AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара » Степные просторы » Дом Райденеров (19 Дарали / 4 Рохнас 2759)


Дом Райденеров (19 Дарали / 4 Рохнас 2759)

Сообщений 31 страница 47 из 47

1

http://th04.deviantart.net/fs71/PRE/i/2011/278/7/2/hidcote_manor_house_and_garden_by_supersnappz-d4bvvq6.jpg

После всего произошедшего Райди не мог остаться в Техе и не мог вернуться в Бейлин. Он стал изгоем для обоих государств, поэтому ему ничего не оставалось, как приобрести скромный домик на просторах Степей.
Айлон, который вполне спокойно воспринял все произошедшее с сыном, помог чаду обустроиться.
Дом удобно расположился на дороге к Урхусту и невдалеке от Форта Каран-Серке.
Десять спален, кухня, столовая, пять ванных комнат, мансарда.
Вокруг сад и небольшое поместное поселение.

0

31

Заметив проблески разума в пасмурных фиалковых глазах, вампирша сняла свои руки с тонких плеч и с облегченным вздохом привалилась спиной к плотно прикрытой двери, потирая глаза.
Рокс, нет времени объяснять, пошли за лошадьми! — оторвав руку от лица, женщина серьезно посмотрела на подругу. Шепот получился едва различимым, но это было необходимо, чтобы ее гости, обладающие поистине острым слухом, не смогли уловить его. За эти чертовы дни поместье стало ее страшным кошмаром — ненавистной клеткой, из которой необходимо было выбраться любой ценой.
Выйдя на крыльцо, Элеонора первым делом отметила, что вокруг стояла блаженная тишина, магический барьер больше не фонил на гране ее восприятия и была надежда, что два мага сняли защитное поле. Она должна была попытаться.
У входа в конюшню, пока Касино выводила запряженных и готовых к путешествию скакунов, Нора вытащила заныканую глубоко в сене на черный день бутылку с кровью.
Посмотри на моего коня — мой конь изумителен! — не смогла удержаться и не похвастаться своим свадебным подарком вампирша. Это был удивительный зверь — альбинос с малиновыми глазами. Несколько прядей в гриве и хвосте хозяйка собственноручно тонировала в нежный лиловый цвет и заплела в косички. — Лизни его! — заманчиво поиграв бровями, предложила подруге Дер'Альтер, заискивающе (и капельку коварно) улыбаясь.
Вещи, так и оставшиеся не разобранными, терпеливо ждали вампирш у ворот, аккуратно отставленные на обочину. Оставалось лишь подхватить их перед тем, как они выедут в степные просторы.
Прочь. Прочь. Прочь.

+1

32

Милые, радующие глаз и душу эльфийские трупы были почти уже в зоне захвата рукой, как что то помешало. Что то всегда мешало. Сегодня "чем-то" была Элеонора, радостно прощебетавшая в белокурую макушку:
— Никаких эльфов. Тебе показалось. Смотри — никого нет.
Никого и правда не было. Толстенная деревянная дверь здорово фонила мерзкой магией, но зато скрывала все, что за ней творилось.
-Может, я поищу через окно? - предложила свои услуги по эльфоубийству Рокс, изрядно наслушавшаяся за последние дни по семейку новообретенного мужа Эли. Эля отказалась.
У Эли вообще щелкнул какой то переключатель в голове, и Роксана неплохо понимала какой именно. Отсутствие вечно жужжащего купола над головой она тоже чувствовала. Но если для нее это просто была благословенная тишина (вот вернется этот гад, буду ходить за ним сутками и жужжать! чтобы познал всю боль!) , то для Эли это был еще и ключ на свободу. Обо всем этом Касино размышляла, пока подруга волокла ее  к конюшне.
-И как скоро они заметят, что ты не играешь радушную хозяйку? - спросила Рокс, седлая лошадей.
Если одна, которую вампирша выбрала для себя была обычной такой лошадью, то животное, чье стойло венчала живописная табличка "Конь Элеоноры", было немного приунывшим. Кто угодно бы приуныл, будь он выкрашенным в страшно-розовый цвет альбиносом. Честно говоря, в его малиновых глазах читалась немая просьба пристрелить, чтоб не мучался. Давя в себе сочувствие, Роксана оседлала и его.
На предложение лизнуть коня Касино отреагировала вполне естественно - покрутила пальцем у виска, но когда Эля отвернулась, чтобы поднять брошенные два дня назад вещи, быстро лизнула его кончиком языка.
-Блин, он на вкус как изюм, вы тут в край рехнулись со своими генетическими экспериментами что ли?!
Приняв у подруги половину сумок, она прикрепила их к своему седлу. Не без труда запрыгну в седло (высота животных была рассчитала на далеко не низкую семейку Райденеров), Касино оглянулась на подругу, гордо восседавшую на белоснежном коне. И долго он белым будет, в степи то? толстый слой пыли делает всех одного цвета - маскировочного. Ударив лошадь шпорами, вампирша направилась к воротам, ведущим на свободу.

+1

33

Самодовольно глядя на замершего и обалдевающего от происходящего коня, женщина тихонько захихикала.
Пф, просто лижи и восхищайся им, женщина, — дружелюбно фыркнула Элеонора и погладила сахарного монстра по гриве. На протяжении месяца, когда жажда крушить и сумасбродничать отпускала вампиршу, в ней просыпалась тяга ко всякой нелепой милоте. И это были не самые большие чудачества, которые выкидывал ошарашенный происходящим с ним организм.
Ты ж мой вкусненький, — Нора потрепала зверя по холке и запрыгнула в седло. Какое счастье, — еще один повод благодарить Тьму за подаренную ей привилегию быть дампиром. Человеческие женщины уже на малом сроке беременности не могут утруждать себя физическими нагрузками, в том числе и конными прогулками, в то время как Дер'Альтер могла гораздо дольше не ограничивать себя. При этом без вреда для собственного и детского здоровья.
Поравнявшись с подругой, Дер'Альтер поумерила бьющий через край оптимизм и нервно оглянулась через плечо:
Не думаю, что у нас много времени. — Глаз нервно дернулся. По рассказам Элиуса выходило, что эти двое одни из сильнейших магов Бейлина, и самый страшный кошмар, который когда-либо мог попасться на жизненном пути вампирш.
Свела же судьба с семейкой, — раздраженно буркнула в сторону Элеонора. Предательство Эла (а по-другому расценивать совершенный им поступок свободолюбивая вампирша попросту не могла) сильно обидело ее. Внутри было тихо и грустно. А вся та яростная буря, что клокотала перед Рокс, была лишь попыткой расшевелить и прогнать собственное уныние.
Но вот они поравнялись с главными воротами, и все прочие мысли вылетели из синеволосой головы. Напряженно глядя на землю, Дер'Альтер, затаив дыхание, следила за тем, как передние копыта переступают невидимую черту. Еще секунда.
Йупиии, кто здесь самый крутой вампир-р-р? — рубеж был пройден. — На встречу приключениям! Вы готовы дети?

0

34

Айлон Райденер появился прямо перед лошадью Элеоноры, один взмах рукой и лошадь замерла на месте не имея возможности двигаться, так же обездвиживающее заклинание поразило скакуна Роксаны, вместе с подругой. Лицо Айлона было спокойным, однако в его взгляде появилось нечто иное, сосредоточенное, обычно сверкающие добротой и озорством глаза были теперь холодными, взгляд был тяжелым и внимательным. От эльфа фонило опасностью и его истинной силой.
- Мне кажется, ты ведешь себя неподобающе для хозяйки и для представительницы рода Райденеров. - спокойно, но без ноток дружелюбия заговорил маг. Взмах рук и за территорией особняка вокруг появился полупрозрачный желтоватый купол.
- Мне кажется, нам даже не предложили чаю.
Айлон Ривъенд Райденер пронзительно смотрел на свою невестку, не шевелясь.
- Я думал, ты хотя бы решишь познакомиться с моей супругой, я ведь защищал тебя, а ты просто решаешь покинуть нас. Теперь я понимаю, что заклинание было не просто для защиты.

- Ты не покинешь это место, пока носишь ребенка нашего сына, - послышался сзвди голос Керолон. В отличии от супруга, эльфийка не была спокойной, она с яростью смотрела на вампиршу, скрежеща зубами, - Где мой сын?

0

35

Самоконтроль для дампира жизненно важная штука. Когда ты живешь, как на вулкане, и случайно зашкалившие негативные эмоции в любой момент грозят вылиться в массовую резню, волей-неволей, но приходится учиться возвращать душевное равновесие и умиротворение без применения насилия. К глубокому сожалению Дер'Альтер род, из которого она происходила, имел нехорошую предрасположенность к потере самоконтроля. Прожив не одно столетие, многие ее родственники начинали постепенно терять рассудок, а вместе с ним и свою человечность, превращаясь в беспощадных тварей, что населяют страницы древних страшных сказок. Большинство, канувших в пучине безумия, сразу же попадало под прицел Ордена, и расплата за бессмысленные кровопролития не заставляла себя ждать. Изначально немногочисленное семейство с каждым десятилетием стремительно сокращалось; призрачная угроза полного истребления внезапно стала реальностью.
От дурной наследственности никуда не денешься, как генетик, Элеонора прекрасно это осознавала, поэтому к своей проблеме подошла со всей тщательностью. Когда мозги молодой кровопийцы встали на место, и началась ее самостоятельная жизнь в Техбургере, девушка потратила годы, тренируясь контролировать темную сторону. В конце концов, ее титанический труд имел колоссальный успех. Однако, если вампира нацелено дергают за клыки, то тут уже никакой супернавык не поможет…
Точка кипения Элеоноры была достигнута. Не имея возможности пошевелиться, Дер'Альтер лишь оставалось испепелять взглядом мужчину, что стоял между ней и долгожданной свободой. Картинка по бокам плыла, глаза подёрнулись нездоровой алой поволокой.
Обострившимися чувствами новый магический кумпол ощущался гораздо четче предыдущего - липкий монотонный гул, пробирающийся в голову и не дающий сосредоточиться даже на собственных мыслях. Бесит.
Вы вмешиваетесь не в свое дело Айлон. Я проявила достаточно радушия, пустив Вас на порог своего дома. Чай же пусть Вам предложит Ваш сын, когда соизволит вернуться. — Чужим бесцветным голосом ровно заговорила вампирша. Эльфийку она продолжала игнорировать, вместе с ее словами и вопросом. Обращаться к женщине, что отказалась от собственного ребенка, она считала ниже своего достоинства.

0

36

Беременная, и пока еще незначительно округлившаяся Эля смотрелась в седле умилительно-неправильно. Без лошади, стоя на земле она смотрелась просто умилительно. Рокс не могла объяснить, связана ли эта умилительность с объемом, и будет ли Элеонора становиться милее, параллельно с ростом ее живота. А если будет, то в конце процесса ее обаятельность можно будет нарезать ломтиками и раздавать нуждающимся, ага.
Вроде как намечалась спешка, но к воротам девушки ехали шагом, плавно покачиваясь на спинах лошадей. Касательно Эли это казалось разумным - не слишком приятно с размаху влетать в стену, пусть даже и невидимую. Но, оправдывая лучшие надежды вампирш, стена не просто перестала шуметь, она на самом деле исчезла. Элеонора пересекла незримую прекраду, отделавшую их от свободы, и тут бы вдавить каблуки в лошадиные бока и полететь на встречу приключениям...
К сожалению, жизнь редко интересуют планы смертных и относительно смертных (и даже, о ужас! бессмертных) существ. Рокс уже успела склониться к холке лошади, и даже послать ее в галоп, и та даже успела сделать первый ускоряющий шаг... Чутье на эльфов сработало раньше чем зрение, недопойманные в доме Элеоноры эльфы снова замаячили в поле деятельности программы "поймать-и-убить-на-месте", и практически сразу тело пронзил странный импульс, сковывающий все движения. Рокс почувствовала, как сползает из седла. Только бы эта тварь не упала на меня... И, словно издеваясь, лошадь начала заваливаться следом. Полтонны живого веса накрыло сверху хрупкую вампиршу. Роксана была абсолютно уверена, что слышала хруст абсолютно всех костей в своем теле. Или по крайней мере, всех ребер, одно из которых, судя по ощущениям, сломавшись, прошло непозволительно близко к сердцу. Нужно было что-то предпринять для своего спасения, и немедленно, а Рокс была не в силах и пальцем двинуть. Второго удара о землю не было, значит Эля в лучшем положении чем я... К звуку дико шумящей в ушах крови присоединился еще один, звук сходящей с ума от бессилия программы по убийству эльфов.  Надеюсь, в ней нет системы самоуничтожения мощным взрывом, - мрачно подумала Рокс, представляя себе малопривлекательное зрелище местности после взрыва, с размазанными по невидимой стене эльфийскими ушками и вампирскими клычками, - ее муж этому не обрадуется.
Кто-то что-то говорил, но Роксана не могла различить слов, и даже голосов. Все слилось в один монотонный гул, перемежаемый замедляющимися ударами сердца, гулко отдающимися в ушах. На очередном выдохе на губах запузырилась кровь. Сердце пропустило удар, и в этом промежутке Рокси четко разобрала слова безразлично-злой отповеди Эли. Так их, девочка. Этим эльфам нельзя давать спуску.
Новый вдох запутался в легких, заполненных кровью, выдох вырвался из них с тихим обреченным полустоном и парой глотков крови. Шум в ушах стих, стихли вообще все звуки, словно мир ждал чего-то. А потом все поглотил мрак.

+1

37

Что значит соизволит вернуться? - удивленно вскинула брови Кероллон,- Он что на работе? И ты собираешься сбежать?! С моим внуком?
Айлон спокойно махнул головой жене, с опаской и задумчивостью смотря на свою невестку. И ему не нравилось то, что он видел во взгляде вампирши. Да, то что его сын и эта далирка связали свои судьбы не по любви, было вполне логично, грустно, но логично. Но Райденер не мог что-либо теперь сказать, кроме того, что коль они впряглись в эту телегу, то были обязаны вести ее, и вдвоем.
- Вы в ссоре? Его нет? - спокойно спросил эльф, устало опуская голову.
- Даже если вы в ссоре он посмел тебя бросить, в таком положении?! Вот негодник! - озадаченно проговорила Кер, однако ее взгляд скользнул по второй особе, блондинка выглядела более чем не важно, даже если не учитывать ее модернизации тохами.
Айлон же пока не замечал Роксаны, он смотрел на Элеонору, и ему было стыдно за своего сбежавшего отпрыска.
- Элеонора, все не так просто, и мне очень стыдно за Элиуса, он еще очень молод, даже слишком, он вернется. Даже если у вас проблемы в семье, вы должны держаться вместе, по-крайней мере, пока не родиться наш внук или внучка, мы как раз и хотели поговорить об этом, я сам кое-что узнал недавно.
- О, Бога Ауденвилля! Что с ней?! Фу! - Кероллон отскочила от блондинки, видя как из той пошла кровь, и как вампирша стала падать. Айлон же оказался рядом, подхватив обезображенную вампиршу, не дав ей свалиться на землю.
Рики Айлона были сильными и легко выдержали вес девушки со всеми ее модернизациями.

+1

38

Сдерживая рвущиеся с языка проклятья, вампирша молча слушала эльфов. Сосредоточиться на смысле сказанного было не просто, ведь все инстинкты вопили о том, что еда не разговаривает по определению. А эти двое были деликатесами высшего сорта.
Молод? Вообще-то Нора никогда не интересовалась возрастом супруга и сейчас это заявление изрядно ее удивило. Однако в настоящий момент разбираться с такой ерундой она не собиралась. Важнее было постараться убедить высших магов отпустить их без никому не нужного членовредительства. То, что свекор не пытался оправдать поступок Элиуса, самую малость охладило и отрезвило вампиршу. Но ответить она не успела.
В воздухе запахло кровью. Но не дурманяще-пряной, от которой сладостно ноет в животе: гнилостное зловоние медленно расползалось по дороге, с каждым вдохом все больше заполняя легкие. Этот запах был до ужаса знаком Элеоноре. Три месяца назад она уже давилась им, рыдая над мертвым телом подруги.
Айлон смазанным движением исчез из зоны видимости Элеоноры, оставив ее взволновано смотреть перед собой.
Рокс?
Рокс? — Напряженный голос дрожал. — РОКСАНА? Айлон, что происходит? — Догадываясь, что произошло, Элеонора гнала это знание прочь, не желая верить, пока она не услышит... Пока он не скажет...
Тихий стон.
Перепуганная, растерянная вампирша, позабыв о заклинании, силилась обернуться за спину, но по-прежнему могла ориентироваться лишь на слух.
Темные Боги, Айлон, сделайте же что-нибудь! Я не могу потерять ее еще раз. Только не снова...

0

39

Айлон аккуратно опускал вампиршу на землю, но у самой земли появилось нечто напоминающее гамак висящий в воздухе. Айл повернул голову, видя как его жена заканчивала заклинание. Он молча кивнул Кер и опустил Роксану на магическое ложе, принимаясь творить заклинание, которое светящимися золотыми нитями окружало тело вампирши, и от которых исходило практически солнечное тепло. Заклятие Айлона пало с обоих вампирш.
Айлон был сосредоточен и управлял заклинанием, направляя его, искренне пытаясь помочь, уже однажды умершей девушке.
Кероллон стояла за спиной мужа озабоченно смотря на происходящее, трудно сказать, что ей было жаль эту тварь или сопереживала, скорее она взволнованно смотрела на невестку, боясь, что лишние нервы ей ни к чему.
Золотые нити заклинания опутывали тело, и с каждой минутой отчаяние на лице Айлона читалось все сильнее.
- Мне жаль... - наконец-то тихо проговорил эльф,- Она уже была мертва. Ее мозг и жизнедеятельность поддерживали механизмы. Они дали сбой, они разорвали ее внутренности окончательно. Я не в силах исцелить это.
На лице Айлона читалась скорбь и сочувствие, он знал, какого это, когда теряешь друзей, вот так, и они умирают на твоих руках или на твоих глазах.
- Айлон, прекрати. Ее уже не спасти. - Кер мягко положила руку на плечо мужа.
- Элеонора, чем мы можем тебе помочь? - поднимаясь сказал маг.
Кероллон молча кивнула.
- Куда ее отнести? Возможно ты хочешь построить склеп?
Айлон выдохнул, смотря на жену, которая явно говорила не то, что нужно было для Элеоноры.
- Что? Я правда могу сделать! Красивый! И это не изменяет того, что нам необходимо с ней поговорить.
Сзади раздался хлопок от менелраэта.

http://cs623725.vk.me/v623725500/4794b/Sx89CUMvC-Y.jpg

http://s2.uploads.ru/BaDCU.jpg

+1

40

(будет в дневнике)
Поговорив с Най'Эльвалоном Элиус решил, что не хочет таких же отношений, поэтому немного походив по комнате в общежитии он раэтировал рядом с собственным домом. Да, его жена была не права, но он тоже был не прав, оставлять ее на столь долгое время в одиночестве, тем более с ее чокнутой подругой. Преодолев чувство собственной гордости и еще раз пожаловавшись Нимраугу на свою судьбинушку он перенесся к воротам. Тяжело выдохнув, он почувствовал, что вокруг дома не его охранная аура, и это заставило Элиуса напрячься. Маг сделал пару шагов к охранной системе и почти коснулся ее. Магия была столь же символичной, какую создал и он, но сцепления заклинаний были сильнее, профессиональнее, и узор маги был до боли знакомый, и Эл прекрасно знал, как разрушить этот барьер, какую цепь следует нейтрализовать, ведь он знал силы своего отца.
Заклинание пало, и задаваясь кучей вопросов Элиус поспешил ко входу на территорию. Представшая картина, заставила мага перейти с быстрого шага на бег. Он видел двух лошадей, Элеонору на гране срыва и своих родителей. Он видел свою мать, которая смертельно была обижена на него, и кого он не ожидал увидеть в ближайшие лет двадцать. Все смотрели на чье-то тело, голова была скрыта, но Райденеру-младцему не составило догадаться, кто это, и что скорее всего произошло. Только от чего произошло?
Он вбежал к ним.
- Отец? - он посмотрел на него, спрашивая о случившемся, затем на мать,- Мама. - Кер молча кивнула.
Затем он перевел взгляд на свою супругу, смотреть на нее было слишком больно. Он уже видел ее в подобном состоянии, а сейчас он даже не мог оценить, было ли оно хуже.
Он выдохнул и наклонился к Элеоноре крепко ее обнимая  прижимая к себе. Он не хотел видеть, как страдает его жена, не желал ссориться с ней, и ему было больно и совестно видеть это, и злиться на себя, что его не было рядом.
Но все же к лучшему?
- Как это произошло? - тихо и ласково спросил Элиус в ухо своей ненаглядной.

+1

41

Как только заклинание, удерживающее вампиршу, исчезло, женщина в мгновение ока оказалась рядом с подругой. Замерев и затаив дыхание, она боялась шелохнуться и по неосторожности помешать магам творить свое волшебство. Но чудо не произошло.
Когда золотое сияние погасло, Элеонора непонимающе посмотрела на свекора.
Что? Нет. Не может быть. — Вампирша переводила взгляд с Айлана на Кер и обратно, ожидая дальнейших действий мудрых и опытных эльфов. Все еще не понимая. — Айлон.., — жалобно, умоляюще. Не зная куда деваться, женщина опустила взгляд на подругу, но не выдержав зрелища, вновь обратила свой взор на гостей.
Еще секунда и ужас произошедшего лавиной накрыл Элеонору, стиснул легкие и сухим комом застрял в горле. Ее как будто огрели пыльным мешком. Звуки и чужие голоса отдалились, превращаясь в неразборчивый гул, слышимый где-то на грани сознания. Вернись, вернись ко мне. Рокс, слышишь? Я так люблю тебя.
Тогда зачем нужна ваша хваленая магия? — беззвучно и зло шепнули губы.
Оставьте меня в покое. Исчезните.
Зажмурившись изо всех сил и заткнув руками уши, женщина согнулась над переломанным телом подруги, утыкаясь лбом в неподвижную грудь. Дежавю. Горестный вой рвал изнутри, жег, но у вампирши не было сил, чтобы выплеснуть его из себя. У нее не было сил даже вздохнуть.
Кожей она ощущала липкую от крови ткань, такую же холодную, как и Роксана. А ведь пять минут назад...
Почему? Почему мне так больно?! Ведь они уже проходили через это. В том чертовом лесу. И если бы Рокс могла, она бы сейчас посмеялась вместе с ней над комичностью ситуации: восстать из мертвых, преодолеть степи, и всё, чтобы нелепо умереть на дороге в окружение престарелых эльфов. Если дружба всегда обязана так заканчиваться, то она не хочет больше дружить.
Именно в этот момент женщина поняла, как остро ей не хватает рядом мужа, его поддержки, и как мелочны были все ее обиды. Если бы она была спокойней, если бы он не ушел, если бы...
Эл? — родной запах появился из ниоткуда и женщина почувствовала, как ее приподнимают и бережно обнимают за плечи. Сильнее прижавшись к теплу, вампирша вцепилась пальцами в напряженную спину мужа, как за последнюю соломинку. — Рокс... она... опять-опять-опять, — рыдания бессвязным потоком лились наружу. Как я позволила этому произойти? Дважды. Дважды не смогла уберечь тебя. Боги дали мне еще один шанс, а я...  Объяснить что-либо сейчас, она была не в состоянии.

Постепенно всхлипы стали сходить на нет и Элеонора даже смогла заглянуть в глаза супруга. — Прости... прости меня. — Голос был осипший и надломленный. — Я должна была говорить это чаще: я люблю тебя.Я должна была говорить это вам обоим. Каждую секунду.Никогда больше не смей уходить от меня. Слышишь? — дождавшись реакции на свои слова, вымотанная и опустошенная женщина обернулась к подруге.
Слезы не переставая лились из глаз, но истерика была позади. Собравшись и со всей нежностью поцеловав блондинку в перепачканные черной кровью губы, вампирша на выдохе опустила ей веки. Не прощаясь, женщина шепнула на ухо подруге, используя родной язык вампиров — бладум:
Мы еще встретимся, ман фавори.

.
.
Антонио Лючио Вивальди – Танго смерти

0

42

Все это было неожиданно и непонятно, глупо и ужасно. Кероллон зарычав схватилась за голову, она никак не ожидала подобной драмы, она собиралась поговорить с сыном и его драгоценной вампиршей, а получилось, что она вновь видела смерть, стала свидетелем чего-то странного, и трагедии.
Нет, эльфийку абсолютно не заботила смерть этой Роксаны, ее волновало, что Элеонора переживала, а это могло плохо сказаться на ребенке.
Кероллон заговорила на белдарионе:
- О, Боги, сделайте что-то, уберите тело, дайте ей ромашку, она не должна нервничать! Элиус, уведи жену в дом, что ли, а я тут склеп возведу, или как Вампиры своих хоронят?
Элиус ответил матери на родном языке.
- Мама! Прекрати!
- Просто увидите Элеонору, я сам разберусь! - впервые за все время Айлон повысил голос на жену и сына.
- Элеонора, иди в дом, я обо всем позабочусь, поверь мне. И прости, что не смог помочь. - эльф опустил голову, начиная читать заклинание, заставляя мертвое тело вампирши приподняться над землей.

0

43

Как же было приятно быть рядом с Элей, ощущать ее прикосновения, слышать слова ее любви и ее сожаления. Он знал, что так же был не прав, но это он скажет потом, после всего. Да, где-то в глубине души ему обидно, что она ставит свою подругу и своего мужа на одну ступень, но... Но это же все было объяснимо, и этому Элиус должен был уже радоваться.
- Не уйду, - тихо ответил он, прижимая супругу к себе, -Не посмею.
Давно Райденеру не было так паршиво, он не мог видеть боль Эли, но теперь ему приходилось делать это вновь, и во всем опять была виновата Роксана.
Почему нельзя было просто быть мертвой! Ну или зачем снова нужно было возвращаться в жизнь Элеоноры, особенно сейчас!
Он погладил жену по синим волосам, смотря на своих родителей, точнее на отца, который явно сожалел искреннее всех и явно думал, как правильно поступить, но все изменилось, когда вступила в разговор мать. Да, она говорила на эльфийском, но ее слова были чересчур циничными в данной ситуации, они задели Элиуса, ведь даже сейчас, его мать говорила о Эле, как о чем-то мерзком и бездушном, как об инкубаторе, который вынашивает потомка ее рода.
Мама! Прекрати! - так же на белдарионе ответил Элиус.
На приказ увести Элеонору Элиус отреагировал кивком, несмотря на всю горесть, видеть сейчас труп Роксаны его жене не стоило.
- Отец прав, пойдем в дом. думаю, тебе стоит прилечь. Хорошо, что Вы не успели далеко уйти, я бы с ума сошел...
Он умоляюще посмотрел на супругу, он хотел чтобы время можно было изменить, чтобы он не уходил от нее, и поставить такую магическую защиту, чтобы не одна живая душа не нашла их.

+1

44

Пока эльфы что-то горячо обсуждали, притихшая женщина любовалась умиротворенным бесцветным лицом подруги. Сидя подле нее на коленях, она крепко сжимала маленькую холодную ладонь, а второй рукой ласково гладила бледную щеку. Старая рана в ее душе вновь открылась и теперь болела с новой силой, став еще глубже.
Когда Айлон обратился к ней, Элеонора не сразу это заметила. С небольшой заминкой, она подняла голову и пристально посмотрела мужчине в глаза. Его раскраивание и сопереживание казались искренними, но вампирша не могла простить им, — всемогущим магам, — бесполезность и беспомощность. Только не сейчас.
Прислушавшись к словам мужа, женщина молча кивнула, вверяя заботу о подруге свекру.
Хорошо.
Поднявшись с земли, она отступила на пару шагов, при этом пристально наблюдая за манипуляциями, проводимыми над мертвым телом, но не смогла долго этого выносить. Отвернувшись, женщина виновато сжала плечо мужа и тихо попросила:
Я... я хочу побыть одна. Извини...
Резко развернувшись, Райденер быстрым шагом направилась в сторону дома. Твердо ступая по разбегающемуся из-под ног гравию женщина сильнее натянула рукава рубахи, кутаясь в мягкую ткань, и дрожащими руками обхватила себя за плечи. Элеоноре было невыносимо присутствие других далиров, хотя она и понимала, что поступает эгоистично, отталкивая семью, в той или иной степени желающую действительно помочь и позаботиться о ней.
Дойдя до кованных ворот, женщина не выдержав прислонилась лбом к опорному столбу, не в силах больше сдерживать горькие, жгучие слезы. Огородившись от мира синей стеной волос, вампирша беззвучно рыдала, непроизвольно сжимая металл под руками все крепче.
Вмятины маги выведут без следа — это задача их уровня...

+1

45

Элиус приблизился к Элеоноре, и хоть она желала остаться наедине с собой, эльф не мог ей этого позволить. Райди положил руку на плечо жены и опустил голову. Он не знал, что сказать, и не думал, что надо было что-то говорить.
Кероллон подошла сзади сына и его супруги. Эльфийка редко чувствовала себя неловко, но сейчас, казалось, она испытывала это чувство, хотя по голосу и по ее движениям это сказать было трудно.
Я думала, что наш разговор пройдет в более... приятной и мирной обстановке, но очевидно я ошиблась. - мягче обычного сказала Райденер, тряхнув волосами, цвета вороньего крыла, -Я должна, Вам кое что рассказать, и только после этого, мы удалимся.
Элиус молчал, он будто собой загородил жену от матери, но устремил взор на эльфийку.
Ты далеко не самое лучшее, что я могла бы пожелать своему. - Сказала Кероллон, она хотела протянуть руку, дабы коснуться Элеоноры, но передумала это делать - Я делала все, чтобы он был счастлив, но он сделал свой выбор. Он поклялся тебе в верности у алтаря, и взвалил на себя всю ношу ответственности, а был ли он готов или нет, уже не важно. Он Райденер, а Райденеры всегда держат слово, как и ... Ни один муж не смеет бросать свою жену в беде и особенно, когда она ждет малыша. - Кероллон на мгновение замолчала, и с укором посмотрела на Эла, но после вновь устремила взгляд в спину невестки,- в Бейлине все думают, что Элиус женат на эльфийке, и лучше пусть так и будет. Ибо в опастности не только статус и карьера рода Райденеров, в опасности ваши жизни.
Кероллон замолчала, она опустила голову и отошла от молодой семьи, задумавшись и ... Нервничая?
Неужели вы думали, за за всю долгую историю мира, не нашлось лейара, такого же придурка, как мой сын, который бы не пожелал нарушить правила или не захотел авангарда. Или просто не трахал вампиршу? - Кероллон заговорила на повышенных тонах, практически переходя на крик, в ее голосе появились странные нотки, не привычные для нее. - Были пары, в которых леалины и вампиры, пытались продолжить свой род, и знаешь что? Ни один ребенок так и не родился. Потому что вампиры, как и оборотни, не просто зараза рода человеческого, это магия, это проклятие. - Она замолчала, и продолжила, - Обратившийся маг теряет свою силу, ребенок от вампира и обычного колдуна, скорее просто будет вампиром, реже просто магом с заурядными способностями, но с эльфами не так! Лейары это та же магия, мы эльфы- высшие существа. Магия в нашей крови это жизнь, вампирская сущность ее только усиливает, ибо проклятие кровососов это тоже магия, магия первородных. Ребенок от таких союзов, это будет нечто очень сильное, причем не только магически, но и физически, он будет сильнее лейаров. Он будет легко творить магию, черпая силу из своей сущности, он будет не управляем и мало кто, сможет контролировать такую мощь.
Эльфийка сжала в кулак длинные пальцы. Голос ее становился спокойнее, и печальнее.
Существо, которое ты, Элеонора, носишь под сердцем, это то от чего я не смогу отказаться, это часть меня, часть Айлона и часть моего сына. Это существо по сути своей будет ужасным, и в то же время прекрасным. И будет важно, что в нем, свет или тьма. Мало кто знает о подобном запрете, ибо нормальному лейару не придет в голову спать с вампиром, - она заговорила тихо, отводя взгляд и смотря на землю, покрытую, выжженной солнцем, травой, - но я не хочу, чтобы до Бейлина дошли слухи, - она, заговорила еще тише,- я не хочу снова убивать беременную женщину... или ребенка... - Кероллон прикрыла глаза, - тем более, в которых кровь моего рода.
- Мама? - Элиус ошарашенно посмотрел на свою мать.
- А ты что думал, я не только помогаю Ее Величеству платья надевать. - Кероллон горестно ухмыльнулась,- Видно это из-за меня у тебя тяга к далирам, чьи руки по локоть в крови.
Элиус хотел ответить, но промолчал, он ведь прекрасно понимал, что вряд ли, его жена безгрешна, и даже не спрашивал, сколько жертв на ее совести. Но сейчас осознание, было слишком ярким. Элеонора, наверняка Дарриана, теперь и мать. А Айлон? Нет, он не хотел знать, есть ли кровь на руках отца. Он вообще больше ничего не хотел.
Удивительно, но только вторым пунктом до Элиуса дошло то, что сказала его мать. Его ребенок будет чем-то ужасным, угрожающим и Латиэра, если узнает... Она просто уничтожит всю семью Райденеров. Вырежет, подобно скоту, в этом он не сомневался.
Он не знал и даже не думал, о подобной угрозе.
- Если мы уедим в...
- Она вычищает таких гибридов со всего Ауденвилля, - раздался голос Айлона,- Ей плевать на какой территории появятся угроза. Она много чего делает, чтобы избежать угроз. - в голосе старшего Райденера слышалась ненависть, и он удостоился гневного взгляда жены, которая возможно хотела вступиться, но промолчала, Айлон стойко вынес это. Родители Айлона прекрасно знали друг друга, и Элиус понял, что им было достаточно взглядов, чтобы перекинуться словами и возражениями.
Элеонора, - Айлон указал на холм, где появилось небольшое мраморное строение,- Там, ты сможешь побыть со своей подругой, я закончил ее усыпальницу. И думаю, мы заглянем в другой раз.
Керолл протестующе посмотрела на Айлона, который взял жену за запястье и раэтировал, с сочувствием смотря на своего сына.
Айлон знал, что вопросов может быть много, но для этого разговора уже не время, сейчас Элиуса и Элеонору следовало оставить наедине.

Отредактировано Элиус Райденер (18 Май 2016 15:50:23)

+1

46

Все чего хотела Элеонора — провалиться в пустоту, попасть в изоляцию от света и других далиров, позволить себе чувствовать боль и отдаться ей. Все чего хотела Элеонор — забиться в темную, непроглядную нору и выть, пока не пропадет голос, пока тишина не накроет и не останется вместе с ней безмолвным свидетелем ее мучений. Наверное тоже самое после смерти отца ощущала Мэри, сбежавшая ото всех искать исцеление в одиночестве и саморазрушение.
Перед мокрыми глазами прыгали черные влажные мушки, а в ноздри пробивался тухлый шлейф запахов свежего трупа.
Темный Бог, она же вся измазана ее кровью.
Острый спазм скрутил внутренности и плачущую, содрогающуюся женщину вырвало прямо на ноги коктейлем желчи и завтрака.
Какое унижение.
Сплевывая кислую тягучую слюну, Нора услышала тихие шаги за спиной, ударяющие по мозгам новой порцией отчаяния. То ли муж не услышал ее просьбу, то ли проигнорировал, — сейчас причины тревожили женщину меньше всего, важен был сам факт того, что он последовал за ней.
От ласкового прикосновения, которым супруг хотел лишь утешить, женщина напротив напряглась, ожидая худшего — жалости. До крови закусив губу, она усилием заставила себя проглотить комок рыданий, снова закрываясь в себе. Успокаиваясь. О, она не собиралась и дальше показывать зрителям свою слабость.
Сухой женский голос заставил вздрогнуть.
Отлично. Они тоже были здесь.
Пафосные слова неслись тараном, раз за разом нанося точно отмеренные, сокрушительные удары. Видимо фрейлин ее Величества неплохо обучали искусству словесных дуэлей, а эта высокопоставленная дама и вовсе в совершенстве овладела самыми жалящими приемами.
Ноша. Вампирская шлюха. Зараза. Проклятие. Высшие существа. Кровососы. Ужасное существо. Убийца. — Сколько искреннего, брезгливого презрения.
Оставляя в памяти заруб для каждого, нанесенного со стороны эльфийки оскорбления, Элеонора лишь ниже опускала голову, скрывая злобный оскал. Верхняя губа подрагивала и аккуратные клыки то и дело показывались наружу. Клыки, которыми она рвала глотки невинных жертв, измазанная в собственных жадных слюнях и свежей горячей крови. Клыки, мерзкой твари, поставившей под угрозу честь светлейшей семьи лейаров. Клыки, матери безобразного отродья, которое лучше убить еще в утробе, чтобы не осквернить дивный мир его появлением.
Убирайтесь.
Задыхаясь от ненависти, женщина шипяще выдохнула воздух сквозь стиснутые зубы и хрипло вдохнула ртом. Нос был напрочь забит хлюпающей влагой и смердящим ароматом смерти. Еще один короткий вдох. И еще. Каждый короче другого.
Женщина не могла точно сказать исчезли гости или все еще стоят. Слов Айлона она так же не расслышала. Все силы уходили на то, чтобы оставить остатки завтрака внутри себя.
Черных точек перед глазами становилось все больше и уже невозможно было различить собственные ступни. Стоя по колено во мраке, Элеонора из последних сил хваталась за опорный столб, но негодные пальцы так же предательски ползли вниз.
В следующий момент подкосились ноги и обмякнув женщина рухнула в спасительный обморок.
Но прежде чем ее глаза закатились, а сознание унеслось прочь из жестокой реальности, она успела шепнуть единственное:
Рокс...
.
.
.
The Neighbourhood – Afraid

+1

47

Элиус подхватил жену, не дав ей упасть на горячую землю. Слишком много дерьма. Слишком. Он поднял ее на руки, и с горечью посмотрел на то место, где только недавно стояли его родители. Он попытался отстраниться от всего происходящего, старшие Райденеры были правы в своем посыле думать теперь о малыше, но информацию выдавать вот-так было весьма жестоко. Сколько потребуется времени Латиэре, чтобы что-то прознать он не ведал, и  это мог ему сказать только его отец. И вообще, что его родители скрывали от него? Чего он не знает? Не стоило забывать, что его беременная жена пыталась сбежать от него. Все было крайне деремово для Элиуса, но он был убежден в том, что все будет хорошо, он не ожидал, что все будет идеально, когда женился так спешно. И ведь ему приходиться срочно повзрослеть.
Элеонора лежала на его руках. Ее лицо было выражала безмятежность, и она выглядела такой милой, аккуратной, маленькой и незащищенной, что он был готов простить ей попытку побега, даже то, что она ставила свою подругу выше него, и ведь это было обосновано. Сколько времени она знала Роксану, а сколько его?
Он вернулся, а это было главное, теперь он еще и знал, чего ждать от будущего. Ему действительно приходиться взрослеть в свои двадцать восемь лет, когда большинство его сородичей делают это, в лучшем случае к шестидесяти. Но он сам выбрал этот путь.
Он выдохнул, и пошел в дом, направляясь в спальню. За окном темнело. Это был очень длинный день. Оказавшись в комнате, Элиус аккуратно положил жену на кровать, после чего положил ладонь на ее живот. Сейчас надо было думать о другом, о их будущем, и оберегать Элю от нервов и опасностей. Как отразиться сегодняшний стресс на их ребенке Элиус не желал думать, лишь помолился Дарали и Эльхнэ, чтобы те уберегли его дитя от болезней и помогли ему родиться здоровым.
Он медленно отстранился от Элеоноры и подошел к окну, предстояло много времени провести в архиве.

0


Вы здесь » AydenvillWorld V. Снега Тамунзахара » Степные просторы » Дом Райденеров (19 Дарали / 4 Рохнас 2759)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC