мечтой.
Он рассматривал прилавок, стоя рядом с эльфом и пока даже не мог понять, что это, зачем, как же интересно были сделаны они. Единственное, вот торговцы у него доверия совсем не вызывали. Они действительно как-то подозрительно посматривали. Да что уж, это было основной проблемой дискомфортных ощущений. Он всегда относился с недоверием к другим, а тут это состояние вышло в какую-то крайнюю точку.
— Вот, скорее надевай! Если голова замерзнет, накинь и на голову тоже!
- Что это?
Он выдохнул холодный воздух и удивленно потрогал шарф. Яркий-то какой, интересно, из чего? Какими ягодами можно так выкрасить? У него всегда выходили темно-коричневые, зеленоватые цвета, но не такие яркие. Стало гораздо теплее! В знак благодарности он прижал к себе Элрина, тут же отпуская.
- Спасибо, теперь точно не замерзну... Теперь в таревну? Танерву... Я не запомнил, но поесть я бы не отказался.

---------------> Таверна "Кубок Гор"

0

5

------------------->Таверна "Кубок Гор"

Как тихо падают с неба белые снежинки. Никем не замеченные, приземляются на волосы и одежду, где вскоре таят или наоборот, копятся. А на улицах Кипсбуга шумно и населённо, земля всегда гораздо более занята, чем небеса. Чем больше Элрин ходил по городу, тем менее холодно ему становилось, всё тепло исходило от движения. Он не решил с чего начать экскурсию по городу для шамана, поэтому двинулся просто в первом выбранном направлении. Если двигаться внутрь города, всё равно придёшь к главной площади, а так заодно и насладишься широкими улицами и маленькими загадочными улочками. Менестрель шёл и держал Тайареля за руку, так же как и вчера - эльф выражал свою поддержку, а еще чужая ладонь приятно грела свою. Он беззаботно щебетал обо всём, заливая шамана информацией. Зачастую останавливался у симпатичных прилавков, торговцы с удовольствием рассказывали о том, откуда был привезён их без сомнений замечательный и уникальный товар, так что помимо рассказов самого Элрина можно было наслушаться ещё и кучу других.
Беззвучно выдыхаются облачки пара, образующегося от мороза. От него слегка розовеют щёки и нос, отчего вид менестреля наконец-то становился более человечным и менее призрачным. Наверное, он запросто мог бы пугать людей по ночам, если бы хотел; но лицо у Элрина всегда было очень живым и подвижным, поэтому ни у кого и мысли не возникало его бояться из-за глупых ассоциаций с чем-то мистическим.
Эльф испытывал почти детский захватывающий восторг, когда видел, как Тайарель реагировал на те или иные вещи, которые ему нравились. Очень хотелось, чтобы шаману симпатизировало то, что он видит. Начиная от домиков и, кажется, заканчивая самим менестрелем. Эта неуверенная мысль вдруг взяла и поселилась в его голове, этакий нежданный новосёл. Новосёл пришёл, немного нервно огляделся, поставил свой маленький чемоданчик на пол и огляделся, разглядывая поприще, которое ему предстоит осваивать. Или захватывать, это как пойдёт. Сказать, что Элрин редко когда хотел понравиться кому-то конкретному, будет ложью - но вот так робко и неуверенно, неумело он себя обычно не чувствовал. "Нужно просто не думать об этом и всё будет идти естественно", - это простое правило он знал и слушался его.
- Ты заметил, что на тебя теперь почти не обращают внимания? В смысле... не смотрят как на диковинку. Когда мы вчера привели тебя в порядок ты вроде бы поменялся в мелочах, но именно эти мелочи оказались самыми важными... Твои волосы лежат просто и естественно. Твоя одежда - одежда путешественника, украшенная дорогими ему деталями. А твоё дивящееся и местами внимательное лицо... - Элрин хотел было продолжить фразу как-то иначе, но вышло немного не то, что он ожидал. - Красивое.
И, может быть, у себя в мыслях менестрель считал, что сказал то, что хотел сказать до этого момента. Но на самом деле озвучил он то, что витало у него в мыслях.

Отредактировано Elreen (12 Сен 2014 22:13:43)

0

6

Это была не прогулка - настоящее путешествие. Для Тайареля совершенно привычная, обыденная жизнь города была равно таким же чудом, как для горожанина встретить ёптыжа. Полуарьяр пару раз встречал в степи это создание и, пожалуй, не особенно вожделел его видеть вновь, к слову-то. Тварюшка конечно очаровательная, но больно у нее характер сварливый. Совершенно у себя на уме. И все же, возвращаясь к ощущениям Тайареля, это была сказка. Начиная от снега, который он лишь изредка встречал в особенно шалящих магических районах, и заканчивая... Да вот и не заканчивая. Внимательный эльфийский взгляд успевал зацепиться за все, а тонкий слух не упускал ни слова из уст юноши, шедшего с ним рядом.
Тайарель крепко сжимал ладонь своего спутника чтоб не затеряться.
И чем дольше он шел рядом с ним, тем больше понимал самого эльфа. Тот успевал выделить для него каждую детальку. Историю улиц, какие-то свои впечатления от мест, переживания... Несколько раз с головы шамана все же падал шарф, стоило ему засмотреться на крышу зданий или просто начать ловить ртом снежинки, но вновь и вновь Элрин надевал его обратно. Они петляли по городу и опять выходили к главной площади, а полуарьяр даже не успевал понять - как же так? Они шли совершенно в другом направлении?
Теперь было легче осознать, что же остановило талант эльфенка. Его было "много". Элрин был всего один и казалось бы, совсем небольшой. А его, его мыслей, его действий, его слов, его взгляда - много. на каждый уголок у него находилась история. Каждое место он знал. И Тайарель собирал крупицы сил молодого человека, чувствуя, как даже сейчас он тратит свои драгоценные силы, хотя просто шагает с ним по улице. Винить его в этом была нельзя, усердие менестрелей издревле направленно именно на слушателя, но другое дело - как с этим бороться?
- Ты заметил, что на тебя теперь почти не обращают внимания? В смысле... не смотрят как на диковинку. Когда мы вчера привели тебя в порядок ты вроде бы поменялся в мелочах, но именно эти мелочи оказались самыми важными... Твои волосы лежат просто и естественно. Твоя одежда - одежда путешественника, украшенная дорогими ему деталями. А твоё дивящееся и местами внимательное лицо... Красивое
- Честно говоря, я и тогда не замечал, что на меня смотрят как на диковинку. Чужие взгляды мне непривычны, а потому я и счел их обычными. Единственное, вот теперь лавочники ведут себя совершенно иначе. Не понимаю, правда, почему... А волосам и правда стало легче, - он улыбнулся, проводя пальцами по длинным прядям, - Легко-легко. И теплые они, как шапка. Спасибо, Элрин. Может быть это все еще и от того, что разум мой несколько изменился... Там, в лесу, я всегда думал о себе и о том, что окружает меня или касается меня. А теперь я думаю на нас обоих, это... Сложнее, но мне даже нравится.
Тайарель тихо смеется и проводит пальцами по щеке эльфа. Так, словно в этом нет ничего особенного, простой мимолетный жест, полный тепла и нескрываемой нежности.
- Красивое? Рядом с тобой, Элрин, я никогда не смогу быть красивым. Ты как солнышко, светишься, да нет, сияешь. А я скорее... Ммм... Кустарник? Зеленые листочки, темная кора, дай только погреться под лучами.

Отредактировано Тайарель (12 Сен 2014 22:53:03)

+1

7

- Там, в лесу, я всегда думал о себе и о том, что окружает меня или касается меня. А теперь я думаю на нас обоих, это... Сложнее, но мне даже нравится.
- Да... верно, я понимаю о чём ты говоришь. - Элрин кивнул ему и усмехнулся.
Но и до сих пор повадки Тайареля были очень своеобразны - пожалуй, менестрель не встречал ещё кого-то, кому настолько всё равно на понятие личного пространства. Несмотря на это, эльф не был против - в этом они, пожалуй, нашли друг друга. Тайарель мог засыпать у него под боком, мог внезапно брать и, как это случилось сейчас, гладить по щеке, или как это было в лесу, просто забрать карту из рук и нарисовать там путь, потому что ну он-то знает точно как лучше идти. Определенно, многим бы такое поведение не понравилось. Но в том, что делал шаман, не было злого умысла. Так и ни к чему обижаться и расстраиваться, наоборот, стоит порадоваться такой заботе.
- Боюсь, мне наоборот, всегда приходилось думать сразу о нескольких людях. Когда я с труппой я даже не замечаю как легко у меня в голове умещается сразу несколько планов важных дел. Наверное, мне нравится путешествовать ещё и потому, что в пути я вспоминаю, что такое принадлежать в первую очередь только себе, - эльф подмигнул Тайарелю. - Это когда я без спутника, конечно же!
- Красивое? Рядом с тобой, Элрин, я никогда не смогу быть красивым. Ты как солнышко, светишься, да нет, сияешь. А я скорее... Ммм... Кустарник? Зеленые листочки, темная кора, дай только погреться под лучами.
- Хочешь посоревноваться со мной в словах? - менестрель шутливо поднял бровь. - Не принижай своих качеств ни передо мной, ни перед кем другим. Я, конечно, могу рассыпаться сейчас в десятках слов о том, как же я ничтожен перед тобой, твоими познаниями о неведомом мне мире, единении с природой... - эльф взмахнул рукой с воображаемой шляпой, наклонившись перед Тайарелем, так что "перо" бы обязательно достало до самой земли. Улыбка, вот-вот перерастущая в смех расцвела на его лице. - Но зачем мне говорить тебе о вещах, которые очевидны всем!
Менестрель всё-таки рассмеялся и его серебристый смех так ярко выделялся на фоне монотонных разговоров снующих мимо людей.
- Правда, Тайарель. Я на самом деле счастлив слышать от тебя такие слова. Но именно потому, что они очень важны для меня, я бы не хотел тебя разочаровать... Более того, мне сразу хочется доказать тебе обратное, что это ты тут сияешь, а я тебя просто сопровождаю, - он задумался на пару секунд и перевел взгляд на небо. Снежинка упала ему на ресницу и он прищурил один глаз. - Кого из нас сейчас невидимыми чернилами пишется история, интересно?

0

8

- Когда я с труппой я даже не замечаю как легко у меня в голове умещается сразу несколько планов важных дел. Наверное, мне нравится путешествовать ещё и потому, что в пути я вспоминаю, что такое принадлежать в первую очередь только себе.
- Это из-за магии, - эльф деловито кивает, решая, что пора уже менестрелю узнать эту тоненькую подробность, подмеченную им сегодня в поведении юноши, - Ты тратишь ее, даже не замечая, используешь всю свою жизнь. Потому тебе не составляет никакого труда держать внимание толпы, держать в голове кучу планов. Это настоящий дар и им вполне можно гордиться.
Они останавливаются возле промерзшего фонтана и Тайа присаживается на край, даже не обращая внимания на то, что сидеть на ней даже прохладно. Несущиеся мимо дети, женщины, несущие домой корзины с едой. Идилия. Город абсолютно очаровал шамана. Из сумки всю дорогу увлеченно выглядывал Йоко. Здесь он был таким же чужаком, как и эльф, а значит их изумление всем происходящим здесь с легкостью делилось на двоих.
- Я не пытаюсь себя принизить, - Тайарель почти возмущенно чихнул, закрывая ладонями лицо и довольно резко подаваясь при этом вперед, [b]- Я просто так вижу и воспринимаю. Сейчас я слишком хорошо вижу, что веду тебя. Это наш с тобой путь, Элрин, но я здесь скорее проводник для незрячего, нежели бегущий впереди тебя. Но в этом нет ничего зазорного или унизительного. Здесь моя роль... Действительно важна. Она имеет цель, смысл. Но там, в конце, надежды возлагаются именно на тебя.[/b]

0

9

- Ты тратишь ее, даже не замечая, используешь всю свою жизнь. Потому тебе не составляет никакого труда держать внимание толпы, держать в голове кучу планов. Это настоящий дар и им вполне можно гордиться.
- Магии? Не знаю... Всё ли в этой жизни можно связать с магией?
Элрин встал в одном шаге около Тайареля, который решил передохнуть у замерзшего фонтана. На его дне образовался парусантиметровый слой серебристого льда, знак того, что когда отключили подачу воды - та ещё немного оставалась в бассейне. Теперь же она представляла собой красивое, разукрашенное морозом и снежинками полотно. Каким красивым был бы плащ или платье, сделанный из подобного материала! Пока менестрель с удивительно вдумчивым видом рассматривал замерзшую воду, он продолжил говорить.
- Мне бы хотелось верить в то, что всё, что у меня выходит сейчас - это результат долгих стараний, а не магии. Возможно, потому что я чистокровный лейар, как мои родители, как их родители и родители их родителей... - эльф усмехнулся. - Ах, неважно. Так вот, возможно магия действительно играет очень важную роль в моей жизни, хоть я сам того не замечаю. Но даже пока мы деликатно не замечаем друг друга - она не брызгает радужными лучами из моих глаз, например, а я не вспоминаю о ней, всё идёт хорошо. Но. - Элрин оторвался от созерцания замерзшей глади и взглянул на внутреннюю сторону своих ладоней, пошевелил пальцами. - Раз уж ты говоришь, что это дар... так тому и быть. До какого-то момента мне нравились перемены в моей жизни, но эту я буду пускать в нее понемногу. Не сердись за меня за это, мудрый шаман.
Плечи синего плаща Элрина стали почти совсем белые от скопившегося там снега и парой легких жестов он стряхнул снежинки. Они тут же потерялись в потоке других падающих собратьев. Звонкий чих Тайареля заставил Элрина вздрогнуть и он тихо рассмеялся.
- Будь здоров, пожалуйста. Нам не стоит гулять весь день на таком морозе. В таверну, правда, возвращаться всё ещё не хочется.
- ...Но там, в конце, надежды возлагаются именно на тебя.
- В таком случае я безукоризненно исполню свою роль до конца, как и обычно. - как артист с огромным стажем он мог позволить себе такую самоуверенную фразу, хотя всё равно она звучало по-шутливому и несерьёзно, причиной тому были и лукаво приподнятые уголочки глаз, и немного ироничный голос. - В конце концов, вдруг моё предназначение в конце нашего пути это перевести какую-нибудь бабушку через торговый тракт. Ночью. Освещая путь магическими светлячками. Ничего великого, зато какая большая польза! Ох, эти разговоры о будущем такие серьезные, а толку никакого не дают. Не нравятся они мне. - устав кутать руки в рукава, менестрель подошёл к шаману и протянул ему свои ладони с легким намёком. - Тайарель, мои руки просто ледяные. - жалобно протянул он.

0

10

- Раз уж ты говоришь, что это дар... так тому и быть. До какого-то момента мне нравились перемены в моей жизни, но эту я буду пускать в нее понемногу. Не сердись за меня за это, мудрый шаман. Будь здоров, пожалуйста. Нам не стоит гулять весь день на таком морозе. В таверну, правда, возвращаться всё ещё не хочется.
- Я буду здоров, если ты просишь об этом... Мне хотелось бы еще немного посмотреть город, все же, мне все время кажется словно вот-вот, но он ускользнет от меня как один из снов о таких прекрасных местах, - шаман совсем недолго сидит притихнув, разглядывает морозные узоры, которые всего пару секунд назад так внимательно изучал его спутник, а потом внутри что-то колыхнулось. Обида? Злость? Совсем слабо, он слишком давно в последний раз испытывал это не слишком приятное чувство. Он был не согласен с Элрином. Перед его глазами растворился образ мечтательного и жизнерадостного спутника, вместо него вдруг появился какой-то непослушный, глупый мальчишка, каким он сам был очень давно, еще во времена своего обучения, - Элрин, так с магией нельзя. Я вижу ее. Я чувствую. У тебя есть талант, воспитанный твоими родителями, ты прекрасно играешь и поешь, но твое колдовство... Это ведь... Это чудо. Это часть твоей души. Нельзя просто так взять и отбросить ее. Точнее, ты уже это делаешь и в итоге только расходуешь себя зря. Элрин, немного приоткрывшись, ты сможешь исцелять животных и людей, помогать ослабшим растениям, зажигать себе по вечерам путевые огни, видеть будущее... Нельзя сказать, какой именно магией ты обладаешь, если ты отказываешься ее видеть. Словно у тебя в руках есть ноты, но нет инструмента, на котором ты мог бы их сыграть.
Тайарель потер замерзшие ладони и спрятал их в теплые рукава. Он некоторое время смотрел под ноги, там на мостовой снег местами стерся и показались серые камни. Странная картина. А потом эльф произнес фразу от которой шаман на секунду кажется связался со своими лесными духами, потому что в сознание ударило вспышкой какое-то неразборчивое, похожее на обрывок страшного сна видение.
- В таком случае я безукоризненно исполню свою роль до конца, как и обычно.
- Элрин, - он продолжал говорить спокойно, но в нотках уже мелькала какая-то новая интонация, - Ты не на сцене. Это твоя жизнь. Никогда нельзя так шутить насчет своего предначертания, своей судьбы или чего-то подобного. Если небеса делают тебе такой подарок и ты можешь хоть краешком сознания увидеть то, что может тебя ждать впереди... Если ты видишь себя только актером, куклой на помосте, то возможно после перевода этой бабушки ты и впрямь окажешься отброшен судьбою. Звезды всегда ведут тебя по дороге, которую ты выбираешь сам.
Эльф достаточно строго посмотрел на Элрина, когда тот протянул ему свои ладони, несколько раз он потер их своими тонкими пальцами, а потом убрал их и негромко предложил.
- Согрей их своей магией. Это ты уже можешь.

Отредактировано Тайарель (16 Сен 2014 21:27:08)

0

11

- Нельзя просто так взять и отбросить ее. Точнее, ты уже это делаешь и в итоге только расходуешь себя зря.
- Я лишь пытаюсь немного замедлить процесс осваивания этой самой магии, а не отбрасывать. Я уяснил за всё время нашего с тобой знакомства, что раз это есть и это проявилось, то не стоит закрывать на происходящее глаза.
- Если ты видишь себя только актером, куклой на помосте, то возможно после перевода этой бабушки ты и впрямь окажешься отброшен судьбою. Звезды всегда ведут тебя по дороге, которую ты выбираешь сам.
- Я вижу себя тем, кем я являюсь, Тайарель, - Элрин покачал головой и прядка волос упала ему прямо посреди глаз. - Кто я сейчас? Я актёр своей труппы, менестрель в путешествии, сын и помощник своих родителей, а ещё друг своих друзей. В перспективе - обладатель какого-то вида магии. Я не выделяю из этого списка чего-то основного. А значит изменится ли что-то в моей судьбе, если я "переведу эту бабушку"? Прости, если я разочаровал тебя. Может быть, сейчас я кажусь тебе совсем не тем эльфом, которого ты повстречал тогда в лесу. - лейар проследил за тем, как пальцы шамана согревают его собственные без особой инициативы и это немного укололо его где-то в сердце.
"Ладно. Может, не стоит больше такого просить. Может, то, что происходит сейчас, итак слишком насыщенно для Тайареля. Хорошо..."
- Согрей их своей магией. Это ты уже можешь, - послышался голос шамана, когда тот убрал свои руки с ладоней беловолосого менестреля.
- Я... зачем?
"Разве магия не нужна для того, чтобы творить какие-то волшебные дела? Неужели использовать её для своего удобства каждый раз - это правильно? И каждый раз, когда только заблагорассудится... Нет. Я что-то делаю не так. Я помню моего знакомого мага, который использовал магию и для того, чтобы облегчить себе жизнь. Это смотрелось естественно... Вот. До этой мысли мне стоило дойти раньше."
- Я попробую, - тихо сказал Элрин.
Поняв, что он не хочет, чтобы Тайарель наблюдал за попытками чудесным образом согреть себе ладони, лейар отвернулся от него. Приподнял свои ладони, вновь глупо их оглядев.
"Прогони прочь этого глупого Элрина, Ниэл'Лин, и поделись немного своим разумом..." - он негромко вздохнул.
-... может быть, тебе даже кажется, что я пустышка, та самая куколка на помосте. Но разве вся наша жизнь - это не игра? Разве ты не меняешь свою роль, общаясь каждый раз с кем-то новым? Разве мы не эти самые куколки, наполненные мыслями и чувствами?
"Здесь не должно быть ничего трудного. Стоит просто сконцентрировать всю силу на ладонях и... что-то предпринять, чтобы они согрелись. Определённо, проще быть не может."
- Ты сказал, что это чудо. Должен ли я ради такого чуда отбросить всё, что делал раньше? Тайарель... твои слова звучат именно так. Будто ты обвиняешь меня в этом.
"Я всё делаю правильно!"
Узкие ладони менестреля начали наполняться теплом.
- У меня вышло, - без особой радости оповестил он.
"Но я не хочу согревать их магией."
Так же, как по воле Элрина тепло прилило к ладоням, оно из них и ушло. Лейар нерешительно повернулся к шаману и натянул на лицо улыбку.
- Я ещё не слышал тебя таким... рассерженным. Я пойму, если ты не захочешь продолжать со мной путь.

0

12

Тайарель слушал эльфа и медленно, тяжело дыша старался отгонять то, что так настойчиво сейчас билось в его сознание. Они отдалялись. Видения обрывчатые, совершенно дурные, мешаются с реальностью. Неприятно, когда в твою реальность вторгается немного иные реалии, к тому же, явно направленные на кого-то другого. Словно по кирпичикам всего за сотую долю секунду перед ним возникла стена, тут же исчезая, обрушиваясь прямо на него самого. С каждой фразой юного эльфа, стоявшего рядом с ним, он чувствовал себя все хуже. Такие видения сводят с ума и являются тем, кто повел своего подопечного по ложному пути, кто не смог правильно подтолкнуть их, вывести к нужному повороту, подсказать вовремя.
Ясные зеленые глаза шамана на секунду темнеют в мутной дымке. Это метель? Откуда она здесь? Он стоит где-то очень далеко от города, где они сейчас. Так холодно, что кажется, двинувшись, он просто разобьет одну из своих заледеневших конечностей. Каждое слово эльфа это новый порыв ветра, новый поток льда, уносящий вникуда хриплый, совсем тихий голос Тайареля. Как же можно протянуть руки к тому, кто пытается сбежать от тебя, отчаянно при этом отбиваясь.
Нет-нет, это вовсе не он разочарован в Элрине. Эльф действительно был еще совсем молод и довольно глуп, он был слеп, но прежде всего... Эльф боялся. Тайарель видел это. Менять свою жизнь, мысли. Тайарель был готов ему помочь. Но был готов Элрин принять его помощь?
Как только эта мысль задела краешек сознания шамана, видение исчезло, оставляя только дрожь в пальцах. Хотя если бы только в пальцах, чувство липкого страха никуда не ушло, как и чувство собственной хрупкости. Волнительно? Еще бы, сначала успокоить мысли, потом Элрина. Но как можно успокаивать мысли, когда вот-вот сломаешь чужую судьбу?
Тайарель ловит ладонями тонкие руки юноши и прижимает их к своей груди, дрожащими пальцами оглаживая уже и без того теплые, но все еще красные костяшки пальцев. У Тайареля всегда слишком невыразительное лицо, но сузившиеся зрачки ясно выдавали страх. Он поднимает их чуть выше, прижимается к ним теплыми губами, закрывает глаза и шумно выдыхает согревая их своим дыханием.

0

13

Тишина, которая повисла после всех сказанных слов, Элрину не нравилась. Элрин не любил такую тишину. Здесь стоят два далира, которым есть что сказать друг другу, но они сказали что-то совсем неправильное, а теперь пожинают плоды. На душе стало неприятно и как-то стыдно.
"Нельзя понравиться всем. Мне всегда это говорили. Я, конечно, пытался, но..." - лейар направляет взгляд к шаману и прикусывает свою щеку со внутренней стороны. "Не вышло, кажется. Пора признать поражение, да?"
Юный эльф уже представил в голове сцену их расставания. От неё стало невыносимо грустно, так, что в горле застыл корм. Они провели вместе совсем немного времени... нет, чуть больше, чем "немного", но Элрин здорово привык к этому шаману. Ему было привычно расставаться со спутниками на позитивной ноте, желая друг другу счастья и удачи, но не... так. Не говоря неправильные слова так тихо, неохотно и смято.
Он расстроенно опустил взгляд, чувствуя, что желание натягивать улыбку сошло нет.
"А потом я буду вспоминать его и грустить. Да? Так обычно происходит с теми, кто разорвал тоненькую связующую ниточку... Нет! Что же я делаю?"
- Тайарель, я... - начал было он и голос юного лейара от нерешительности подрагивал.
Но фразу он не продолжил, потому что случилось то, надежду на что менестрель потерял ещё в самом начале разговора. Его серебристые глаза удивленно распахнулись, не веря в происходящее он смотрел на то, как шаман забирает его ладони в свои, поднимает их и согревает своим дыханием. Руки Элрина вздрогнули, когда он ощутил чужие горячие губы на своих ладонях. Один шумный выдох, согревающий кончики пальцев, второй, третий... Менестрель, похоже, мог смотреть на эту картину бесконечно и бесконечно же ощущать как сжимается сердце, но уже не от тревоги. Да, мучительно, но, вероятно, можно было назвать эту муку приятной.
"Всё в порядке..? Ведь правда?.. Он не сказал того, что я боялся услышать..."
Ком, застывший в горле, пробился чуть выше и Элрин всхлипнул. Глупый маленький лейар, вот кем он сейчас себя ощущал, а главное кем был на самом деле. Неопытный, верный своим розовым идеалам, наивный, а оттого кажущийся глупым.
Потом раздался ещё один всхлип, Элрин шмыгнул носом и склонил голову так низко, что мог коснуться лбом их сцепленных с шаманом рук. Слёзы облегчения на холодных щеках казались обжигающе горячими.
- Прости, - прошептал он. - Прости.
Кажется, он давно не был так счастлив, чем в тот момент, когда ладони Тайареля обняли его собственные.

0

14

- Я повел тебя не туда. Прошу, не отворачивайся от меня. Я слишком поторопился, должно быть, ты еще не готов, а я... - он притих, сжимая чужие ладони в своих. Шаман еще не замечал, что Элрин плачет, но все еще беспокоился, что тот больше не попросит о его помощи, оставит его где-нибудь здесь, в городе, а Тайарель отправится обратно в леса, где вечно будет чувствовать чужую судьбу, за которую уже не понесет ответа. Он говорил тихо, зная, что у него самого голос сейчас запросто может его подвести, дрогнуть. Но объяснить прямо, сказать все, что переживал сейчас было легче для Тайареля, - Мне нравится быть здесь, с тобой. Ты показал мне город. Показал, что не всякий пришедший в лес будет его врагом. Показал, как красив город и как приятно путешествовать с кем-то. Но мне тяжело, эти места для меня новые и чужие. И страшно  от того, что я могу подвести тебя, не помочь тебе вовремя... Что ты не услышишь что-то действительно важное. Но я забываю, что тоже могу быть неправ...  Элрин?
Он убирает одну руку и приподнимает голову юноши за подбородок, заглядывая ему в глаза. Длинные холодные пальцы сами начинают утирать горячие слезы с нежного лица лейара. Тайарель думает, что слезы совершенно не идут этому эльфу, словно это что-то чуждое для него, хотя именно тот ребенок, которого он увидел, сейчас и был перед ним.

0

15

Менестрель молча выслушивал всё, о чем ему говорил шаман. Он кивал головой, шмыгая носом, и так и не поднимал лица. Для Элрина, который исключительно редко затевал с кем-то конфликты, а если те возникали, то ловко их покидал, даже такая размолвка без повышения голоса была как маленькая трагедия. Он чувствовал себя виноватым за то, что не прислушивался к Тайарелю так, как хотел, чтобы тот к нему прислушивался. За то, что при всей своей деликатности Элрин всё равно повёл себя некрасиво, как он ни пытался этого избежать. Чем ближе тебе кто-то становится, тем сильнее ты боишься с ним поссориться, тем более неловким становишься в сами моменты ссор. Сейчас, когда Тайарель держал ладони лейара в своих, тот как никогда понимал, что лесной шаман стал ему очень близок, хоть они и были так различны во многих вещах.
- Но я забываю, что тоже могу быть неправ...  Элрин? - шаман заставил Элрина взглянуть тому в глаза, приподняв его подбородок, и Элрин тут же сделал вид, что это вовсе не он плакал. Его брови серьезно свелись и он вновь кивнул, показывая, что очень внимательно того слушал. Пальцы, утирающие его слёзы, напомнили менестрелю о детстве, а от этого стало в два раза стыднее, чем было до этого.
"Вот же плакса! Сто лет не плакал, а сейчас не удержался..."
- Нам не нужно ссориться, - проговорил лейар, заглядывая в ядовито-зелёные глаза шамана. Его щеки даже немного порозовели от того, как он залюбовался ими. - Будем более внимательными друг к другу и к себе, чтобы больше... не возникало такого. Я не хочу отворачиваться от тебя, Тайарель. Мне бы хотелось смотреть в твою сторону так долго, как я смогу...
От сказанной фразы как будто даже волосы на затылке зашевелились. Вспомнилось, как неохотно скользили пальцы шамана по его замерзшим ладоням, когда тот попросил их согреть.
"Я не пойму, где находится грань дозволенного с ним, пока не спрошу. Совсем не хочется ставить его в неловкие положения... заставлять из вежливости что-то делать... от этого же самому хуже. Хотя такой ли он? Не могу даже представить его делающим что-то из вежливости, с натянутой улыбкой..."
- И Тайарель... если тебе неприятно что-то, что я делаю по отношению к тебе, скажи мне сейчас, пока еще есть время не обижаться друг на друга ещё и за это.

0

16

Тайарель не совсем понимал, что они поссорились и тем более не понимал, виноват ли кто-то из них и если виноват, то в чем именно. Себя он виновным не чувствовал, да и в поведении Элрина ничего особо страшного шаман не приметил. Скорее он ощутил себя так, словно он сейчас поменялся местами со своим учителем, который когда-то давно отчитывал и его самого, невнимательного и бойкого юношу, которому лишь бы в степь, да к лесу поближе. Теперь перед ним такой же Элрин которому лишь бы петь да на сцене выступать, а слушать своего Тайареля ему времени не хватает.  А не слишком ли большую ношу взвалил на себя сейчас лейар, ощутив себя учителем? В конце концов, он всего лишь помогает Элрину увидеть его ниточку судьбы и следовать по ней. Но юноша был настолько глух, что похоже, достучаться до него порой будет трудновато.
- Нам не нужно ссориться. Будем более внимательными друг к другу и к себе, чтобы больше... не возникало такого. Я не хочу отворачиваться от тебя, Тайарель. Мне бы хотелось смотреть в твою сторону так долго, как я смогу...
- Прости меня, Элрин, я не хотел этой ссоры, если это была она. Ты прав, я постараюсь лучше слушать тебя и не упускать ничего из внимания, - он тепло улыбнулся, утыкаясь своим лбом в лоб эльфа, тихо хихикнув, - Элрин, ты ведь уже спрашивал у меня это. Когда мы были в тарверне. Траверне... Ммм, когда мы там были, ты спросил что-то совершенно подобное. И я говорил, что все, что ты делаешь, нравится мне. Кроме того момента, когда ты перестал меня слушать. Но мне хорошо с тобой. Приятно. Весело. Интересно. Элрин, почему тебя так беспокоит этот вопрос?

0

17

Элрину показалось, что на душе у него полегчало, когда Тайарель так по-обыкновенному хихикнул, но последующий вопрос заставил его покраснеть ещё сильнее, понимая, что трудности еще не прошли. И почему тут такие неприятности с этим Тайарелем и симпатией к нему? Когда это менестрель не находил слов, чтобы выразить свое отношение к тому, кто ему небезразличен? Элрин тихо-тихо вздохнул. Глаза шамана сейчас находились совсем рядом с серебристыми глазами менестреля, а это добавляло дополнительных проблем.
"Как же они красивы. То как летняя листва в обычное время, а в серьезные моменты - настоящий яд. Я не могу найти другого слова. Он так приятно отравляет мысли..."
Менестрель понял, что его молчание затянулось, пока он разглядывал глаза своего визави.
"Хорошо со мной. Приятно. Весело. Интересно. Так, значит? Только сейчас я понял, в чём может выражаться настоящая трудность общения с шаманом, прожившим всю жизнь в лесах. Мы ведь мыслим по-другому. Я говорю одно, а он может понимать другое... Занимательные вещи кипешуют в твоей голове, Элрин, давненько такого не было, а?"
- Почему он меня беспокоит... - вторил Тайарелю менестрель, а потом по-простому улыбнулся, прикрыв глаза. - Мне бы не хотелось отвечать на этот вопрос. Но я сделаю исключение, ведь ты и намёки понятия совершенно несовместимые, а? - он усмехнулся. - Когда кто-то нравится тебе, ты хочешь до него дотрагиваться так часто, как только можешь. Ты любишь тепло, которое следует за этими прикосновениями. Оно расцветает в тебе, подобно цветку от лучей солнца. Если случается так, что второму не нравится, то всё сразу становится иначе. Это неправильно. Я беспокоюсь об этом, ведь не хочу, чтобы тебе было неприятно. Мне нравится твоё тепло, Тайарель. И мне становится грустно, если ты отворачиваешься от меня в такие моменты. Пожалуй, это будет самым подробным объяснением. Есть ли еще какие-то моменты, которые ты не улавливаешь в моем поведении и словах?
"Помимо всего прочего, вдруг подумал я, но как всегда слишком поздно: а может у шаманов какие-нибудь... пунктики касаемо близости с кем-то другим? Тайарель, конечно, уютно обнимается, когда спит рядышком со мной, но это ведь может и не входить в "близость" в его понятии... "

0

18

- Любовь, Элрин? - Тайарель смеется чуть громче, когда в его глазах начинает расцветать настоящее счастье. Нет, рано говорить о бесконечно верной любви к Элрину, это чувство он еще не мог осознать в полной мере, но разве учитель не говорил об этом, о таких вещах? Он-то надеялся, что Тайарель не будет засматриваться на юных найарок, да он впрочем, послушав об ужасах, которые с ним делает любовь, сам испугался этого чувства. Но рядом с Элрином это чувство становится не таким уж и страшным. Шаман немного отстраняется, сжимая холодные ладони эльфа в своих руках. - Я не знал, что ты тоже так чувствуешь. Ты невероятно теплый, Элрин. Когда я к тебе прикасаюсь мне кажется, будто внутри у меня расцветает весна, это невероятное чувство. Я не думаю, что хоть когда-либо хотел тебя задеть или обидеть отвернувшись, я всего лишь ложился так, чтоб мне было удобно. Я давно думал об этом. Связь судеб скрепляет людей вместе очень надежно: я иду подле тебя, я чувствую тебя, я держу тебя за руку. Мне хорошо с тобой. Мне страшно остаться без тебя.

0

19

- Любовь, Элрин?
Элрин мгновенно зарделся и замотал головой, то ли не соглашаясь, то ли прогоняя от себя свои мысли.
- Любовь - это сильная эмоция. Ты любишь человека и всё в нём лишь когда знаешь всё о нём, когда видел его в проверенных  ситуациях, когда ваша взаимная преданность друг другу так высока, что ты готов жизнь отдать... - когда он рассказывал об этом чувстве, то перед глазами у лейара сразу всплывал образ его родителей. Пока что они были для него самым настоящим и прекрасным примером бесконечной любви друг к другу. То, как отец нежно целует светлую щеку матери утром, как она набрасывает на худые плечи своего мужа шерстяное покрывало, если тот засиживается вечерами за сценарием пьесы... Множество трогательных мелочей, множество сильных вещей из которых складывалась редкая, но восхитительная картина под названием Любовь. - Это очень сильное слово, Тайарель, сказать, что ты любишь кого-то. Словно открыть своё истинное имя. Мне бы хотелось однажды обрести истинную Любовь, а не россыпь влюбленностей... - Элрин улыбнулся шаману. - Хочу сказать, что ты выделяешься из всех. То, что я чувствую к тебе... особенное, уникальное чувство. Чтобы ты не подумал о том, что я равняю тебя со всеми легкомысленными влюблённостями.
- Связь судеб скрепляет людей вместе очень надежно: я иду подле тебя, я чувствую тебя, я держу тебя за руку. Мне хорошо с тобой. Мне страшно остаться без тебя.
"Я никогда не слышал таких слов в жизни. Только в романтических поэмах или трагедиях, которые потом ставились на сцене. И не думал, что однажды столкнусь с тем, кто станет частью моего полотна судьбы... Действительно страшно лишиться этого, если ты это обрёл. Я понимаю о чём говорит Тайарель и мне так радостно от этого."
И хоть Элрин и не подозревал, что шаману физически становилось плохо от момента, когда те повернули не по тому пути, который им предлагала судьба, он всё равно поверил в слова Тайареля. Такой он был на самом деле - верил во всем тем, кому изо всех сил хотел верить.
- Твои слова делают меня счастливым, хотя две минуты назад из моих глаз текли слёзы, - сказал лейар. - Значит, нам нужно держаться друг за друга и мы не потеряемся. 

0

20

- Словно открыть своё истинное имя. Мне бы хотелось однажды обрести истинную Любовь, а не россыпь влюбленностей... Хочу сказать, что ты выделяешься из всех. То, что я чувствую к тебе... особенное, уникальное чувство. Чтобы ты не подумал о том, что я равняю тебя со всеми легкомысленными влюблённостями.
- Так значит, ты частенько бываешь легкомысленно влюблен? Я бы и не подумал на тебя никогда. Для меня ты выглядишь пусть иногда наивным, но всегда надежным, - Тайарель немного неловко пожал плечами, услышав слова Элрина об именах, - У меня нет истинного имени, Элрин, но я все равно понимаю, о чем ты говоришь. Учитель говорил, что для шамана так даже лучше - оставаться пустым, чтоб принимать чужие судьбы, чувствовать мир вокруг ярче. Так видения приходят ярче и точнее, хотя иногда они становятся почти болезненными. Если мы идем не туда - я вижу это, я чувствую, от подобного можно иногда и сознания лишиться. Но я не об этом. Я тоже чувствую тебя... Нет... Испытываю к тебе совершенно особенные чувства.
Тайарелю в каком-то смысле было сложнее рассуждать о любви. Он не видел любви родителей друг к другу, не видел и любви к себе от них. Видел краешком глаза как его сверстники брали друг друга за руки и шептали что-то друг другу на ухо. Но он не видел истинной стороны этого чувства. Не ощущал. Любовь нельзя познать по чужим рассказам. Нельзя сказать, что он врал сейчас Элрину. Но он говорил то, как понимал свои впечатления и эмоции. Шаман отпускает ладони своего спутника и немного отстраняется.
- Мы и не собирались разбегаться, разве нет, Элрин?

0

21

Внушительных размеров птица влетела в город, будто что-то или кого-то разыскивая. Птица уловила двоих и словно тень спустилась вниз, постепенно превращаясь в человеческий силуэт.
Силуэт обернулся высоким мужчиной, который со всей строгостью смотрел на темноволосого эльфа.
- Тайарель, ты не вовремя ушел. Шаманы ищут тебя. Срочно возвращайся.
Взгляд эльфа был тяжелым и не предполагал возражений. Мужчина Взмахнул рукой и обернулся птицей, взмыв в небо.
http://doramakun.ru/thumbs/users/13182/dkKDNvxKnsQ-383.jpg



Тайарель, с ужасом и сожалением посмотрел на Элрина, к сожалению он не мог перечить посланникам.
Прости.... - прошептал эльф. Поток воздуха поднял его и унес в неизвестном направлении.

0

22

"Не может быть", - думал Элрин, провожая взглядом удаляющуюся фигуру. - "Это какая-то шутка? Издевательство? Такое вообще случается?"
За считанные мгновения он остался в одиночестве, стоя посреди оживленных улиц Кипсбурга. Некоторые зеваки провожали взглядом удаляющиеся фигуры с непониманием на лицах, но им было далеко до непонимания ситуации Элрина. Он был... разочарован. Расстроен. Разбит. Он не услышал даже ожидаемого "До встречи" от Тайареля. Ничего. Вот, пять минут назад он, Йоко и шаман ещё шли такой весёлой компанией, а теперь, когда фигуры в небе совсем скрылись, это казалось бредом воспаленного сознания.
- Ох, - менестрель почувствовал, как почва начала уходить из-под его ног и сделал пару шагов по направлению к ближайшему зданию, после чего привалился к нему спиной.
Вдруг начал явственно ощущаться и мороз, и гул толпы вокруг, и вся эта толкучка как-то начала давить и раздражать. Элрин глубоко вздохнул и опустился на землю, провёл ладонью по лицу. От мороза покалывало кожу на пальцах, пусть те и были даже в перчатках. Мёрзли кончики острых ушей, нос и щёки. Эльф запрокинул голову и уткнулся затылком в ледяную стену здания, закрыл глаза.
"Какая... нелепость. Я почти... влюбился, поверил в его предсказание, а в итоге... Сказки не случилось, менестрель. Очередная твоя история закончилась грустно."
Путь, проложенный под его ногами в этот раз, был изначально не верен. Элрин даже не мог понять, где ошибся, чтобы хоть что-то усвоить из полученного урока. Пока всё, что он получил в конце этого пути, была тоска и грусть. С любыми встречными, кто не казался лейару ну очень нехорошими, он был открыт и приветлив. Легко доверял и подпускал к себе. Легко, как ему казалось, отпускал. Казалось. Было дико и больно думать о том, что их с шаманом планы обратились в ничто, что сегодня в постоялый двор Элрин вернется один. Отдаст деньги за простой и покинет это место как можно скорее. В этот раз приветливый Кипсбург не принёс тех же светлых впечатлений, что и всегда. Вообще-то, хотелось заплакать, чтобы не было так грустно и обидно от того, как быстро и без оглядки его покинули. Но слезы ничего не вернут, так что незачем на них растрачиваться.
- Н-да, Ниэл'Лин... - прошептал он себе под нос. - Тебе нужно быть более осторожным в своих привязанностях впредь...
Да. Вот, пожалуй, тот урок, который можно было усвоить из истории с шаманом. Элрин невесело усмехнулся. Детским - пожалуй, его поведение всегда было излишне детским. Похоже, пришла пора повзрослеть, чтобы впредь не было так грустно. "Заботься о себе в пути", - всегда говорят родители. И помимо хорошего питания и сна, кажется, нужно ещё и не привязываться к каждому, с кем ты общаешься больше двух дней. Что ж, такие открытия лучше делать поздно, чем никогда.
Менестрель с серебристыми волосами неохотно открыл глаза. Медленно поднялся, придерживаясь за стену. Подоткнул потеплее шарф. И, словно пребывая в дремоте, побрёл разбираться с оставшимися делами, чтобы покинуть этот город скорее.
------------> Техбургер ----------->Улицы

Отредактировано Elreen (6 Мар 2015 00:07:01)

+1


Вы здесь » AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара » Кипсбургское Королевство » Улицы (29 Хадиэль 2758 )


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC