AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Книга колдуна

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

События из жизни.
Случаи, повлиявшие на судьбу. Полевые заметки. Выдержки из исследований.


Книга черного мага.

http://uploads.ru/t/c/2/j/c2joP.jpg

0

2

2757 год, конец осени.

Над фортом сгущались сумерки, когда черный всадник промчался через главные ворота, игнорируя возмущенные возгласы старого привратника, уже было собравшегося затворять двери на ночь. Остановив взмыленного коня, он быстро спешился и мгновение спустя оказался перед массивными дверями входа в главное здание. Не медля, он распахнул двери и прошел в богато освещенный зал.
- Ох… Добрый вечер, господин, наконец вы приехали, - подоспевшая горничная смешалась, с легкой тенью страха поглядывая на прибывшего, - Я немедля оповещу господина Нимрауга…
- Не нужно, Мириль. Лучше принеси вина в мой кабинет… и захвати ту темную бутыль для нашего гостя, - раздался голос сверху. Эльф как всегда старался произвести впечатление своим внезапным появлением: он неспешно спускался по одной из боковых лестниц, гордой походкой подчеркивая свой безукоризненный вид. Однако всё же упорные труды оставили на нем свой нескрываемый отпечаток усталости. На этот фарс гость только усмехнулся.
- Добро пожаловать, Грегориан, я ждал тебя. Ты, кажется, задержался.
- На то была воля Господня, - вампир откинул капюшон и широким движением скинул с себя походный плащ, демонстрируя чопорное черное одеяние с воротником под горло и блестящим металлическим крестом. Он вежливо склонил голову и проследовал за хозяйским жестом эльфа, приглашающим подняться наверх.
- Должен признаться, ваше письмо застало меня врасплох, - когда они прошли по коридору и заходили в кабинет, голос эльфа стал серьезнее, а усталость стала более явной, - Почему клан сужает сроки?
- Ты должен был догадаться, что подобного мне исполнителя не информируют о таких вещах, - вампир тускло улыбнулся, а эльф издал издевательский смешок, - Однако это не мешает мне быть в курсе событий.
Дарриан сел в кресло и взял один из бокалов с алым напитком. Содержимое второго бокала было более темным и густым.
- Ты присаживайся.
Кажется, старику надоело сидеть в своем логове. Ты, должно быть, знаешь, что в Техбургере достаточно вампиров из клана. Так же ты знаешь о существовании в Кипсбурге организации так называемых Охотников за нечистью.
Одна бровь эльфа изящно изогнулась. Он молча требовал дальнейших разъяснений, и вампир, выдержав приятную для себя паузу, проложил:
- В последнее время что-то назревает между этими городами. Их правители пока не собираются открыто выступать против друг друга, но, кажется, котел войны уже начинает потихоньку бурлить. Уж в Техе точно. Местное жречество ведет скрытые исследование способов блокировки магии, а заодно и какого-то мощного оружия. Не смотри на меня так, Дарриан, ты же знаешь, я вращаюсь в этих кругах.
- А как твой бог относится к твоим религиозным прелюбодеяниям?
Вампир смиренно склонил голову к сложенным ладоням и с улыбкой произнес:
- Ни одному из ложных богов не одурманить мой разум, ведь всё, что я делаю - во имя своего Господа, и Он видит это, наблюдает за мной и на небесах воздаст мне по заслугам…
- Ну хватит, Грег, а то я прям щас тебе поверю, - колдун рассмеялся, принял расслабленную позу и поймал на себе лукавый взгляд вампира, - Вернемся лучше к оружию массового поражения.
- Заметь, я этого не говорил. Я упоминал, что оно довольно мощное, но что оно из себя представляет – понятия не имею, Маркабор охраняет доступ в мастерские как цепной пес свою сахарную кость. Но результат один: если Техбургер выступит первым, Кипу придется не сладко. Я говорю всё это, чтобы ты представлял ситуацию, к становлению которой Смертьнесущий хочет приложить свои силы. В его интересах избавиться от Охотников, а заодно и утвердить свои позиции в иерархии Теха. Но так же он кое-что ищет, точнее кое-кого.
- Удиви меня!
- Нет, эльф, чтобы Стефану найти женщину – много труда прикладывать не придется.
Дарриан спрятал усмешку за бокалом вина и глубоко вздохнул.
- Заведи себе партнершу, Грег. По крайней мере, выговариваться ей будешь, а то я смотрю, тебе этого не хватает.
Вампир плотоядно улыбнулся.
- Они быстро кончаются.
Дарриан уронил лицо на ладонь.
- Стефан ищет своего сына.
Тут эльф вскинул голову и недоверчиво уставился на ухмыляющегося кровососа.
- У вашего брата что, дети бывают?
- Представь себе. И мало того, этот ублюдок примкнул к Охотникам.
Колдун громко рассмеялся.
- Замечательно! Дай угадаю: он одержим идеей отомстить родственничку за желание к кому-нибудь присосаться?
- В общих чертах ты прав. Не представляю, что за родительский инстинкт вдруг проснулся в Смертьнесущем, но он хочет этого выродка живым.
- Я смотрю, ты его не очень-то жалуешь.
- А ты удивлен? Он - охотник, а значит мой враг, - Грегориан как-то загадочно скривился, поведя плечами, словно желая что-то поправить на спине, - Однако приказ Стефана обжалованию не подлежит. Ты нужен клану, как инструмент исполнения его целей.
- На сколько тебе известно, я с кланом сохраняю взаимный нейтралитет, и кроме мелких просьб не собираюсь исполнять чьи-либо приказы, - холодно ответил Дарриан, - То, о чем просил меня Стефан… или это всё-таки была Тарья? Не важно. Я закончу это в срок, потребую свою оплату, и на этом наш разговор будет окончен.
- Я, наверно, немного погорячился, - отходчиво заметил Винтерхолд, откидываясь в кресле и доверительно разведя руки, - Всего лишь нужно внести кое-какие изменения в твою работу.
Ладони колдуна со злостью сжали перила кресла,  голос его продолжал звенеть ото льда.
- Ты говоришь это так, словно я мозаику детскую склеиваю!  А вам не приходило в голову, что из-за малейшего изменения мне, может, придется переделывать всё с самого начала?
- Рог Немых Голосов – по-моему, достойная награда за такое маленькое одолжение.
Эльф поджал губы и поднялся, задумчиво подойдя к окну. Даже со спины чувствовалось, как он нервничает.
- Ну? И чего он хочет на этот раз?
Винтерхолд удобно закинул ногу на ногу и с удовольствием отпил из бокала темной крови.
- Он хочет располагать сведениями королевского советника.
- Ха! Так пусть отправит шпионов или, я не знаю… Чем я-то могу помочь?
- Но ведь ты был… знаком с его дочерью, не так ли?
Повисла пауза. Вампир видел, как напрягся чернокнижник, и, наблюдая за его волнением, с аппетитом облизнул край бокала.
- Откуда тебе это известно? – тихо спросил эльф.
- У меня много источников, много сведений. Так что, пожалуйста, не мог бы ты…
- Я не видел её более полувека. Я даже не знаю, жива ли она, - в голосе его нарастало раздражение, - А её отца я видел лишь мельком, издалека! Как вам такое только в голову пришло? Что за бред?! – он развернулся и угрожающе шагнул к вампиру, - Если ты не прекратишь нести всякий абсурд, я, клянусь Риштаном, за шиворот выкину тебя в окно к четям собачьим! – в подтверждение своих слов, эльф схватил вампира за грудки, на что тот только лениво усмехнулся.
- Ну зачем столько агрессии? Неужели я задел тебя за живое, Дар? – его томный, скучающий взгляд скользнул куда-то за эльфийское ухо, - Ты, должно быть, заработался, отдыхай почаще, съезди в Авитанию послушать хорошую музыку.
Чернокнижник с отвращением отбросил свою ношу.
- Ладно, Смертьнесущий предполагал, что ты будешь не способен этого сделать, - невозмутимо продолжил вампир, - Поэтому предложение немного упрощается. Вот скажи, что бы ты испытал, если бы вдруг пред тобой оказалась та девочка?
- Грег, я тебя, по-моему, предупредил…
- Успокойся. Представил? Вот и клану нужно нечто… подобное. Нет-нет, не её образ, а образ, приятный и родной для объекта воздействия. Вот здесь, - он положил идеально белый конверт на стол, - более полное описание требуемого эффекта. Похоже, это будет одним из твоих лучших творений.
- Винтер, - эльф снова устало сел в кресло. Пряди его белых волос поникли, взгляд потух, и кажется, он больше не скрывал своей замученности, - Лучше бы ты заходил просто на бокал вина.
- Ты же знаешь, я не пью… вино.
Эльф слабо улыбнулся и бросил короткий взгляд на конверт.
- Это всё?
- Всё.
- Тогда… - Дарриан помедлил, задумался. И продолжил, - Тогда можешь проваливать. У меня ещё много работы.
Винтерхолд поднялся и с улыбкой поклонился хозяину дома. Задание было выполнено, и задерживаться здесь из сентиментальных побуждений вампир был не намерен. Он уже, было, хотел покинуть кабинет, как чернокнижник его окликнул.
- М?
- Скажи, а как тебе живется… с железкой в голове?
Лицо вампира удивленно вытянулось.
- Откуда ты про это знаешь?
- У меня… много источников, осведомителей, - чернокнижник загадочно улыбнулся. Казалось, что его черная тень слегка покачнулась. Впрочем, действительно. Показалось.
- Хм. Шелест механизма успокаивает, - туманно ответствовал Винтерхолд и, небрежно отдав честь, скрылся за дверью.

0

3

Бейлин. Приблизительно 2694 год, весна.
http://uploads.ru/i/A/6/h/A6h19.jpg

Тихое журчание воды сплеталось с пением птиц в чудную мелодию спокойствия и умиротворения. Ветер шелестел серебристой листвой плакучих ив над небольшим прудом, чей берег стал приютом кованого кресла и забытых на нем бумаг. Там было тихо, там было пусто, и казалось, что сами улицы Бейлина на время задержали дыхание и погрузили город в блаженную тишину – наступал рассвет.
Эльфийская женщина отошла от окна и обняла себя за плечи, пытаясь унять дрожь. Она старательно не оборачивалась к резному письменному столу своего мужа, где лежала бумага, так ненавистная ей. Приказ, скрепленный гербовой печатью Магического совета покоился на столе, но для девы он был словно занесенный для финального удара клинок – она боялась, хотя сама и не понимала, чего же именно.
Тихо отворилась дверь, и женщина взволнованно поджала губы, отворачиваясь к восходящим лучам солнца, красящим пики бейлинских башен в золотой багрянец.
- Моя милая Денерель, почему ты поднялась так рано? – голос эльфа был тихим, шелестящим, подобно теплому ручью во дворе, но одновременно сильным и тяжелым, как камни его русла. Он медленно подошел, опустил взгляд на стол и вздохнул, понимающе опустив голову.
- Депешу принесли на закате.
- Ты… отправляешься так скоро? – голос её был спокоен и тих. Она всегда была сильной. Она готова была принять его уход. Почти готова.
Эльф печально улыбнулся.
- Я не могу пренебрегать решением Совета. Чудо, что они вообще заинтересовались моим исследованием, и это шанс показать, чего я добился за все эти годы.
- Ты даже не попрощаешься с сыном?
Теплые руки легли на продрогшие от утренней прохлады плечи Денерель.
- Не беспокойся за Да’рина. Он умный парень, он всё поймет.
Эльфийка дрогнула, и изящные брови её нахмурились, серой краской печали покрыв её лик.
- Мой дорогой, я поддерживала тебя все эти долгие годы, я верю в тебя так же, как в яркое солнце, крадущееся по небосклону. Я готова разделить с тобой горести и печали, я готова пойти за тобой хоть во Тьму, хоть на небеса. Но я… Мне страшно, мне так страшно…
Её голос скатился на шепот, и Денерель, удерживавшая свое горе, всхлипнула и оказалась в надежных объятьях своего супруга, дарящих защиту, покой, тепло.
- Прошу, не оставляй нас! Возможно, Белый город ещё не готов открыть перед пытливым умом свои двери, ты даже не знаешь, что может ждать тебя в этих диких землях! – она вскинула на него взгляд, полный печали, боли и страха.
- Во мне нет страха перед неизведанным, Нери, не должно быть его и в твоем сердце, - эльф чуть улыбнулся, поправляя её волосы, черные, словно мягкий уголь, - Словно какая-то сила зовет меня в этот путь, и я обязан откликнуться на её зов. Это тайна, которая, быть может, перевернет не только страницу истории,  но откроет для нас чудесное волшебство, и я буду счастлив подарить его тебе, - он нахмурился и вздохнул, торопливо и нежно прижимая эльфийку к себе, - Не нужно печалиться, Денерель, ведь я вернусь вскоре.
- Как я хотела бы верить в это, дорогой… - она прижалась к его груди и нежно обняла своими тонкими, точеными руками. Однако боль не отпускала, как Денерель не отпускала своего супруга. А он лишь стоял молча, терзаясь от горя своей супруги, и не было сил, способных вернуть покой их сердцам.
- Господин Нимрауг, экипаж прибудет через два часа, - раздался голос дворецкого за дверью, а потом и его торопливые шаги, уносящие владельца обратно, вниз, к багажу.

0

4

Альтернативное будущее: в процессе доработки (вдохновленное картинкой).

Темно.
Витые веревки, удерживающие тяжелые шторы, истлели, и с тех пор высокие окна каменного форта закрыты плотной выцветшей тканью – только узкие лучи бледного света проникают через щели. А вокруг – мрак, плотный слой бархатной пыли лежит нетронутый… Постойте… Здесь, у самой темной стены, кажется, следы, уходящие наверх по лестнице, через выломанную обугленную дверь и несколько опустошенных комнат со следами копоти на стенах, через коридор. Из-под закрытой двери… свет, слабый, похоже, что там горит свеча. Но ведь этот форт покинут много лет назад, а его зловещая репутация обеспечивала ему покой. Кто же?...
- Всё никак не успокоишься? – томный, бархатный голос принадлежал стройной эльфийской женщине. Она медленно обходила стол, касаясь кончиками пальцев разложенных на нем бумаг и фолиантов, приближаясь к тому, кто сидел спиной ко входу.
- Мои планы… Всё пошло совсем не так, - ответ был неожиданно тихим и слабым, словно это был шелест бумаги, а не голос. Женщина улыбнулась и присела рядом.
- Ну-ка, дай взглянуть, - она взяла эльфа за подбородок и аккуратно повернула к себе его лицо, - Раны почти затянулись. Пока ты будешь сдержан и спокоен – их никто не заметит, - женщина с улыбкой провела пальцами по его сухим губам. Но потом, нахмурившись, серьёзно добавила, - Надеюсь, ты не забываешь пить настой, который я для тебя сварила? Лечение – это совсем не простая штука, суровый северный климат научил бы тебя это понимать!
После этих слов эльф засмеялся, весело прищурившись – смех был похож скорее на слабый кашель – и эхом вторила ему эльфийка звонким смехом, поднимаясь и нежно обнимая его сзади.
http://uploads.ru/i/R/m/r/RmrQj.jpg
- Настоящая ведьма, - эльф обернулся к ней со слегка смущенным взглядом и слабой улыбкой, - Я уже почти не удивлен, что ты нашла меня. И был бы счастлив, что причиной моего досрочного воскрешения были не какие-то личные мотивы.
- Дурак ты, - лукаво улыбнулась женщина, прищурившись: сейчас черты её лица опасно напоминали черты сидящего перед ней чернокнижника, - Что может быть важнее обретения потерянных родственников?
- Змея, ты же мне потом сама всё расскажешь, - эльф прикрыл глаза и закусил губу. Левую ладонь, забинтованную тонкой тканью, он положил эльфийке на лицо и невежливо оттолкнул, - А теперь, Адри, отстань. Мне ещё надо придумать, как твои выходки исправлять, и чтобы меня через год на куски не разметало.
Эльфийка обиженно зашипела и шуточно стукнула колдуна по плечу. Но потом улыбнулась, вздернула нос и ушла в другую часть комнаты, затянутую алым шелком, где стояло наскоро собранное ложе, котел, травы, склянки и развешаны прекрасные платья.

0

5

Приблизительно 2699 год. Особняк Нимрауг в Бейлине.

Один. Два. Три. Четыре. Пять. Шесть. Семь. Восемь. Девять.
Ему говорили, что когда станет страшно - считай в уме, пока не получится сосредоточиться. "Страх живет только в твоей голове. Найди его и убей". Когда боишься, очень сложно поверить рациональным доводам своего внутреннего голоса, говорящим, что всё в порядке, всё под контролем. Почему-то именно в такие моменты становишься очень честным самим с собой, осознаешь, сколько же пробелов в твоих знаниях, как мало силы в нетренированном теле, и как много ты успел бы сделать, если бы только удалось уйти отсюда живым. Хотя нет, тут уже начинается настоящий животный ужас.
Неуверенно, словно на зыбкую топь, эльф сделал шаг с надежного и настоящего каменного пола подвала в зияющую темнотой пасть портала. Поверхность была слегка мягкой и податливой, однако в мгновение ока окружившая темнота придала этому сходство с живым существом. Юноша почти не дышал, стук своего собственного сердца оглушительно бил по ушам, а его глаза были широко распахнуты, словно в этой однотонной черноте он смог бы хоть что-то увидеть.
Двадцать один. Двадцать два. Двадцать три. Двадцать четыре. Двадцать пять. Двадцать шесть.
Он оглянулся: темнота. Что ж, теперь он действительно ушел далеко, и портал закрылся: кажется, пора. Кусая губы до кровавых ран, юный колдун собирался со своими мужеством и храбростью, и вот, наконец, сжав кулаки, он твердо выговорил несколько резких слов на демоническом языке, чеканя каждую букву.
- Uytd. Ujekjl. Ghafplyjicnum. Tkafybt. Ujahlesyz.
И в один миг - водоворот ужасных, отвратительных лиц подхватил его и бросил куда-то вниз, вперед - не разобрать, и все эти образы были знакомы, но безобразно искажены. Они тянули к нему свои руки, скалили гнилые зубы, злобно таращась заплывшими кровавыми глазами, брызжа слюной и гноем кричали, стараясь унизить, задеть, раздавить! И Дарриан закричал, испуганно закрыв лицо...

0

6

Конец 2697 года, Магическая Академия Бейлина, Жилое крыло.

В комнате для студентов магической Академии Бейлина было тихо, заходящее солнце упиралось в противоположные окна, так что здесь царил полумрак. Эльф сидел за столом в углу, внимательно вчитываясь в текст какой-то книги, слегка хмурясь и нервно потирая пальцем угол страницы. За дверью послышались шаги.
- Ничего, - Фаерун быстро вошел и закрыл за собой дверь, - Совсем ничего, все только и говорят о её отце, - он досадливо скривился и подошел к окну, чтобы задернуть шторы.
- Ну и что? – сдержанно буркнул эльф.
- Дарриан! – молодой маг развернулся и удивленно уставился на своего друга, - Как «что»? Проявил хотя бы уважение ко мне: я ношусь по всей академии, треплю языком со всеми подряд, а ведь, между прочим – это твоя девчонка!
- Да какой смысл?! – рявкнул Дарриан, подскочив со стула и оперевшись ладонями о столешницу, - Ты думаешь, я сам этого не знал? Думаешь, я не ходил, как ищейка по её следам, тщетно надеясь найти хоть какую-то бредовую лазейку, и только чтобы узнать что-то о ней?! Всё, что мне нужно, это немного информации, хоть какой-то маленький знак, - эльф поник,  вышел из-за стола и, остановившись посередине комнаты, скрестил руки на груди, - Она – дочь советника Кипсбурга. Кем же я должен быть, чтобы добраться до неё?
- Министром. Однозначно, - Аксаний ухмыльнулся, но красноречивый взгляд друга, обозначающий что-то в духе: «Спасибо, на риторический вопрос можно было и не отвечать», заставил его посерьезнеть. Он вздохнул и, подойдя к эльфу сзади, ободряюще положил ладонь ему на плечо, - Никогда не стоит отчаиваться, Рин, рано или поздно…
- Я не собираюсь ждать! – эльф отпрянул и резко развернулся лицом к магу, - Я сделал всё, что было в моих силах. Мои… мои письма, по всей видимости, не доходят до неё… или же она сама не желает отвечать, - тут он осекся и отвел глаза, - Тысячи миль до надежды на чудо. Мне кажется, что я пытаюсь биться в закрытую дверь.
- Ты сделал не всё, - возразил Фаерун и, поймав взгляд Дарриана, улыбнулся, - Ты мог бы отправиться в Кипсбург и написать любовное послание на дороге перед дворцом.
- Это смешно, - эльф слабо улыбнулся и снова опустил глаза, - Наверно ты был прав, Акс: всё это было просто красивой сказкой, игрой моего воображения. Мне стоит оставить попытки.
- Рин, я – идиот, - Аксаний хохотнул, взял за плечи Дарриана и слегка тряхнул, - Слышал? А не истина в последней инстанции. Если бы я не видел, что с тобой происходит, я бы подумал, что это очередная шутка. Такие встречи не случаются просто так, будь уверен. Всё это скорее должно было тебя чему-то научить, что-то дать тебе, а не забрать, понимаешь?
Фаерун сделал паузу, видя, как его друг задумался. У него в такие моменты забавно искривлялись брови, и на лбу появлялась морщинка.
В конце концов, если ты чего-то истинно захочешь, ты это получишь, и ничто в мире не будет способно остановить тебя. А сейчас у тебя есть возможность продолжать идти к своей цели, и когда ты достигнешь её, изменится мир. Главное, чтобы на этом пути ты уберег свою душу, Рин, это – самое дорогое, что у тебя есть.
Он заметил, что Дарриан слегка дрожит, и было не понятно, от чего: то ли от волнения, то ли от страха, то ли от негодования, то ли от того, что стоит в легкой одежде и босыми ногами на холодном каменном полу.
- Умеешь ты запутать меня, - ага, здесь замешан не только холодный пол. Дарриан действительно разволновался. Что же он там себе накрутил в голове? - Ну, по крайней мере, мысли у меня теперь заняты не только девами, - улыбка у Нимрауга получилась кривая, но искренняя, так что Фаерун облегченно вздохнул и улыбнулся в ответ.
- Она у тебя вообще сейчас должна быть занята только теорией кросс-стратового вмешательства и теограммой пасса Лейкха-Лехойссона, которые мы сдаем завтра.
Эльф фыркнул и презрительно дернул ушами.
- Это ерунда! Даже самый тупой степняцкий варвар сможет сдать эту фигню, - он лукаво зыркнул на мага и стремительно зашагал в сторону своей кровати, на ходу щелчками пальцев зажигая светильники – ночь уже опускалась на Бейлин, так что в комнате стало совсем темно.
Фаерун недобро осклабился, и в его руке угрожающе запульсировал шар сгущенной кинетической энергии.
- Рин. А, Рин, - он угрожающе поигрывал шаром в ладони, медленно, очень медленно надвигаясь на эльфа. Тот обернулся, смерил мага высокомерным взглядом и приподнял одну бровь.
- Ах вот оно как, - произнес он, усмехнулся и, развернувшись в прыжке к противнику, встал в боевую стойку, выставив перед собой ладони и состроив угрожающее выражение лица настоящего жителя степей, - Дава-а-ай, нападай своей жалкой магией на истинного сына козьего молока и голозадой свободы!!!
Акс засмеялся, жмурясь и едва не роняя шар на пол, и Дарриан присоединился к нему.

«Гораздо легче просто не думать, правда?»

_________
song: 4Lyn – Nostalgia

0

7

Ранняя весна, Южные степи. Приблизительно 2722 год.
Встретились мы удивительно случайно. Знаете, как это бывает: мимолетные взгляды, я улыбнулся ей, она улыбнулась мне, и вот я уже согласился на любезное предложение переночевать. Я даже не сразу почувствовал, что она обладает некой магической силой, непривычной и странной, и лишь потом мне открылась истина.
Не многие назвали бы эту ведьму красивой: длинная, узкая, острая, словно игла – так в целом можно описать её черты, непропорционально крупный бюст, худое лицо с крупным, чуть курносым носом. Не знаю, что меня в ней привлекло, может умные, лукавые темные глаза с живыми тонкими бровями, может черные, как вороново крыло, кудрявые волосы, водопадом ниспадающие на её худые плечи… не знаю. Должно быть, ведьма просто околдовала меня. А я и не заметил.
http://s1.uploads.ru/i/L/4/p/L4pxX.jpg
В тот день я отправился в одно из окраинных поселений Южных степей, граничащих с Волшебным Лесом, в поисках одного из редких алхимических рецептов, по слухам доступного местным ведунам и шаманам. Я был юн, дорога измотала меня, так что посещение скудной деревни без внятного названия вызывало у меня скуку и раздражение, рассеивая внимание и отвлекая от цели. Говоря грубо, по приезде я превратился в недееспособного идиота. Что ж, в таком состоянии мне полагалась только кружка чего-нибудь горячего и уютная постель, только вот вопрос: где остановиться благородному эльфу, когда вокруг только покосившиеся деревянные халупы?
В общем, мы отправились к ней. Я удивился, когда мы свернули на тропинку, ведущую прочь от деревни, вглубь леса, но женщина поспешила меня успокоить, мол, любит тишину и прогулки среди деревьев, да и идти тут недалеко. Сказала, что её зовут Сурья, что по древне-шаманскому наречию означает «смола». Вообще говор у неё был довольно интересный, сразу видно, что в городе она даже не показывалась.
Если вы никогда не были околдованы ведьмой – попробуйте, не пожалеете, это незабываемый опыт! Пока она поила меня чаем, я отчаянно зевал, но, вопреки моим отговоркам, в спальню меня повели едва ли не за руку, причем ощущение было, словно я – мальчишка, а она – моя нянька, что довольно странно: выглядела ведьма уж очень молодо. Я действительно хотел спать, но стоило ей коснуться пояса моей мантии – сна, черт его дери, как не бывало. В свою защиту могу сказать, что я совсем не контролировал свои действия, меня словно окунули в омут страстного забытья… Она оказалась самой искусной любовницей, что я когда-либо встречал. Проклятье, когда  вспоминаю это, её темный лукавый взгляд снова обжигает, как тогда, в голове звучит её томный голос: «Чего ж ты так напряжен, чароплёт?», а тонкие ладони будто снова скользят по… Вам известен интересный факт, что ведьмы на столько искусно меняют свой внешний вид, что магическим чутьем его практически не уловить? Так вот, наутро, улыбнувшись мне, Сурья призналась, что ей 104 года, и зовут её Агафина Константиновна, и что ведьма она в десятом поколении, сестра её продает пирожки на рынке. Смешно? А вот я говорю с гордостью, что переспал с самой горячей столетней старушкой в человеческой истории! Помимо всего прочего, она оказалась хранительницей клановых рецептов, так что мы неплохо провели время не только ночью, но и днем, когда она обучала меня природной женской магии. У них очень интересный подход, разительно отличающийся от того, что давали нам в Академии – ведьмы тесно связаны с природой, и, по всей видимости, вдали от неё теряют силы, зато в лесу ведьма достигает пика своих возможностей, а это далеко не мало.
Надо ли описывать, как мне не хотелось уезжать? Искорки в глазах ведьмы смеялись, когда я поделился с ней своей печалью. «Поберёг бы себя, чароплёт», - усмехнулась она, и на этом мы попрощались.
Не знаю, зачем я решил записать это. Возможно, мне просто приятно снова окунуться в эти чувства, вспомнить милую старую ведьму, страдающую от одиночества и целого вороха женских комплексов. Я никогда не забуду о том одолжении, которое она сделала для меня, и я не предам секретов её семьи.
Возможно, когда-нибудь мне снова удастся отыскать ту крошечную деревеньку, занимающую едва заметную точку на карте?

0

8

Магическая Академия Бейлина. Приблизительно 2694 год.

- Меня ждешь?
- Нет.
Дарриан улыбнулся сосредоточенной холодности друга и, обойдя его со спины, встал рядом, оперевшись о парапет. Здесь, на вершине одной из башен Академии, дул слабый ветер, приятно охлаждая кожу, и Аксаний приходил сюда подумать. Он не курил по национальным убеждениям, зато расслабляться помогали ему тренировки телекинеза. В пару метрах перед магом висела в воздухе похищенная из кабинета алхимии пробирка, чем-то опасно побулькивая прямо над окнами оранжерей.
Эльф скучающе скользнул по ней взглядом. Широко зевнул. Уперся локтями в парапет. Потом завалился на него. Ткнул друга в бок – пробирка дернулась, но Аксаний продолжал молчать. Дарриан ещё целых три бесконечно долгих, как пространство Вселенной, секунды потерпел, а потом, не выдержав, поинтересовался:
Ты всё ещё думаешь над тем инцидентом?
Тишина. Эльф неуверенно замялся, потом, подумав, гордо вскинул подбородок.
- Я ведь их уделал, один!
- Рин, - сурово оборвал его маг, - Ты применил заклинание, не входящее в программу. Твои увлечения практически ни для кого не секрет, но никто и догадываться не мог, что ты обучаешься темной магии и демонологии в стенах Академии! – чуть ли не шипел Фаерун.
- Они бы убили меня! – глаза Дарриана округлились, - Уж точно искалечили бы. Акс, а нападать толпой на студента своей же академии – это нормально?
- Ты - талантливый маг, ты мог…
- Да ни черта я не мог! – взвился эльф, - Подонки понавесили на себя щитов от всех академических школ, пока бы я их проламывал, мне бы уже проломили череп!
- Рин, не кричи…
- Слушай сюда, с тех пор, когда у этих ублюдков засвербило, они ждали момента, когда я окажусь один в нужном месте, они караулили меня как стая плешивых дворняг, ты ещё скажи мне, что был не в курсе! О, конечно, тебе это было известно, но именно в тот день, единственный раз, когда я просил тебя пойти со мной, тебе так срочно нужно было отнести книги, вот прям пополам переломился бы!
Эльф, наконец, выплеснул то, что терзало душу, его буквально трясло от обиды и негодования.
Пробирка дрогнула и сорвалась вниз.
- А ты думаешь, я не переживаю из-за этого? – едва слышно спросил Фаерун, прищуриваясь, - Думаешь, мне всё равно? Думаешь, я спокойно жевал ужин, когда раздались крики? Ты совсем охамел, придурок?
Уши эльфа опасливо поникли, он весь напрягся и потупил взгляд. Он всё ещё злился, что друга не оказалось рядом, когда он был так нужен, а теперь этот друг ещё и отчитывал его. Но так же Дарриан понимал, что хватил лишнего, довести спокойного Фаеруна до состояния холодной ярости было делом, по тяжести совместимым с подвигом, но ему это удалось, и от этого становилось ещё больнее. Он дважды нанес удар по сердцу лучшего друга. Но эльф молчал.
А Фаерун молча смотрел на него. Не свойственные утонченным магам, мышцы играли под тонкой мантией, на щеках ходили желваки. В такие моменты он был похож на одного из своих степных богов, огромный, неумолимый, великий в своем милосердии. Страшный, в общем, был.
Дарриан чуть шевельнулся, желая отступить назад, и в ту же секунду был схвачен чуть ниже шеи мертвой хваткой.
- Акс? – выдохнул эльф, испуганно посмотрев на лицо друга. Неужели он его так лихо довел?
Ферун подтащил Дарриана к себе ближе, приподнимая над землей так, что тому приходилось цепляться руками за железный кулак и беспомощно скрести носками ботинок по каменному полу.
- Нимрауг, я запрещаю тебе использовать магию тьмы в стенах Академии, ты подставляешь не только себя, но и своего учителя. Ты понял?
Эльф активно закивал, а про себя подумал, что могло так сильно мотивировать Аксания на такую ярую защиту не только самого Нимрауга, но и преподавателя?
- Твои познания в области Теневого ткачества ещё далеки от совершенства, это заклинание могло убить и тебя самого – заткнись, эльфийская морда, ты и сам это прекрасно знаешь. Не ровен час, твоя ошибка стоила бы множества жизней в сущности неповинных, хотя и потрясающе тупых студентов. Кафедра Кинетики, Энтропии и Колдовства буквально на ушах стоит, они ищут, каким раком темные знания проникли в стены Академии, пуская в ход самые гнусные шпионские, магические фокусы, так что на некоторое время тайные занятия придется прервать, поговори об этом с мастером. Я и так много узнал и сделал, чтобы твой глянцевый мозг не нашпиговали чарами, считывающими память, но я не намерен быть твоей нянькой всю жизнь! Ты уже убедился, что я не всегда смогу прикрывать твой узкий зад…
Нимрауг возмутился и попытался пнуть ногой мага, но тщетно.
- …поэтому, тупая твоя башка, начни делать хоть что-нибудь для собственной защиты. Самостоятельно. Усек?
- Сдурел, Фаер?! – прохрипел пунцовый от злости Дарриан.
- Я спросил, усек?
Мантия жалобно затрещала. Нимрауг ещё немного побрыкался, а потом с беспомощной злобой выплюнул согласие. Зато настроение степняка заметно повышалось.
- Надеюсь. И ещё одно: больше никогда, слышишь, никогда не смей нести тот бред, что ты мне тут наговорил. Иначе вместо той пробирки окажешься ты.
Тут кулак разжался, и ноги Дарриана коснулись камня башенного обетованного. Эльф отдышался, удивленно и немного опасливо поглядывая на уже беззаботное лицо своего друга, безмятежно поправляющего рукава своей мантии.
- Акс…
- М?
- А ты что… правда бы… ну…
Фаерун задумчиво закатил глаза.
- Ну-у… Не знаю.
- Как это не знаю?! Ты должен был ответить: "Конечно нет, Дарриан, я бы никогда не подвесил своего лучшего друга в воздухе на высоте библиотечной башни над острым стеклом! Извини, это была идиотская шутка" и всё такое!
Маг разразился смехом, а после, утирая проступившую слезу, похлопал всё ещё недоверчивого эльфа по спине, и они вместе пошли вниз, грабануть преподавательский погреб, чтобы отметить отмену исключения Дарриана из Академии.

0

9

Руины Нагсорвад. Дата записана неразборчиво.
http://uploads.ru/i/E/X/L/EXL9C.jpg

Шелест шагов тонул в грязно-коричневых камнях северной крепости, последнего рубежа людей на подступы в нескончаемые морозы северных гор. Эта крепость была воздвигнута одним из древних королей, в свое время воевавших за территории с эльфийскими народами и смешанными племенами, отсюда монарх был ближе к военным действиям, одновременно будучи защищенным каменными стенами. Из разрушенной галереи на противоположном холме был прекрасно виден старый замок, словно заснувший в этой заиндевелой колыбели горных хребтов, его башни, арки, бойницы до сих пор не были до конца разрушены временем - казалось, что с наступлением сумерек их узкие черные окна заалеют пламенем растапливаемых каминов и жировых свечей, как в старые времена.
Дарриан шел по разваливающемуся коридору, сбивая подошвами мягких сапог мелкие камни с их веками налёжанных мест, и не сводил глаз с замка. Этот вид внушал что-то вроде трепета перед своим древним величием, да и всё это место словно впитало в себя дух тех времен, когда звонкий горн короля людей оглашал эту долину своим победным кличем. Как бы то ни было, но люди давно оставили это место, и теперь одним богам известно, каким ещё существам руины Нагсорвада послужили пристанищем.
- Смотри, - эльф остановился рядом с широкой аркой, выходящей наружу, и протянул руку к стене, - Это - герб людей. Кажется, их род ещё закладывал Кипсбург, не так ли? - ладонью в перчатке из плотной ткани, эльф стер иней с витиеватого изображения щита с дарами изобилия: золотой чашей, фруктами, рогом вина, - и всё это было объемно выточено из камня, а ниже когда-то красовалась королевская подпись. К несчастью, нижняя плита отвалилась, и теперь покоилась внизу кучкой каменного праха. Жаль, невосполнимая утрата для историков.
- Мне расценивать твоё замечание, как приказ изображать крайнюю заинтересованность? - язвительно процедил сгусток темноты за ближайшей колонной. Дарриан закатил глаза.
- Вдруг ты знал местного лендлорда? Ты же любишь почитать мне лекции.
Демон проигнорировал замечание и сделал вид, что его здесь нет. Вообще по странным, необъяснимым для молодого колдуна причинам, Дагогвату не нравилось здесь, и он больше времени молчал и всячески прикидывался окружающим интерьером. Что ж, его право.
- Ты только посмотри на это, - Дарриан прислонился к стене и полной грудью вдохнул холодный воздух, устремив взгляд на замок, - Удивительно, как здесь теперь тихо и пусто, словно жизнь ушла, оставив это место в заточении холодных подступов гор.
- Старые развалины - рома-антика, да, Дарриан? - угрюмо протянул демон, мягкой темнотой опускаясь чернокнижнику на плечо, - Специально не даешь мне забывать, с каким желторотым сопляком мне приходится иметь дело?
- Перестань, - фыркнул эльф и, улыбнувшись, смахнул облачко тени со своего плеча, - Можешь просто выполнять функцию молчаливого - и благодарного, слышишь? Благодарного слушателя.
- То есть ты хочешь сказать, что не заткнешься? Ага, слушаю и повинуюсь.
Смеясь, эльф сунул руки в карманы и начал долгий спуск по лестнице, ведущей от галереи в долину, плавно перетекающей в мощеную дорогу к замку. Заиндевелая трава ломалась под мягким шагом эльфа, издавая тихий шелест - казалось, вся увядшая красота здесь зиждется только на холоде, сковавшем время в этой скрытой от глаз долине. Дарриан снова окинул взглядом замок, красящийся в багрянец в лучах заходящего солнца. ..."Одним богам известно, каким ещё существам руины Нагсорвада послужили пристанищем". Что ж, настала пора проверить.

В эпоху рассвета людей и установления границ государств, более похожих на те, которые мы видим сейчас, замок Нагсорвад был оставлен большинством своих обитателей, в частности он перестал считаться королевской резиденцией и утратил статус резервного военного укрепления. Однако, оставляя скрытую в горных отрогах крепость, король оставил там наместника - лорда из своей свиты - дабы, скажем так, следить за стратегически важным объектом до востребования. Но в сущности, подобный приказ был лишь фарсом. Лорд, посланный в Нагсорвад, был прозван "Туманным рыцарем": скрытный, но напористый, никогда не знаешь, когда он появится, но если он прибудет, будьте уверены - он спутает вам все карты. Плетущим интриги лордам он чрезвычайно претил, и вот злые языки стали нашептывать королю о заговоре, готовящейся революции и опасных настроениях, и что всему виной ни кто иной, как Туманный рыцарь. Сердце короля дрогнуло, и он решил, что идеальным решением будет упрятать опасного человека в оставленном замке, скрытым от глаз отрогами гор, и, что немаловажно, максимально далеко от Кипсбурга. Возмущенный приказом, но из гордости не нарушивший его, Туманный рыцарь остался среди вечных снегов, затаив на короля горькую обиду.
Ещё одна причина, почему этого лорда недолюбливали остальные - он был магом. Не столько искусен он был в учениях о заклинаниях, сколько был величайшим зачарователем. Он сделал замок Нагсорвад своей обителью, где посвятил все свои силы созданию артефактов, с помощью которых он бы вторгся в Кипсбург, непобедимый, и... указал королю на его ошибки. Но не известно, что же произошло: одни утверждают, что Туманный рыцарь сошел с ума и зверски покончил с собой в подвалах замка; другие - что его свита восстала, узнав, что он собирается сделать. Но суть одна: рыцарь скончался, его люди по мере возможностей разграбили замок и бежали, в большинстве своем погибнув в горах, и Нагсорвад опустел. Его залы надолго погрузились в извечную тишину, практически не существует записей приключенцев об этом месте, скажем так, у него не самая лучшая репутация. А раз так - главные сокровища Нагсорвада должны быть всё ещё на месте.
Дарриан и Аксаний случайно услышали эту тревожную историю, поравнявшись с караванщиком из Авитании. Когда-то заядлого путешественника выдавали редкие шрамы и грубость кожи лица, хоть сейчас он довольно отъелся и остепенился, будучи торговцем. Так вот, он негромко делился этой "байкой" с одним из своих наемников, ну а молодые маги совершенно случайно проходили мимо, совершенно случайно запомнили её и совершенно случайно стали интересоваться у старожилов и исторических хроник о том, кто же такой, этот Туманный рыцарь и где же эти потерянные руины Нагсорвад? В общем, как это бывает всегда.
"Вот прикинь, если б ты был персональным королевским зачарователем, самым мажорным мужиком всего подворья - ты бы стал раскидывать свои самые мощные артефакты равномерно по всему форту?" - намекнул Фаерун, - "Вот именно, Рин, вот именно".

Когда стоишь на возвышении и смотришь на замок, то чувствуешь, каким он пропитан угасшим величием. Но когда ты стоишь прямо у порога огромных дубовых дверей, и над тобой властно возвышаются каменные башни - это ощущение возрастает в разы, внушая внутренний трепет перед мощью прошлого. Дарриан медлил, наслаждаясь этим приятным трепетом первооткрывателя, снова и снова оглядываясь, осматривая стену донжона и внутренний двор. Минуя разрушенный до основания барбакан, и переправившись через короткий каменный мост, попадаешь в обширный внутренний двор цитадели: здесь могло свободно расположиться до двух с половиной, а то и трех дюжин конников. Узкие, высокие проходы соединяли этот двор с соседними, некоторые из которых вели к служебным входам во внутренние помещения. Эльф в последний раз бросил взгляд на вершину островерхой башни и, напрягшись, попытался открыть дубовую дверь, по размерам способную соперничать с добрыми воротами.
- Хватит ржать, Дагогват, - рыкнул выбившийся из сил маг и устало прислонился к покрытой инеем стене, - Лучше давай... работай.
Смех демона мягко растворился, и дверь, утробно скрипнув, начала медленно отворяться, разрушая веками сохранявшийся порядок. Переведя дыхание, эльф вошел внутрь, чтобы снова его лишиться.
- Ого... Я такого не видел никогда...
Входная зала была поистине огромна. Длинная анфилада уходила вглубь здания, незаметно распадаясь на другие проходы и комнаты, почти под самым потолком виднелись балконы, витые и прямые лестницы незаметно вписывались во внушительный интерьер, дополненный резными каменными барельефами, огромными гобеленами, коврами и сохранившейся искусной мебелью. И на всем этом призрачной пеленой лежал иней.
Дагогват незаметно принял человеческую форму и, стоя за спиной своего хозяина, лениво потянулся.
- А если я тебе ещё кое-что покажу, ты так же будешь удивляться, а, дитятко восторженное?
Рассердившись, Дарриан попытался пнуть демона, но промахнулся, вызвав новый приступ смеха Дагогвата.
- Ты тратишь непростительно много времени на восхищение старыми развалинами. За это время можно было уже обыскать замок и вернуться. Два раза, - и снова, с театральным хлопком, дематериализовался. Дарриан, демонстративно отряхнув одежду, сердито прошел вдоль залы.
- Ты хоть видел, на сколько он огромный? Да и вообще, всё равно поиском будешь заниматься ты. Вместе с Гексом, когда приедет Фаер. И вообще, что-то ты распоясался, найбеш. Поимей совесть.
- Будешь моей совестью?
Колдун проигнорировал последнюю шпильку демона, и вошел в одну из боковых комнат. Похоже, это было что-то вроде помещения для отдыха гостей, ожидающих приема короля или лорда. Однако, уже здесь мебель была сломана, обломки раскиданы хаотично по всему помещению, а от бывшего изыска здесь остались только порванные картины, мозаичные разноцветные окна и массивный, как дворф в латах, камин.
- Акс прислал беса с посланием, в котором говорится, что он по техническим причинам прибудет только завтра с рассветом. Пожалуй, дождемся его здесь, - рассуждал сам с собой Дарриан. На последующие реплики демона он не обращал внимания, как будто не слышал их.
Через некоторое время в камине затрещало веселое пламя, подпитываемое обломками мебели, рядом сидел Дарриан на более-менее целом кресле, притащенном из общего зала, и что-то увлеченно писал.
- ...ЭЛЬФ ТВОЮ МАТЬ!!!
- НУ ЧТО ТЕБЕ НАДО?! - наконец-то демон доорался до него, просто назойливое жужжание в оба уха уже невозможно было терпеть.
- Ты объяснишь наконец, почему мы не можем покончить с этим прямо сейчас? Найдем артефакты и уедем в Бейлин, а другу твоему покажем накаляканный тобой любовный роман.
- Потому что в одиночку углубляться в заброшенные залы опасно, - процедил сквозь зубы эльф, - Лидару известно, сколько времени тут не было ни одного далира, так что я лучше подожду Фаеруна.
Дагогват помрачнел.
- Ты что, думаешь я не справлюсь с какой-нибудь мелкой шушерой? Дарриан, очнись! Да кто может жить в такой холодрыге? Тут даже жрать нечего!
- Если тут просто жили какие-нибудь гоблины, я бы и сам справился, - маг фыркнул, горделиво приподняв голову, - Но, дело именно в том, что, как ты намекнул, живые существа тут вряд ли станут жить, - эльф замолчал, поежившись, и получше закутался в свой подбитый мехом плащ. В комнате словно повеяло каким-то холодом, и Дарриан старался не ассоциировать этот сквозняк с какими-нибудь там враждебными призраками. Потом нахмурился и посмотрел на демона, ходившего из угла в угол, словно загнанный зверь. К слову, тощий и высокий, черноволосый Дагогват как-то больно органично вписывался в общую картину замёрзшего мертвого замка, - А тебе-то что не дает покоя? Давно ты так не клянчил возвращения домой.
- Мне не нравится здесь.
- Но почему? Это же просто развалины, ты мне сам об этом говорил уже тысячу раз.
- Потому что не нравится, - раздраженно рыкнул демон, не останавливаясь ни на секунду. Над его головой демонстративно клубилась темнота, - Это не самое лучшее место для ночлега. Это не самое лучшее место для проведения выходных. Это вообще ни разу не замечательное место для того, чтобы задерживаться здесь сколь угодно!
Дарриан внимательно прислушивался к мрачному тону демона.
- Что ты знаешь о Туманном рыцаре, Дагогват?
При упоминании последнего хозяина крепости, демон чуть заметно дернулся и стал ещё более мрачным.
- ...и почему ты не говорил мне ничего?
Дагогват остановился и перевел взгляд на Дарриана, черный, тяжелый, но для колдуна вполне уже привычный.
- Многого не упоминалось в хрониках, и о многом редкие путешественники не способны рассказать. Этот маг обладал более изощренным искусством, чем просто мастерство зачарования вещей. Я ничего не говорил, потому что сам мало знаю об этом, но сейчас, когда мы прибыли в его дом, мне не по себе.
Эльф поднялся.
- Говори.
- Мне нечего сказать.
- Я приказываю тебе, Дагогват! Не заставляй меня применять силу!
Демон скользнул взглядом по слегка дрожащему от холода молодому господину, силящемуся спастись от ненастоящего холода мехом и огнем, и едва заметно усмехнулся.
- Я ничего не знаю, Дарриан. И не обязан знать всего на свете. Поэтому не могу исполнить твоего приказа. Что-нибудь ещё?
Он видел, как колдуна буквально трясет от злости, но эльф только раздраженно фыркнул и сел обратно в кресло, мановением руки прибавив огня в камине.
- Мы дождемся Аксания. Охраняй меня. И, Лидара ради, убери свою наглую человеческую форму с моих глаз, - и снова углубился в свой дневник, похоже, зарисовывая внутренний двор и зал по памяти. Дагогват мрачно улыбнулся и с мягким вздохом растаял в воздухе. Теперь кроме скрипа пера и треска пламени, ни что не нарушало тяжелую тишину замка Нагсорвад.
Заходящее солнце скрылось за острыми шпилями гор, оставляя долину в сумерках и передавая её во владения ночи и холода. Дарриан уже привык к постоянно щипающему за кончики ушей холоду, и постепенно, незаметно, переставал бороться с накатывающим сном.

http://s3.uploads.ru/D3SKg.jpg

Маг открыл глаза, когда над замком уже воцарилась глубокая ночь. Без присмотра огонь в камине угас, и комната погрузилась во тьму, нарушаемую лишь бледно-голубым светом луны, пробивающимся сквозь мозаичное окно. Дарриан приглушенно замычал, пытаясь пошевелиться и размять онемевшие от холода и неудобного положения мышцы. Интересно, как долго я спал? - сонно подумал эльф, растирая замерзшие руки, нос и уши. Казалось, что с наступлением ночи воздух в замке словно загустел, и каждый предмет был словно окутан призрачной волшебной дымкой, размывающей его очертания в холодном бледном свете.
Продолжая безрезультатно согревать дыханием ладони, Дарриан мимодумно покинул комнату, вернувшись в огромный зал. Вдруг откуда-то из недр замка раздалось эхо истошного, задушенного крика. Маг вздрогнул и напрягся, метнувшись в тень колонны.
- Что это было, Дагогват? Дагогват? - шепнул он, но демон не отзывался. Дарриан позвал его снова, но опять безрезультатно, и молодой колдун забеспокоился. Да где же его черти носят?! Может, это он там? Опять против приказа пошел, тварь... Подбодрившись внезапной вспышкой раздражения, эльф торопливо пошел вглубь замка, в одной руке подогревая заклинание, а другую держа как можно ближе к кинжалу.
Чем дальше он шел, постоянно поворачивая из коридора в коридор, тем сильнее чувствовались порывы ветра, неестественного, такого сквозняка не может быть в стенах замка. Эльф снова услышал крик, но на этот раз она сопровождался раскатом зловещего смеха, звучавшего угрожающе близко, прокатывающегося по залам, словно неукротимая волна.
- Кто здесь?! - наконец не выдержал Дарриан, уставший постоянно оборачиваться, спотыкаться, в тщетных попытках найти источник пугающих звуков.
- Никого нет дома... Ночью, - раздался голос, и вновь залился жутким, пугающим смехом.
- Покажись, Тиранель тебя раздери!!!
- Мы восстаем, сияем, умираем ... Как это делает Луна ... Мы восстаем... Прямо над тобой!... Но не все жертвы...
- Сердца дрожь и мыслей стук, зачем ты здесь, мой милый друг?
Дарриан резко обернулся, но увидел лишь, как растаял сгусток искрящего холодом тумана. Но этот голос, похожий на перестук камней могильника, не выходил у него из головы, будто там отпечатывалось каждое слово. Чем ближе был этот незримый обитатель замка, тем сильнее пробирал юного мага страх и холод.
- Кто ты? - Дарриан щурился, желая заметить малейшее движение, но пространство вокруг него плыло, словно в тумане.
- Берег дальний, моря песня... Снег не тает, мчится вестник... Тяжесть жизни ребра ломит, что тебя, как зайца, гонит? Как туман, растает сердце, кровью сталь оно наполнит, о порочном споет детстве, долг хозяина исполнит...
- Ты - Туманный рыцарь?
Голос рассмеялся, и до ушей Дарриана донесся дальний перестук копыт. Вдруг, словно облако, из-за поворота выплыл призрачный всадник. Он сидел на коне гордо, его рогатый шлем тускло блестел в окружающем полумраке.
- Он ведь тоже здесь остался, он не слушал, упирался... Он ушел отсюда с болью, кровью, раной, горькой солью... Посмотри же здесь, мальчишка.
И растаял, обнажая темный проход в другой зал. Дарриан, словно во сне, зашагал вперед, бездумно, не контролируя свои онемевшие от холода и необъяснимого ужаса ноги. Чем ближе он подходил к приоткрытой двери, тем сильнее реальность утрачивала свои черты, превращаясь в какой-то мутный кисель, подобный тревожному, тягостному сновидению, и вот эльф с трудом отворил дверь и замер.
Комната, казалось, была пуста. Из противоположного окна падал мутный синий свет, выхватывая в центре помещения чью-то фигуру. Мужчина, эльф, стоял на коленях, он был одет в теплую, зимнюю одежду, подобно жителям северных земель, на лицо был надвинут черный капюшон. Он тяжело опирался на меч и, кажется, с кем-то разговаривал.

http://s2.uploads.ru/olKMz.jpg

- ...Заплативший справедливую цену не может считаться вором, достопочтенный лорд. По сему следует, что это ты пытаешься играть со мной в игры. Разве достойно это звания твоего и статуса?
Дарриан знал этот голос... он не мог ошибиться, он просто не мог...
- Хороши слова твои, леанайлин, но не уместен торг в этих стенах. Цена высока. Непомерна, - призрак стоял перед ним: обтянутый серой кожей скелет в латах, с черной бородой и тем же рогатым шлемом в руке, который видел Дарриан. Костяная лошадь призрачно таяла где-то за его спиной.
- Твои древние фокусы не действуют более, лорд Хизуул. У тебя нет власти ни над Ключом, ни над Книгой Тишины, ни над всеми теми душами, что стонут, заточенные в твои клинки. Твоя магия вечна, но не вечен ты, твой призрак - страж, не всесилен.
- ХА-ХА-ХА! ТЫ ГЛУП, ЛЕАНАЙЛИН, ЕСЛИ ДУМАЕШЬ, ЧТО СМОЖЕШЬ ИЗГНАТЬ МЕНЯ!!!
- Ты потерял нить разговора, достопочтенный лорд, - эльф улыбнулся и с трудом поднялся, похоже, что он был серьезно ранен, - Я не собираюсь изгонять тебя. Я собираюсь забрать Книгу Тишины, принадлежащую по сути не тебе, а снежному народу, а ты не собираешься препятствовать мне, только и всего.
- КЛЮЧ ОСТАНЕТСЯ В НАГСОРВАДЕ!
- Нет, дух. Время почти пришло, и я должен продолжать этот путь, хоть и не суждено мне его завершить.
Эльф отступил на шаг, становясь в боевую стойку, и скинул капюшон. Длинные белоснежно-пепельные волосы рассыпались по меховому плащу на могучих плечах, и длинные, острые, породистые уши больше не скрывались под капюшоном.
- А теперь - прочь с моей дороги!
- Папа!!! - закричал Дарриан, придя, наконец, в себя и бросившись навстречу эльфу, но его движения были ужасающе медленны, словно он плыл через смолу, - Папа, папа!!!
Казалось, что эльф не слышит его. Призрак метнулся в сторону стены, в которой темнели углубления, и в этот момент эльфийский воин, словно услышал далекое эхо, дернулся, и взгляд его потерял сосредоточенность.
- ...Да'Рин? - казалось, он не верит своим ушам, и уж тем более не видит Дарриана, который был буквально перед ним.
- Папа!!! - кричал молодой маг, не способный сдержать слезы, и старался побороть эту вязкую магию, не дающую ему пробиться к отцу... Как вдруг эльфийский воин вздрогнул, и его лицо исказила гримаса боли.
Призрак возвышался за его спиной, а чуть ниже левого плеча эльфа торчал клинок, с его багровой стали стекала кровь.
- НЕТ!!! Нет, отец, нет!!! - закричал Дарриан и рванулся вперед с новой силой, он видел, как превозмогая боль, эльфийский воин поднялся и, резко развернувшись, полоснул своим мечом по воздуху там, где находился призрак. Раздался истошный визг, и последним, что увидел юноша в растворяющемся видении, был его отец, в последнем рывке падающий на землю.
Видение растаяло окончательно, магия исчезла, и Дарриан, не удержавшись, упал на гладкий каменный пол.
- Он не слушал, упирался... - призрак стоял сзади и улыбался своей вечной улыбкой. У черепа не существует других эмоций.
- Ты... - Дарриана трясло от злости и слез, - Ты... убил его... - он чувствовал, что магия не слушается его.
- Твой отец - ха-ха-ха - заносчив, ты так же глуп. Не получит ключа эльфийский скот.
Маг истошно закричал и схватил ближайший попавшийся под руку предмет, оказавшийся клинком.
- Я убью тебя, тварь!!! - но призрак растаял, его скрипучий, отвратительный голос резал по ушам, он появлялся в разных углах комнаты, и Дарриан, ослепший от горя и ярости метался за ним, размахивая мечом.
- Так трудно побить меня, когда я так нужен тебе, когда ты найдешь, не искав, - смеялся дух, - Я видел их всех! Я терял и находил, а ты, а ТЫ?! Я был на этой войне, но сегодня ночью никого нет дома, ХА-ХА-ХА! Что это вокруг? Это снег, мальчишка! Я знаю, где твой отец, о да, теперь я знаю!
- Заткнись, мразь, сдохни, сдохни!!! Что? Где он? Где, отвечай!!!
- Я так нужен тебе, а ты стараешься не искать...
- Отвечай!!!
- Так трудно убить меня, когда я нужен тебе...
- Ну же!!!
- Никого нет дома сегодня ночью...
- Рин...
- Нет, ответь мне!!! Где он? Где?!
- Рин...
- Так трудно...
- Рин!...

- Рин, очнись, ну же, - Аксаний пытался разбудить истошно кричащего эльфа, бледного, залитого слезами, упавшего на пол и неистово бьющегося в конвульсиях, - Да перестань ты кричать... Дарриан!!!
- НЕ-ЕТ, АААА!!! - маг вырвался из цепкой встряски друга и очнулся, истошно глотая морозный воздух. Его тело продолжало крупно дрожать, а дыхание было свистящим, тяжелым.
- Рин, это я, Акс... Дарриан, ты слышишь? - аккуратно начал Фаерун, пододвинувшись поближе к другу, - Что случилось?
Эльф бросил взгляд на окно, за которым светлело синее, тяжелое небо, и болезненно зажмурился, то ли кашляя, то ли пытаясь побороть слезы.
- Фаер... скорее, - шмыгая носом, он попытался подняться, но чуть не упал.
- Куда, ты с ума сошел? Подожди, Рин...
- Нет... нет времени... быстрее, - эльф раздраженно оттолкнул руку помощи и, как проклятый, шатаясь, пошел вдоль залы, слепо следуя пути, виденном во сне. Друг следовал за ним, стараясь поддерживать его на столько, на сколько эльф позволял сам.
- Здесь... это было... здесь! - они остановились перед стеной, пустой и глухой, но Дарриан точно помнил, что проход в комнату, которую он видел, был именно тут.
- Так, ну-ка отойди.
Фаерун быстренько оттолкнул несчастное существо и, наскоро прицелившись, взорвал часть стены, защитив их обоих от осколков. Как и ожидалось, эта стена оказалась полой, и в осевшей пыли они разглядели темнеющий проход. Дарриан, издав какой-то неопределенный вой, бросился в этот проход, и Акс за ним.
Здесь всё было, как во сне. Только не было ни души.
Дарриан метался от стены к стене, что-то выискивая. Аксаний, наконец, не выдержал всего этого дурного цирка.
- Рин, что за хрень тут происходит, объяснишь наконец?
- Туманный рыцарь... лорд Хизуул... - надломанным голосом начал Дарриан, - Кажется... Мне кажется он вторгся в моё сознание, пока я спал. Он показал мне... Аксаний, здесь был мой отец!
- Ч... что?
- Он был здесь, я видел, и... я звал его... и, кажется, он... услышал меня. И из-за этого... пропустил удар...
- Дарриан, что ты несешь? Тебе было видение? Но как тогда твой отец слышал тебя? Может тебе это просто приснилось?
- Приснилось?! Фаер, ты издеваешься?!!! - закричал эльф, его голос истерично надломился, - Это место проклято! Каким раком ты думаешь я нашел это место, если мне оно приснилось?! Эта цитадель кишит призраками, и этот чертов Туманник - не миф, я видел его!
- Да тише ты, успокойся, - повелительно сказал Аксаний, подойдя к Дарриану и положив ладонь ему на плечо. Эльф замолчал и, переведя дыхание, шмыгнул носом.
- У меня такое чувство, как будто сто тысяч демонов грязно надругались над моим сознанием. Я... плохо себя чувствую.
- То-то я смотрю, ты такой румяный, улыбчивый...
- Призрак показал, что мой отец был здесь. Он что-то искал... Какой-то ключ. Книгу Тишины... Мой отец упомянул, что она "принадлежит снежному народу".
- Думаешь, он искал артефакты снежных эльфов?
- Возможно, - Дарриан болезненно улыбнулся, - Он грезил Белым городом, хотя кроме нас и, быть может, кого-то из его друзей, никто не знал об этом. Да и целью его поездки официально были степи, а не горы, - он помрачнел, - Наверно поэтому... его не нашли.
- Так, и ты думаешь, книга всё ещё здесь?
Дарриан словно очнулся.
- Да, да, отец собирался уходить, когда... В общем, я думаю, что Книга была уже при нем.
Он бросился к углублениям в стене, когда внезапно споткнулся обо что-то. Раздался металлический звон, и оба мага опустили глаза: на полу, в тени, где не проходил свет от окна, валялся рваный меховой плащ и два клинка, один из которых поблескивал алым.
- Аккуратней... Я чувствую, что меч не так прост...
Фаерун выступил вперед и со всей осторожностью поднял кроваво-красный меч из-под плаща, в то время, как Дарриан, опустился на колени и начал осматривать вещи.
- Акс, это плащ моего отца!
- Этот меч зачарован, - степняк рассматривал точеные руны под разными углами, - Причем, магия очень мощная. Рин, этот меч очень опасен.
- Что там такое?
- Если я не ошибаюсь, здесь зашифрован смысл чар. Что-то про вампиров... А, нет. Просто кровь, и какая-то связь с жизнью. Кровь есть жизнь? Жизнь из крови? Что-то вроде откачки сил у противника через раны. О, тут ещё что-то про навыки. Кажется, даже если ты полный клешнехват, этим мечом ты сможешь орудовать как профессионал. А на рукояти? Вот тут... примерно в том, что "кровь за кровь" в том смысле, что клинок согласен отнимать кровь у врагов, если владелец сам поделится с ним своей кровью. Вот, вот ещё... первая кровь. То есть если девственный клинок получил чью-то кровь, то этот далир сразу становится его обладателем. Он получает навык владения клинком и иммунитет к его отрицательному зачарованию.
- Призрак ударил этим мечом моего отца...
Аксаний задумчиво посмотрел сначала на Дарриана, а потом снова на меч.
- На. Попробуй, и скажешь, как ощущения. А я пока проверю второй меч, и плащ на наличие книги, ты не против?
Эльф принял меч и отступил подальше. Фехтование не входило не только в число хобби, но даже в список сколь-нибудь приятных занятий, так что Дарриан ни сколько не сомневался в результате: он опять будет изящен, как носорог в посудной лавке.
Второй меч оказался знакомой бейлинской работы, с легкой аурой магии на развеивание, так что Аксаний отложил его в сторону, и принялся искать Книгу Тишины. Он слышал, как позади себя раздается свист меча: Дарриан явно вошел во вкус.
- Ну как оно?
- Акс... Это... невероятно!
Человек обернулся, и лицо его удивленно вытянулось. Он прекрасно знал своего друга, и так же был осведомлен о его способностях владения оружием. Но такого действительно изящного танца с клинком он не видел никогда, причем эльф даже не запыхался.
- Вот это да... Что ж, он твой, Дарриан. Мне он показался слишком тяжелым, но тебе, как я погляжу, в самый раз.
- Тяжелый? Да ты что, это самый легкий и удобный клинок, который я когда-либо держал в руках!
Акс улыбнулся.
- Ну вот, поздравляю тебя, друг. Твой первый артефакт. Носи с гордостью.
Дарриан перестал махать мечом и тепло улыбнулся, подоходи и присаживаясь рядом с другом.
- Спасибо. Ну, он не совсем мой... Но, похоже, признает своим хозяином. Ну что, есть Книга?
- Боюсь, что нет. Если, как ты говорил, твой отец уходил, а призрак не давал ему это сделать, я предполагаю, что призрак - есть страж.
- Да-да, отец говорил что-то такое...
- Вот! И страж этот, отвоевав Книгу, вернул её обратно.
- Мы должны найти её!
Но Акс остановил своего друга.
- Нет, Дарриан. Не сразу.
- Но почему? Мы стоим буквально на пороге разгадки!
Фаерун поднялся и, улыбнувшись, обнял бледного как полотно, измотанного, но усердно бодрящегося друга.
- Потому, что ты сам похож на призрака, Рин. Пойдем, вернемся, ты отдохнешь, поешь в конце концов. А поиском Книги займутся демоны.
Дарриана словно осенило.
- Точно! Дагогват! Я не мог дозваться до него во сне.
- Да, это я знаю... Пойдем, я тебе всё расскажу.
Они вместе покинули комнату и направились к выходу из замка, где два демона уже разбили небольшой лагерь: прямо перед входными дверями был сооружен очаг, вкусно пахла какая-то еда, создан некий уют в виде разложенных матрасов - идиллия.
- Я ведь в записке просил тебя не заходить в замок, особенно во время темноты, и дождаться меня снаружи. Не велика беда, просидеть ночь без сна, зато в безопасности. Но нет... Меня предупредил Дагогват, он на словах беса передал некий намек, что ты собираешься укрыться от ветра за стеной. Естественно, я заторопился, чуть не загнал лошадь, но всё равно не успел: твой демон нашел меня сам и привел сюда. Он сказал, что не мог тебя коснуться, словно твое тело и разум стали нематериальны, и ты вдруг начал биться, кричать... В общем, я прибыл как мог и пытался разбудить тебя... дальше ты знаешь.
Дарриан нахмурился и молча сел на один из импровизированных лежаков, бросив взгляд на раскинувшегося неподалеку черного змея, занимающего всю полоску солнечного света. Дагогват жмурился от удовольствия и старательно делал вид, что не замечает ничего вокруг. Эльф слабо хмыкнул и перевел взгляд на огонь.
- Я смотрю, ты не церемонился с мебелью.
- Не я первый, не я последний. Между прочим, ты, судя по камину, тоже не ценишь древности.
- Они уже были разломаны, - тихо засмеялся Дарриан и откинулся на спину, подложив под голову валик.
- Ну коне-ечно, рассказывай мне тут, - улыбнулся Фаерун, хлопоча с чайником и, кажется, какой-то едой: демонам он справедливо не давал заниматься кулинарией, - У меня тут с собой кое-что поесть будет, да и чай уже готов. Я прихватил тот, что нам с тобой понравился в прошлый раз, с тертым листом подлесных лилий. Как говорил мой дед, ничего так хорошо не лечит мятежный разум, как хорошая драка и хорошая еда. Не знаю, как на счет первого, но уж второе я тебе точно обеспечу. Можно кое-что подшаманить, но я знаю, знаю, ты не любишь всю эту "нашу степняцкую пещерную магию, особенное в еде", но уверяю тебя, так ты быстрее поднимешься на ноги. Ну что, будешь есть, Рин?.. Рин?
Фаерун удивленно поднял глаза, а потом, с тихим смешком, замолчал и вернулся к своему котелку. Эльф, стоило ему лечь, моментально заснул, так и не узнав, что же такого удивительного будет содержать его еда.

продолжение следует. возможно.

+1

10

Бейлин, поместье Нимрауг. Приблизительно 2694 год, ночь.

Серебристый свет пробивался сквозь листву, мягким покрывалом ложась на маленький полукруглый балкон. Его звездное сияние очерчивало в сумерках небольшой стол, выставленный из комнаты, ворох бумажек и мальчика с длинными острыми ушами, нагло торчащими вверх из белёсой копны нечесаных волос. Впрочем, и без того узнать мальчика было достаточно просто: только Да’Рину Воронтару Нимраугу придёт в голову что-то оживлённо писать ночью в темноте.
- Прекрати, - буркнул юный маг, отпихивая от себя пушистый комочек черного цвета, и продолжил что-то увлеченно чиркать на листке. Комочек пискнул и, отчаянно орудуя бессчетными лапками, перелез через тарелку с булочками и снова плюхнулся прямо посередине чертежа.
- Я сказал тебе, прекрати! - рассердился Да’Рин и посмотрел на комочек так, что тот от испуга сжался раза в полтора, зажмурив крошечные сверкающие глазки. Зрелище получилось настолько смешным, что юный лейар растерял всю свою суровость, и с тихим смехом подобрал пушистика в ладони. Он был лёгким и мягким, а почувствовав тепло рук, сразу успокоился и начал довольно урчать.
Наблюдая за ним, Да’Рин откинулся на стуле и задумчиво склонил голову набок - большим пальцем он гладил пушистика, наслаждаясь радостью маленького существа. По сути, это пропущенные мимо ушей слова мастера - банальная ошибка заклинания: стоило неверно написать руну, обвести её и пустить энергию, как здоровье, а то и жизнь юного мага подвергалась ужасной угрозе.
А теперь эта ужасная угроза нежилась в тепле его ладоней, подставляя пушистый бочок гладящим пальцам.
Не смотря на то, что по книгам это была неудача, Да’Рин ликовал. Он не нашел ни одного упоминания о таких существах ни в одном из доступных ему магических трактатов - то ли умудренные маги не посчитали нужным записать такое, то ли действительно....
Пушистик удрученно вздохнул, когда снова очутился на холодном краю стола. Да’Рин схватился за перо, и с новыми силами принялся переписывать заклинания. В его голове идеи появлялись одна за одной, и руки едва поспевали за ними.
Что если каждый символ заклинания является самостоятельной единицей?
Сколько возможностей может быть у одной магической буквы?
А у обломка заклинания?
Мысли вихрем подхватили сознание мальчика, унося его далеко в мир фантазий и мечтаний. Он и не заметил, как уснул, опустившись прямо на свои записи и перемазав в чернилах всё лицо.
Пушистик испуганно пискнул, подпрыгнув на месте, но не успел добежать до своего хозяина - через мгновение раздался тихий хлопок, и пушистик исчез в растаявшей струйке черного дыма.

0

11

Степи. Приблизительно 2700-й год.

Разбойник бежал так, словно по пятам его преследовали все существующие смертные ужасы. Он скулил и вскрикивал, в очередной раз спотыкаясь о свои собственные сапоги, пот заливал ему глаза, но он всё равно нет-нет, да бросал украдкой взгляд за плечо. Его лицо искажалось животным страхом, и бедолага из последних сил ускорял свой бег, вознося молитвы всем существующим в мире богам.
Его гнал всадник на вороном коне. Под ногами скакуна вились, словно тени, разъяренные, оскаленные гончие: их тела были сплетены из туманного мрака, в черноте белели острые длинные клыки, а глаза горели алым пламенем. Их потусторонний лай холодил душу, а от их присутствия, казалось, вся жизненная сила съеживалась и утекала из тела.
Всадник гнал коня, то придерживая, то вновь давая шпор, словно специально позволяя убегающему разбойнику разорвать дистанцию. С азартом заправского охотника, он мчал по следам, огибая заросли и валуны, не упуская из виду свою добычу.
Там, за холмом, кончались земли Форта. Вдруг раздался короткий свист, и слух затопил демонический собачий лай: гончие взвыли и рванулись вперед, обгоняя своего хозяина, и устремились к добыче. В тон им взвыл разбойник, уже кажется попрощавшийся с жизнью. Он бежал изо всех сил, как вдруг нога попала в какую-то нору, и мужчина кубарем полетел вниз с холма. Резкий удар выбил из легких воздух, разбойник распахнул глаза - и на него бросились две оскаленные, черные пасти.
Черный туман растаял в воздухе, и дрожащий, седой разбойник всё-таки решился снова открыть глаза. На вершине холма гарцевал всадник: его капюшон был откинут, и его юношеское эльфийское лицо в обрамлении белоснежных волос светилось злорадным торжеством. Разбойника наконец стошнило.
- Проваливай с этих земель! - крикнул эльф, - И всем своим передай: кто ещё с мечом сунется в Форт Каран-Серке, сдохнет как твои самонадеянные дружки! Пошел!
Жеребец встал на дыбы, и под его угрожающее ржание Дарриан наблюдал, как разбойник, волоком подбирая ноги, снова пускается бегом в сторону ближайших крепостей. Юный колдун не сомневался, что бандиты попробуют вернуть свой лакомый кусок, не смотря на угрозы и демонстрации. Но сейчас, всё ещё разгоряченный победой, он был уверен, что каждая такая атака захлебнется ещё на подходе.
- Собаки. А что, просто и понятно для деревенщины, - Дагогват собрался сумраком за плечом эльфа, - Только в следующий раз вызови для этого каких-нибудь младших сущностей. Мне неприятен запах немытых людей и перегара.
- Брось, старик! - хохотнул Дарриан, натягивая поводья и разворачивая коня, - Это ведь было весело!
- Иногда я сомневаюсь, настоящий ты лейар или уши у кого-то отрезал. Хотя, для такого крошечного мозга изысканные развлечения ни к чему, - съязвил Дагогват, довольно растворяясь и мягко укладываясь в глубине сознания колдуна.
Нимрауг засмеялся и пустил коня галопом в сторону Форта. Нужно будет сообщить крестьянам, что он выгнал оттуда разбойников, и что их дома теперь вновь могут быть под защитой. Только теперь не только каменных стен, но и магии - если они, конечно, согласятся на некоторые договоренности.
- Согласятся, - синхронно подумали колдун и его демон, и Дарриан довольно улыбнулся, щурясь от бьющего в лицо ветра.

0

12

Воспоминание накануне гибели Принца Бездны у Шпиля Арканы,
2759 лет до начала летосчисления Ауденвилля

- Так что, это значит “нет”? Ты не выступишь вместе со мной?
- Мне бы не хотелось смотреть на то, как они разрывают тебя на куски.
Из-под глухого шлема раздался презрительный смешок. Нимрауг Адумшатар Дагал Даг-Менэг’Рошир, Младший Демиург Мрака, Принц Бездны, перехватил священную глефу Богов в другую руку, чтобы было удобнее обхватить своего собрата за шею.
- От тебя я не ожидал такого, Властитель Легионов - ха! - его рука оказалась на удивление тяжелой, так что сухопарый, облаченный в черные доспехи поверх черной одежды советник невольно пошатнулся, но устоял, - Остальные из Девяти - да, я подозревал их в малодушии, потому и не раскрыл им своих замыслов до самого последнего момента. Но, Дагогват, - Принц развернул советника к себе лицом, - Неужели и ты считаешь меня таким слабаком?
Дагогват скривился, умоляюще подняв брови.
- Да пойми же ты наконец, - с нажимом проговорил он, вглядываясь в глухое полированное забрало, - Остаюсь я, остаешься и ты! Я ведь поклялся защищать тебя!
- Поклялся!
Адумшатар оттолкнул советника и быстрым, изящным движением снял с себя шлем. По сияющей божественной белизной броне рассыпались почти такие же, неестественно белые локоны, обрамляющие бледное, узкое лицо, и только пронзительно-изумрудные глаза ярко выделялись в этом режущем глаза столпе мертвого света - глаза наглеца.
- Так защищай меня!
Принц не слышал, как мучительно взвыл Дагогват, и не видел, как тот в отчаянии заламывал руки - откинув плащ, Нимрауг резко развернулся и зашагал в полнейшем мраке, как одинокий светоч, по своим одному ему известным делам.
Дагогват смотрел ему вслед, со злостью сжимая и разжимая кулаки, и всё никак не мог решиться. Принц всегда был заносчивым, импульсивным и дерзким, но он был их принцем. Который должен был стать Королем. И не смотря на все свои выходки, у Адумшатара были все шансы стать величайшим из Королей Бездны, лишь бы он только не угробил себя до коронации.
А ещё Дагогвату было страшно. Так страшно, как не было никогда за вечность своего существования - и, одновременно с этим, он сгорал от нетерпения.
- Нимрауг!
Советник выступил из мрака прямо перед Принцем, уперев ладони тому в грудь.
- Послушай меня: самоуверенность - это хорошо, когда она оправдана…
- В такие моменты ты просто невыносимо скучен, Дагогват. Пусти меня! - Нимрауг скривился, попытавшись оттолкнуть назойливого советника, но тот крепко схватил его за предплечье.
- Ты - наша надежда, Адумшатар. Глупо говорить о надежде демонов, и всё же, - Дагогват нахмурился, потупив взор, - Я знаю, ты хочешь начать череду своих побед - своего предназначения - ещё до коронации, но послушай меня: такой риск не оправдан. Став Королем ты сможешь несравнимо больше, чем сейчас. Прошу, услышь меня, Нимрауг, - видя, как темнеют глаза Принца, Дагогват торопливо стянул перчатку с руки и коснулся пальцами бледной щеки демона.
Удивленный взгляд и сведенные брови. Так прекрасен…
- Мы готовы пойти за тобой, куда бы ты не повелел. Я лишь хочу, чтобы ты ещё раз обдумал…
- Дагогват, - мягко, и в то же время с нажимом произнес Принц, - Довольно.
Он накрыл своей ладонью ладонь советника, отнимая ту от своего лица. Дагогват готов был кричать от бессильной ярости, данные клятвы жгли его клеймом изнутри, но он ничего не мог сделать без воли самого Принца. Разве что только одно.
Резко отстранившись, советник сделал короткий пасс руками, вставая в боевую стойку.
- Тогда мне придется остановить тебя силой.
Поначалу лицо Адумшатара вытянулось от подобной наглости, но в следующее мгновение жадная улыбка перечеркнула его лицо, стремительно теряющее антропоморфные черты.
- Силой? Ха! Да будет так! - он крепче перехватил сияющую глефу, - Хорошая разминка перед настоящим боем!
Без лишних промедлений, Принц яркой вспышкой метнулся на противника, едва успевшего избежать острого лезвия. Дагогват распался во мраке, сплетаясь тысячами плетей в огромного змея, наблюдая, как изменившийся Принц в неудовольствии бьёт пустоту тонким, как плеть, хвостом.
- Уже убегаешь? - пророкотал он, вытягивая удлиненную слепую морду на длинной шее, его злорадный оскал обнажал ряды острых и тонких, как иглы, зубов, - В этом твоя сила, а, Дагогват?
- Отнюдь, ваше высочество, - Дагогват опасно раскрыл огромную пасть, в которую с легкостью поместилось бы несколько таких демонов, как Принц, - Я решил не оскорблять тебя своей слабой, никчемной формой.
Его голосу вторил раскатистый смех Нимрауга, и в этот момент свет и тьма схлестнулись в поединке.
Они всегда бились в полную силу. Своенравный, эгоистичный Нимрауг и упрямый, обремененный клятвами Дагогват - они были слишком разными, и в то же время их отличие связывало их туже любых цепей. Ненависть и преданность, самоотверженность и страсть были их верными спутниками, именно они читались в их глазах, когда Нимрауг и Дагогват встречались взглядами. Будущий Король и его Советник. Пожалуй, лишь их собственная кровь могла ненадолго умерить ту жажду, которую испытывали оба - неестественную, дикую для демонов жажду.
Лезвие глефы глубоко вошло в упругую шею змея, и Принц Бездны, отпустив когти, устремился вниз, рассекая ревущего от боли Дагогвата. Темнота вздыбилась и извернулась, погребая Нимрауга под собой, и его смех теперь прерывался безумным кашлем: он захлебывался липкой, черной кровью демона. Острые, сломанные шипы впились в белоснежное тело, заставив Принца взвыть и забиться от боли, но змей продолжал давить и сжиматься, насаживая белого демона на острый частокол собственных разрубленных ребер. Голос советника теперь был повсюду, вибрацией массируя разорванные раны.
- Вы довольны, мой принц?
Дикий, полный агонии и восторга крик исторгся из его чрева, и вместе с ним яркая вспышка света разрубила тело змея, выплескиваясь наружу сместью черной и ядовито-зеленой слизи. Нимрауг, цепляясь когтями на всех лапах выбрался наружу, тяжело дыша и волоча за собой длинный, безвольно свисающий язык.
- Да, - почувствовал его ответ Дагогват, содрогаясь всем телом от каждого прикосновения острых когтей и от отвратительного ощущения собственной крови, толчками струящейся из располосованного тела.
- И ты снова проиграл, - продолжил Нимрауг, вытягиваясь в полный рост, - Может быть, если бы ты не был так слаб…
- Вы доверяете мне свою жизнь, мой принц, - возразил Дагогват, но белый демон только усмехнулся.
- Верно. И всё же, - он спрыгнул с поверженного тела своего противника, стряхивая с себя последние следы едва прошедшей бойни, - Будь благодарен оказанной тебе чести. Не забывайся.
Его голос снова стал повелительным, царственным, хоть в нем и чувствовалось глубокое, спрятанное удовлетворение. Взгляд Принца последний раз скользнул по поверженному телу своего советника и, смахнув оставшуюся грязь со своих белоснежных доспехов, он отвернулся и устремился прочь, бросив через плечо:
- И больше не смей мешать мне.
Дагогват туманящимся от слабости взглядом наблюдал, как искра света, поначалу такая яркая и холодная, постепенно таяла и растворялась во мраке, пока не исчезла совсем, оставляя его одного тихо тлеть от боли, горечи, злобы и затаённого торжества.
И в этот раз он не сумел, но плевать. Разница в том, что этот раз действительно окажется последним.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC