AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Once upon a December

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s9.uploads.ru/t/H9LxW.jpg
Действующие лица: Элрин, Тайарель
Дата: современность
Место: детский садик^^
Описание:
Тихий час
Е.Тараховская
Ставни закрываются,
Дети раздеваются.
– Тише, тише, тише, птицы,
Вы не пойте под окном!
В тихий час так сладко спится,
Спят ребята крепким сном.
Вы не цокайте, цикады,
Не трещите – цок-цок-цок!
Отдохнуть ребятам надо,
Надо им поспать часок!
Вы не квакайте, лягушки,
Под окошком у ребят!
Здесь кроватки-раскладушки,
Здесь ребята крепко спят.
Ставни открываются
Дети одеваются…
Расскажите, дети, мне,
Что вы видели во сне?
(*≧▽≦)

Очередь:Тайарель, Элрин

собственно

http://s8.uploads.ru/t/dGPkR.jpg

Отредактировано Elreen (17 Фев 2014 20:59:49)

0

2

Декабрь в этом году выдался самым холодным месяцем за весь год. Почти минус двадцать пять, некоторые бы сочли эту температуру вполне приемлемой. А что, снегом замело всю неприятную серую грязь осени, деревья стоят покрытые белыми шапками-красиво, как не посмотри, а какой воздух свежий! Хотя стоит высунуться на улицу-щеки и нос безнадежно краснеют.
Тайарель недолюбливал зимние месяца. Нет, ему очень нравилась картинка за окном, но все же холод... Будучи по природе не слишком упитанным, хоть и подтянутым, откровенно костлявый мужчина переживал и страдал каждый раз выходя на улицу. Как бы он не кутался в шапки и шарфы, в свитера и шубы (исключительно искусственные, он не признавал ничего сделанного из живых ранее зверьков), пуховики, сапоги -  все равно вымерзал под порывами ветра. А как на зло, из-за брата даже в выходные дни приходилось выбираться из дома. Беда была в том, что ребенка сиблинга приходилось забирать и отводить домой, после чего развлекать до прихода родителей. Играть с ребенком это весело и приятно, а вот бегать за ним по жуткому холоду это настоящее наказание.
В наказании правда был один теплый лучик солнца. Это Элрин, воспитатель, с которым они едва ли не с первого дня крайне выразительно переглядывались,а иногда даже обменивались выразительными репликами, но на решительный контакт никто из них пока не шел. Не то Элрин был слишком скромным, не то социальные навыки Тайареля (которые были не так уж и велики) давали промашку во всем происходящем.
Войдя в помещение, он наконец смог свободно вдохнуть. Воздух был теплым и очень приятным, хотя пальцы все еще не чувствовали ничего кроме своей отмороженности, а зубы неприятно стучали друг о друга.
- Добрый день, - он просипел, войдя в группу и увидев Элрина, который видимо далеко услышал шаги и пыхтение мужчины, - Извините, что-то я припозднился сегодня, наверное, уже сонный час, да?

0

3

Когда Элрин наконец уложил всех непосед спать, он смог вздохнуть с облегчением. Тихий час был перерывом и отдыхом не только для детей, но и для самих воспитателей, вот что он понял за время своей воспитательной практики. Дети вообще требовали к себе очень много внимания, на них тратилось очень много энергии, но разве это того не стоило? Все эти радостные личики, сияющие большие глаза, чистое сознание — эти существа были просто прелестью! Пока не становились взрослее и не говорили тебе что-нибудь гадкое. К счастью, в группе, которой руководил Элрин, все его любили — он был терпеливый и внимательный и все возникающие конфликты честно старался решить наиболее удачным компромиссом. А ещё ему нравилась его работа, а это было главное. Все уложились по кроваткам примерно двадцать минут назад, и юноша расслабленно потягивал зелёный чай, листая какую-то детскую книжку с очень красивыми иллюстрациями — летящие драконы, всадники на конях, принцесса в пышном, похожем на торт платье, статный принц с короной на золотистых волосах... Ах, все эти сказки всегда влекли Элрина, поэтому он так любил их рассказывать. Волшебство никогда не должно уходить из жизни, такова была его позиция.
—  Добрый день. Извините, что-то я припозднился сегодня, наверное, уже сонный час, да?
Знакомый голос, раздавшийся в дверях, заставил светловолосого юношу отвлечься от просматривания картинок и поднять взгляд.
— Ах, Тайарель? — он улыбнулся и поднялся со стула.
Бесшумно дойдя до него он встал напротив и кивнул в сторону детской спальной комнаты. Дверь туда не закрывалась, чтобы периодически приходить и проверять спящих детей.
— Да, сегодня Вы позже, чем обычно... Маленький Фай очень хотел спать, поэтому я не стал его мучить, чтобы он дожидался Вас, и отправил на тихий час вместе со всеми. Простите, — Элрин слегка виновато склонил голову. — Я могу его разбудить, конечно же, если надо.
"А можешь и не будить, он же только заснул!" — напомнил он себе. Рин окинул взглядом светлых глаз стоящего перед ним молодого мужчину — нос замерзший, красный, сам едва-едва начал отогреваться, смотреть жалко! Он выдохнул и мысль пришла сама по себе.
— Или можете подождать, пока тихий час кончится. Я могу сделать ещё чаю, — Элрин приподнял свою чашку, от чая в которой заманчиво поднимался пар. — Отогреетесь заодно. Там так холодно? Утром, когда я шёл сюда, ещё даже не падал снег... Раздевайтесь-разувайтесь, я Вас в обуви сюда не пущу, а стоять и разговаривать на пороге некультурно, — он тихонько рассмеялся.

0

4

— Да, сегодня Вы позже, чем обычно... Маленький Фай очень хотел спать, поэтому я не стал его мучить, чтобы он дожидался Вас, и отправил на тихий час вместе со всеми. Простите. Я могу его разбудить, конечно же, если надо.— Или можете подождать, пока тихий час кончится. Я могу сделать ещё чаю. Отогреетесь заодно. Там так холодно? Утром, когда я шёл сюда, ещё даже не падал снег... Раздевайтесь-разувайтесь, я Вас в обуви сюда не пущу, а стоять и разговаривать на пороге некультурно.
Размышления были короткими, но достаточно глубокими. На улице очень-очень холодно, так, что кажется, даже вылетающий изо рта пар становится снежинками и спешит налипнут на лицо новым слоем мороза. Здесь, в садике тепло и очень уютно, пахнет чем-то вкусным, видимо, это еще завтраком отдает, может быть оладушки или запеканка, наверняка его племяшка уплетал их за обе щеки! А стало быть, скорее всего, ничего уже от еды ничего уже не осталось... Но разве это проблема? Зато есть чай, судя по запаху очень вкусный, и какое-то печенье, лежащее возле Элрина. И, разумеется, был сам Элрин. Пропустить возможность побыть с ним вдвоем, наедине, попить спокойно чаю и тихо побеседовать о жизни, а не как обычно сбежать перекинувшись парочкой фраз?! Нет, такие вещи не откладывают. Такой шанс вообще может раз в жизни выпасть.
- Нет, не нужно его будить, пускай спит, если устал, еще капризничать начнет... И как вы справляетесь с толпой таких сорванцов? А от чая я не откажусь... Знаете, там такой ветер поднялся, не передать. Сразу до костей пробирает. И снег идет, мелкий, неприятный. В такую погоду только по домам и отсиживаться...
За всем этим он даже забыл, насколько замерз, а ощутил это лишь когда снял тяжелые ботинки и ступил на кафельный пол прихожей. На вид вполне себе ледяной кафель, оказался теплым, видимо, ноги тоже успел отморозить. пройдя к нему, усевшись рядом он улыбнулся.
- Как уютно... У вас сегодня очень красивая лента в волосах. Подходит к вашим глазам.

0

5

— Только тихо, не говорите громко, их так легко разбудить, — попросил Элрин, приложив к губам палец, будто бы шикая.
Настроение у него поднялось ещё больше, когда Тайарель согласился немного посидеть с  ним. То есть настроение юноши итак было замечательным, а тут ещё это — Рай какой-то на земле прямо! Когда Тайарель разделся (Рин внимательно за этим проследил, строго тут с такими делами!), он провёл его дальше и усадил за стол, потрудившись перед этим придвинуть ещё один стул.
Как уютно... У вас сегодня очень красивая лента в волосах. Подходит к вашим глазам.
О?.. — Элрину даже показалось вначале, что он услышал не то, что он услышал. Но это оказалось правдой! И он смущенно улыбнулся, рефлекторно дотронувшись до шелковой ленты в волосах. Волосы, достаточно длинные, приходилось собирать, когда он был на работе, так что он хотя бы пытался сделать это красиво. — Спасибо, я рад... А у Вас свитер просто-таки загляденье, — о, Элрин был мастером комплиментов, только почему-то не сейчас. Хотя общее его обаяние вытягивало любой бред, что бы тот ни сказал. А всё отчего? Тайарель заставлял его чувствовать себя немного неловко, Элрин смущался, но изо всех сил это пытался не показывать. И даже выходило!
Раз там такая ужасная погода, то точно нужно отпоить Вас чаем... — проговорил он скорее себе, нежели собеседнику, и потрогал электрический чайник, стоявший в тумбочке около его стола(и дети не найдут, и места видного не занимает!). Чайник был горячим, ведь согрелся совсем недавно. Элрин достал вторую чашку (принесённую из дома! На ней был изящный цветочный орнамент и тоненькая ручка, одна из самых его любимых) и быстро сварганил чаю гостю.
Вот, угощайтесь, — он поставил чашку рядом с Тайарелем и кивнул на блюдце с печеньем и маленькими конфетками.
Закинув ногу на ногу, он оперся локтями о стол и благостно вздохнул. Молодец, Элрин, ты даже не пролил воду, пока наливал ее в чашку! Как будто и не волнуешься вовсе. Тайарель взволновал его ещё в первую их встречу, когда в самом начале года впервые пришёл за племянником. С тех пор они перебрасывались фразами, взглядами (хотя Элрин говорил себе, что ему кажется, точно-точно...), но до нормального разговора дело так и не доходило. А Тайарель был удивительно хорош собой, у него был очень привлекательный голос, от которого зарождались мурашки, яркие зелёные глаза, как у колдуна из сказки, красивые руки, на которые смотреть-не насмотреться... В общем-то, Рин сейчас, забывшись, и разглядывал всё это, но вскоре опомнился и ойкнул.
— Ам-м... Фай, кстати, делает большие успехи в рисовании! А считает плохо. Даже больше вредничает, не нравится ему арифметика и всё, — он покачал головой.

0

6

- Спасибо, а то я уже было расстроился, что он слишком домашний. Я же не планировал снимать пальто, а так вышло, что теперь пью с вами чай в столь затрапезном виде, - Тайарель, который никогда не был особенно шумным, сейчас говорил еще тише, попутно любуясь собеседником. Интересно, а он его сильно младше? Мужчина искренне надеялся, что не больше, чем лет на пять. Ну не может же он быть студентом и целую смену отсиживать в детском саду? Да и кольца на изящных беленьких пальчиках, так аккуратно придерживающих чашку, нету. Хотя кто там их сейчас носит. Взгляд как-то сам скользил по узким плечам, выступающим ключицам, интересно, а он весь такой очаровательно-миниатюрный? Тайарель никогда не отдавал себе отчет в том, что пялится на кого-то, к сожалению, а в этом случае может и к счастью. Да и не так уж часто он пялился, говоря прямо, было что-то в студенческие годы, но вот этот молодой человек захватил его голову безнадежно сильно, а тогда его отпустило через пару недель. Просто если он что-то и любил по-настоящему, так это зверушек и леса, гораздо больше, чем людей, недаром его основной подработкой был заповедник, хотя сейчас зимой там работы было гораздо меньше, поэтому ему и выпала доля нянчить Фая.
- Какая красивая чашечка... И чай очень вкусный, - он отпил и замер, глядя, как Элрин проводит языком по губам, убирая с них крошки, - Что поделать. Счет у нас в семье всегда хромал, не математики, а вот художник будет первый, это так здорово. Вы покажете мне его рисунки? Дома он всегда их прячет, только его мать умудряется их отыскивать.

0

7

— Спасибо, а то я уже было расстроился, что он слишком домашний. Я же не планировал снимать пальто, а так вышло, что теперь пью с вами чай в столь затрапезном виде.
Ну, раз Вы дома ходите в таком свитере, то какие-то представления о стиле у вас очень хорошо укоренились... — Элрин хихикнул, весело прищурив уголочки глаз. — У меня дома тоже прохладно, приходится надевать поверх футболки что-нибудь... А здесь всегда так тепло, иногда даже уходить не хочется! Особенно когда все уже уходят, как будто у себя дома оказываешься. — Элрин протянул руку к печеньке, но вдруг передумал его брать, просто проведя по нему пальцем.—  Хотя, тут и удивляться нечему... У меня тоже всё такое пёстрое и заставлено всякими штуками.
  Какая красивая чашечка... И чай очень вкусный. Что поделать. Счет у нас в семье всегда хромал, не математики, а вот художник будет первый, это так здорово. Вы покажете мне его рисунки? Дома он всегда их прячет, только его мать умудряется их отыскивать.
— Спасибо! Это моя любимая, она так красиво сделана... — он улыбнулся. — Похоже, у вас очень дружная семья. Всегда радостно такое видеть. Сейчас покажу рисунки, конечно. Они где-то на полке...
Он поднялся из-за стола, распрямив передник уже привычным жестом, и обратил свой взгляд на шкаф у стеночки. Дверок у него не было, но он и не был заставлен чем-то громоздким, чтобы при чьей-то (детской) неловкости это могло бы обрушиться на пол. Элрин прошёл до него, ловко миновав игрушечную машинку под своими ногами, и нашёл папку с рисунками. Достав из кармана передника очки, он надел их и прочел название. Приоткрыл её, прижав к себе, пролистал, кивнул — да, это были недавние рисунки.
— Ага, вот она...
Он развернулся и пошагал обратно, не поднимая взгляда, и в этот раз удача была не на его стороне. Он всё-таки наступил на машинку под ногами, этому факту очень удивившись. Изумленно айкнув, он попытался удержать равновесие, пятясь вперёд, но когда убедился в том, что ничего не получится, испуганно зажмурил глаза, выпятив вперед руки, героически не выпуская папки. А после ему вновь свезло! Хотя, как сказать — когда он обнаружил, что, пятясь, доковылял до Тайареля и упал прямо ему на колени, цепко хватаясь за его свитер, то чуть не провалился под землю от смущения, оцепенев.

Отредактировано Elreen (18 Фев 2014 20:48:05)

0

8

— Похоже, у вас очень дружная семья. Всегда радостно такое видеть. Сейчас покажу рисунки, конечно. Они где-то на полке...
- Не то, чтобы дружная... Просто мы готовы поддержать друг друга. Я переехал сюда только весной, вот брат и приютил меня. Конечно, все лето удалось проработать, а теперь уже немного неловко висеть у них на шее. Ругаемся с ним, совсем как в детстве. У Фая сейчас совершенно такой же характер, просто один в один. На самом деле он не такой злой ребенок, каким кажется, просто много сомневается в себе... Брат с женой тоже часто не сходятся во мнениях, вот он и переживает. Брат просто не очень хотел с вами об этом говорить, но вы все же как второй отец для каждого из них, или мать. Извините, я ничего плохого не хотел сказать, не поймите неправильно. Если это место для вас уже как дом, вы действительно один из самых душевных воспитателей, которых я встречал. Думаю, что даже когда я перееду, все равно буду частенько заходить за Фаем.

Он улыбнулся, наблюдая за Элрином. А в очках он тоже очень хорош, инетересно, а дома, перед сном, он читает в них книги? Закутавшись в плед, с чашкой кофе (Тайарель вот он него только спать жутко хотел) в руках, в кровати или на кресле... Элрин вообще был жутко уютным, его проще простого представить дома. На кухне за плитой, в ванне под густым слоем пены или в халатике уже после душа... А еще как он встречает после работы, радуясь или ругая. Из него наверняка вышел бы прекрасный сожитель.
Пока Тайарель мечтал о прекрасном домашнем бытии, он не заметил, что Элрин споткнулся. Пятится себе и пятится, мало ли,каждый сам решает, что хочет от жизни и как ему передвигаться. А потом случилось то, что он частенько представлял себе. Элрин просто падает к нему на колени и цепляется за свитер. Он вдруг становится таким невероятно очаровательным, с этой папкой детских рисунков, смущенным взглядом, а как трогательно он сжимает пальчиками ткань! И зачем он это сделал? Тайарель не знает, почему Элрин упал к нему на колени или зачем он это сделал. Зато знает, что шанс сделать что-то выпадает один раз. И если вовремя не сделаешь, всю жизнь будешь мучиться! Одной рукой он приобнимает воспитателя, второй цепляет его подбородок, приподнимая и тут же накрывает его губы своими, плавно целуя. Он конечно не мастер в этом деле, но любовь, говорят, сильно помогает.

0

9

— Я... Я...
"Как... будто... я попал в бульварный роман!!! Как так удается..! Боже!"
Мысленно Элрин уже извинился тысячу раз, но в реальности всё пошло, как обычно, иначе, и его блеяние мало смахивало на желанные слова. В последнее время жизнь его текла очень плавно и не слишком насыщенно в личном плане, у него не было никого уже очень долгое время. И как так вышло? Похоже, Элрин нашел себе отношениезаменитель в лице работы или хобби, и совсем забылся, только периодически вздыхая, когда провожал взглядом уходящего с Фаем Тайареля. Так что сейчас он был так растерян, что даже не передать словами. Происходящее для него видится замедленным в несколько раз: вот Тайарель тянет к его лицу руку, несколько пальцев касаются его подбородка, приподнимая его, потом и сам он приближается к нему... Здесь у Элрина вырвался нервный вздох, он вновь зажмурился, молясь сам не зная о чем — чтобы желанное всё-таки случилось или чтобы не случалось никогда.
Случилось. Элрину показалось, что его ударили током, так ярко отдалось по его телу простое прикосновение губ Тайареля. Значит, молодому воспитателю не казалось, что Тайарель задерживал на нём взгляд больше нужного. Что двусмысленные фразы, сказанные ему, и в самом деле были двусмысленными! Что он правда тоже был симпатичен ему, что самое главное! Это делало его счастливым, сердце забилось тяжело, быстро и взволнованно, будто бы это было сердце улепетывающей от дворового кота птички, а не его собственное.
Прошло несколько секунд их поцелуя, Элрин даже не шелохнулся. На месте Тайареля можно было заволноваться, но вскоре беловолосый юноша усилием воли напомнил себе, что он, вообще-то, человек, и умение двигаться это очень потрясное умение, которое совсем не нужно терять. Он сглотнул, чувствуя, как наливаются краской его щёки, и неуверенно, робко поцеловал Тайареля в ответ. Да, целовался в последний раз он тоже давненько, но хоть не забыл, как это делается. Хотя сейчас это особой роли и не играло — он был так взволнован, что любой навык тут же забывался, оставляя вместо себя только слабо подрагивающие руки.

0

10

Постепенно Тайарель отпустил руку и обнимал его уже полноценно, поглаживая по спине. Это было смертельно волнительно. Особенно первые секунды, когда Элрин не реагировал, а только сидел, замерев, и не понять, испугался или просто в ступоре, а может ему так сильно нравится, что он уже не соображает? А может наоборот, не находит в себе сил оттолкнуть из-за паники? Ну ничего, даже если это так, то упускать свой первый и последний поцелуй с этим человеком просто нельзя. Это все же невероятное наслаждение. Это было совершенно новое чувство.
В университете Тайареля часто чмокали в губы и в щеку, иногда даже решались поцеловать, но за редким исключением это было просто неприятно или вообще никак. С ним же все шло иначе. Элрин был желанным, вожделенным, человеком из снов и из мечт. Конечно Элрин ему снился, только он был каким-то другим, сказочным, с острыми ушками и непременно с лютней. Интересно, он хорошо играет на струнных? А поет? Во снах он прекрасно пел. Но здесь он был гораздо прекраснее, чем в любом из десятков снов.
Он был живой, настоящий, дышащий, он отвечал на поцелуй. Небеса, какие мягкие и теплые у него губы, Тайарелю казалось, что он уже согрелся, но теперь он понял, как ошибся. На его коленях сидел такой безумно обжигающий Элрин и даже собственное дыхание казалось ледяным. Он слышал, чувствовал биение сердца, такое же быстрое, как у него самого, чуть-чуть сбившееся дыхание.

0

11

Этот простой поцелуй, казалось бы, тянувшийся вечность, был подобен заведенной часовой бомбочке: медленно-медленно сменяли друг друга секунды, пока не пришло время последней. Последняя секунда для Элрина наступила тогда, когда он понял, что если это продлиться хоть ещё немного, он точно не выдержит. Ну, может быть, вызовет вспышкой своих эмоций НЛО, или крышу снесёт не только его прелестной голове, но еще и не менее прелестному садику, а может он вообще потеряет сознание! Здоровье у Элрина было не самым лучшим, поэтому он бы не удивился, обнаружив себя лежащим после такого где-нибудь на полу с ушибленной головой, ведь пульс у него бился сейчас так бешено, что кружилась голова. Так вот, не выдержав, он медленно прервал их поцелуй, тяжело выдохнув после этого. Он не решался поднимать взгляд некоторое время; очень интересной вдруг показалась вязь свитера Тайареля, а ещё кожа на его шее, а еще пара дред, спадающих на плечи молодого мужчины...
"Элрин, так нельзя..."
Он покусал нижнюю губу и нерешительно поднял взгляд на лицо Тайареля, почти сразу же об этом пожалев. Господи, он был так близко! Можно было слышать, как он дышит! Колдунские глаза были настолько рядом, что просто фонили своей запретной магией! Да его бы сожгли в средние века за такие глаза!
Прости... я... споткнулся... — не заметив, как перешёл на "ты", тихонько извинился он.
Одна рука все еще сжимала папку с рисунками и он совсем не знал, что с ними теперь делать. Отложить? Или наоборот, всё-таки показать, как ни в чём ни бывало? Стоило ли уже подняться с колен Тайареля, или задержаться ещё на немного? Паника вкупе со смущением явно отражались на лице Элрина.
"Ох, да ты молодец, извинился! А дальше что? Лучше бы не начинал говорить, честное слово, а-а-а, что делать?! Чтоделатьчтоделать?.."
— Я... ты... мм... О боже.
Сказав себе замолчать наконец, он закрыл себе лицо обеими руками, пряча краснеющее лицо. Несчастная папка, дилемма которой так занимала беднягу, неспешно и с тихим звуком соскользнула на пол, показав пару уголков листов с рисунками.

0

12

— Я... ты... мм... О боже. Прости... я... споткнулся...
Тайарель поджал губы, когда их поцелуй закончился. Сделанного конечно уже не воротишь, но зато ему не будет до конца жизни обидно, что он так и не попробовал этого. Ему много раз доводилось ломать  голову над тем, делать то или иное действие или нет, зачастую все же откладывая такие прекрасные возможности на потом, а после страдальчески кусал перед сном. Ведь так и не узнал! Может поэтому в свои тридцать он был достаточно одиноким, при всей свои любви к животным имея аллергию на шерсть, а при всей своей тяге к окружающим, имея достаточно низкие социальные качества, из-за проведенного в  деревне детства. Нет, жизнь с бабушкой и дедушкой не была плохой, он любил слушать их сказки, помогать им по дому, но иногда он отчаянно завидовал городскому брату о том, какая интересная у него там может сложиться судьба, какие у него там возможности! Да и нехватка родительского внимания...
Он смотрел на юношу у себя на коленях, который казалось вот-вот расплачется. А все из-за его эгоистичного решения удовлетворить свое желание! Хотя он ведь отвечал! Почему тогда сейчас он в такой панике? Почему не уходит у него с колен? Наверное просто в таком шоке, что не может этого сделать. Осторожно придерживая воспитателя, он наклоняется вслед за шуршащими бумагами и осторожно поднимает их, откладывая на стол. Перебирает тонкими пальцами, пока не находит знакомую фамилию, вытаскивает листы, рассматривая картинки, мягко улыбается.
- Фай действительно очень красиво рисует. Спасибо, что научил его этому.
Мужчина осторожно пересаживает Элрина на соседний стул, но взгляд на него пока поднять не решается.
- Прости, что сделал это. Просто не так понял и... Давно симпатизирую тебе. Скорее, даже влюблен, но я не буду тебя этим больше беспокоить, правда, прости,- он положил руку ему на плечо, мягко поглаживая.

0

13

— Прости, что сделал это. Просто не так понял и... Давно симпатизирую тебе. Скорее, даже влюблен, но я не буду тебя этим больше беспокоить, правда, прости.
Слова, которые Элрин услышал, ему совсем не понравились. Точнее даже последняя их часть, ведь ему вполне себе хотелось, чтобы его беспокоили! Его слово окатили ушатом ледяной воды, его руки в секунду похолодели и он крепко сжал в пальцах передник, бросив быстрый взгляд исподлобья на Тайареля.
"Скорее даже влюблен!" — проносилось у него в голове вновь и вновь, с каждым разом вызывая всё больше недоумения, как так можно легко отказываться от своей влюбленности, даже будучи неуверенным в том, что тебе не ответят взаимностью?! Элрину, например, казалось, что поцелуй в ответ был лучшим признаком того, что ты небезразличен, но Тайарель, похоже, этого не уловил. В таком случае, надо было как-то ему объяснить, что всё не так, что тот просто не так понял... Однако ком, стоявший в горле, препятствовал нормальному человеческому общению. Но Элрин был хоть и маленьким, но очень сильным, поэтому превозмогания давались ему, неважно какой ценой.
Нет... — тихо заговорил он.
В голове горе-воспитателя один очень злой и решительный Элрин подталкивал пинками одного очень нерешительного Элрина, второй ныл, рыпался, но шёл вперёд.
Поглаживающая ладонь Тайареля на его плече вместе с тем печальным видом, который принял молодой мужчина, заставили мягкое сердце Элрина сжаться. Да что он, в самом деле, ведёт себя как какой-то, прости господи, козёл! Нужно было срочно исправлять положение, захлестнувшее чувство вины способствовало этому как нельзя лучше.
Нет, Тайарель, всё не так, ты правда не так понял... — Элрин взглянул на него и силой оторвав от передника свою ладонь, положил её поверх ладони Тайареля на своем плече. Краснея, он продолжил. — Ты мне тоже очень нравишься... с первой нашей встречи... и если это правда, то я рад... — Тайарелю не зря показалось, что его светловолосый собеседник вот-вот расплачется. Его глаза действительно заслезились, как только он подумал, что после такого Тайарель всё-таки просто возьмет и уйдёт. — Б... беспокой меня, пожалуйста. — он нервно усмехнулся, когда услышал, как прозвучала эта фраза.

0

14

— Нет, Тайарель, всё не так, ты правда не так понял...  Ты мне тоже очень нравишься... с первой нашей встречи... и если это правда, то я рад... Б... беспокой меня, пожалуйста.
Тайарель вновь вспомнил за что он частенько так недолюбливал людей и разнообразные с ними коммуникации, иногда доходило до того, что его раздражали даже взаимоотношения, причем между ему совершенно незнакомыми. Он просто недоумевал, как, как можно начать понимать других?! Вот перед ним Элрин. Обычно Элрин веселый, тепло улыбается, смеется. Но не говорит о любви. Сейчас у Элрина на глазах слезы, пальцы дрожат, взгляд раздраженный или даже яростный. И говорит сейчас очень приятные вещи, которые заставляли сердце колотиться быстрее.
Нет, Тайарель не смог бы просто взять и отказаться от своих чувств. Он бы еще много лет мучился, мечтая о прекрасном и недосягаемом юноше и детского сада. Об исключительно красивом и нежном создании, которого он обидел своими чувствами. Он вспоминал бы его губы, его прекрасную улыбку, нес бы это в сердце и не смел больше смущать своими дерзкими мыслями!
Но теперь все было иначе! Можно было его беспокоить! Даже нужно! Все эти взгляды ему не мерещились! Это была правда! Просто Элрин оказался человеком куда более сложным и запутанным, а на первый взгляд такой уверенный! Какой же трогательный! Тайарель утягивает его обратно к себе на колени, ох, бедный юноша, он еще настрадается с этой порывистостью... И продолжает целовать. Если, черт возьми, они оба настроены серьезно, то жизнь их может сложиться очень неплохо, скорее напротив, просто замечательно!

0

15

В отличие от Тайареля, Элрин был прекрасно осведомлён о том, что такое взаимоотношения, с чем их едят, когда нужно пойти на компромисс, где немного схитрить, а также о всяких других тонкостях социализации. Скорее всего, это было оттого, что с самого детства он был окружен уймой людей, родители его были и являются очень общительными людьми, а уж у артистов, коими они и являлись, ну не могло не быть много друзей. Сам Элрин восхищался их профессией, даже тоже несколько раз выступал в театре, со всей ответственностью к этому подойдя, но ему в принципе нравились почти все работы, где было много людей, поэтому не было ничего странного, что однажды судьба закинула его в детский садик. Тем более, тот был всего в паре остановок от его дома, а район тут — живописный! Хорошо всё сложилось, одним словом.
И именно потому, что он так был обо всём этом осведомлён, он и отчаянно пинал себя не потерять выпавший шанс наладить контакт с Тайарелем, потому что пропустить такое будет подобно приравниванию себя к конченному неудачнику.
Элрин безропотно притянулся к Тайарелю обратно. То, что тот ответил на его вымученную речь действием, успокаивало хоть немного. Словами, конечно, было бы лучше, но что Элрин хотел услышать? Он и сам толком не знал... Всё ведь итак должно быть понятно. По крайней мере он донёс то, что хотел, до его сознания, и то хорошо. Новый поцелуй с новой силой заставил ощутить на себе первые прелести влюбленности в лице её Всадников: головокружения, сбитого дыхания, бешеного биения сердца, нескончаемой тяги к предмету воздыхания... Почему у влюбленности не могло быть собственных предвестников? Она ведь в чём-то сродни Апокалипсису! С ней, после нее, как и после всемирного разрушения, зарождается нечто совершенно новое. Ох, для Элрина это было хорошо позабытое старое, но даже вспоминая старые влюбленности он не припоминал, чтобы всё было так волнительно. Что он и представить не мог, так это то, что в один день они правда признаются друг другу. Да ещё и на рабочем месте. Эх, романтика городских жителей...
Юноша робко протянул к Тайарелю руки, ответно обнимая его за шею — холодные пальцы почти обожгла теплая кожа молодого мужчины, одновременно и согревая их.
Итак, они только поцеловались, а в голове Элрина уже возникали миленькие маленькие домишки с белым заборчиком и красивом садом, где те бы жили вдвоем...

0

16

Как удивительно и странно! Элрин ведь здесь пребывает весь день, здесь тепло, он только что пил чай, а его руки совсем холодные. Он конечно всегда выглядел тоненьким, немного слабым, но не болезненным. Его лицо всегда светилось жизнью и радости, щеки часто были розовыми, раньше Тайарель думал, что из-за постоянной гонки за детишками, теперь же очень медленно догадывался: они краснели из-за него. Он вообще постепенно начнет очень и очень многое осознавать, особенно вещи, касающиеся этого молодого человека. Все же удивительно, почему такой красивый, пусть и совсем низенький юноша не снимает для обложек журналов или не играет в кино, да хотя бы в театре! С его мимикой, с такой великолепной пластикой, туда-то самая дорога! По-сравнению с его легкостью пушинки, Тайарель частенько ощущал себя куском камня на земле, тяжелым гранитом, излучающим радиацию.
Но свела их судьба именно здесь. Какое странное стечение обстоятельств порой случается в жизни, остается только изумляться и благодарить небеса за такой подарок. Для Тайареля эта влюбленность совсем не походила на апокалипсис. Скорее на цветок, даже на очень красивый сорняк. Он медленно, сияющими лепестками распустился где-то в сердце, а потом окутал его всего, лишая возможности думать, видеть, мыслить... Оставляя в голове только настойчивое "Элрин", "Элрин", "Элрин". Он просто лелеял это чувство, взращивал его трепетно, любуясь с каждым разом все более открыто воспитателем, каждый раз намекая чуточку больше.
И сейчас, каждая легкая ласка неосознанно становилась все более сильной. Голова кружилась, пальцы холодели от тихого восторга. Он совершенно забыл где и они, да и что кто-то из детей может их случайно увидеть, просто это было слишком большое удовольствие, терять которое мужчина не собирался. И может, не стоит опускать руки к талии или проводить пальцами по внутренней стороне бедра, не стоит пробовать кончиками пальцев подлезать под его голубую рубашку, пока еще очень осторожно,не наглея.

0

17

Элрин сжал свои пальцы на плечах Тайареля, когда его руки вдруг решили не только ненавязчиво поглаживать, но уже ласкать, достаточно ощутимо и как бы то ни было приятно. Вообще телесные контакты — это здорово, Элрин любил прикосновения, хотя сам скорее являлся визуалом, нежели кинестетиком. Разглядывать ему тоже очень нравилось, истинное наслаждение смотреть на что-то красивое и радующее глаз! А если вокруг него царил бардак и захламление — настроение мгновенно портилось и это был минус того, что он визуал. Так что вокруг себя он всегда пытался создать самую благоприятную атмосферу, за это его тоже любили люди.
На Тайареля он тоже мог бы смотреть долго, размышляя то об одной мелочи, то о другой. Было в его внешности что-то влекущее, гипнотизирующее, чем больше ты смотрел, тем труднее было отвести глаза. Словно он был родственником Гамельнскому Крысолову, околдовывая не песней, но взглядом. Но их история, в отличие от злой сказки, складывалась весьма по-доброму, а единственная околдованная жертва здесь была вполне сим фактом удовлетворена, предпочитая именно это простому существованию.
Юноша стал медленнее отвечать на их поцелуй, когда ловкие пальцы легко коснулись кожи под рубашкой, когда они же медленно прошлись по бедру. Словно все его мысли тоже в это время замедлялись, уменьшались, уходили, а тело само понемногу начинало льнуть к молодому мужчине рядом с ним.
Насколько далеко это бы зашло — кто знает, но опомниться, где же он находился, Элрину дал капризный голосок, донесшийся из спальной комнаты. Юноша ахнул и вздрогнул, как ударенный пчелой, и в следующий миг уже стоял на полу, вновь расправляя передник, словно и не сидел на коленях Тайареля две секунды назад. Был какой-то переключатель в его голове под названием "Работа", перед которым всё остальное, коли уж дело происходило на рабочем месте, было бессильно.
— Прости! — он сложил две ладошки вместе и виновато зажмурился, извиняясь перед Тайарелем, а после быстро пошагал к детской, всё еще ощущая, как громко отдаётся собственный пульс в ушах.
— Что случилось, Мини? — послышался его обеспокоенный голос уже в другой комнате, а после невнятный ответ тоненьким голосочком.
Когда с проснувшейся малышкой всё было решено, Элрин выдохнул и вернулся к Тайарелю. Каждый шаг, что он делал навстречу ему, давался очень тяжело, будто колени вот-вот и подогнутся от волнения.
Прости, — он ещё раз извинился и приложил тонкое запястье ко лбу, проводя по нему. — Мини проснулась и... вот...
Взгляд глаз Тайареля упрямо заставлял двадцатипятилетнего Элрина чувствовать себя первоклассником.
— Ты свободен после семи? Я закончу работать и... можем сходить куда-нибудь... — Элрин вздохнул и снял с лица очки, возвращая их в карман. — Или завтра... Как хочешь...

0

18

Когда послышался детский голос, мужчину словно окатило ледяной водой. Он забыл, он совершеннейше забыл где они! А ведь заниматься такими вещами в детском саду это не шутки, могут быть и судебные разбирательства, не то что просто увольнение. Признаться в любви и в тот же вечер лишить человека работы-это идея чудовищная, следовать ей он не планировал. Потому лишь покраснел, когда Элрин подскочил, растерянно кивнул ему, поправляя одежду.
В голове отчаянно бился пульс, такой же ярый, как у его возлюбленного. Несколько секунд назад Элрин прильнул к нему и казалось, что жарче, чем сейчас, уже просто не может быть. А Тайарель хоть и не был первым ловеласом, но ведь и не совсем деревенский простак, знает что и как там у людей в отношениях бывает. И ведь если все сложится, то этот прекрасный эльф из его снов действительно может стать ему очень близким человеком... Ах, о чем еще можно мечтать в этой жизни?! Хотя было о чем, например о продолжении. И о сближении. О развитии отношений. О маленьком домике или уютной квартирке, в которой... М, нет, не будет животных, у него ведь аллергия. Зато может быть... Они заведут ребенка?.. Элрин ведь так любит детей! Нет, стоп, где-то здесь нужно притормозить и подумать, что сейчас-то делать.
— Прости. Мини проснулась и... вот... Ты свободен после семи? Я закончу работать и... можем сходить куда-нибудь... Или завтра... Как хочешь...
- Нет-нет, ничего страшного, ты ведь все еще на работе. Я надеюсь это все не принесет тебе проблем... Элрин, - о небеса, какое же приятное у него имя, когда можно произносить его с нежностью, - Сегодня я боюсь не смогу, я сижу с Фаем и точно не знаю, когда придет брат, но завтра - я совершенно свободен. Вот мой номер... Твой у меня уже есть.
Мужчина улыбается и достает из легкой сумки свою визитку, откладывая ее на стол. Ну и что, что это с работы, зато тут подробно все есть, а главное имя и телефон.
- Давайте... Ох, давай завтра в восемь... Ам... Возле кофейни на центральной, знаешь, такая красивая, у нее еще подсветка и название... "Мон плезир", кажется.
Тайарель улыбается и теперь уже более-менее уверенно смотрит на Элрина. На следующий день он сходит с ума перед зеркалом. Как одеваться на свидание!? Интернет выдает бред, спросить-то и не у кого, остается полагаться на себя. А на улице еще и холодно, что просто помереть можно. Итог трагических разбрасываний домашних свитеров, утепленных брюк... Тайарель в красной рубашке, на которую натянут черный свитер, торчит только воротник. Сверху алый пиджак в клетку, такие же джинсы (под которые он все же натянул термобелье, нет, любовь не повод вымораживаться), все те же черные сапоги и уже не на столько чудовищный пуховик. Лицо под шарфом широкой вязки, на голове длинная шапка. Тайа бросил совершенно убитый взгляд в зеркало и вышел из дома.
Как же чудовищно он волновался. По пути он купил белую розу, нежную, напоминающую Элрина, спрятал ее под пуховик, боясь отморозить и все время боялся сломать.
- Элрин! - он улыбнулся, увидев подбегающего молодого человека.

Отредактировано Тайарель (21 Фев 2014 02:17:43)

+1

19

Весь оставшийся вечер Элрин провёл в взвинченном состоянии, в хорошем смысле этого слова. Он будто бы парил туда-сюда на вдруг появившихся невидимых крылышках, был в три раза милее с окружающими, миролюбивее настолько, что пора было заказывать ему колесницу на небеса и выдать уже наконец ангельский ранг. Перед сном он много раз прокручивал, как может сложиться их завтрашняя с Тайарелем встреча, улыбался совершенно по-дурацки и влюблённо, и заснул радостный и счастливый, весь в нетерпении следующего дня.
Который тоже предстояло пережить почти полностью, прежде чем вечером встречаться с Тайарелем. Так как это был очередной рабочий день, а за окном — морозище, то как-то по-особенному красиво одеться было нельзя, но Элрин и простые вещи носил так, что они очень изящно ему шли. Он был в белых джинсах, разрисованных в паре мест синими звёздочками, невысоких светлых сапогах и большом, будто бы на несколько размеров больше него самого, свитере, на груди которого располагался симпатичный вышитый снегирь. Серое шерстяное пальто, немного аляповатая шапка с веревочками по бокам лица.
К указанному месту Элрин спешил изо всех сил, потому что, задумавшись в очередной раз на остановке, он пропустил нужный автобус и ждал второго очень долго. А опаздывать он не хотел! Что он, непунктуальный какой-то? Хотелось выставить себя в лучшем свете!
Элрин! — юноша увидел стоящего перед кафе Тайареля и просиял улыбкой.
Привет! — радостно помахал рукой он, подбегая к молодому мужчине. — Я же не опоздал, да? Мне нужно купить наручные часы, постоянно доставать мобильник так долго...
Он почти было начал оправдываться, но услышав, что нет, он не опоздал, мгновенно отбросил эту мысль. Потому что сама Вселенная способствовала ему! И замедлила само течение времени, пока он ехал на автобусе, да-да!
"Я так волнуюсь!" — подумал он, нервно сжав пальцы в варежках. "Но ведь не я один, правда?"
Сегодня так холодно, — покачал головой он. — Пойдём скорее вовнутрь! — ребяческим жестом Элрин схватил того за руку(для него это было нормально), но когда понял, что это всё-таки Тайарель и это его он взял за ладонь, то немного смутился. Вот ведь парадокс, когда человек тебе небезразличен всё становился вдруг так... многограннее!

+1

20

— Привет! Я же не опоздал, да? Мне нужно купить наручные часы, постоянно доставать мобильник так долго... Сегодня так холодно. Пойдём скорее вовнутрь!
- Нет, я и сам только подошел, думал ты уже где-то здесь, но с места предпочел не уходить. Как же удачно... - только сейчас Тайарель осознал как сильно волнуется, как переживает о происходящем. Весь прошлый вечер он мог думать только о том, что совсем не выспался и что следует купить еду, бедный холодильник давно пустует.
Перестань, Тайарель, это же просто свидание. Все люди ходят на свидания. В этом нет ничего страшного. Что же там писали? Не открывать сердце? Не тащить в кровать? Не говорить о себе? Нет-нет, кажется не так... Господи, как же страшно, а вдруг я что-то сделаю не так?
Огонь в голове Тайареля ярко отразился на его лице. К тому же, придя в себя, он уже обнаружил свою руку в тонкой ладошке молодого человека. Разве это не приятно? Разве это не то, чего он хотел? И зачем тогда мучиться и думать о каких-то сложных правилах поведения. Это все правильно, а значит любое поведение будет правильным. И если между ними есть симпатия... То как бы он не облажался, ничего страшного не произойдет. Мужчина крепче сжимает его руку и ускоряет шаг.
Картина вечера была идеальна. Теплый уютный уголочек в кафе, плетеные кресла и мягкий свет. У Тайареля перед глазами горячий шоколад, сладкий настолько, что язык вяжет. Высокий стакан с водой, в которой плавала мята и кусочки льда. А еще Элрин. У него был необычайно милый свитер, со снегирем, который все время отбивал внимание своей яркостью.
- Здесь довольно уютно... Ах, я забыл! - он срывается с места к своему пуховику на вешалке, а возвращается с маленькой розой. Действительно, если бы еще посидели, она стала бы совсем неприглядной. Сев на место, он передал цветок Элрину и улыбнулся, - Это тебе. Извини, что он немного помялся... Было холодно, пришлось убрать подальше.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC