AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара » Принятые анкеты » Именем закона, мать твою!


Именем закона, мать твою!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Имя, фамилия, прозвище
Харви «Святоша» Хардзиган
2. Возраст
Сорок лет
3. Раса
Оборотень Волчар
4. Профессия
Офицер полиции
5. Родной Город / Территориальная принадлежность
Волчья яма

6. Внешность
Высокий коренастый мужик с длинными тёмно-русыми волосами. Грозный взгляд светло-серых глаз буравит собеседника. В основном «боевая» стойка (даже когда пьяный, разве что пошатывается): смотрит исподлобья, сутулится, руки сжаты в кулаки.
Носит бороду и усы, что придаёт виду ещё больше грозности, часто борода отрастает в силу элементарной лени сбрить или подровнять.
Большие, сильные руки и ноги, мощный торс, широкие плечи, из-под небольшой «трудовой мозоли» всё ещё пробиваются очертания пресса. Несколько шрамов на спине, один на груди и ещё один на голени, все мелкие, от ножевых. Так он говорит.
Обычно одет в чёрную рубашку или свитер с горлом, мятые чёрные брюки с чёрным ремнём, чёрные мужицкие высокие сапоги и, не поверите, чёрный длинный кожаный плащ. Ну и шляпа, да, иногда он носит шляпу. Оружие спрятано под одеждой… Иногда.

7. Биография
Ржавый пояс. Дыра. Рай беззакония. Два малолетних юнца не просто жили, выживали в таких условиях. Ивирус всегда был задиристым и сильным духом парнем, а вот Харви, напротив, был слишком спокоен и справедлив для места, где нет справедливости, из-за чего сверстники и считали его немного глуповатым и наивным, несмотря на не по годам развитый интеллект, который замечал только брат. 
Они дополняли друг друга, хоть мелкого Харви (он был младше брата на пять лет) считали тенью Ивируса, но в сложных ситуациях именно рассудительный Харви находил выход из передряг.
Несмотря на это, в банде ровесников именно старший был лидером, а младший являлся правой рукой, что нравилось далеко не всем, ведь каждый считал себя лучше «мелкого святоши», но спорить никто не решался. Главной причиной, разумеется, были братские узы, но была и ещё одна: спокойный и слабохарактерный с виду Харви славился своей ловкостью в облике зверя. За ним едва мог уследить самый сильный и крепкий из оборотней района – его брат.
В этой, казалось бы, простой семье волчаров, было не всё так, как в остальных подобных семьях. Отец мальчиков, которого те ни разу не видели, был полицейским, выходцем из более, так сказать, цивилизованного округа Теха. Разумеется, его презирали в Яме за честность и порядочность, поэтому мать старалась не распространяться об их отце, да и им не решалась говорить.
Роман был тайным. Это была чистая и светлая любовь, зародившаяся в грязном и тёмном уголке мира, о котором никто не должен был знать, чтобы Ивирус и Харви росли в хотя бы относительной безопасности без шанса быть заколотыми своими же. Разумеется, злые языки поговаривали, что ребята уж очень похожи на «мерзкую псину» из столицы, особенно справедливый и порядочный младший. Сама же женщина утверждала, что их отец был вором и преступником, коварным и злобным… в общем, таким же, как и большая часть жителей района, и сыновьям велела говорить точно так же.
О своём настоящем отце братья узнали в пятнадцатый день рождения Харви. Этот момент стал переломным в жизни обоих. Старший возненавидел мать за обман, равно как и отца, которого никогда не знал. Ивирус поклялся отомстить за всё горе и страдания, что перенесла их мать, воспитавшая их одна.    Окончательным решением Ивируса было уйти из дома и отыскать горе-папашу. Харви отказался оставлять мать одну и уходить с братом. Пытаясь уговорить брата остаться, он, видя, что слёзы матери не помогают делу, отчаянно выкрикнул, что станет стражем порядка, найдёт и арестует Ивируса, если тот пойдёт против закона и станет таким же, как другие выходцы Ямы.
Старший лишь посмеялся в ответ, сославшись на отсутствие честности и порядочности в органах власти, не забыв указать на разницу в их силе и возрасте. Назвав брата наивным ослом, он пожелал ему удачи в поимке мелких сошек… и ушёл.

Со временем Ивирус действительно стал знаменитым. Его портрет весел в каждом городе, за его голову обещали огромные деньги, равно как и за сведения об его жене Илеаноре, наёмной убийце.
Харви же, оставаясь таким же порядочным и честным, и вправду поступил на службу в полицию к последователям «Гросса Тени». Его глаза сверкали благодатным огнём и надеждой, верой в светлое будущее. Он хотел положить конец преступности и беззаконию, сделать этот мир лучше. Он хотел, чтобы мать им гордилась, чтобы старик-отец заметил его и сам нашёл его, признал в Харви свою кровь. Хотел, чтобы брат увидел, что мир без преступности – лучший мир, и раскаялся, одумался, исправился.
Таким фанатиком Харви оставался ещё несколько лет, пока его глаза не узрели всю правду жизни.
Среди стражей порядка находились ровно такие же сволочи, как и те, кого они сажали за решётку, а глаза «бессердечного головореза» перед казнью иногда были светлее и честнее глаз пострадавших, добившихся его обвинения. В самом участке творилось такое же беззаконие, пусть все и ходили скрыто под масками доблести. Да, такими «доблестными» были далеко не все, да и превышали полномочия далиры не от хорошей жизни, но всё же Харви, как ни старалось начальство, гнул свою линию и оставался «святошей» до своего двадцатилетия, за что и получил прозвище среди сослуживцев.
Всё началось с предложения о переводе в другой участок. Письмо пришло из самой столицы. Больная на то время мать не верила своим глазам и уговорила сына ехать, уверяя, что с ней всё будет хорошо. Харви понадеялся, что такому благоприятному развитию событий поспособствовал отец. Отчасти так оно и было.
По прибытии в город Харви был встречен, к его удивлению, не добрыми полицейскими, а странными личностями в чёрных одеяниях. Любой дурак бы заподозрил неладное, но фраза «Отец ждёт Вас» притупила бдительность тогда ещё молодого парня. Харви был схвачен далирами в таких же одеяниях, поэтому лиц он не запомнил. Всё, что он запомнил – маленькую ручку гнома, сложенную в непонятный для парня знак, и успокаивающее «ты проснёшься новым человеком». Дальше было темно и пусто. Иногда сказанная фраза проносилась в голове гулким эхом, заставляя задуматься, ведь Харви не был человеком, разве что с виду, но ведь они должны были знать… а кто они? Зачем он им нужен? Почему именно он? Откуда узнали об отце? Что будет с матерью? – этими и не только вопросами задавался Хардзиган, не знающий, жив он или мёртв.
Очнувшись, полисмен обнаружил себя привязанным к кровати и голым по пояс. Всё тело жутко чесалось, местами жгло. Парня знобило. Не желающими нормально раскрываться глазами Харви разглядел на своём теле непонятные знаки и руны, которые, словно извивающиеся змеи, ползли от груди до торса и скрывались за казёнными изодранными штанами. Судя по тому как они чесались, волчар понял, что почти всё его тело от шеи до пяток изуродовано этими наколками.
Ярость охватила Харви. Он яростно зарычал, но не узнал собственного рыка, который теперь совершенно не походил на рык оборотня. Он попытался превратиться, чтобы вырваться из связывающих его ремней и наказать жалких обманщиков, воспользовавшихся знаниями об его отце, чтобы заманить его и сделать с ним такое. Он попытался превратиться и…не смог.
Что-то мешало ему, но Харви не понимал, что.
На крик сбежались далиры. Комнату быстро заполнили дворфы, оборотни, которых  парень, к его удивлению, учуял своим волчьим нюхом, и ещё несколько людей. Никто не отвечал на его вопросы и требования освободить. Все просто стояли и смотрели. На этот раз их лица не были скрыты под масками или капюшонами, поэтому Харви видел, как одни улыбались, другие стояли с разинутыми ртами, третьи и вовсе тряслись от страха, не в силах оторвать от Хардзигана глаз.
Последним штрихом этой сцены стал гном, вошедший последним со шприцом в руках. Ласково попросив парня успокоиться, он приблизился. Разумеется, волчар не послушался, стал громко кричать, звать на помощь, брыкаться. Его держали, наверно, шестеро, не учитывая самого гнома, вколовшего Харви какую-то дрянь, после чего тот снова погрузился в долгий сон. Никогда до сего дня Хардзиган и не подумал бы, что бывают гномы такого типа, как этот.
Со временем, когда отчаянные попытки сопротивления, а позднее и бегства, сошли на нет, парня таки ввели в курс дела. Он стал частью, по словам доктора Думркха - так звали гнома – правительственного эксперимента по созданию специального подразделения полиции по борьбе с нечистью, оккультистами и прочими фанатиками, занимающимися чёрной магией. Они, так похожие на таких же оккультистов и фанатиков, уверяли волчара, что ему дан дар, позволяющий искоренить зло и сделать мир лучше. Утверждали, что такие как он станут мечом правосудия и справедливости.
Лавочку быстро прикрыли. Не прошло и месяца, как в здание, старое, с потрескавшимися стенами, видимо, подвальное (парня из него не выпускали) помещение ворвались войска и без лишних слов расправились со всеми надзирателями. К тому моменту уже потерявший надежду на спасение и уже ни в чём не уверенный Харви, напичканный обезболивающим и успокоительным, просто стоял в углу и наблюдал за смертью тех, кто называл его братом и охранял, готовил его к высшей миссии… по их словам.
Доктор Думркх на коленях умолял не трогать зелёно-синего от недосыпа и отсутствия смысла жизни жмурика с остатками сознания Хардзигана, но ответом ему был лишь удар обухом в висок.
Оборотня, к счастью или, к сожалению, убивать не стали. Вывели из действительно оказавшегося замшелым подвалом здания по узкому коридору, справа и слева от которого за запыленными или разбитыми окнами в комнатах лежали, кто на столах, кто на койках, а к то и просто на полу, трупы с такими же узорами по всему телу, что и у Харви, разного пола и возраста, но не младше самого волчара. Люди, оборотни, гномы, дворфы, вроде как даже пара вампиров, мужчина и женщина. Несколько трупов были укрыты тёмными тканями, из-под которой высовывались когтистые лапы или руки странного цвета, покрытые хитином или шерстью. Последним трупом, лежавшим в самом углу левой комнаты около выхода, был длинноволосый бородатый мужчина лет сорока на вид, крепкий, высокий и, казалось, умерший совсем недавно, так как кожа не была такой бледной, как у остальных, а волосы цвета вороного крыла были заплетены в аккуратную косу. Его лицо с мощной челюстью и небольшим шрамом на левой щеке показалось Харви знакомым.
Первое время Хардзиган вёл себя как овечка в стойле. Выполнял все команды вроде «стоять», «идти», «руки за голову», «встать сюда и выпрямиться», «не моргать», «не дышать», «сказать А». Кормили какой-то баландой, хлебом и водой, давали какие-то пилюли и порошки. И всё же это было лучше скудных харчей в подвале и ежедневных испытаний, которые он так ненавидел. Они заключались в метании в Харви огненных шаров, молний, ветряных вихрей и струй кипящей воды. Все заклинания, словно врезаясь в силовое поле, не поражали цель. Харви не наносилось никаких физических повреждений, но рассудок страдал, поэтому его и пичкали разными пилюлями что в подвале, что тут… где-то, Харви не помнил, что это было за место, но помнил мягкую постель, в которой он не мог уснуть из-за постоянных кошмаров. Ему снилось, что всё вокруг него горит, сверкает, искрится. Трупы на столах горели, кричали и извивались, корчились от боли, а длинноволосый бородач с шрамом на щеке открывал глаза, садился на месте, смотрел на Харви и звал его по имени. Потом его будили охранники и вежливая, спокойная и дружелюбная старушка медсестра осматривала его, взвешивала, помогала одеться и приносила еду. Так проходили долгие дни реабилитации. Так прошёл год восстановления.

На допросе доктор Думркх рассказал о своих исследованиях. Он признался, что не все расчеты были точны и поэтому многие добровольцы не перенесли операции. На вопросы о вампирах и прочей нечисти не отвечал прямо, нёс какой-то бред о необходимости проверки на совместимость крови и расовой принадлежности. Заверял, что нашёл причину смерти всех своих «детей». По его словам, молодым, в особенности девушкам, не хватало жизненных сил и выносливости, они умирали от болевого шока при пробуждении. Некоторые умирали из-за потери магических сил, но почему именно, он объяснить не пытался. Почти удавшимся экземпляром был Томас Хардзиган. Его выносливость и регенеративные способности, хорошие физические данные и дух позволили провести удачную операцию, но проблемой стал возраст мужчины. Все экземпляры старше тридцати лет умирали через разные промежутки времени. Последним из них был Томас. Гном клялся, что детектив добровольно пошёл на операцию, в то время как в участке он числился пропавшим без вести при выполнении задания. Говорил, что именно этот инцидент  навёл на мысль узнать, есть ли у него потомство, что было задачей не из лёгких.
За превышение полномочий, негуманные эксперименты над далирами, оккультизм, укрывательство и похищение личного дела Томаса Хардзигана, его самого и многих других далиров Думркх был взят под стражу и казнён через неделю. Изучив записи казнённого и дело Харви, позднее доставленное из госпиталя, шеф полиции положил на парня зуб.

Узнали, что Хардзиган был полицейским. Откуда? Сам рассказал, с ним часто приходил беседовать какой-то лысенький мужичок, представившийся доктором Хаймондом.  Этот доктор Хаймонд долго с ним разговаривал, спрашивал, откуда он и что помнит из своей жизни. Сначала Харви был неразговорчив и отвечал либо одним словом, либо отрывистыми, короткими, невнятными предложениями. Но доктор Хаймонд знал подход. Он рассказывал о себе, о своей семье: жене, двух дочерях, Лизи и Нэнси, близняшках десяти лет, и о толстом вредном коте Саймоне. Со временем на лице Харви всё чаще стала появляться улыбка, которая становилась всё шире с каждым визитом. Он ждал этого лысого мужичка каждые два дня своей жалкой жизни и говорил с ним, потому что больше никому не мог рассказать о себе. Он просил Хаймонда послать весточку его матери в Ржавый пояс и сказать, что с ним всё хорошо, что он скоро поправится и приедет. Доктор Хаймонд дружелюбно улыбался, хлопал парня по плечу и качал головой.

Вскоре Харви узнал, что его мать скончалась от болезни и была похоронена за счёт средств, найденных в доме, на окраине Ржавого пояса. Эта новость заставила его остаться на реабилитации ещё на два месяца, а то и больше. Харви устал считать дни. Не хотел. Просто не мог.
Ещё через некоторое время ему передали письмо от жены его брата, использовавшей тайный псевдоним. В письме она сообщила о смерти Ивируса. Также она кратко упомянула, что будет скрываться там, где даже он её не найдёт. Единственным утешением была новость о маленьком племяннике, который странствует по миру. Илеанора просила отыскать его и оказать помощь.
Со временем Харви удалось найти своего племянника. У них сложились не очень тёплые отношения, хоть мальчик не был похож на отца характером. Стоит признать, что Харви, несмотря на их отношения, выполнял просьбу матери мальчика.

Ему выделили комнату и взяли в участок клерком, но, как оказалось, на время. Приехал начальник его отдела, где он работал до случившегося. Тот даже не поздоровался с Харви и прошёл мимо, в кабинет шефа полиции. Там они о чём-то долго разговаривали, а когда вышли, крепко пожали друг другу руки, после чего начальник снова прошёл мимо Хардзигана, смерив его взглядом и сказав: «Повезло же тебе, сопляк!», и вышел из участка. Больше Харви его не видел.
Ему сделали документы, превратившими его из волчара Хаарви в человека, мистера Харви Хардзигана. Включили в спецподразделение. Выдали значок, оружие, обучили всему тому, что волчар когда-то знал и о чём и подумать не мог. Сделали его настоящим стражем, сделали из него того, кем он когда-то был, но сильнее, увереннее, смелее. Фанатичнее. Опять же, ненадолго.
За время своей работы в участке Теха офицер Хардзиган навидался такого, от чего у любого нормального далира волосы встали дыбом. Его работа заставила его увидеть мир таким, какой он есть на самом деле. Он был ещё хуже того, каким Харви представлял его себе до, во время и даже после пребывания в подвале. От доброго и справедливого оборотня остались только имя и фамилия. Человек поглотил Харви Хардзигана, завладел его телом, воспоминаниями, разумом. Всё, чем был Харви Хардзиган до этого, осталось рядом с небольшим пригорком именем на маленьком камне на кладбище Ржавого пояса.
Иногда тот кошмар снился ему, заставляя просыпаться в холодном поту посреди ночи и сидеть до рассвета, покачиваясь туда-сюда и схватив обеими руками голову.
В двадцать пять он попробовал курить, спустя полгода – наркотики, потом алкоголь.  В итоге выбор пал на третье.  Регенерация организма, напоминающая о происхождении, быстро приводила в себя, но стоило лишь постоянно вливать в себя новую порцию живительного напитка, и всё становилось как-то проще. Ни один наркотик, ни одна сигара не заглушали боль так, как это делало вино, эль и медовуха. Разумеется, вскоре пошли напитки покрепче, но всё же офицер любил повкуснее.

Он хотел спасти этот мир от коррупции, а в итоге сам присутствовал на заседаниях и сделках местной мафии и прочих преступников. Крыл одних и сдавал других, покупал и продавал людей, которым грозил срок или того хуже. Он хотел сделать мир лучше, добиться справедливости, стать мечом в руках правосудия, а в итоге смотрел на умирающих детей, которым не мог никак помочь, на берущих взятки начальников, на тех, кто не считает низким поступком ударить жену, да что там, изнасиловать собственную сестру, дочь и даже сына. Представителей органов власти, которые громче всех кричали на суде, что нужно отрубить голову этому ни в чём неповинному далиру за то, что он украл краюху хлеба для своей семьи, которую из-за их же налогов не смог прокормить. Да, в этом мире было то светлое, но оно было не там, где был офицер Хардзиган, а там, где оно было, он его уже увидеть не мог. Прозвище «святоша» стало больше саркастичным, его произносили с ненавистью, усмешкой, страхом и ужасом.
Время научило человека Харви лизать зад тем, кто отвалит больше денег на шлюх, которые потом будут лизать его яйца, и крошить череп таким, за которых дадут больше денег на выпивку, отмазывать тех, кто потом прикроет его в случае опасности.
Последний из рода Хардзиганов, не по своей воле похоронивший его в омуте прошлого, которое старается утопить в бутылке вина, купленного  на вырученные за голову очередной нечисти деньги. Он навсегда останется таким, ведь он единственный в своём роде, поэтому он нужен полиции, поэтому он хоть на что-то ещё годен. Злобный оборотень в погонах, да и только. Или же нет?

8. Характер
Самодовольный, уверенный, прямолинейный и озлобленный, разочарованный в себе, в других, во всё мире человек, который человеком не является. Всегда кажется агрессивным, но проявляет удивительное терпение и спокойствие в, казалось бы, безвыходной ситуации. То ещё хамло, пошляк, местами расист и далее по списку.  Не станет любезничать с теми, с кем ему не выгодно. Скажет всё, что о вас думает, только дайте повод. Будет добрее, если угостите его выпивкой, возможно, чуть добрее, если будете делать это регулярно.
Никакой вежливости, грубость, отсутствие манер и всего святого в целом. Чёрный юмор разве что, но от святого там только богохульство и сиськи девы Марии.
Доброго в нём осталось очень мало, с виду не осталось вообще.  Но стоит вам запасть ему в душу… Ох, сделайте это и он рискнёт за вас всем, чем может, даже жизнью, от которой его уже тошнит, как и от той ослиной мочи из трактира напротив.
В нём ещё есть тот огонь, что горел в нём когда-то, но гореть ему осталось совсем не долго, ибо с каждым днём на него льётся всё больше вина, рождающее новое пламя, чёрное, дымящееся пламя ненависти и отчаяния.
9. Специфические способности (если есть) и предметы (если есть)
Гномьи руны по всему телу, кроме головы, больше напоминающие тату, создающие полную невосприимчивость к магии. Любое заклинание будет отражено или развеяно, столкнувшись с преградой из печатей, знаков-оберегов, магических рун, называйте, как хотите. Выпустите в него град созданных вами ледяных стрел и почувствуйте, что вы устали, использовав такое сильное заклинание, и, собственно, всё. Никакого вреда ему это не нанесёт. Столкните на него большой валун с помощью заклинания и валун его придавит. Да, он смертный, как и обычный человек, разве что нюх и регенерация не совсем человеческие, но валуну  на это как-то… с валуном вообще трудно спорить. Выпустите в него магическую стрелу и та растворится на расстоянии вытянутой руки от него. Выпустите обычную стрелу и она проткнёт его, что уж говорить о пулях.
На правой руке пентаграмма с рунами, напоминающая забитый наколками и знаками солнечный круг. Способен с помощью этого знака поглощать заклинание и восстанавливать собственные силы, ускорять регенерацию. Выпускать заклинание обратно не умеет или попросту не может.
Мастерски владеет навыками рукопашного боя, ловкий и быстрый, но, в силу своего пристрастия к алкоголю, двигается «несколько хуже», чем может. Компенсирует это притупленным чувством боли. Пьяному море по колено, как говорится.
Стреляет так себе, особенно в нетрезвом состоянии, поэтому и пользуется оружием с прицельной дальностью до сорока метров и высокой бронебойностью, чтоб уж наверняка… если попадёт.
Нюх и регенеративные способности сохранились, внешне же полностью соответствует человеческому обличию.
Полиглот. Знает несколько языков, включая язык оборотней,  дворфов и разные наречия эльфов.

10. Оружие (если таковое имеется)

Старенький двуствольный обрез. Заряжается два патрона. Пуля спокойно пробьёт крепкие латы на расстоянии до 150 метров, прицельная дальность до 40 метров, высокая пробивающая способность. Даёт осечки, как и любое подобное оружие.

Обрез

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/2//70/864/70864652_lupara.gif

Короткий меч. Длина клинка не длиннее предплечья, ширина клинка не больше ширины ладони. Висит под плащом в ножнах из кожи.

Меч

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/1//60/653/60653385_1277205275_1_ksifos.jpg

11. Предпочтения (что любит/нет)
Любит: красное полусладкое, сладкое, медовуху, эль, сиськи, жопы, жёсткий секс, шоколад, какао, ножи, чёрный цвет, зелёный цвет, природу, тепло, молоко и молочные продукты, женщин…с сиськами…не обязательно с большими,  и т.д.
Не любит: вино из луней (хотя может выпить), нежить, склепы, кладбища, трупы, насильников, шестёрок, педофилов, рыбу и многие морепродукты, магию (белую, чёрную, к знахарству и лекарству нейтрален), тот кошмар, заброшенные дома и прочие тёмные места (не боится, просто не любит), когда кто-то шутит про его маму и т.д.
12. Связь (Skype, Контакт)
Icq: 376116678

Отредактировано Харви Хардзиган (24 Май 2015 21:03:08)

0

2

От оккультистов и прочих фанатиков, занимающихся чёрной магией - привет!)

Харви Хардзиган написал(а):

часто борода обрастает в силу элементарной лени сбрить или подровнять

Борода может отрастать, а Харви может обрастать.

Харви Хардзиган написал(а):

а в итоге смотрел на умирающих детей, которым не мог никак помочь, на берущих взятки начальников, на бьющих жён и насилующих сестёр

Не самое хорошее предложение: получается, в начале идёт причастие и существительное, а потом глагол и существительное, но читается однотонно - получается, сначала идут берущие взятки, потом бьющие и насилующие жёны. Вполне реально, конечно, но смысл вроде не такой. Может быть туда воткнуть соединительное "на тех, кто" или как-то по-другому?

И у меня картинки оружия не отображаются.

В целом нареканий нет, от меня - принят. Ждем второго админа.

0

3

Дарриан Нимрауг написал(а):

И у меня картинки оружия не отображаются.

Тоже самое.
Жду исправлений и примем. Нареканий нет.

0

4

Анхен Фейл, Дарриан Нимрауг, исправил. Использовал другой источник картинок, надеюсь, теперь отображаются.
Прошу прощения за двухдневную задержку.

0

5

Добро пожаловать=))
Желаем приятной игры, но прежде заполни темы:
Занятые внешности или образы
Учет жителей
Профиль
Учет Рас

0


Вы здесь » AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара » Принятые анкеты » Именем закона, мать твою!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC