AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Научи меня убивать

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s9.uploads.ru/t/Ta4h0.jpg
Действующие лица: Рафаэль, Лорен Намира
Дата: 2756 год, Межсезонье
Место: дом родителей Ло, Синил
Описание: Лорен обращается к Рафаэлю с просьбой продолжить её обучение.
Решив покинуть Кипсбург на время тренировок, они оказываются в Синиле.
Очередь: Рафаэль
Лорен Намира

+1

2

Девочка не удержалась от соблазна заглянуть в дом сразу по приезду. Переступив ярко очерченную на земле границу света, Ло оказалась в прихожей, оставив владения светил и одинокого Рафа с сумками позади. В доме царил полумрак, но Лорен не стала ждать, когда глаза привыкнут к нему. Из прихожей в коридор, потом прямо в небольшой зал с диванчиком, дальше, кухня, вернуться обратно, справа мастерская, слева лестница и комнатка под ней, наверх, две комнаты с кроватями, одна побольше – родительская, другая её собственная, в стене прохода, огибающего второй этаж, неприметная дверь на чердак. Ло шла не полагаясь на зрение, когда очертания предметов стали четче, она закрыла глаза, оживляя детские воспоминания, и каждая оставленная ею комната заполнялась призраками. Девочка постоянно касалась рукой то стены, то столика, то дивана, будто помечая территорию, она двигалась словно во сне, плавно, коснуться - снова стена, шершавая прохлада дерева как кошачий язык защекотала ладонь. Это дом медленно оживал после спячки, пытаясь разобрать, кто забрел к нему, случайно ли? Лорен продолжая свой неторопливый обход, почувствовала, будто стены расходятся в стороны, как раскидывает старый друг руки перед объятием, а затем ощутила легкую волну мурашек, пробежавшую вдоль всего позвоночника, разлившуюся теплом внутри. Дом приветствовал её, он вобрал в себя всех призраков, все выпущенные ею воспоминания, только то, что она сама выбрала, то, что она хотела навеки оставить здесь, то, чего ей так не хватало все эти годы. В комнате родителей Ло остановилась. Впервые за три года она решилась вернуться в Синил. Все это время кто-то исправно приглядывал за домом – полы вымыты, все вещи аккуратно сложены, двери не скрипят, ни в одном углу не лежит свернувшись клубочком пыль. Единственное напоминание о том, что здесь случилось три года назад, находилось в этой комнате. Лорен знала, что увидит, если скинет ткань, под которой стыдливо сжалась родительская кровать. Отвратительные бурые пятна, въевшиеся так глубоко, что отмыть их не представлялось возможным, поэтому их спрятали до тех пор, пока истинная хозяйка не вернется, и не решит сама их судьбу. А с другой стороны, что тут драму разводить? Кровать и кровать, самый обычный кусок дерева. «Надо будет сжечь её,» - поморщилась девочка, вынося вердикт всем своим ночным кошмарам. Очутившись снова на первом этаже, Ло вспомнила, что отвлеклась от своей главной цели – во дворе её ждал учитель. Дойдя до дверного проема, девочка замерла. Осознание того, что дом ее принял, а сама она минутой ранее расправилась с самым своим главным страхом, подействовало на нее как выпитый залпом кувшин лучшего эльфийского напитка. Спустя миг, Раф заметил её появление. Озорная улыбка ликана, выставившая на обозрение внушительные клыки, словно кидающая вызов, его бодрость, игривость и уверенность в себе, только подстегивали задор Ло, хотя внешне она оставалась абсолютно спокойной, даже отстраненной. Переполненная энергией, Лорен готова была не то что яблоко сбить – горы свернуть! Действуя четко, без лишних движений, ровно 4 шага вперед. На третьем, не сводя взгляда с яблока, взяться за рукоять, прикрепленную к противоположному, левому бедру под подолом платья, едва доходящего до колен. «Почувствуй кнут, словно он – продолжение твоей руки». Резко выпрямить, плавно поведя вправо и снова согнуть руку. Длины кнута едва хватило на то, чтобы щелкнуть кончиком по черенку яблока и отправить спелый плод прямо Рафу в руку. Да, она времени зря не теряла, стирая пальцы до мозолей, пока кожа не загрубела, к этому времени Ло научилась чувствовать, сколько силы нужно приложить, как быстро и по какой траектории вести рукой, управлять не головой, а бить наравне с мыслью. Услышав тихое фырчание девочка покосилась на учителя: неужели этого недостаточно? А новое задание заставило Лорен и вовсе нахмуриться, полностью повернув корпус и уставившись исподлобья на Рафа. – Издеваешься? Но то, что последовало за словами вора, стоило того, чтобы простить его. Несмотря на то, что удар не достиг цели, скорость и отточенность движений не могли не восхитить девочку. Переведя взгляд с глубоко вонзившегося в ствол, словно он был маслом, лезвия на ликана, Ло с широко раскрытыми глазами следила за тем, как Раф подходит к ней. Сегодня она в очередной раз убедилась, что не ошиблась, выбрав его. И хотя они и были ровесники, во взгляде девочки можно было заметить хорошо скрываемое почтение, с которым она относилась к своему учителю и восхищение от только что увиденного ею броска. Отведя взгляд от мальчишки, Лорен почувствовала зажатый в ладони ничем не примечательный с виду нож. Из своего предыдущего урока, когда Ло впервые взяла в руки кнут, она вынесла, что оружием нельзя махать просто так, бездумно. В прошлый раз за такое она расплатилась горящей от боли щекой, и в этот раз допускать той же ошибки она не собиралась. Прищуривая, то один глаз, то другой, крепко обхватив ладонью рукоять, Ло резко вскинула руку на уровне глаз, снова поведя ею правее прежде чем выпустить нож. Такая траектория броска подошла бы для кнута, к которому уже успела привыкнуть девочка, но не для этого орудия. Закрутившись как бумеранг и стукнувшись о спелый бок рукоятью, нож упал на землю, оставив раскачиваться несколькими ветками ниже и дальше ни в чем не повинное яблоко. Поджав губы и опустив руку, Лорен хмуро уставилась на учителя. Почему бы нам просто не продолжить заниматься с кнутом?
http://sc.uploads.ru/t/TJGaK.jpg

Отредактировано Лорен Намира (11 Апр 2014 10:57:26)

+2

3

Как же ей это надоело, Ло закатило было глаза, мысленно передразнивая учителя «та же ошибка, ногу надо ставить правильно, бла-бла-бла», но Раф, поняв бессмысленность сотрясания воздуха, решил сделать все вручную, оказавшись рядом и ухватив девочку за щиколотку. И если учитель при этом выглядел абсолютно невозмутимо, продолжая раздавать указания, то Лорен готова была провалиться на том же месте.http://sb.uploads.ru/t/YtQKm.jpg
Решив к тому же показать все на собственном примере, ликан встал рядом, призывая Ло обратить на него внимание. Но нерадивая ученица словно вросла в землю, не в силах пошевелиться, единственное, что она смогла сделать – это скосить глаза в сторону мальчишки и, словно загипнотизированная, уставиться на нож, плавно проплывающий то вперед, то назад перед её носом.
Что происходит? Девочка чувствовала, как каждый волосок на теле встал дыбом, как непонятный жар, покалывая щеки, в момент охватил всю её, готовый вот-вот повалить паром из ушей. Лицо Ло вовсю пылало бы пунцовым цветом, если бы не вечно бледная эльфийская кожа, через которую едва-едва проступил румянец, протянувшийся тонкой полоской через переносицу от одной скулы к другой. Всем манипуляциям Рафа девочка подчинялась беспрекословно, словно тряпичная куклы, ей было не до скептицизма и тем более возражений, полукровка боялась, как бы учитель не почувствовал смятение и жар, сковавшие её. При каждом прикосновении Ло внутренне сжималась и забывала дышать. Не обжегся? Когда в маленькой ладошке оказался нож, Лорен уцепилась за него, как за спасительную ниточку, стараясь максимально абстрагироваться от внутренних ощущений. Вид остро заточенного холодного лезвия, с собственным лицом, местами перекрываемым мелкими вкраплениями ржавчины, отразившимся в нем, подействовали успокаивающе на тайара. Глубокий вдох. Выровнять дыхание.
Раф воскликнул с укором, тут же поставив свою ногу вплотную к Ло, заставляя ее сместиться вперед и не позволяя вернуться в исходное положение. Это нервировало. Уже успокоившись, девочка кинула очередной хмурый взгляд на учителя, прежде чем окончательно сконцентрироваться на цели. Так, еще раз. Вдох, выдох, завести руку назад. Замечание – Лорен постаралась расслабить мышцы, опустить и снова поднять руку. На этот раз движение критики не вызвало. Еще одно замечание. Фыркнув, Ло все же подняла подбородок. Прицелиться. Найдя глазами краснобокое яблоко, уже переставшее раскачиваться из стороны в сторону, девочка сначала опустила руку, потом медленно начала двигать ею вверх, ища правильное положение для удара. Раф стоя рядом, распалялся все больше, заражая своей ненавистью, своим накалом. Подняв руку так, что нож оказался на одной линии с яблоком, Лорен прикрыла глаза, вплетая в себя эмоции учителя. В голосе его проскакивали странные интонации, совсем дикие, звериные нотки, гнев закипал в девочке, поднимаясь мощной волной из самых глубин сознания. Уничтожить. Отдаленно знакомое ощущение, что-то похожее она уже испытывала. Убей! Вдох.
Холодное тело матери, покрытое синяками. Её темные глаза цвета топленого шоколада больше не светились изнутри, в них потухла искра жизни. Они больше не прищурятся в улыбке, рассыпая лучами солнца к вискам морщинки. Безжизненно повисшие руки. Те самые руки, которые её научили всему, что она умеет, которые больше не обнимут её. Пальцы, которые больше никогда не будут перебирать её волосы прядь за прядью. Голова закружилась. Где тебя носит дрянь? 
Молниеносным движением Ло завела назад руку и метнула нож, вслед за которым вырвался низкий рык. Тяжело дыша, согнувшись словно от резкого удара в живот, девочка обхватила себя руками, безумные глаза метались из стороны в сторону. Под деревом на земле валялось разрубленное яблоко, сквозь которое прошел нож, прежде чем отправиться дальше в неизвестном направлении. Триумф от победы над кошмарами растаял, не оставив и следа, бросив её одну лицом к лицу с собственной безумной яростью. Или не одну. Лорен вскинула голову, пытаясь вспомнить, где на самом деле находится, не приснились ли ей эти три беспечных года, полных надежды и радости. Бесконечные коридоры замка, болтовня и улыбки прислуги, жар печи, голубые глаза Анхен, смотрящие на нее с такой нежностью, что даже воспоминание о них заставило девочку затаить дыхание. Все события этих дней смешались в голове, слишком маленькой для них светлой голове.
-Эт…лишь… сон?, - задыхаясь прошептала она, впиваясь пальцами в кожу, мелко дрожа всем телом.

Отредактировано Лорен Намира (12 Апр 2014 14:30:52)

+1

4

Ло не услышала первой вырвавшейся у учителя похвалы. Перед глазами её все смешалось, земля резко стала подниматься на встречу к лицу, остановившись в десятке сантиметров от ставшей пепельного цвета кожи. Раф еле успел поймать девочку, чьи ноги неожиданно подогнулись.
Лорен не почувствовала, как оказалась на руках мальчишки, крепко и аккуратно удерживающим безвольно поникшее тело, она была заперта в собственных воспоминаниях. Всё смешалось: прошлое, настоящее, мечты, страхи. Её кидало из холода в жар, а потом снова в холод. Лорен не воспринимала ничего из того, что происходило с ней в реальности – ни того, что Раф занес её в дом, ни того, что из всех возможных комнат, он выбрал именно ту, куда ему не стоило заходить, ни страха, сковавшего его. Девочка шептала имена.
- Анхен. Кид. Дори. Майк. Тиш. Анна. Нитта. Маркус. Нэл. Молли. Киба. Кэт. Нина. Олли. Мэтт. Шелла. Ирэн, - все, кто когда-либо разделил с Ло улыбку, были названы ей, их имена прерывающимся шепотом срывались с губ девочки, тонувшей в удушающем бреду. В конце концов разум девочки не выдержал, и она провалилась в тишину, перестав бредить и трястись в руках мальчика. Кожа под браслетом, опоясывающим левое предплечье Ло, запульсировала охваченная бледным сиянием.
- Где я? – Кругом Ло была только темнота, безграничная, бездушная. Сколько бы она ни вглядывалась, девочка не могла ничего различить, но и враждебности от этой темноты не исходило.
- Смотрите-ка, кто пожаловал, - услышала она мелодичный голос и обернулась. – Неужели это наша маленькая Ло? Все еще скучаешь по мамочке? – Незнакомка ощерилась хищной улыбкой, демонстрируя белоснежные зубы. Она была красива. Но в красоте её было что-то пугающее, дикое, опасное. Приглядевшись внимательней, девочка поняла, что женщина чем-то похожа на нее саму. Тот же золотистый каскад волос, серые глаза, бледная кожа. В остальном они были абсолютно разные, едва ли не противоположные друг другу. Светлый короткий детский сарафан девочки не скрывал её острые коленки, угловатые плечи, невыразительную грудь, когда платье женщины изящно подчеркивало струящимся темно синим атласом каждый изгиб тела, плавно очерчивающее аппетитные формы. В глазах её таилась жестокость и уверенность в собственной силе. Перед Ло стояла не женщина – монстр в обличье далира.
- Времени у меня не осталось, - вздохнула женщина, разрывая зрительный контакт и лениво поведя плечами. – Запомни меня, - её фигура стала удаляться, словно кто-то схватил Лорен за шиворот и потянул вверх.
- Эй!
- Тебе пора.
- Ло!
Широко распахнутые глаза девочки резанул свет, она часто заморгала, заворочавшись на диване.
- Я лежу? Что произошло? – девочка медленно села. Голова гудела, комната кружилась, солнце светило, Раф смотрел. Грудь его часто вздымалась, он выглядел странно. Взъерошенный, бледный, молчаливый, настороженный, совсем не тот Раф, к которому привыкла Ло. От созерцания мальчишки её отвлек нарушивший тишину жалобный вой желудка. Лорен пристыжено опустила голову, втянув в себя живот. Надо поесть. Закрыв глаза, она почувствовала хищный взгляд незнакомки, но это чувство исчезло после того, как девочка моргнула еще пару раз. Показалось? Она отползла к углу, попеременно переставляя назад то руки, то попу, но стоило ей встать, как стены снова пустились в пляс, ища опоры, девочка схватилась за первое, что попалось под руку – плечо учителя. Организм истратил слишком много сил, отделяя и запирая весь её гнев и ярость внутри другой Ло, с которой она встретилась в темноте. Повторившееся настойчивое бурчание заставило Лорен отдернуть руку и направиться к двери во двор, за которой остались сумки с припасами и одеждой. На улице по-прежнему светило солнце, значит без сознания она пробыла не очень долго. Примятая трава не сообщила ей ничего о том, что произошло, а вот лежащее внутренностями кверху яблоко сказало, что в цель она все-таки попала. Приятно. Весь путь от дивана до двери и обратный – до кухни Раф смотрел, не спуская с Ло глаз. Проходя мимо спальни, Лорен отметила, что дверь открыта нараспашку.
- Увидел? – Нахмурилась девочка. Причины странного поведения учителя начали проясняться.  – Что мне теперь делать?
Сразу отказавшись от идеи попытаться разжечь очаг, Лорен прошлепала к столу у стены. Она вытащила из одной сумки полотенце, расстелила его и начала выкладывать припасы из заплечного мешка. Друг за другом перед ней возникали румяный пирог, несколько разнокалиберных кусков мяса, овощи, последним Ло извлекла завернутый в бумагу растаявший на солнце кусок масла. Нож. Она покосилась на шкаф, где покоились кухонные приборы. Заметив напряжение учителя, проследившего за её взглядом и скорее всего понявшего причину заминки, девочка отломила кусок пирога руками, макнув им в расползающуюся по бумаге масленую лужицу. Откусив небольшой кусочек, она повторила предыдущую манипуляцию и вытянула руку вперед, по направлению к Рафу.
- Спроси, - пролепетала Ло, всколыхнув гнетущую тишину своим голосом, но вслед за ним снова повисло молчание. Раф смотрел, масло текло. С верхушки ломтя сорвалась янтарная капля, скользнув по пальцам, но Ло не стала её вытирать, пристально смотря на Рафа.
- Спроси, скажи, сделай хоть что-нибудь, только, ради Смотрящего, не отворачивайся, не оставляй меня с ней, - сквозь маску безразличия, сковывавшую её лицо, мелькнуло болезненное выражение. Лорен никогда не просила помощи прежде. Не понимая пока причину, она чувствовала острую необходимость в присутствии мальчишки, как овечка жмется к пастуху, завидев на своем пути хищника. Она понимала, что ей придется рассказать историю этого дома, но не знала, станет ли он прежним после того, что узнает о ней, не сделает ли она этим только хуже?

0

5

- Раф, - девочка не поверила своим глазам. - Раф вернулся, - льдинки страха, пробравшиеся под кожу Ло, растаяли от прикосновения мальчишки. Его молчаливую отчужденность как рукой сняло, а враждебно-настороженный пристальный взгляд сменился искренне-заботливым, слегка тоскливым, словно парень понял что-то очень важное. Серьезный, но бодрый тон Рафа, наполнил девочку уверенностью.
- То, что ты видел, - незамедлительно начала Лорен, выпрямив спину и на ходу подбирая слова. Она боялась, что Раф снова станет холоден и молчалив, что шанса объясниться у нее больше не будет, но… - Что я могу сказать? Именно от моей руки умер тот далир, чью кровь ты видел? Все, о чем ты подумал – правда? Я убийца, - зрачки девочки расширились от подступающей к горлу панике, она опустила глаза, судорожно соображая, что ей стоит сказать. Или, может, не говорить ничего, а просто уехать обратно? Поблагодарить и исчезнуть, все равно мы больше не увидимся, ведь он никогда не окажется во дворце. Мельком подняв взгляд, Ло не смогла уже его отвести от смотрящего на нее в упор мальчишки.
- Он не даст мне уйти, - эту мысль подтвердил требовательный и настойчивый голос Рафа. - А значит, мне не удастся отделаться одной фразой. Придется рассказать так, чтобы он смог понять, чтобы он смог поверить мне, рассказать с самого начала.
- Это мой дом. Я здесь родилась. Мы жили вдвоем. Я и мама. Отца я не знала, - слова хлынули потоком. Сухие и невыразительные, но это было большее, на что была способна Лорен. Она никогда прежде никому не рассказывала эту историю. Свою историю. – Мы держали портняжную лавку, - девочка мотнула головой в сторону комнаты справа от входа. Она могла закрыть глаза и представить её себе с точностью до каждой катушки ниток, до каждой иголочки и булавки. Лорен была уверена, что увидит всё ту же мастерскую, словно и не прошло трех лет. – Принимали заказы на пошив от соседей или чинили вещи заезжих. Жили бедно, но никогда не страдали от этого, - Ло остановилась ненадолго, кончики ее губ дрогнули, обозначив контур улыбки, а сама девочка вспомнила, как они вечерами бок о бок с матерью суетились у печи в те редкие дни, когда удавалось добыть что-то существеннее черствой краюхи хлеба. Можно сказать, что она была искренне счастлива. Тогда она еще не знала, что приготовленный совместными усилиями ужин был вовсе не шикарным, даже по сравнению с тем, чем питались во дворце слуги. С королевским застольем сравнивать его и вовсе стыдно, но тогда, тогда этот ужин казался сказочным пиром. Как много она не знала. – Потом в нашем доме появился мужчина, - лицо девочки снова сковала непроницаемая маска, лишь брови чуть дернулись по направлению друг к другу. – Я убила его. Нет, не то, - Ло нахмурилась, покачав из стороны в сторону головой, - Он убил мою мать, – Лорен опустила взгляд на грудь Рафа. Начиналась самая тяжелая часть, и она не хотела отвлекаться на его реакцию, иначе никакой решимости не хватило бы для того, чтобы завершить начатый ею рассказ. - В ту ночь дома было шумно.
- Вставай. Вставай! Вставай и уходи, быстро.
- Мама выставила меня на улицу. Шел снег. И было холодно. Но она успела накинуть на меня шубу. От нее тогда воняло алкоголем. От нее всегда им воняло с тех пор, как пришел он. Когда она меня обняла, я лишь поморщилась, подумав, что мне противен этот запах и сама она, пропитавшаяся им насквозь. Да, именно так я и подумала, - ужаснулась Лорен. В тот последний раз она не ответила на внезапный порыв ласки – она отстранилась. Единственное, что было у матери на этой земле, оттолкнуло её. – Это я убила её, - на глаза девочки наползла жгучая пелена. – Это сделал не он, а я. – Раф, сидящий напротив нее, расплылся, двоясь и преломляясь в слезах, медленно сползающих по бледным щекам Ло. Она открыла рот, но не сказала ничего, кроме дрожащего вздоха, вырвавшегося из груди. – Я вернулась и нашла её на полу. Она лежала там, в коридоре, - продолжала девочка, не видя ничего перед собой. Она говорила по инерции, голос был глухим, периодически срывающимся на шепот. У Ло не осталось сил на то, чтобы пережить тот момент еще раз, слова находились сами собой, скупые и холодные. – Тогда я решила, что виноват был он. А он спал. Я взяла ножницы из мастерской, пошла в спальню и всадила их ему в глаз. Я давила на них изо всех сил, пока он не перестал дергаться. Потом я забылась, а очнулась уже в клетке. Говорят, когда меня нашли, я когтями драла его тело, я обезумела от ярости, - девочка подняла лицо к потолку, закрыв его ладонями. Рассказ отличался от того, который она собиралась рассказать с самого начала. Искренность обнажила те раны, о которых прежде не догадывалась даже сама Лорен. Все это время она бежала не от убитого ею мужчины, а от собственного чувства вины перед матерью. Естественно, что, не понимая истинной причины, она не могла выбрать правильного направления, но исповедь открыла ей глаза. Медленно опуская руки вниз, Ло словно срывала с себя маску, крепко прижимая пальцы к коже. Три года бега в никуда. Нужно было сказать что-то еще или хотя бы посмотреть на Рафа, но усталость сковала все её тело. Лорен не смогла поднять налившуюся свинцовой тяжестью голову, она закрыла глаза, ожидая реакции учителя. Что он скажет? Что он сделает? Как он на меня посмотрит? Сможет ли он быть прежним?

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC